Курс: Начало радикальных реформ (1991-1993 гг.) - Проведение приватизации

Проведение приватизации

Одной из главных задач либерального курса «гайдаровских реформ», проводимого правительством, являлась массовая приватизация государственных предприятий. С этой точки зрения 1992 год вошел в историю России как год старта крупномасштабной реформы в сфере отношений собственности.

Приватизация предприятий государственной собственности являлась важнейшим элементом рыночных реформ. Она решала следующие задачи: институциональную - разрушение монополии государства на хозяйственную деятельность, трансформация централизованной плановой системы в рыночную экономику, разгосударствление экономики, создание института частной собственности и превращение массы населения в собственников, участвующих в рынке; экономическую – вывод экономики страны из кризиса, создание предпосылок для рационального изменения структуры производства, повышение эффективности предприятий, прежде всего экономическими методами, т.е. посредством налогов, кредитов, льгот и т.д., а также создание конкурентной среды; фискальную – пополнение доходов бюджета за счет продаж части государственных предприятий и иных объектов. Достижение этих целей было возможно лишь в комплексе мер по реформированию, включая либерализацию цен и внешней торговли.

В России предстояло приватизировать сотни тысяч предприятий, в том числе около 20 тыс. крупных и крупнейших. В этом состояла немаловажная особенность российской приватизации. По своим масштабам нигде задачи приватизации предприятий государственной собственности не были такими сложными, как в России. К другим наиболее существенным особенным принципам приватизации следует отнести: проведение ее не единым органом, как в других странах с переходной экономикой, а соответствующими комитетами и фондами имущества (органами, осуществляющими приватизацию в России, являлись Госкомимущество и Комитет по управлению имуществом); заявительный характер приватизации; использование платного и бесплатного механизма ее проведения; согласование планов приватизации как с трудовыми коллективами, так и местными представительными органами власти, что отражало специфику экономической и политической жизни тогдашней России, и некоторые другие.

В приватизационном процессе в России с точки зрения целей и методов проведения этой важной рыночной реформы можно выделить три этапа.

1. Ваучерная (чековая) приватизация (1992 г. - 30 июня 1994 г.). Ваучер – это привати-зационный чек; в РФ - государственная ценная бумага, имеющая номинальную стоимость в рублях и используемая как платежное средство для приобретения объектов приватизации. Этот этап начинался на основе подписанного Б. Ельциным Указа 14 августа 1992 г. о выдаче приватизационных чеков на часть приватизируемого государственного имущества и должен был обеспечить трудовым коллективам бесплатную льготную приватизацию. Приватизационный процесс, рассчитанный на короткий срок, на этом этапе должен был выполнить важную институциональную задачу. Предполагалось, что будет осуществлена собственно чековая приватизация – безвозмездная передача гражданам части государственной собственности путем выдачи за нее приватизационного чека (ваучера).

2. Денежная залоговая приватизация (с 1 июля 1994 г. по 1998 г.). Денежный этап приватизации начинался с завершением массовой чековой приватизации и должен был обеспечить консолидацию и дальнейшее перераспределение собственности между немногими «эффективными собственниками», крупнейшими финансовыми альянсами и компаниями, а также стать основой инвестиционного роста за счет продажи акций с целью получения необходимых средств «собственниками», крупнейшими финансовыми альянсами и компаниями. Новая инвестиционная эра, в условиях которой и станут эффективно функционировать приватизированные предприятия, по замыслам реформаторов, должна была наступить после
1994 г.

3. Приватизация по отдельным схемам и индивидуальным проектам (1998 г. по н. вр.). На этом этапе, наряду с активной инвестиционной и бюджетной политикой осуществляется выбор направлений экономического роста и поэтапное повышение эффективности управления государственным имуществом. Будет приватизирована значительная часть государственных унитарных предприятий и превращение их в акционерные общества, а также долей в уставном капитале хозяйствующих субъектов, находящихся пока в федеральной собственности. Одновременно власти внесут соответствующие необходимые изменения и дополнения в ранее принятые федеральные законы и программы приватизации.

