Курс: Начало радикальных реформ (1991-1993 гг.) - Отношения со странами Запада

Отношения со странами Запада

Становление российской внешней политики происходило в сложных международных и внутренних условиях. На процесс ее формирования большое влияние оказал целый комплекс факторов. Вот некоторые из них.

Первый фактор, влиявший на этот процесс – исчезновение с мировой арены мощного и стабильного Советского Союза, что подорвало межгосударственный баланс интересов и сил, позволявший удерживать мировую политику в русле предсказуемого развития. Все это происходило на фоне возникновения новой расстановки сил на международной арене, стремительного возрастания роли США, претендующих на мировую гегемонию, усиления Германии и Японии, выхода на лидирующие позиции государств Азиатско-Тихоокеанского региона.

Второй фактор, влиявший на внешнюю политику, - осуществляемый курс правительства, нерешенность внутренних проблем, сложное экономическое и политическое положение страны. Эффективность внешней политики российского руководства была низка и вследствие резкого ослабления военной мощи страны.

Третий фактор – экономический. В США, Западной Европе и Японии имело место экономическая депрессия, что исключало «многомиллиардную» западную помощь России, о которой много говорили и реформаторы, и представители оппозиции внутри страны.

Четвертый фактор, влияющий на внешнюю политику России, - отсутствие новых механизмов обеспечения, стабильности международных отношений, адекватных в корне поменявшейся обстановке в связи с окончанием «холодной» войны.

Наконец, отметим, что проблемы внешней политики превратились в один из ключевых вопросов внутриполитического противоборства в России.

В таких условиях вопросы внешнеполитических приоритетов отступали порой на задний план по сравнению с задачами борьбы за государственную власть, перехода к экономической и политической системе западного типа, преодоления возникших на этом пути экономических, политических, финансовых и социальных проблем. В решении последних власть рассчитывала на широкомасштабную поддержку Запада. В этой связи при резкой смене политических ориентиров она делает упор на полную общность интересов с западными странами, прежде всего с США, на универсальность общечеловеческих ценностей в мировой политике, упорно не замечая столкновения интересов и соответствующего противодействия со стороны Запада в сфере экономики, технологии и торговле, защищавшего собственные интересы за счет ущемления интересов других государств. Уже в январе 1992 г. Б. Ельцин заявил, что отныне ядерные ракеты России не будут направлены против США и ведущих стран Запада.

Во время поездки Б. Ельцина в США для участия в заседании Совета Безопасности ООН, состоявшейся в конце января - начале февраля 1992 г., было заявлено, что отношения между Россией и США перестали быть враждебными и становятся партнерскими и даже дружественными. В июне того же года во время визита Б. Ельцина в США идея партнерских отношений с США вновь была подтверждена российской стороной. Тем самым игнорировались объективные противоречия, продолжавшиеся сохраняться в российско-американских отношениях и после распада СССР.

Важное значение для развития двусторонних отношений с США имели заключенные соглашение и договоры между сторонами. 3-4 апреля 1993 г. в Ванкувере состоялась встреча президентов Б. Ельцина и Б. Клинтона, в ходе которой была принята «ванкуверская декларация», определявшая стратегию сотрудничества в вопросах безопасности и мира, экономических отношений, в области науки и техники, охраны окружающей среды. Президент США обнародовал на этой встрече программу содействия российским реформам, получившую известность как «Пакет Клинтона». В июне 1992 г. во время официального визита Б. Ельцина в США было подписано 37 двусторонних договоров и соглашений в различных сферах политической, экономической и культурной жизни. Россия и США в интересах развития эффективного партнерства выразили готовность способствовать осуществлению договоренностей по стратегическому оружию, ратификации Договора между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1), вступлению в силу договора СНВ-2, выполнению иных достигнутых договоренностей, в том числе о сокращении обычных вооруженных сил в Европе, запрещении химического и других видов оружия массового уничтожения, нераспространении ядерного оружия, о совместных действиях по предотвращению очагов напряженности на земле и т. д. Обращают на себя внимание согласованные меры по дальнейшему развитию сотрудничества обеих стран в области энергетики и космоса. В этих целях была создана российско-американская межправительственная комиссия. С 29 августа по
2 сентября 1993 г. состоялся визит председателя Правительства РФ В. Черномырдина в США, в ходе которого был подписан пакет документов о сотрудничестве в области космических программ и технологий, а также энергетики и экологии. Во время рабочего визита В.Черномырдин принял участие в работе российско-американской межправительственной комиссии по сотрудничеству в области энергетики и космоса.

