Курс: Общество и власть в 1994-1999 гг - Тенденции развития политической культуры в 1990-е гг.

Тенденции развития политической культуры в 1990-е гг.

Культурная жизнь страны во второй половине 90-х годов представляла собой сложное и противоречивое явление. С одной стороны, в ее сфере действовала разрушительная тенденция, обусловленная неудачным этапом радикальных реформ, с другой – существовала, но пока слабо проявлялась тенденция к созиданию, возрождению и развитию новых организационных форм художественного творчества и ряд других, забытых исторических и культурных традиций.

Первая тенденция нашла свое воплощение в углублении кризисного состояния сферы культуры, что было во многом обусловлено отсутствием ее должного финансирования, сокращением государственной поддержки науки, образования, культуры и искусства. В результате произошло падение престижа и социального статуса работников умственного труда. Большие трудности переживала фундаментальная наука, вынужденная отступить с достигнутых рубежей, наблюдался отток из России высококвалифицированных кадров. Многие научные разработки не могли быть внедрены в производство, в духовной жизни накапливались негативные явления. Сложным оставалось положение в других сферах культуры, вынужденным приспосабливаться к противоречивым процессам становления рыночных отношений. Это касалось здравоохранения, просвещения, образования, уровень которого является важным критерием социальной стратификации, одним из главных каналов вертикальной мобильности общества. Мобильность общества - изменение индивидами или группами лиц места, занимаемого в социальной структуре, перемещение из одного социального слоя в другой. Различают вертикальную и горизонтальную социальную мобильность. Но если в советский период получение высшего образования было доступно для широких слоев населения, то в годы ельцинского правления большинство граждан не могло позволить себе платное высшее образование для своих детей, такие возможности уменьшались, хотя образование в условиях становления рыночной экономики и новой политической системы становилось все более функционально важным.

Беспокойство в обществе вызывали отсутствие продуманной и последовательной системы воспитания молодежи, снижение государственной поддержки науки и образования, их коммерциализация, разлагающее влияние низкопробных западных сериалов, кинобоевиков, рекламы и т.д.

С крушением монополии КПСС на власть и коммунистическую идеологию старые политические нормы и ценности, вошедшие в массовое сознание и поведение россиян, были дискредитированы. Так, детские, юношеские и молодежные организации переживали экономический и идеологический кризис, они не имели возможности предметно, эффективно заниматься проблемами воспитания. Аналогичная ситуация складывалась и со многими другими институтами политической социализации.

Другая трудность на пути формирования новой демократической политической культуры заключалась в том, что общество оказалось в состоянии анемии. Прежние стереотипы и система ценностей, сформированные советским режимом, хотя и были, как отмечалось, дискредитированы, но, во-первых, на них еще ориентировалась значительная часть населения; во-вторых, они во многом отторгали новые ценности и нормы, порождая психологический дискомфорт у части граждан; в-третьих, и это важно подчеркнуть, само общество оказалось не готово «переварить» и усвоить «новое западничество», либеральные ценности и привыкнуть к новым стандартам жизни еще и потому, что декларация демократических ценностей осуществлялась в условиях постоянного падения уровня жизни большинства населения. Западничество - направление русской общественной мысли и политической идеологии, ориентированное на европейские ценности и отрицающее идею особой самобытности, своеобразия и уникальности исторических судеб России. В результате росла зависимость политических представлений, норм, ценностей и стандартов политического поведения от материального положения конкретных субъектов-носителей политической культуры. Оказавшись в условиях деформированного, «криминального рынка», часть населения отторгала либеральные ценности, вновь востребованными оказались, в первую очередь, ценности социальной защищенности, справедливости, равенства и другие. Отсюда – надежда граждан на «сильную власть» и «сильное государство», способное обеспечить наведение порядка и удовлетворить их материальные условия. Однако спасения от власти не дождались. Граждане все больше разочаровывались в ней, в политической элите, принадлежавшей к разным ветвям власти, к политическим партиям разных зон политического спектра. Августовский кризис 1998 г. не изменил, а только укрепил эту тенденцию. Большинство россиян пришло к однозначному выводу: если им удалось выжить и добиться чего-то в этой жизни, то только благодаря собственным усилиям. Так, общественное сознание, приспосабливаясь к новым условиям, претерпело очередную коренную ломку. Все это способствовало, с одной стороны, формированию конфронтационного подхода в утверждении преобладания того или иного типа политических ориентаций, а с другой – преодолению чувства растерянности, неустроенности, которые владели обществом до победы Б. Ельцина на президентских выборах 1996 г., когда стало ясно, что поворота назад не будет. Попытки найти выход из данного противоречия либерализации в России путем синтеза норм и ценностей, в том числе преобладавших в реально существовавшем массовом сознании и поведении, не привели к ожидаемому результату. К тому же, политика гражданского согласия, провозглашенная Президентом РФ, как отмечалось, провалилась, так и не став основой для консолидации всех конструктивных политических сил, всего общества.

