Курс: Учение о душе и метафизике XVIII века - Проблематика рациональной психологии в учении Д. Юма

Проблематика рациональной психологии в учении Д. Юма

Вопрос о природе и сущности души вводит нас в проблематику рациональной психологии. Посмотрим, как Юм относится к традиционным задачам этой науки. Главный вопрос рациональной психологии – проблема бессмертия души. Как уже упоминалось, Юм написал специальную работу на эту тему. Нетрудно догадаться, что общий пафос его сочинения – критический. Юм различает три типа возможной аргументации в пользу бессмертия души: метафизические, моральные и физические доказательства. Ни по отдельности, ни все вместе они, считает Юм, не могут дать достоверности в этом вопросе. Далее приведены эти доводы и юмовские возражения более подробно.

Метафизические доказательства.

Они исходят из того, что “душа нематериальна, и невозможно, чтобы мышление принадлежало материальной субстанции”. На основании этого можно было бы сделать вывод, что разрушение тела не приводит к смерти души. На это Юм отвечает, что, во-первых, согласно “истинной метафизике”, понятие о субстанции смутно, во-вторых, что мы не можем a priori судить, может ли материя быть причиной мышления, или нет.

Но даже если единая духовная субстанция существует, то она скорее всего представляет из себя некую духовную материю, принимающую в зависимости от ситуации ту или иную форму. Смена форм приводит к утрате “сознания или системы мыслей”, т.е. личности, и о бессмертии в таком случае говорить невозможно.

Еще один контраргумент Юма связан с нашими представлениями о животных. Они тоже чувствуют, мыслят, “и даже рассуждают”. Различие между человеческими и животными душами мыслится Юмом исключительно с количественной точки зрения: мы способны осуществлять более длинные рассуждения, замечать более тонкие различия и т.п.

Интеллектуальные же различия между людьми состоят в разнице:

1) “внимания, памяти и наблюдательности”,

2) широте ума,

3) способности вывести более длинный ряд следствий,

4) способности долго думать, “не смешивая мыслей” (в этом плане его взгляды мало отличаются от воззрений вольфовской школы). Следует ли поэтому предполагать, что их души тоже бессмертны? Это кажется абсурдным.

Относительно метафизических доказательств, приводимых Юмом, следует отметить, что он не упоминает ни одного из знаменитых доводов в пользу бессмертия души, известных со времен Платона, резко упрощая себе задачу их критики.

Моральные аргументы чаще всего “выводятся из справедливости Бога, который, как предполагается, заинтересован в будущем наказании тех, кто порочен и вознаграждении тех, кто добродетелен” Бессмертие души требуется для того, чтобы получить заслуженное в этой жизни. Первое и весьма сильное возражение Юма состоит в том, что переходя от мира к Богу (по мнению Юма, это единственный в принципе возможный способ познания бытия высшего существа), мы можем приписывать Богу лишь те свойства, которые обнаруживаются в мире. Однако справедливости как раз в нем и не обнаруживается (иначе не потребовалось бы допущения посмертного воздаяния). Кроме того, Богу нельзя приписывать человеческие качества, даже такие как справедливость.

Другое возражение Юма состоит в том, что подобные аргументы в любом случае не могут доказать бессмертие души. Действительно, заслуги и проступки всегда конечны. Таковым же должно быть и воздаяние. Любопытен еще один юмовский контраргумент. Он уверен, что если бы посмертная жизнь существовала, человек не мог бы так беззаботно относиться к ней. Наблюдение же показывает, что люди сосредоточены только на посюсторонних целях. В природе ничего не бывает напрасно. И это свидетельствует о том, что посмертной жизни не существует.

Интересно, что в совершенно аналогичной мыслительной ситуации примерно в то же самое время И. Кант делал прямо противоположные выводы. Кант был уверен, что интерес людей к умозрительным темам, таким как вопросы о начале мира, о смысле жизни и т.п., не имеет никакой цели в этой жизни, а поскольку природа ничего не делает напрасно, то этот интерес является предвосхищением нашего будущего интеллектуального существования.