Между указанными этапами нет четкой границы. Так, уже на стадии первичной приватизации отчетливо проявилась тенденция к концентрации контрольных пакетов акций со стороны определенных групп инвесторов. На втором этапе проводилась т.н. «остаточная» приватизация. Регионализация приватизационного процесса, в том числе по политическим и экономическим причинам, была свойственна фактически всем этапам.

Правовую базу приватизационного процесса составляли свыше 100 законов, указов и постановлений, принятых в основном в 1991-1993 гг. Однако первая государственная программа приватизации была утверждена Верховным Советом РФ только 11 июня 1992 г. В ней содержались наиболее важные вопросы и общие направления развития российского приватизационного процесса. К основным правовым документам следовало бы также отнести Закон «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации», а также Указ Президента «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества», Указ № 66 от 29 января 1992 г., утвердивший нормативные документы, регламентировавшие процедуру, принципы и технологию приватизации. Нормативные документы, разработанные Госкомимуществом во главе с его председателем и главным идеологом приватизационной программы А. Чубайсом, действовали на протяжении первого и частично второго этапов приватизации, фактически до 1996 г. В последующем в них были внесены определенные коррективы, учитывавшие те или иные аспекты развернувшегося в России приватизационного процесса (региональный аспект, развитие фондового рынка, более гибкое использование отраслевой приватизации и др.).

Тем временем в России развивался стихийный процесс приватизации, который по сути дела пока не регламентировался нормативными документами. Это создавало благоприятные условия для разворовывания государственной собственности: директора нередко за спиной трудовых коллективов передавали имущество предприятий на балансы созданных ими же кооперативов и акционерных обществ, представители отраслевых министерств и региональных властей заявляли о претензиях на «свою долю» имущества, подлежавшего приватизации, и т. д. Как и в случае с либерализацией цен реформаторы выбрали и реализовали вариант реформ, имевший наиболее тяжелые последствия для народа.

В соответствии с Государственной программой, конкретизировавшей Закон «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации», приватизация в России проводилась, в отличие от стран Центральной и Восточной Европы до реструктурирования и привлечения нового капитала, по максимально простой схеме, в основном двумя путями. Первый путь – это раздача (или продажа) акций, второй – проведение аукционов и конкурсов, организуемых властями. Раздача (продажа) акций использовалась на средних и крупных предприятиях. Для последних, в зависимости от степени льгот трудового коллектива, государственная программа предусматривала три варианта приватизации. Предприятия меньшего размера продавались с аукциона или конкурса.

Стремясь придать своим действиям социально-справедливый характер, реформаторы исходили из того, что все граждане страны должны были получить льготный (бесплатный) доступ к собственности. В этом заключалась главная идея массовой приватизации. В соответствии с программой приватизации, каждый гражданин РФ наделялся приватизационным чеком (ваучером) стоимостью 10 тыс. руб. (стоимость двух «Волг»), на который якобы можно было приобрести часть приватизируемого государственного имущества на чековых аукционах. Ваучеры, призванные разделить собственность поровну между всеми гражданами, разрешено было продавать и покупать, либо вкладывать в конкретное предприятие, либо передавать в различные фонды с целью получения процентной прибыли. На чековых аукционах их можно было обменять на акции приватизируемых предприятий. Номинальная стоимость ваучера носила условный характер, т. к. рыночная стоимость предприятий на момент реформ не существовала.
10 тыс. рублей – это доля каждого гражданина России на приватизируемое имущество, определенная путем деления балансовой остаточной стоимости предприятий на численность населения (148,7 млн чел.). В действительности же цена ваучера зависела во многом от того, кто был их владельцем, сколько их было скуплено и сконцентрировано в одних руках. Следовательно, реальная, но скрытая цель ваучерной приватизации заключалась не в льготном (бесплатном) доступе всех граждан к собственности, а в быстрой передаче ее «скупщикам» чеков, т.е. в руки немногих, пусть даже пока и недостаточно эффективных собственников, и закреплении за ними формальных прав собственности при последующем ее перераспределении в пользу формировавшихся, но уже «эффективных собственников». «Многие коммерческие структуры, - утверждали сами реформаторы, - занимались чековой приватизацией именно таким образом: скупали чеки, подавали большие заявки и покупали целые предприятия уже на чековых аукционах. Нельзя, конечно, говорить, что таким образом сразу же формировался эффективный собственник. Но это был серьезный шаг в этом направлении».