Отметим еще одну трудность на пути формирования демократической либеральной идеологии. Общество не только было анемично, но и оказалось, как отмечалось, не готовым «переварить» и усвоить «новое западничество», в нем не достигли согласия, и долгое время было неясным, «что составляет цель воспитания». В этой связи предстояло ответить на вопросы: какие ценности могут заменить прежние, что будет представлять новая система различного воспитания, на основе каких идей возможно достижение общественного согласия, консенсус общества, как и на какой основе в новых условиях будет осуществляться процесс вхождения граждан в политику, будет ли власть навязывать «свои» ценности или выбор ценностей и идеалов должен быть свободным и независимым от вмешательства и влияния власти.

Серьезной проблемой было отсутствие в России развитого гражданского общества, отработанной системы новой политической социализации, способной заменить прежнюю. Институты же публичной власти слабо влияли на воспитательный процесс.

Казалось бы, что в этих условиях важную роль должны были сыграть политические партии и средства массовой информации, концентрировавшие в своих руках большие возможности по формированию новых политических предпочтений граждан, внедрению в массовое сознание и поведение демократических норм и ценностей. Но, как отмечалось, партийная система находилась в стадии становления, сами партии, за редким исключением, не являлись партиями в строгом смысле словами, они были больше заняты «обслуживанием» своих групповых интересов, чем проблемами политической социализации и изменением ее качественных параметров. Поэтому партии не могли в полной мере выполнить те политические функции, которые призваны осуществлять.

Что же касается СМИ, то и они в условиях деформированности рынка не смогли качественно выполнять сложную задачу по трансляции новых ценностей и целей во внутреннюю структуру личности, формированию ответственного субъекта российской политики. К тому же со страниц периодических изданий не сходили определения и характеристики, которые отражали такие негативные явления общественной жизни, как беспредел, безвластие, беззаконие. На этой основе вопреки провозглашенным целям относительно неуклонного повышения благосостояния граждан, которые на начальном этапе обеспечивали постсоветскому режиму поддержку, росла политическая апатия, отчуждение, неверие во властные структуры. Примерно свыше 50% взрослого населения, по данным одного из опросов общественного мнения, проведенного в 1996 г., не доверяли ни одному из общественных институтов, а за продолжение рыночных реформ выступали около 20% опрошенных. Самые низкие оценки по критерию доверия к власти имели такие ее важнейшие институты, как Совет Федерации, Правительство, Государственная Дума, Президент. Около 60% населения страны в представителях власти, в любых претендентах на нее вообще не видели выразителей своих интересов. Но, несмотря на условность этих и других показателей и низкие оценки различных властных структур, в своем большинстве граждане России надежды на улучшение своего материального положения связывали с государством. Именно от него, как отмечалось, они ждали помощи и содействия в решении своих социальных проблем.

