Курс: Начало радикальных реформ (1991-1993 гг.) - Курс на дальнейшую ликвидацию Советов

Курс на дальнейшую ликвидацию Советов

В 1992-1993 гг. в политической сфере начался процесс не менее драматичный и противоречивый, чем радикально-либеральная модернизация экономики. Эти годы прошли под знаком экономического кризиса, острого политического противоборства, явного противостояния двух ветвей власти. И хотя после распада СССР российская государственная власть стала единственной законной властью на всей территории, которая осталась за Российской Федерацией, но фактически с самого начала 1992 г. система государственного управления оказалась в значительной мере разрушенной, а в верхних эшелонах власти, как отмечалось, стал развиваться конфликт, что стало стержнем политической жизни в указанные годы.

Продолжая начатый еще в годы «перестройки» курс на ломку прежней и становление новой политической системы, постсоветский режим решал двуединую задачу: окончательный демонтаж старой советской системы, полная ликвидация ее наследия, «институциональных остатков», создание надежного заслона на пути возрождения такого варианта политической системы и строительство гражданского общества. Первый шаг на этом пути уже был сделан: после «августовской победы» демократы утвердились у власти, а Президент приостановил деятельность КПСС и КП РСФСР. Вторым шагом должна была стать реорганизация Советов, которые как реальный механизм государственной власти изначально оставались без всяких существенных изменений, не считая временного «отключения» от них легальной деятельности компартии. Одновременно создавалась новая исполнительная вертикаль во главе с Президентом России.

В регионы были назначены его представители – главы местных администраций. Однако вскоре прерогативы последних стали оспариваться Советами, в гораздо большей степени связанными с настроением избирателей, нежели исполнительные органы власти и их представители на местах. Началась борьба за влияние в Советах. Часть из них однозначно поддержала новую власть России и ее представителей на местах. Ряд Советов, сохранивших верность старым идеям государственности, оказался в конфликте с исполнительной властью, стремился отмежеваться от непопулярного правительственного курса. Так, еще в ноябре 1991 г. вице-президент России А. Руцкой в ходе поездки по Сибири назвал тех, кто осуществлял реформаторский курс «мальчиками в розовых штанишках».

С позиции большей социальной защищенности в процессе реформ активно выступал и Председатель Верховного Совета РФ Р. Хасбулатов, присоединившийся к критике вице-президентом правительственного курса. 6 апреля 1992 г. он заявил о том, что Верховный Совет
«в некотором смысле» находится в оппозиции к реформам, и предложил иную концепцию реформирования экономики. На Шестом Съезде народных депутатов России Председатель Верховного Совета пошел на очередной конфликт с Правительством. Чтобы «откупиться» от Съезда, Президент осуществил накануне его открытия 6 апреля 1992 г. некоторые кадровые перестановки: убрал Г. Бурбулиса из правительства, сместил с поста главы президентской администрации Ю. Петрова, отобрал у Е. Гайдара пост министра финансов. Но это не помогло разрешить конфликт. 13 апреля кабинет подал заявление об отставке. Президент отставку не принял, но Е. Гайдар почувствовал некоторое охлаждение со стороны Президента и его окружения. Шестой Съезд народных депутатов пошел на уступки исполнительной власти. Он предоставил Президенту дополнительные полномочия и с оговорками поддержал экономические реформы в России.

Исполнительная власть, усматривавшая главную причину неудач реформ в деструктивной антиреформаторской позиции законодательного органа власти, стремилась избавиться от его опеки. Уже в мае 1992 г., встречаясь с рабочими Череповца, Президент однозначно заявил о том, что такой Съезд народных депутатов «надо разогнать к чертовой матери». Конфликт в верхних эшелонах власти, который наметился с самого начала 1992 г., стал приобретать новые обороты, он поставил на повестку дня принципиальные проблемы сущности реформ и государственного устройства. В сфере политической спор шел по трем основным проблемам: на каких принципах будет подписан новый федеративный договор, где принимать новую Конституцию – на съезде, референдуме, учредительном собрании или в новом парламенте, будет ли Россия парламентской или президентской республикой с сильной президентской властью, имеющей право формировать правительство и распускать парламент. Параллельно с дискуссиями по этим вопросам в действующую Конституцию вносились поправки. С 1990 по 1993 гг. их было внесено более 600.

Верховный Совет хотел лишить исполнительную власть особых полномочий, изменить пагубный, на его взгляд, курс экономических реформ, сохранить Советы как стабилизирующий фактор общественного развития. На стороне парламента в его борьбе выступила третья власть в лице Председателя Конституционного Суда В. Зорькина.