Ваучерная приватизация, по замыслу правительства, не должна была идти медленно, а осуществляться быстро, т.к. чеками владеть будет все население, а сроки их реализации ограничены. Оно рассчитывало также на то, что эта мера привлечет на свою сторону основную массу населения, в том числе рабочих и директоров. Последние могли использовать чеки для покупки акций своих предприятий в ходе т. н. «закрытой подписки». Согласно приватизационной программе, для крупных предприятий с числом занятых свыше 1 тыс. человек и основным фондом свыше 500 млн рублей предусматривались три способа приватизации.

По первому варианту 31% акций временно сохранялся в государственной собственности с последующей возможной их реализацией на денежных аукционах и инвестиционных конкурсах и т. д. 29% обыкновенных (голосующих) акций продавалось на ваучерных аукционах, 25% привилегированных акций (без права голоса) безвозмездно получал коллектив предприятия, кроме того, на льготных условиях (с предоставлением 30%-ной скидки от их номинальной стоимости) он мог приобрести еще 10% обыкновенных акций, 5% обыкновенных акций безвозмездно получала администрация, но без скидок, т.е. по номинальной стоимости.

По второму варианту, принятому под давлением Верховного Совета РФ, коллективу предприятия вместе с администрацией разрешалось выкупить по цене, превышающей номинальную стоимость в 1,7 раза, 51% обыкновенных акций и стать таким образом обладателем контрольного пакета. В отличие от первого варианта, акции передавались не коллективу как таковому, а в собственность отдельного работника, который мог распоряжаться ими по своему усмотрению. В соответствии с этим вариантом, 29% акций продавались на ваучерных аукционах, а 20% – сохранялось в государственной собственности с последующей реализацией на денежных аукционах, инвестиционных конкурсах и т.д. Этот вариант представлял, таким образом, наибольшие льготы трудовому коллективу. Эти льготы – результат компромисса властей с рабочими, директорами, региональными элитами и законодателями. С помощью этих двух способов за 1992-1993 гг. было приватизировано около 8 тысяч крупных предприятий .

Третий вариант приватизации предусматривал временное сохранение в государственной собственности 31% акций, продажу на ваучерных аукционах 29% акций, продажу на льготных условиях по номиналу всему трудовому коллективу 20% акций и продажу еще 20% обыкновенных акций группе работников предприятия, взявших на себя ответственность за реорганизацию предприятия. Таким образом, руководство вместе с коллективом (или за его спиной) могло получить право на выкуп 40% акций по низкой цене. На осуществлении такого способа приватизации настаивал, как правило, директорский корпус и высшие менеджеры, однако он не получил широкого распространения. По этому варианту под давлением директората было приватизирована всего два процента предприятий.

Система приватизационных чеков (ваучеров) вводилась, как отмечалось, Указом Президента в августе 1992 г. С 1 октября того же года во всех отделениях Сбербанка началась их выдача, которая продолжалась по февраль 1993 г. Эти чеки получили 144 миллиона граждан, т.е. 
97% всего населения. Приступая к приватизации, правительство стремилось к тому, чтобы создать равенство условий и возможностей для протекания процессов первоначального накопления. Ваучер, призванный, как отмечалось, обеспечить более или менее равномерный доступ граждан к собственности, в конкретной социально-экономической и политической ситуации, сложившейся тогда в России, привел к противоположным результатам. Вот некоторые тому свидетельства.

