Курс: Россия в макросоциальном контексте - Проблема приоритета права или блага

Проблема приоритета права или блага

Вообще, проблема приоритета права или блага является центральной для момента перехода от современной к постсовременной парадигме в социальной теории. Смысл разногласий между либералами и коммунитаристами здесь вполне ясен. Либералы защищают приоритет права над благом на том основании, что не существует бесспорной концепции блага, признаваемой всеми гражданами в качестве общей основы для определения направлений социального сотрудничества. Коммунитаристы же ставят под сомнение приоритет права над благом в двух смыслах: 1) и как моральное действие; 2) и как эпистемологическое утверждение относительно порядка морального знания. Ч. Тейлор полагает, что либерализм просто выдвинул свою собственную, альтернативную концепцию «хорошего общества». Мы не в состоянии разрешить вопросы права или справедливости, встав на нейтральную позицию по отношению к благам и ценностям: надо делать выбор среди различных благ.

Коммунитаристы утверждают также, что либеральная попытка определения принципов справедливости без признания того факта, что разнообразие благ и принципов требует вмешательства государства, хотя бы в процесс распределения, является самообманом.

М. Сэндел, а также Э. Макинтайр предъявляют либерализму упрек в том, что либеральный акцент на правах основывается на «морально обанкротившейся социальной онтологии, не принимающий во внимание роли традиции и общины в определении прав и принципов распределения».

Как идейное течение, коммунитаризм в своем развитии прошел ряд этапов. Если в 60-е годы философы-коммунитаристы использовали отдельные теоретические положения и терминологию марксизма, то сейчас они больше опираются на аристотелевскую теорию справедливости, частично модернизированную и обогащенную некоторыми гегелевскими идеями. Именно аристотелевская идея о том, что корни справедливости лежат в обществе, где главным связующим звеном является разделяемое большинством представление как о благе человека, так и о благе самого общества, оказала сильное влияние на критику Макинтайром теории справедливости Роулса. И точно так же гегелевская концепция исторической обусловленности человека вдохновила некоторых ученых, например, Сэндела, на отрицание либеральной интерпретации человеческой природы.

Согласно коммунитаристским взглядам Бейнса, либерализм, хотя и не наследует саму метафизику Канта, но в целом все же идет вслед за ним, когда пытается определить право независимо от тех объектов, которые желают индивиды, или тех целей, которые они ставят.
(У Канта, по Бейнсу, права определялись не через желаемые объекты, а в связи с универсальными чертами практического рассуждения или морального действия). Бейнс показывает, что теория «справедливости как честности» Роусла ориентирована на представление об «исходной позиции», в которой участники, «лишенные представления о своих собственных концепциях блага, избирают принципы для определения путей общественного сотрудничества между ними».

Резкое противопоставление этих двух подходов — либерализма и коммунитаризма — заставляет нас рассматривать моральный универсум в терминах напряженного дуализма: наша самоидентификация либо полностью независима от наших корней, оставляя нас целиком свободными в выборе жизненных планов, — либо, напротив, мы тотально обременены социумом; либо право имеет абсолютный приоритет перед благом — либо понятие блага полностью занимает место права; либо право полностью независимо от исторических и социальных частностей — либо понятие о справедливости и добродетели должно полностью основываться на повседневной частной практике данного конкретного общества и т.д.

В ходе многолетних дискуссий между представителями либерализма и коммунитаризма происходит сглаживание наиболее острых противоречий. С одной стороны, большинство либералов соглашается, что права сами по себе уже предполагают некоторое понятие о благе для граждан (по крайней мере, о благе социального сотрудничества). Так, в «Теории справедливости» Роулс признал, что определение права опирается на «узкую теорию» блага, включающую минимально необходимые положения о природе социального сотрудничества. С другой стороны, многие коммунитаристы (например, Тейлор и Уолцер) безусловно, поместили бы либеральные права как таковые на высокое место в любом списке разнообразных благ, ценимых в демократическом обществе.



Индекс материала
Курс: Россия в макросоциальном контексте
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
РОССИЯ КАК ЧАСТЬ КОНТЕКСТА СМЕНЫ ПАРАДИГМ СОЦИАЛЬНОГО ЗНАНИЯ
Россия как часть социального контекста смены социальных теорий второй половины XX века
Проблема российской идентичности
Традиции в процессах модернизации современного российского общества
ДИЛЕММА КОММУНИТАРИСТСКОЙ И ЛИБЕРАЛЬНОЙ ПАРАДИГМ В РАЗВИТИИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО И ЗАПАДНОГО ПРАВОСОЗНАНИЯ И НАУКИ О ПРАВЕ
Характеристика коммунитаристской и либеральной парадигм
Развития «параллелизма» либеральной и коммунитаристской парадигм правового сознания
ПРАВА ЧЕЛОВЕКА С ПОЗИЦИЙ КОММУНИТАРИСТСКОЙ И ЛИБЕРАЛЬНОЙ ПАРАДИГМ
Природа человека в рамках коммунитаризма и либерализма
Два поколения прав человека
Третье поколение прав человека
Проблема приоритета права или блага
Конкретизация и детализация прав в условиях социальной трансформации Запада сегодня
ПРИЧИНЫ НЕУДАЧ РЕФОРМ 1991-1998 гг. В РОССИИ
Социальная база режима
Свобода и порядок
Экспертное знание в социальной сфере
Западные эксперты
СТАНОВЛЕНИЕ ХОРОШЕГО ОБЩЕСТВА
Проблема прав человека и различия современного и постсовременного дискурса в юридических и политических науках
От модели идеального общества к модели «хорошего общества»
Заключение
Все страницы