Вместе с тем в противовес этим негативным явлениям в общественной жизни постепенно возникала новая социальная динамика. Хотя многие процессы культурного развития не были завершены, появлялись новые импульсы для развития культуры, расширения сферы художественного творчества, политического участия граждан. С ростом международных политических и экономических связей России ширились ее контакты с европейскими странами, предпринимались активные действия по развитию культурных связей, проведению художественных выставок, музыкальных, теле- и кинофестивалей и т.д. Положительным явлением и фактором культурного развития стало использование новейших информационных технологий и ряда других. В условиях расширявшейся свободы, демократии и становления «нормальных» рыночных отношений изменились формы выражения, способы формирования и содержание политической культуры, что нашло выражение, в частности, в развитии творческих начал граждан, их склонности к социальной и политической активности, формированию групп по интересам и т.д. Как видим, политическая культура в России как часть общей культуры, духовной культуры народа, вбирая в себя демократические элементы старой культуры и преодолевая ее тоталитарные стороны, испытывала на себе противоречивое воздействие различных тенденций. Одна из них проявлялась в демократизации на базе новых общественных отношений, расширяющей все усиливавшуюся потребность в политическом развитии граждан, в их активном включении в политику и росте самосознания. Эта тенденция находила наиболее отчетливое отражение в демократизации, прежде всего самой политической системы в целом. Противоположная тенденция была направлена к развитию разных форм отчуждения человека от политики и власти вообще. В условиях падения жизненного уровня и крушения прежних идеалов она проявлялась в апатии граждан, неверии в официальную политику, абсентизме, в падении поддержки социально-политических институтов, в том числе, политических партий.

Подводя итог, можно сказать, что наиболее важными особенностями российской политической культуры, рассматриваемой через призму устойчивых установок, ценностей и стандартов политического поведения россиян в 1990-х гг., являлись следующие. В условиях экономических и политических преобразований характерной особенностью политической культуры в России являлось наличие в ней черт переходности. На характер политической культуры, массовое сознание и поведение россиян оказал влияние сам процесс перехода общества к демократии и рыночным отношениям. В ней, с одной стороны, сохранились некоторые прежние нормы и ценности, а с другой – появились и начали функционировать новые, общепринятые демократические.

Подобно другим странам, переживавшим состояние переходности, процесс становления демократической политической культуры, не завершенный в своей основе, приобретал новые черты и проблемы: во-первых, он изначально характеризовался размытостью прежних политических ценностей и норм, во-вторых, его отличительной особенностью была слабость консолидирующих основ общественной жизни, несовместимость политических субкультур, партий и движений, что делало особенно актуальной проблему достижения консенсуса в обществе на базе согласованных норм; в-третьих, задачи предстояло решать в области политической социализации и создания ее новой системы; в-четвертых, поскольку партийная система находилась в самом начале своего становления, и, следовательно, отсутствовала равновесная устойчивая система, как это имеет место в странах западной демократии с богатым опытом политического плюрализма, то проблемы партийного строительства приобретали особую актуальность. В России проблему создания равновесной устойчивой системы власти попытались решить, как отмечалось, административным способом путем создания системы из двух партий (без крайних «левых» и крайних «правых»), которые смогли бы включить в себя большую часть политически активного населения и расширить тем самым социальную базу правящего режима, обеспечив последнему необходимую политическую поддержку. Но эта попытка тогда не увенчалась успехом.

По степени ориентации граждан на участие в политической жизни в России, характеризующей сознание и поведение основной массы россиян, выделялся подданнический тип политических ориентаций. Носителей этого типа культуры отличали отсутствие активной гражданской позиции, невысокий уровень индивидуальной активности, ориентация на государство как политический институт, способный решить жизненно важные проблемы граждан. Перманентные волны социальных ожиданий и разочарований, новые стандарты жизни, к которым должны были привыкать россияне, оказывали все большее влияние на формирование наиболее типичных образцов и правил политического поведения, на процесс взаимодействия власти, общества и граждан. Устойчивые политические ориентации подданнического типа большинства населения страны, с которыми непредвиденно столкнулся постсоветский режим, тормозили процесс осуществления преобразований в России, который с самого начала приобрел конфликтный характер. Прежняя система ценностей пришла в резкое несоответствие с провозглашенными целями и реформами. Происходила деформация представлений россиян об общественном благе, равенстве, справедливости самой власти. Социально-экономический кризис и рост недовольства многих слоев общества придавали конфликтности новые качества: непримиримость, насилие, порой агрессивность. В условиях, когда большинство населения имели доходы ниже среднего уровня, развивалось не стремление граждан к активному политическому участию и взаимодействию с властью, а ориентация на свои непосредственные интересы, тяга к разрешению социальных проблем и улучшению материального благосостояния. И хотя часть российского общества была близка к позициям гражданской политической культуры и своим политическим поведением выражала и защищала интересы правящего политического режима, однако в целом в России все же превалировал подданнический тип политической культуры советского образца.