Во-первых, в условиях высокой инфляции огромная масса народа не имела реальных финансовых возможностей участвовать в создании новой экономики через приватизацию, а также рыночных механизмов в форме предпринимательской деятельности. Средства людей, доверивших свои накопления государству – Сбербанку, Росгосстраху, были обесценены. Фактическая ликвидация вкладов населения привела к тому, что людям не на что было покупать акции. Основная масса населения, получившая ваучеры, не верила в их будущее, проявив нетерпение и не дождавшись обещанных двух «Волг»», стремилось поскорее избавиться от них, что было на руку тем, кто сумел быстро «сделать» деньги в торговле ими или на иных операциях и сконцентрировать ваучеры в своих руках в большом количестве. Эта часть формировавшихся «эффективных собственников» после объявления широкомасштабной приватизации располагала значительно большими возможностями на втором этапе приватизации – скупить по дешевке общественное богатство в форме несостоятельного предприятия, производства и т. д.

Во-вторых, более благоприятные возможности для бизнеса и конкурентной среды открывались у перестроившейся номенклатуры, директоров предприятий, чиновников отраслевых министерств, представителей региональной власти, а также теневой структуры, выведенной на легальный рынок. С лета 1987 г., когда в результате демократизации, самостоятельности и регионального хозрасчета был дан старт утверждению полноты хозяйственной власти в руках руководителей предприятий и до начала «гайдаровских реформ» перестроившаяся номенклатура уже приобрела определенный опыт и в условиях ослабления контроля над государственной собственностью и создания условий для ее нелегального перераспределения оказалась более приспособленной и подготовленной к участию в формировании процесса рыночной экономики. Передача ваучеров в различные фонды или руководству приватизируемых предприятий не меняла сути проблемы, она лишь увеличивала возможности руководителей сконцентрировать их большее количество в своих руках и использовать все это с большой личной выгодой. В этой связи можно полностью согласиться с выводом экономиста И. Устинова относительно того, что ваучеры как носители собственности «по отдельности ничего не стоили», а «в условиях начавшейся приватизации они в своей массе превратились в реальную силу» . Отсутствие платежеспособного спроса населения, массовая скупка приватизационных чеков тогдашними директорами и владельцами свободных средств, а то и просто теневыми структурами, а также зарубежными инвесторами, максимально высокие темпы легального приватизационного процесса – таковы характерные черты реальной обстановки в России на момент начала чековой приватизации. Крупными и средними собственниками становились те, у кого были деньги, пусть даже «сделанные» в результате честных торговых и валютных операций, или на обмане государства, или взятые у него же в кредит. Уже на первом этапе приватизации появились олигархи, которые через свои каналы имели доступ к финансам государства.

В-третьих, в процессе первого этапа приватизации иностранные граждане, несмотря на опасения, связанные с экономической и политической нестабильностью в России, имели более благоприятные условия для участия в приватизации, чем российские граждане, поскольку они располагали неизмеримо большими материальными средствами. По данным бывшего председателя Госкомимущества В. Полеванова, в руках иностранных компаний и их подставных структур оказалось 500 крупнейших приватизированных предприятий России с реальной стоимостью не менее 200 млрд долл. Эти предприятия были фактически проданы за
бесценок – 7,2 млрд долл. Значительные пакеты акций нефтяных, конверсионных и авиационных предприятий приобрели такие известные зарубежные фирмы, как «Сименс», «Боинг», «Сикорский». Иностранными гражданами были скуплены 28% акций Красноярского алюминиевого завода и 48% Братского алюминиевого завода. За бесценок проданы
77 предприятий в металлургии, 85 – в машиностроении, 66 – в нефтегазовой отрасли, 65 – в химической промышленности. По данным печати, граждане Израиля М. и Л. Черных скупили огромное количество акций «Газпрома». Иностранцы, скупавшие акции государственных предприятий, делали это порой не ради вложений капиталов в производство, а в целях их перепродажи, спекуляции. В этой связи отметим, что приватизация не повлекла за собой заметного усиления притока иностранного капитала.

В 1992 г. были заложены три крупнейших приватизационных проекта, которые реализо-вывались на последующих этапах приватизации. Речь идет о проектах создания нефтяных компаний, реформы электроэнергетики в три этапа, реформировании «Газпрома».