Юм, однако, словно предчувствуя это возражение, добавляет, что разум с его проблемами имеет четко определенную практическую направленность (правда, это возражение весьма спорно; ясно, к тому же, что предел совершенствования за короткий жизненный срок недостижим, так что кажется, что без бессмертия целесообразность природы все равно нарушается).

На сколько человек в этом смысле превосходит животных, продолжает Юм, на столько же больше его потребности, так что равновесие сохраняется. Это значит, что коль скоро мы лишаем животных бессмертия, мы должны отнять его и у людей. Еще один момент, связанный с вопросом о воздаянии. Разделение на рай и ад предполагает деление всех людей на добрых и злых. Но Юм считает, что в мире нет крайностей. Люди, чаще всего, и плохи, и хороши одновременно. Заметим, правда, что это не очень точное рассуждение, так как все равно можно говорить о перевесе доброго над злым, или наоборот, в том или ином человеке и т.п.

Юм подчеркивает, что аргументы физических доказательств основаны на “аналогии природы”, и что они должны были быть единственными, которые могли бы претендовать на убедительность. Но они также не достигают цели и свидетельствуют скорее об обратном. Душа и тело тесно связаны друг с другом. Изменение тела приводит к соответствующему изменению души. Скажем, когда тело слабеет, душа также утрачивает активность и т.п. По аналогии можно заключить, что разрушение тела должно приводить к прекращению существования души. Юм опять вспоминает о животных. Тела животных сходны с человеческими. Сходными должны быть и судьбы их душ. Единственная теория, говорит Юм, которая “заслуживает внимания”, есть теория метемпсихоза.

Другой довод: в природе все меняется, возникает и уничтожается. Удивительно, если бы эти всеобщие законы не затрагивали душу. Страх перед смертью Юм объясняет чисто биологически. Если бы его не было, человеческий род не смог бы сохраниться.

Итог “популярного” обсуждения Юмом проблемы бессмертия души таков. Единственное, как полагает Юм, на что можно уповать при вере в бессмертие, – это Откровение. Эту веру не надо замутнять ложными умствованиями. Кстати, Юм не раз подчеркивал (к примеру, в “Письме джентльмена”, в “Диалогах о естественной религии” и т.д.), что ограничение притязаний разума может способствовать истинной вере. Считал ли он сам так или нет, остается не вполне ясным. Но факт, что, скажем, в Германии его воспринимали именно таким образом.

Загадочный немецкий мыслитель И. Гаман, переводя юмовские работы (он перевел на немецкий “Диалоги о естественной религии”, а также итоговую “меланхолическую” главу первой книги “Трактата”), писал, что делает это именно с целью замены ложного религиозного знания непосредст-венным отношением к Богу, так как работы Юма оказывают в этом деле существенную помощь.

Обсуждая “физическую” часть юмовского опровержения, мы затронули тему соответствия душевных и телесных изменений. Как мы знаем из вольфовской психологии, эта проблема может трактоваться как в эмпирическом, так и в рациональном учении о душе. В упомянутом фрагменте эссе “О бессмертии души” Юм просто констатирует это соответствие, оставаясь тем самым в рамках эмпирической психологии. В “Трактате”, однако, он пытается объяснить соответствие между душой и телом. Юм предлагает весьма оригинальное решение в свете традиционных подходов второй половины XVII–XVIII веков.

Почему, спрашивает он, мы сомневаемся в том, что телесные изменения могут быть причиной перцепций, душевные – телесных действий? Из-за явной неоднородности души и тела. Но Юм уверен, что это ложное основание: “Очень немногие оказались в состоянии устоять перед кажущейся очевидностью этого аргумента, а между тем нет ничего легче, как опровергнуть его”.

Причина и действие не обязаны быть однородными. Более того, дав точное определение причины как такого события, появление которого всегда влечет за собой другое событие, и взглянув на отношение души к телу, мы можем вполне определенно сказать, что волевые акты души являются причинами телесных изменений, равно как телесные движения – перцепций души: “посредством сравнения соответствующих идей мы убеждаемся, что мышление и движение отличны друг от друга, из опыта же узнаем, что они постоянно связаны друг с другом; но поскольку этим исчерпываются все обстоятельства, которые входят в идею причины и действия, то мы, несомненно, можем заключить, что движение может быть и действительно является причиной мышления и восприятия”.