Отличительной чертой политической культуры был синтез разнородных политических норм, ценностей, установок и существенно различавшихся по форме и содержанию стандартов политического поведения, что было связано также с состоянием переходности общества. На этой основе в части российского общества происходила ценностная переориентация, появлялись новые модернизированные идеи либерально-демократической модели культуры, необходимые демократическому развитию. И именно эта часть общества оказывала социокультурную поддержку демократическим преобразованиям. Но, как показывает опыт высокоразвитых демократических стран, во-первых, «перенос» передовых идей, способных привиться в массовом сознании и политическом поведении, на новую почву не должен быть искусственным; во-вторых, не менее актуальным является учет менталитета граждан, элементов и наиболее существенных ценностей, присущих национально-традиционалистской политической культуре; в-третьих, политическая культура как компонент политической системы должна быть ориентирована на режим политического процесса, выводивший систему за рамки сложившихся взаимоотношений граждан и институтов власти. Речь идет об обеспечении протекания политического процесса в режиме развития, а не упадка и распада, как это имело место в годы перестройки; в-четвертых, необходима разработка и внедрение в общество общих принципов согласия, компромисса, диалога, получение конкретных результатов реформ; в-пятых, принципиально важно способствовать становлению среднего класса, ибо опыт подтверждает, что чаще всего стабильно и разумно поведение именно этого класса при уровне распространенности развитой модели политической культуры (культуры участия) от 60% и выше. Это означает, что средний класс должен стать опорой формирующегося гражданского общества, социальной основой политической стабильности; большинство населения должно быть активно вовлечено в политическую жизнь и оказывать влияние на все стадии политического процесса. Такие проблемы России еще предстояло решить.

Характерной особенностью политической культуры являлся ее конфликтно-фрагментарный характер, отсутствие фундаментальных общеприемлемых для общества норм и ценностей, установок и стандартов политического поведения. В России превалировала не политическая культура согласия, а конфликтная политическая культура, построенная на коллизии различных субкультур, на противоборствующих под воздействием радикальных реформ тенденциях, прежде всего, в социальной сфере. Фрагментарность политической культуры, подтверждающая состояние переходности общества, находила выражение в отсутствии согласия и наличии непримиримых позиций в вопросах стратегии развития, взаимодействия власти и общества, сложившейся системе социального неравенства (по уровню дохода, образования, престижа профессий, властных полномочий). Прежняя политическая культура плохо коррелировалась с теми изменениями в экономической и политической системах, которые происходили в начале и середине 1990-х гг. Но после 1993 г. уже не было массовых радикальных протестов, факторы, подпитывавшие конфликтность, для которой имелись все основания, стали ослабевать. В контексте с этим происходило неизбежное изменение содержательного характера политических установок и политического поведения граждан. В массовом сознании последних все активнее входили новые политические ценности, набирали силу субкультуры, ориентированные на либеральные ценности и установки, что и подтвердили очередные президентские и думские выборы.