В 1992 - начале 1993 гг. масштабы и темпы приватизации, проводимой по схеме максимально возможной дезинтеграции промышленного производства, достигли практически ни с чем не сравнимых результатов. Благодаря использованию чековых продаж в эти годы осуществлялась приватизация части собственности таких крупнейших компаний, как «Газпром», «ЕЭС России», «Ростелеком», нефтяных компаний, среди приватизированных предприятий находились предприятия черной и цветной металлургии, предприятия машиностроения, морские и речные пароходства и многое другое. Что касается дохода от приватизации государственного имущества, то он был незначительными. За первое пятилетие реформы с 1992 по 1996 гг. он составил всего 0,13-0,16% в общем доходе бюджета. Доходы России от приватизации 22042 промышленных предприятий составили 347,2 млн долл. или по 15,5 тыс. за штуку, 8110 строительных организаций – 56,8 млн или 7,0 тыс. долл. за каждую, 3184 предприятия транспорта и связи –
49,4 млн или 15,5 тыс. долл. за каждое; 43530 предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания населения – 453,6 млн или по 10,4 тыс. долл. за точку.

К 1 июля 1994 г. в России завершился этап ваучерной приватизации. Ее основные итоги сводились к следующему. К апрелю того же года 70% мелких предприятий было приватизировано и находилось в малом бизнесе. Такими объектами, в первую очередь, стали предприятия оптовой и розничной торговли, общественного питания, бытового обслуживания. Однако приватизация мелких и убыточных предприятий различных отраслей народного хозяйства не повлекла за собой конкуренции, а приватизированные булочные, мастерские, прачечные и т.д. не стали для основной массы граждан России дешевле.

Другой итог приватизации заключается в том, что сменился владелец государственной собственности. 50% этой собственности передано в частные руки. Из 19 тыс. средних, крупных и крупнейших предприятий 15 тысяч, т.е. подавляющее их большинство, к 1 апреля 1994 г. были зарегистрированы в качестве акционерных обществ, т.е. создан корпоративный сектор экономики. Но и акционерная форма не привела к улучшению положения масс и состояния дел в структурной перестройке промышленности и отдельных ее отраслях. Спад производства не был приостановлен. Он продолжался и к концу 1993 г. составил в промышленности 16,2% по сравнению с 1992 г.

Третий итог чековой приватизации состоит в том, что огромная государственная собственность за короткий промежуток времени была бездарно распродана, разбазарена и разграблена. Произошла концентрация богатства в руках немногих олигархов и т.н. «эффективных собственников», а подавляющая часть населения оказалась за чертой бедности. Накопление олигархией собственности происходило, как и в случае с обесценением сбережений граждан и перераспределением денежных доходов посредством их обесценения, не за счет создания новых благ и стоимости, а за счет перераспределения накопленной за десятилетия огромной общегосударственной собственности.

Четвертым итогом приватизации, и это, по мнению тогдашнего правительства было главным, стало создание широкого социального слоя частных собственников. По итогам массовой приватизации 40 млн граждан России стали формальными акционерами. Поэтому задачу дальнейшего расширения количества собственников в России правительство не считало больше приоритетной.