На поддержку российских реформ Конгресс США летом 1993 г. выделил 704 млн долл.  
3 января того же года Президенты России и США подписали договор ОСНВ-2, по которому ядерный потенциал двух держав должен был существенно сократиться – на две трети по сравнению с его уровнем, предусмотренным договором ОСНВ-1: межконтинентальных баллистических ракет России с 3100 до 1000, США – с 1500 до 500; баллистических ракет на подводных лодках, соответственно с 1800 до 1750 и с 3600 до 1750; тяжелых бомбардировщиков США с 4 тыс. до 1250 при сохранении у России 700 таких бомбардировщиков. Однако данный договор не был в то время ратифицирован, т. к. российские депутаты признали его неприемлемым, поскольку он, по их мнению, подрывал безопасность страны.

Но, несмотря на продуктивное начало сотрудничества в таких сферах, как безопасность, осуществление совместных проектов по исследованию космоса, в области конверсии военной промышленности, восстановления российской нефтяной промышленности и др., в российско-американских отношениях сохранялись и отчетливо прослеживались различия в позициях по многим вопросам, в том числе по таким вопросам, как расширение НАТО на Восток, урегулирование кризиса в бывшей Югославии, продажа оружия третьим странам, поставки российской технологии Индии и т. д.

И, тем не менее, внешняя политика России постепенно входила в фарватер внешней политики США, что особенно наглядно проявилось в последующие годы. Россия готова была идти на любые формы сотрудничества и совместные действия с США, занимая практически прозападную позицию по всем вопросам, что создало министру иностранных дел А. Козыреву имидж «господина ДА» в отличие от имиджа «господина НЕТ», которые получил на Западе бывший министр иностранных дел СССР А. Громыко.

О проамериканских настроениях руководителей внешней политики России говорили и писали в то время все депутаты Государственной Думы, оппозиция внутри страны, журналисты, даже бывший Президент США Р. Никсон и ведущий американский консерватор З. Бжезинский и др.  Адекватно такую позицию, на наш взгляд, отражала концептуальная статья С. Рогова «Три года проб и ошибок российской внешней политики», опубликованная в «Независимой газете»
31 декабря 1994 г.: «Первый этап российской внешней политики, продолжавшийся, по его мнению, до осени 1992 г., стал периодом интенсивных усилий, имевших целью показать Западу, что Россия – «своя». Если Громыко когда-то получил прозвище «Мистер Нет», то Козырев стал «Мистером Да». Утверждалось даже, что у России нет каких-либо интересов, отличных от западных партнеров. Практически по любому международному вопросу, будь то Югославия или Ирак, Китай или Афганистан, Москва заняла прозападную позицию. Она готова была идти на любые уступки даже тогда, когда ее не очень-то и просили. Достаточно вспомнить, какой шок испытал Вашингтон, когда руководство вдруг выдвинуло идею «глобальной системы защиты», словно пытаясь показать: раз СССР был против ПРО, то Россия готова поддержать создание противоракетной обороны.

Россия спешно уходила в тот период с рынков оружия из освободившихся стран, на которые СССР имел влияние, даже из некоторых бывших социалистических стран Центральной и Восточной Европы, которые еще недавно были партнерами по Варшавскому Договору и по СЭВ. Сложные проблемы возникли тогда в российско-украинских отношениях, с новыми независимыми государствами Закавказья. Особенно острой для России была и остается проблема расширения НАТО на Восток, что противоречит национальным интересам страны, ибо ухудшает ее геополитическую ситуацию, а с военной точки зрения продвигает инфраструктуры военного блока к границам России.

В докладе службы внешней разведки России «Перспективы расширения НАТО и интересы России», опубликованном в печати в ноябре 1993 г., выражалась озабоченность относительно выхода крупнейшей в мире военной группировки на рубежи в непосредственной близости от российских границ, что делает необходимым коренное переосмысление Россией всех оборонительных концепций, переформирования вооруженных сил, развертывание дополнительной инфраструктуры и т. д. А этот процесс, по мнению этой службы, повлечет за собой перенапряжение госбюджета, вероятность срыва программ сокращения, реорганизации и профессионализации вооруженных сил.

Тем не менее, российское руководство вынуждено было отдавать себе отчет в том, что руководители и определенная часть общественности некоторых бывших социалистических стран выступили за перспективу членства в НАТО, ибо видели в альянсе гарантии обеспечения безопасности своих государств от возможного давления со стороны России, утверждения в них демократических ценностей. В этой связи руководители внешней политики России сделали ряд противоречивых, порой ничем не обоснованных заявлений. Так, во время официального визита
Б. Ельцина в Варшаве в августе 1993 г. было сделано заявление о понимании со стороны России стремления Польши и других восточноевропейских стран вступить в НАТО, что означало фактическое согласие российской стороны на расширение НАТО на Восток. 15 декабря 1993 г. в письме Президента РФ руководителям США, Франции и Германии говорилось даже о совместной гарантии безопасности Центральной Европы со стороны России и НАТО.