Президентско-правительственные структуры, напротив, считали, что дело не в смене реформаторского курса, а в наследии старой политической системы, в которой Советы в силу их всевластия и антиреформаторской позиции выступают дестабилизирующим фактором. Следовательно, по их суждению, надо принять новую Конституцию, при помощи которой и можно было бы решить практические политические задачи и осуществить перераспределение власти. Вот почему уже зимой 1992 г. в недрах президентского аппарата была создана рабочая группа по подготовке соответствующего проекта Конституции, которая закрепила бы идею президентской республики с фактически авторитарными полномочиями. Одновременно Верховный Совет РФ выработал альтернативный вариант проекта Конституции, в котором фактически закреплялся лозунг «Вся власть – Советам». При этом парламентская оппозиция неоднократно, по крайней мере, дважды, в апреле 1992 и в марте 1993 г., пыталась сместить правительство и Президента. Последний не оставался в долгу перед законодателями и принимал ответные меры. Так в России открывалась перспектива нового двоевластия, в условиях которого отношение Президента с представительными органами власти стало резко обостряться. Скоро конфронтация достигла критического уровня. Возникла реальная угроза раскола общества, что грозило перспективой гражданской войны и распадом федерации.

Таким образом, в основе противостояния двух высших институтов государственной власти лежали вначале скрытая, а затем явная борьба за государственную власть, различный подход к развитию конституционного процесса, к технологии осуществления реформ в условиях поляризации основных политических сил общества. Руководство Верховного Совета, кроме того, как отмечалось, настаивало на постепенном и более сбалансированном подходе к осуществлению рыночных реформ в стране.

В ходе этого противоборства равновесие между ветвями власти восстановить не удалось, хотя действовавшая Конституция даже при всем ее несовершенстве закрепляла такие важнейшие основы конституционного строя, как народовластие, принцип разделения властей, верховенство закона, уважение прав и свобод человека. В нараставшем конфликте не был найден разумный компромисс. В итоге всю систему государственной власти поразил глубокий кризис. Этому способствовал ряд таких обстоятельств, как просчеты правительства, достаточно независимая позиция Президента по отношению к законодательному корпусу, появление к весне 1992 г. непримиримой внепарламентской оппозиции в лице левых движений, во многом ориентировавшихся на коммунистов.

Наибольшую неприятность правящему режиму доставили движения «Трудовая Россия», «Трудовая Москва», Российская Коммунистическая партия. 23 февраля, который российские ветераны отмечали как День Советской Армии, во многих городах России прошел под знаком многочисленных митингов, критики деятельности правительства, сохранения единых вооруженных сил. В Москве, где власти запретили политическим организациям проведение праздничного митинга на Манежной площади, произошли первые столкновения демонстрантов и московской милиции, в которых пролилась кровь. 17 марта этого же года по инициативе движения «Трудовая Россия» состоялся митинг объединенной оппозиции, получивший известность как «Всенародное вече». Это массовое выступление, собравшее на Манежной площади около
350 тыс. чел. и приуроченное к годовщине референдума о судьбе СССР, подтвердило стремление его участников сохранить СССР, митингующие избрали постоянно действующую «Всенародную думу» и выдвинули кандидатом на пост главы государства А. Макашова. Эти и другие массовые политические события свидетельствовали о глубоком расколе общества, консолидации сил непримиримой оппозиции, стремлении к радикальным способам разрешения возникающих противоречий. В середине 1992 г. – первой половине 1993 г. политическая обстановка в стране значительно обострилась.



Индекс материала
Курс: Начало радикальных реформ (1991-1993 гг.)
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Социально-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ политика
«Гайдаровские реформы»: стратегия и этапы
Либерализация цен
Либерализация внешнеэкономической деятельности
Проведение приватизации
Аграрная реформа
Региональная экономическая политика
Социальная политика
Политический процесс
Курс на дальнейшую ликвидацию Советов
Обострение политической обстановки в середине 1992 г. - первой половине 1993 г.
Референдум и его последствия
Указ Президента РФ от 21 сентября 1993 г. № 1400
Завершение конфликта
Избирательная кампания и выборы 12 декабря 1993 г.
Избирательные объединения «существующего порядка»
Избирательные объединения оппозиционных сил
«Третья сила»
Итоги выборов в Государственную Думу
Референдум по проекту новой Конституции Российской Федерации
СТАНОВЛЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ
Отношения со странами Запада
Россия и СНГ
Попытки организационного скрепления СНГ
Организация экономического сотрудничества
Военно-политическое сотрудничество
Все страницы