Важнейший итог чековой приватизации заключается и в том, что ее первая, т.н. распределительная фаза, увела российское общество от неэффективной государственной экономики, но она не привела к росту производства, структурной перестройке, эффективной частной экономике. На основе развернувшегося процесса разгосударствления экономики и приватизации предприятий государственной собственности происходило разрушение производственно-технологических связей – резкий спад объемов и эффективности производства, усиление сырьевой ориентации экономики, сокращение собственного рынка для отечественных производителей, дальнейший рост социальной напряженности в обществе. За все годы первого этапа приватизационного процесса сокращался платежеспособный спрос, что явилось одной из важнейших причин спада промышленного производства. Большинство заводов, в особенности машиностроительных, работало по сокращенному рабочему графику, причем некоторые из них в течение длительного времени не работали полностью. Практически все предприятия находились в тяжелом финансовом положении. Многие из них находились на грани банкротства, у предприятий легкой промышленности не было средств на приобретение необходимого сырья. В условиях спада производства и тяжелого финансового положения предприятий владельцы ваучеров, обменявшие их на акции приватизированных предприятий, становились скорее номинальными, а не реальными собственниками проданного имущества (государственного или муниципального). Вместе с тем чековый этап приватизации с точки зрения перспектив развития новой системы прав собственности экономистами оценивается по сути как процесс создания новых экономико-рыночных механизмов и институциональных структур. Произошли изменения в отношениях собственности. Было осуществлено частичное разгосударствление экономики и положено начало созданию корпоративного сектора экономики, получил развитие процесс создания таких рыночных институтов, как биржевые и внебиржевые рынки ценных бумаг, фондовые и товарные биржи, коммерческие банки, обслуживающие рыночные отношения, и др. Складывался механизм поддержки предпринимательской деятельности. Происходили изменения в структуре занятых лиц и денежных доходов населения. Стали формироваться новые правовые механизма, без которых в полной мере невозможна реализация института частной собственности. Приватизация была важнейшим элементом системных преобразований в экономике России, в ходе которой осуществлялись два параллельных процесса. С одной стороны, развивался процесс формирования новых экономических и правовых механизмов и иных структур, без которых невозможна в полной мере экономическая реализация института частной собственности, с другой – происходил процесс деэтатизации, самоустранение государства от реализации регулятивных функций отношений собственности, в ходе которого создавались исключительные возможности для присвоения накопленного национального богатства.

Таким образом, приватизационный процесс на своем первом этапе развития прошел сложный и длительный путь: от административной экономики к «директорской» приватизации и осуществлению модели массовой приватизации, от первоначального формального закрепления прав собственности и начала перераспределения этих прав к дальнейшему поиску путей становления долгосрочных «эффективных собственников».

Оценивая результаты приватизации, надо иметь в виду еще два обстоятельства. Первое из них связано с особенностью макроэкономической стабилизации в переходной экономике России. К таким особенностям следует отнести трансформационный характер макроэкономической стабилизации, ее особую остроту и глубину, направленность на преодоление системного кризиса (а не отдельных кризисных явлений), охватившего различные стороны жизни общества – социальную, экономическую, общественно-политическую. На макроэкономическую стабилизацию оказали влияние ошибки правительства реформ, отсутствие минимального консенсуса в обществе относительно реформ и технологий их проведения. При оценке реформ надо также, очевидно, учитывать, что они проводились, как отмечалось, в условиях монополизированной экономики, высокой доли военных расходов и инвестиций в ВНП, разрыва межреспубликанских хозяйственных связей и ряда других.

Второе обстоятельство заключает в себе особенности выбранного варианта приватизации государственного имущества без должного учета совокупности требований как общенационального характера, которые позволили бы вывести страну из кризиса без кровавых потрясений, так и международного опыта, отражающего общемировую линию современного приватизационного процесса. Возникшие политическая, экономическая и социальная нестабильность – следствие болезненного процесса не только самих реформ, но и допущенных ошибок в осуществлении политики, а также неправомерного и агрессивно-неравномерного распределения собственности и доходов, отсутствия роста реальных доходов и повышения уровня жизни российских граждан. Поэтому правящая власть, реформаторы, очевидно, должны были выбирать и реализовывать такие варианты и модели реформ и технологии их осуществления, которые, во-первых, исключили бы или, по крайней мере, значительно смягчили возникновение неизбежных негативных процессов; во-вторых, достаточно быстро дали бы ощутимые плоды; в третьих, исключили бы политическую и социальную нестабильность в обществе. В России же из всех возможных способов проведения реформы была выбрана модель, имевшая следствием рост социальной напряженности, резкий спад объемов производства, криминализацию экономики. Реформаторам не удалось побороть кризис с помощью разовой либерализации и быстрой масштабной приватизации.

Приведенные выше факты с учетом конечных целей приватизации в ее системном понимании позволяют сделать следующие выводы.

В экономической сфере не были обеспечены и не были созданы необходимые условия для экономической реализации новой системы прав собственности: макроэкономическая эффективность и эффективность на микроуровне; финансовая стабилизация; демонополизация и конкурентная среда; привлечение инвестиций для развития самих предприятий. Что касается критерия результативности приватизации, то здесь большие надежды возлагались на зарубежных инвесторов. Но последних отпугивала высокая степень риска, отсутствие государственной поддержки и высокие налоги. Согласно исследованиям «Бизнес риск интернэшнл», в списки из 132 государств, «опасных для инвестиций», СССР в 1991 г. занимал 58 место, в 1992 г. Россия занимала – 129 место из 169 таких государств, в 1993 г. – 149 место.

