Курс: Теория общественного выбора - Институциональная экономическая теория

Институциональная экономическая теория

Институционализм как особое течение сложился еще в начале ХХ в., но долгое время находился на периферии экономической мысли. Объяснение движения экономических благ лишь институциональными факторами не находило большого числа сторонников. Отчасти это было связано с неопределенностью самого понятия «институт», которое исследователями трактовалось по-разному: как обычаи, государство, корпорации и т.д. Под институтами понимались прежде всего социально-психологические явления жизни и деятельности людей, опирающиеся на сложившиеся привычки и закрепленные в обычном праве. Отчасти – с тем, что институционалисты пытались применить к экономике методы других общественных наук: права, социологии, психологии, политологии и т.д. В результате они утрачивали способность говорить на едином языке экономической науки, каким считался язык графиков и формул. Были, конечно, и другие объективные причины, по которым институционализм оказался невостребованным современниками.

Положение коренным образом изменилось в 1960–1970-е гг. В центре внимания исследователей оказались уже не обычаи, а социальные институты, которые обусловливали поведение людей в стандартных ситуациях. Такой подход иначе расставлял акценты. Становилось возможным изучать постоянно повторяющиеся (воспроизводящиеся в обществе) процессы, что открывало путь к установлению объективных закономерностей (их формализации и отражению в экономико-математических моделях). Институты в такой трактовке выступали как средства достижения индивидуалистических («эгоистических») целей.

Чтобы понять, почему в этом случае мы говорим о движении экономической науки вперед, достаточно провести хотя бы беглое сравнение старого и нового институционализма. Между «старыми» институционалистами (Т. Веблен, Дж. Коммонс, Дж. К. Гэлбрейт) и неоинститу-ционалистами (Р. Коуз, У.К. Митчелл, Дж. Бьюкенен, Х. Демсец, М. Олсон, Р. Познер) есть по крайней мере три коренных различия.

Во-первых, «старые» институционалисты (например Дж. Коммонс в «Правовых основах капитализма») шли к экономике от права и политики, пытаясь изучать проблемы современной экономической теории методами других наук об обществе. Неоинституционалисты идут прямо противоположным путем – изучают политологические и правовые проблемы методами неоклассической экономической теории и прежде всего с применением аппарата современной микроэкономики и теории игр.

Во-вторых, традиционный институционализм основывался главным образом на индуктивном методе, стремился идти от частных случаев к обобщениям, в результате чего общая институциональная теория так и не сложилась. Неоинституционализм выбрал дедуктивный путь – от общих принципов неоклассической экономической теории к объяснению конкретных явлений общественной жизни.

В-третьих, старый институционализм как течение радикальной экономической мысли обращал преимущественное внимание на действия коллективов (главным образом, профсоюзов и правительства), защищающих интересы индивида. Неоинституционализм ставит во главу угла независимого индивида, который по своей воле и в соответствии со своими интересами решает, членом каких коллективов ему следует быть.

В конце XX в. складывается новая институциональная теория (Д. Норт, Дж. М. Ходжсон и др.). В центре ее внимания оказываются уже «правила игры», на которых базируются социальные институты. Правила игры рассматриваются отдельно и от экономических агентов, и от организаций. Если раньше институты воспринимались экзогенно, как нечто внешнее по отношению к экономике (причем экономические институты исследовались отдельно от политических), то в современной политической экономии они анализируются как части единой структуры, в рамках и посредством которой выстраиваются отношения между людьми. Экономика и политика в теории общественного выбора выступают как взаимные предпосылки, взаимодействуют друг с другом, постоянно переходят одна в другую.

Новый политико-экономический подход рассматривает не только экономические основы поведения в политическом процессе, но и политические методы вмешательства в рыночную экономику. В последние десятилетия наблюдается рост интереса к институциональным исследованиям. С одной стороны, это связано с попыткой преодолеть ограниченность ряда предпосылок, характерных для ортодоксальной экономической теории (economics) (аксиомы полной рациональности, абсолютной информированности, совершенной конкуренции, установления равновесия лишь посредством ценового механизма и др.), и рассмотреть современные экономические, социальные и политические процессы комплексно и всесторонне. С другой стороны — с попыткой проанализировать явления, которые возникли в эпоху НТР и применение к которым традиционных методов исследования не дает желаемого результата.

Эта общемировая тенденция роста интереса к институционализму не обошла стороной и Россию. Отечественная литература по-старому институционализму и даже по неоинституционализму уже довольно обширна, хотя и мало доступна широкому кругу читателей. В России переведены некоторые концептуальные работы зарубежных институционалистов.