Вызвало неудовлетворение ряда стран Европы и заявление Б. Ельцина о том, что отношения между Россией и НАТО «должны быть на несколько градусов теплее, чем отношения между этим союзом и Восточной Европой». Затем позиция по данному вопросу кардинально изменилась: не претендуя на право вето на присоединение государств к альянсу, Россия будет против расширения НАТО, заявив о своем праве защищать собственные интересы. Согласно утверждению бывшего министра иностранных дел А. Козырева, взаимоотношения России с НАТО должны были основываться на следующих принципах: 1) Россия не видит в НАТО угрозу для своей безопасности; 2) она исходит из того, что страны Центральной и Юго-Восточной Европы имеют право самостоятельно решать, как и на базе каких союзных связей строить свою безопасность;
3) Россию не устраивает расширение НАТО без ее участия, даже если оно и не будет нацелено против России.

Однако сколько-нибудь приемлемой и конструктивной альтернативы расширению НАТО на Восток Россия не смогла в то время предложить. Зато много было благостных разговоров и заверений со стороны президентов России и США о стратегическом партнерстве двух сверхдержав. Определенное внимание Россия уделяла мирному политическому урегулированию кризиса в бывшей Югославии и развитию новых политических связей со странами Центральной и Восточной Европы. Главным здесь было подписание Россией договоров о дружественных отношениях и сотрудничестве и добрососедстве с большинством этих стран и завершение вывода войск из Польши, Венгрии, Чехии и Словакии в соответствии с подписанными графиками. Однако процесс подготовки и подписания указанных договоров, а главное – наполнения их конкретным содержанием в указанные годы не был завершен.

В целом существенные сдвиги произошли в отношениях между Россией и западными странами, прежде всего, Германией, Францией и Великобританией, хотя во взаимоотношениях с ними остался открытым целый ряд проблем: с Германией – вывод российских войск, взаимное возвращение культурных ценностей, экономические отношения, вопрос о российских немцах и др.; с Францией – проблемы в сфере торгово-экономического сотрудничества, культурных связей, эффективности отношений в политической сфере; с Англией – проблемы, наряду с экономическими отношениями, научно-технических и культурных связей.

Россия стремилась к новым, основанным на доверии и сотрудничестве, более тесным отношениям с западными странами, развивающимся по двум направлениям: на двусторонней основе и в рамках Европейского союза. Так, 17 января в Брюсселе была возобновлена серия раундов в рамках переговорного процесса между Европейским Сообществом и Россией по вопросу заключения соглашения о сотрудничестве и партнерстве в политической и экономической областях. Такие раунды проходили также в Москве и в Санкт-Петербурге. 19-е совещание семи крупнейших промышленно развитых стран мира, состоявшееся 7-9 июня в Токио, пригласило Президента РФ для участия во встрече по обсуждению ряда вопросов, в том числе о предоставлении помощи России. По итогам работы совещания были приняты политическая и экономическая декларации, в которых содержался раздел о помощи России и создании фонда приватизации. Б.Ельцина официально пригласили на очередной саммит-94 в Неаполь.

Что же касается двусторонних отношений, то отметим, что после визита Б. Ельцина в ФРГ в ноябре 1991 г. состоялась серия встреч Президента РФ и германского канцлера Г. Коля и в том числе его официальный визит в Москву в декабре 1992 г., в ходе которого было подписано восемь российско-германских соглашений о сотрудничества в различных сферах общественной жизни.

Ряд соглашений о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве Россия подписала и с Францией. В сентябре делегация сенаторов Франции нанесла визит в Москву, Санкт-Петербург, Нижний Новгород и Екатеринбург с целью ознакомления с процессом подготовки новой Конституции РФ. В ноябре того же года официально была проведена работа по пересмотру более 150 «старых» соглашений между СССР и Францией. Одновременно стороны подписали пакет соглашений о двустороннем сотрудничестве, в том числе в области государственных архивов, учреждении культурных центров, безопасности уничтожения ядерного оружия в России и использовании в мирных целях высвободившихся материалов и т. д. 1-2 ноября 1993 г. состоялся официальный визит в Москву Премьер-министра Франции Э. Балладюра. Этот визит носил доверительный характер, премьер-министр стал первым западным партнером, который был в тот же день ознакомлен с основными положениями военной доктрины когда этот документ получил одобрение СБ РФ и был утвержден Президентом РФ. В результате переговоров стороны договорились о том, что Франция предоставит России 70 млн долларов на демонтаж ядерных установок, подлежавших уничтожению. Осенью 1992 г. в России и Франции торжественно отметили 100-летие русско-французского союза.