В результате этих и других причин зарубежные инвестиции в экономику России поступали недостаточно активно. По данным Министерства экономики, ежегодные иностранные инвестиции составляли 1-1,5 млрд долл., в то время как потенциальная потребность в финансировании из-за рубежа оценивалась в 10-12 млрд долл. Стало очевидным, что на последующем этапе приватизационного процесса инвестиционный голод в России будет сохраняться.

Политические последствия первого этапа приватизации не исключали возможность восстановления прежней системы, в своей основе существенно не содействовали становлению демократических институтов.

В социальной сфере результаты приватизации выразились: в резкой имущественной дифференциации; социальном расслоении, фактическом отчуждении прав граждан на накопленное национальное богатство; падении жизненного уровня населения; росте безработицы, возникшей из-за спада производства и начавшихся структурных изменений в экономике. Равномерного доступа граждан к государственной собственности в России не получилось: 25% россиян, получивших ваучеры, вложили их в чековые инвестиционные фонды, которые использовали их в узко корыстных интересах, еще 25% приватизационных чеков в условиях резкого сокращения доходов населения были «сброшены», проданы за бесценок, а оставшиеся 50% - вложены в приватизируемые предприятия, где преуспел на почве различных операций с ваучерами, прежде всего, директорский корпус. В результате у одной, значительно большей части населения, доходы сократились, а у другой – в условиях гиперинфляции и беспрецедентной кампании присвоения и разграбления огромной собственности – многократно увеличились. Вместе с тем реформаторам удалось избежать значительных социальных конфликтов.

Правовые результаты первого этапа приватизационного процесса заключались в формальном распределении прав собственности при отсутствии стабильного и детального законодательства, защищающего права собственников, и существенного перераспределения прав собственности. Такое перераспределение будет в большей степени характерно для последующих этапов приватизационного процесса.

В криминальной сфере приватизационный процесс нашел выражение в развитии спонтанной приватизации в «диких» формах, коррупции, мошенничества, в отмывании теневых капиталов и т. д.

Таковы негативные процессы приватизации первого этапа.

Важнейшими институциональными результатами стали частный и частно-корпоративные сектора экономики, начало становления механизма и инфраструктуры рынка ценных бумаг, появление слоя формальных акционеров. К концу 1993 г. было приватизировано около 40 тысяч предприятий, количество частных банков выросло до 2 тысяч, бирж – свыше 300. Вместе с тем отметим, что на первом этапе приватизационного процесса в России не определилась роль государства как собственника, не сложилась и система корпоративного управления. Основная цель приватизации – создание эффективного собственника также достигнута не была, от решения этой задачи Россия была отброшена на несколько лет. Но зато она выполнила задачу демонтажа механизма централизованного управления экономикой.



Индекс материала
Курс: Начало радикальных реформ (1991-1993 гг.)
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Социально-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ политика
«Гайдаровские реформы»: стратегия и этапы
Либерализация цен
Либерализация внешнеэкономической деятельности
Проведение приватизации
Аграрная реформа
Региональная экономическая политика
Социальная политика
Политический процесс
Курс на дальнейшую ликвидацию Советов
Обострение политической обстановки в середине 1992 г. - первой половине 1993 г.
Референдум и его последствия
Указ Президента РФ от 21 сентября 1993 г. № 1400
Завершение конфликта
Избирательная кампания и выборы 12 декабря 1993 г.
Избирательные объединения «существующего порядка»
Избирательные объединения оппозиционных сил
«Третья сила»
Итоги выборов в Государственную Думу
Референдум по проекту новой Конституции Российской Федерации
СТАНОВЛЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ
Отношения со странами Запада
Россия и СНГ
Попытки организационного скрепления СНГ
Организация экономического сотрудничества
Военно-политическое сотрудничество
Все страницы