Единая классификация институциональных теорий до сих пор так и не сложилась. Сохраняется дуализм старого институционализма и неоинституциональных теорий. Оба направления современного институционализма сформировались либо на основе неоклассической теории, либо под существенным ее влиянием (рис. 1). Так, неоинституционализм развивался, расширяя и дополняя магистральное направление экономической науки, что получило название экономического империализма. Вторгаясь в сферу других наук об обществе (права, социологии, психологии, политики и др.), эта школа использовала традиционные микроэкономические методы анализа, пытаясь исследовать все общественные отношения с позиции рационально мыслящего экономического человека. Поэтому любые отношения между людьми здесь рассматривались сквозь призму взаимовыгодного обмена. Такой подход называют контрактной (договорной) парадигмой.

 

Рис. 1. Классификация институциональных концепций

В рамках первого направления (неоинституциональная экономика) институциональный подход лишь расширил и модифицировал традиционную неоклассику, оставаясь в ее пределах и снимая лишь некоторые наиболее нереалистические предпосылки (аксиомы полной рациональности, абсолютной информированности, совершенной конкуренции, установление равновесия лишь посредством ценового механизма и др.). Второе направление (новая институциональная экономика) в гораздо большей степени опиралось на старый институционализм (нередко весьма левого толка).

Если первое направление в конечном счете укрепляет и расширяет неоклассическую парадигму, подчиняя ей все новые и новые сферы исследования (семейные отношения, этика, политическая жизнь, межрасовые отношения, преступность, историческое развитие общества и др.), то второе направление приходит к отрицанию неоклассики, рождая институциональную экономику, оппозиционную к неоклассическому мейнстриму. Новая институциональная экономика отвергает методы маржинального и равновесного анализа, беря на вооружение эволюционно-социологические методы. (Речь идет о таких направлениях, как концепции конвергенции постиндустриального, постэкономического общества, экономика глобальных проблем). Поэтому представители данных школ выбирают сферы анализа, выходящие за пределы рыночного хозяйства (проблемы творческого труда, преодоления частной собственности, ликвидации эксплуатации и т.д.). Относительно обособленно в рамках данного направления стоит лишь французская экономика соглашений, пытающаяся подвести новую основу под неоинституциональную экономику и прежде всего под ее контрактную парадигму. Этой основой, с точки зрения представителей экономики соглашений, являются нормы.

Контрактная парадигма первого направления может реализовываться как через институциональную среду (выбор социальных, юридических и политических правил игры), т.е. извне, так и через отношения, лежащие в основе организаций, т.е. изнутри. В рамках этого направления теория прав собственности изучает институциональную среду деятельности экономических организаций в частном секторе экономики, а теория общественного выбора — институциональную среду деятельности индивидов и организаций в общественном секторе. Теория агентов (взаимоотношений «принципал — агент») концентрирует внимание на предварительных предпосылках (побудительных мотивах) контрактов (ex ante), а теория трансакционных издержек — на уже реализованных согла­шениях (ex post), порождающих различные управленческие структуры. Конечно, различия между теориями довольно относительны, и часто можно наблюдать, как один и тот же ученый работает в разных областях неоинституционализма. Особенно это касается таких конкретных направлений, как право и экономика (экономика права), экономика организаций, новая экономическая история и др.

Между американским и западноевропейским институционализмом существуют довольно глубокие различия. Американские традиции развития экономической теории в целом далеко опережают европейские, однако в сфере институциональных исследований европейцы оказались сильными конкурентами своих заокеанских коллег. Эти различия можно объяснить разницей национально-культурных традиций. Для американского исследователя типичен подход с позиций абстрактного рационального индивида. Напротив, Западная Европа, колыбель современной культуры, принципиально отвергает крайнее противопоставление индивида и общества, сведение межличностных отношений только к рыночным сделкам. Поэтому американцы часто сильнее в использовании математического аппарата, но слабее в понимании роли традиций, культурных норм, ментальных стереотипов и т.д. — всего того, что как раз и составляет сильную сторону нового институционализма. Если представители американского неоинституционализма рассматривают нормы прежде всего как результат выбора, то французские неоинституционалисты — как предпосылку рационального поведения. Рациональность поэтому также раскрывается как норма поведения.



Индекс материала
Курс: Теория общественного выбора
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
ТЕМАТИЧЕСКИЙ ОБЗОР
Институциональная экономическая теория
Экономические институты
Институциональные изменения
Рациональность
Школы теории рационального выбора
Новая политическая экономия: предпосылки анализа
Методологический индивидуализм
Концепция экономического человека
Политика как обмен
Развитие предпосылок
Неполнота информации
Ограниченная рациональность
Оппортунистическое поведение участников
Основные проблемы
Особенности эмпирического анализа
Литература по теории общественного выбора
Общественные потребности, ресурсы и основные стадии общественного выбора
Общественные потребности
Общественные блага
Ресурсы государства — налоги
Альтернативные издержки производства общественных благ
Общественный выбор
Договорные основы общественного выбора
Конституционный выбор
Постконституционный выбор
Политический процесс
Избиратели
Политики
Государственные служащие (бюрократы)
Политико-экономический кругооборот
Политический процесс: изменения и развитие
Демократия как демократическое правительство и как демократическое общество
Современные политические системы
Все страницы