Большое внимание Россия уделяла развитию двусторонних отношений с Великобританией. Уже в январе 1992 г. Б. Ельцин по пути в Нью-Йорк для участия в Совете Безопасности ООН нанес в Великобританию кратковременный визит, в ходе которого была подписана совместная декларация «партнерство на 90-е годы». В конце того же года Россия и Великобритания заключили Договор о принципах взаимоотношений между странами, а также подписали соглашения об экономическом сотрудничестве и меморандумы – о программе двусторонних военных контактов и о помощи России в обеспечении безопасности перевозки подлежащего сокращению ядерного оружия. Великобритания выразила готовность оказывать содействие реформам в России, заключению соглашения между Россией и ЕС, урегулированию проблем российских долгов. В апреле 1993 г. Великобритания обещала удвоить помощь России с
60 до 120 млн  фунтов стерлингов.

Были также подписаны: с Польшей – Декларация об основах взаимоотношений между двумя странами, а также Договор о торговле и экономическом сотрудничестве (август 1993 г.), с
Чехией – Договор о дружественных отношениях и сотрудничестве, а также двустороннее экономическое соглашение (август 1993 г.); со Словакией – Договор о дружественных отношениях и сотрудничестве и другие.

В октябре 1992 г. российская дипломатия «открывает» в своей деятельности восточное направление внешней политики новой России. Выступая 22 октября 1992 г. на заседании Верховного Совета, министр иностранных дел А. Козырев подчеркнул, что «Россия не должна сужать рамки партнерства, выбирая между Востоком и Западом. Спектр ее интересов значительно шире, необходимо учитывать максимум возможных взаимодействий». Вскоре после этого, в ноябре-декабре того же года, состоялись визиты Б. Ельцина в Южную Корею, Китай, а в январе 1993 г. – в Индию. В целом эти визиты были успешными, они способствовали утверждению международного авторитета России, укреплению и расширению ее международных связей. Вслед за тем российская дипломатия обратила свое внимание на северное и южное направления внешнеполитической деятельности.

В целом из вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

Первое. После распада союзного государства Россия выступила как правопреемница СССР на международной арене, заняв место постоянного члена Совета Безопасности ООН, и утвердила за собой статус великой ядерной державы. Одновременно были определены два основных направления внешней политики – ближнее зарубежье в рамках СНГ и дальнее зарубежье.

Второе. Многочисленные внешнеполитические инициативы, на которые в период горбачевской «перестройки» и «нового политического мышления» во внешней политике было потрачено немало усилий, после распада СССР откровенно выявили свою слабость и нежизнеспособность, ибо начался процесс ослабления позиций новой России на международной арене. Идея создания системы «общеевропейского дома» на основе ОБСЕ терпела фиаско, не составив даже его фундамента.

Третье. На конкретных направлениях европейской политики заметных достижений достигнуто не было. Забыв про свои собственные интересы, идя, порой, на неоправданные уступки, в частности, за экономическую поддержку реформ, Россия изначально следовала в фарватере глобальной политики США и НАТО. Критику вызывала политика России в отношении расширения НАТО на Восток, в горячих точках на Ближнем Востоке, в урегулировании конфликта между республиками бывшей Югославии и др., а также ослабление миротворческих усилий, чересчур проамериканская настроенность МИД и его министра, в целом безоглядный процесс сдачи внешнеполитических позиций.

С укреплением государственности внешняя политика России постепенно менялась. Проблемы и противоречия в ее проведении устранялись, корректировался внешнеполитический курс с учетом интересов России, становясь все более прагматичным. Это отчетливо обозначится на последующих этапах внешнеполитической деятельности новой России.



Индекс материала
Курс: Начало радикальных реформ (1991-1993 гг.)
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Социально-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ политика
«Гайдаровские реформы»: стратегия и этапы
Либерализация цен
Либерализация внешнеэкономической деятельности
Проведение приватизации
Аграрная реформа
Региональная экономическая политика
Социальная политика
Политический процесс
Курс на дальнейшую ликвидацию Советов
Обострение политической обстановки в середине 1992 г. - первой половине 1993 г.
Референдум и его последствия
Указ Президента РФ от 21 сентября 1993 г. № 1400
Завершение конфликта
Избирательная кампания и выборы 12 декабря 1993 г.
Избирательные объединения «существующего порядка»
Избирательные объединения оппозиционных сил
«Третья сила»
Итоги выборов в Государственную Думу
Референдум по проекту новой Конституции Российской Федерации
СТАНОВЛЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ
Отношения со странами Запада
Россия и СНГ
Попытки организационного скрепления СНГ
Организация экономического сотрудничества
Военно-политическое сотрудничество
Все страницы