Еще одной существенной чертой политической культуры в России является наличие этатизма. Политическая культура в России демонстрировала главенствующую роль государственных институтов в организации политической жизни и определении условий политического участия россиян. Россия была и оставалась ориентированной на харизму вождя, бюрократию государства, культ персонифицированной власти. Неизбежные атрибуты и следствие такой власти – демонстрация личной лояльности, клиентальная (личная) и тотальная зависимость от нее населения, концентрация в одних руках большого объема полномочий, отсутствие реальных рычагов контроля за ее деятельностью и ряд других. Выступая как самоценность в условиях отсутствия зрелого гражданского общества, она рассматривалась как средство получения материальных благ, обогащения, удовлетворения преимущественно своих личных потребностей. В Послании (1997 г.) Президента Российской Федерации Федеральному Собранию «Порядок во власти – порядок в стране» содержалась констатация, что «большая часть жителей России недовольна сегодняшним днем и боится завтрашнего», а в «отношениях государства и общества начинает доминировать взаимное недоверие». В нем отмечалось, что «настоящим бичом» стало необоснованное раздувание штатов государственного аппарата. С 1991 г. численность последнего возросла в 1,5 раза. В этой связи с Послании Президента ставились конкретные задачи по наведению порядка во власти, в том числе усиление контрольных функций государства, создание условий для реального гражданского контроля за деятельностью органов государственной власти. Речь шла о предоставлении возможности гражданам, общественным объединениям воздействовать на деятельность органов власти, не вмешиваясь в их оперативные функции. Но все это только предстояло в России осуществить. Из вышеизложенного следует два вывода. Первый состоит в том, что политическая культура выступала важным фактором воспроизводства политической жизни и существенной характеристикой политической практики российских граждан.

Второй вывод заключается в том, что в условиях переходного периода политическая культура представляла собой картину постоянного противоборства старого, отжившего и нового, передового, либеральных и патриархально-традиционалистских ценностей. По своему характеру она носила фрагментарно-конфликтный характер, формировала конфронтационный подход, что осложняло и освоение опыта демократического развития, в том числе опыта других стран, предполагала тяготение к скачкообразным, нередко радикальным методам преобразований общества. По своим источникам и формам выражения она становилась все более дифференцированной, учитывавшей исконные ценности и достижения других цивилизаций. Становилось все более очевидным, что, являясь величайшим достижением мировой цивилизации, российская культура и ее составная часть - политическая культура будущего – это культура компромисса, синтеза, сплава общепризнанных в мире ценностей с национально-специфическими особенностями, чертами и традициями.



Индекс материала
Курс: Общество и власть в 1994-1999 гг
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Социально-экономическая политика
Правительства трех премьеров
«Поворот» курса реформ В. Черномырдина (1993 - март 1998 гг.)
Меры по финансовой стабилизации
Либерализация внешнеэкономической деятельности
Денежная залоговая приватизация
Дефолт 17 августа 1998 года
Корректировка экономических реформ
По пути согласия и примирения
Опыт достижения общественного согласия в бывших социалистических странах
Необходимость перехода к общественному согласию в России
Договор об общественном согласии
Введение федеральных войск в Чечню
Разрастание чеченского кризиса и его временное разрешение
Выборы в Государственную Думу России в 1995 г.
Расстановка общественно-политических сил накануне выборов в Государственную Думу
Итоги парламентских выборов 1995 г.
Выборы Президента РФ в 1996 г.
Итоги президентских выборов
Начало нового президентского правления Б. Ельцина
Становление российской многопартийности: тенденции развития
Состояние многопартийности и особенности ее становления
Конфигурация основных политических сил в политическом пространстве России
«Наш дом – Россия» (НДР)
«Отечество – вся Россия» (ОВР)
Межрегиональное движение «Единство» («Медведь»)
Оппозиция
«ЯБЛоко»
Становление гражданского общества
Политическая культура: особенности и тенденции развития
Советская политическая культура
Тенденции развития политической культуры в 1990-е гг.
Последний год «ельцинского правления»
Экономическое состояние
Политическое состояние. Кризис власти
Информационные скандалы
Импичмент
Противостояние в Совете Федерации
Назначение В. Путина
Начало второй чеченской войны
Итоги выборов в Государственную Думу 19 декабря 1999 г.
Отставка Б. Ельцина
ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА 1994-1999 гг.
Развитие отношений в рамках СНГ
Экономическое сотрудничество
Военно-политические отношения
Россия и страны дальнего зарубежья
Россия и Европа
Россия и США
Двусторонние отношения России
Отношения России со странами
Все страницы