Тем самым Юм по существу объявляет старый метафизический вопрос о взаимодействии души и тела псевдопроблемой. Впрочем, его решение мало отличается от декартового видения данного вопроса. Кстати, и Кант разрешал его в том же духе.

А как Юм относится к важнейшей задаче рациональной психологии – редукции душевных сил к общим основаниям? Мы знаем, что Юм признает важность психологических редукций. Осуществление этих редукций возможно с помощью феноменологических доказательств. Их исходным пунктом являются установки обыденного опыта.

Вот конкретные примеры, каким способом Юм достигает поставленных целей.

Юм не раз повторял, что философия должна заниматься обыденной жизнью и прояснять образ наших когнитивных и волевых действий. Самым что ни на есть типичным видом когнитивного действия являются эмпирические умозаключения, когда мы выходим за пределы непосредственно данного в чувствах. Этот “выход” необходим для осуществления даже самых элементарных практических актов. Чтобы действовать, мы должны быть уверены, что, скажем, одно наше действие приведет к одним результатам, другое – к другим и т.д. Однако вся эта информация не содержится во впечатлениях настоящего момента. Мы домысливаем будущее “поведение” вещей.



Индекс материала
Курс: Учение о душе и метафизике XVIII века
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Представители немецкой философии: Декарт, Фихте, Кант, Вольф
Влияние разработок британских и французских мыслителей на психологические идеи немецких философов
Обоснование выбора авторов психологических учений XVIII века
ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ФИЛОСОФСКОГО УЧЕНИЯ О ДУШЕ
Психологические “наработки” Декарта
Основные свойства души по Декарту
Другие взгляды о душе философов, споры с Декартом
Идеи Декарта о всесовершенном существе и о множественности способностей души
Трактовка Декартом взаимоотношения души и тела
Философия Дж. Локка о душе
Классификация идей по Дж. Локку. Сходство и различия во взглядах Локка и Декарта
Метафизические взгляды Лейбница
Основы философии Х. Вольфа
Структура философии Х. Вольфа
Соотношения эмпирической и рациональной психологии
Познавательные свойства души
Взаимоотношения души и тела
Чувственная природа человека
Редукция способностей души
Сила души — в способности представления мира
Обоснование возможности взаимодействия души и тела
Д. Юм и его роль в истории философской психологии
Скептицизм Д. Юма и правильная его трактовка
“Наука о человеке” Д. Юма
Задачи “науки о человеческой природе”и возможности их решения
Проблематика рациональной психологии в учении Д. Юма
«Моральная достоверность» по Юму
Некоторые итоги учения Юма о познавательных способностях человека
Место И. Тетенса в развитии философских учений о душе
Анализ достоинств британской и немецкой философии, их влияние на идеи И. Тетенса
Идея Тетенса о возможности гипотетического исследования сущности души
Всеобщая психологии и антропология Тетенса.
Редукционистская программа учения Тетенса о душе
Типы мыслительных отношений между идеями
Познание человеком своего Я
Редукция способностей души
Проблемы “материальных” и “интеллектуальных” идей в человеке
Значение идей Тетенса для последующего развития философии о душе
Эволюция взглядов Канта: два основных периода в их развитии
Докритический период в метафизике Канта
Исследование вопроса о материальности души в докритическом периоде
Анализ кантовских лекций по эмпирической и рациональной психологии
Место психологии в системе наук (по Канту)
Эмпирическая психология в понимании Канта
Анализ способностей души
Способность суждения
Трактовка чувствующего аспекта душевной жизни
Практические способности души
Сущность и перспективы рациональной психологии
«Опровержение» Кантом идеализма
Основные итоги учения Канта о душе
Результаты развития учения о душе в XVIII веке и перспективы его развития в современной философии
Все страницы