Курс: Основные понятия синтаксиса - Управление

 

Управление

Управление принято определять как вид под­чинительной связи, при котором главный компонент словосочетания требует от зависимого формы опре­деленного падежа без предлога или с предлогом. Но это определение ориентировано не на все традицион­но относимые к управлению случаи, а лишь на те из них, где форма падежа существительного предска­зывается управляющим словом как обязательная.

Между тем синтаксическая традиция относит к управлению и многочисленные случаи, где форма падежа существительного непосредственно мотиви­рована выражаемым ею смыслом, а также случаи, где зависимая падежная форма существительного не обязательна. Здесь проявляется расхождение между принятой дефиницией явления и интуитивным более широким представлением о нем в науке XIX в.

Интуитивное представление об управлении со­стоит в следующем: управление мыслится как вид подчинительной связи, при котором в качестве зави­симого компонента словосочетания выступают па­дежные формы существительного в их субстан­тивной сущности, т. е. не вызванные уподоблением падежной форме главного компонента, как это имеет место у прилагательных и вообще при согласовании (ср.: в путь-дорогу, с красавицей-женой), а выражающие определенные смысловые отношения обо­значаемого ими предмета к признаку или предмету, названному главным компонентом словосочетания. В основе этого представления лежат два признака:
1) управление понимается как вид зависимости па­дежных форм существительного (непосредственно или в сочетании с предлогом); 2) управление проти­вополагается согласованию как связь, основанная не на уподобительном употреблении падежной формы.

Эти признаки отражают механизм синтакси­ческой связи, и потому они, как и признаки, на основе которых синтаксическая традиция выделяла другие виды подчинительной связи (согласование и примыкание), морфологичны, связаны с грамматическими свойствами зависимой формы слова. В этой однородности подхода к выделению управления, со­гласования и примыкания состоит сильная и при­влекательная сторона традиционного широкого понимания управления.

В целом управление представляет собой связь, направленную от слова (главный компонент словосо­четания) к форме слова (зависимый компонент), вследствие чего форма управляющего слова не влияет на форму зависимого: делать добро, делает добро, делающий добро; надеяться на успех, надеет­ся на успех, надеющийся на успех; планета людей, планеты людей, планете людей; чуждый зависти, чуждого зависти, чуждые зависти. Исключение со­ставляют только два случая, когда связью управле­ния соединены форма слова с формой слова (падежной формой существительного):

  1. Сочетания, образуемые формами сравнитель­ной степени прилагательного или наречия и превос­ходной степени прилагательного: сильнее смерти, выше гор; сильнейший из борцов, высочайшая из вершин. Однако и в этих, словосочетаниях изменение формы управляющего слова влечет за собой не изме­нение формы управляемого слова, а утрату позиции, т. е. словосочетание распадается; ср. невозможность употребления родительного беспредложного (как при компаративе) и сочетания "из + род. п." (как при форме превосходной степени) при формах положительной степени прилагательных или наречий, на­пример при сильный (сильно), высокий (высоко), приведенных выше в компаративе и форме превос­ходной степени ["сильный (сильно) смерти", "высокий (высоко) из гор"]. Следовательно, данные словоформы управляют падежными формами существительных совершенно так же, как это свойственно словам; они имеют специфические сочета­тельные свойства, т. е. синтаксически ведут себя как слова.

Сочетания, образуемые спрягаемой формой личного глагола и формой именительного падежа существительного, инфинитивом и формой дательного падежа существительного: Будет дождь. - Быть дождю; Он не уедет. - Ему не уехать; возможные для некоторых глаголов при отрицании или значении интенсивности сочетания с формой родительного падежа существительного: Не будет дождя; Не пришло ни одного человека; Натекло воды; Пона­ехало гостей.

Сочетание безличного глагола с формой косвенного падежа существительного (Больного знобит; Мне не спится; Ему взгрустнулось) с одинаковой убедительностью можно рассматри­вать и как сочетание формы слова (спрягаемой формы глагола) с формой слова (падежной формой существительного) и как сочета­ние слова (безличного глагола как лексемы) с формой слова (падежной формой существительного). Различия между сочета­ниями "форма слова + форма слова" и "слово + форма слова" здесь нет, так как безличные глаголы имеют, по существу, лишь спрягаемые формы; из числа неспрягаемых у них возможен только инфинитив, сочетательные особенности которого ограничены сое­динениями с фазовыми и модальными глаголами, которые в этом случае имеют форму безличных (ср.: знобит - начало знобить, может знобить), так что употребление формы косвенного падежа существительного в таком сочетании не может являться доказательством того, что она зависит от безличного глагола как слова.

Таким образом, главный компонент словосочета­ния при управлении может быть словом или формой слова, зависимый же - всегда форма слова, и при этом форма совершенно определенного класса - па­дежная форма существительного.

Управляющее слово может принадлежать к лю­бой части речи. Соответственно различаются гла­гольное, субстантивное, адъективное и адвербиаль­ное управление: уважать противника, соответствовать требованиям, отказать в просьбе, идти по тропинке; стакан молока, вид спорта, внимание к окружающим; готовый к работе, далёкий от жизни, похожий на гвоздь; вдвоём с братом, украд­кой от матери, сродни искусству.

Управление предстает как явление неоднородное. Это было замечено многими исследователями син­таксического строя русского языка, предлагавшими одно из двух решений: либо сузить понятие управ­ления, либо разграничить внутри управления несколько видов.

Первое направление связано с именем А.А. Потебни, который писал: "Чтобы понятие управления не расползлось в туман, следует понимать под ним только такие случаи, когда падеж дополнения опре­деляется формальным значением дополняемого (напр., винительный прямого объекта при действительном глаголе, падеж с предлогом при предлож­ном [приставочном] глаголе, как надеяться на бога). Если же дополняемое слово само по себе не указы­вает на падеж дополнения, то об управлении не мо­жет быть и речи. Другими словами, связь между дополняемым и дополнением может быть теснейшая и более отдаленная". Потебня обратил внимание на два признака подчинительной связи, по-разному проявляющиеся в разных случаях, по традиции относимых к управлению: 1) указывает ли дополняе­мое на падеж дополнения или не указывает;
2) является ли связь между дополняемым и допол­нением "теснейшей" или "более отдаленной". Эти признаки Потебня считал существующими только в таких комбинациях: дополняемое указывает на па­деж дополнения - связь "теснейшая"; дополняемое не указывает на падеж дополнения - связь "более отдаленная".

Природа первого признака очевидна: это предсказующий ~ непредсказующий характер связи. При предсказующей связи форма зависимого компонента словосочетания определяется свойствами главного - собственно грамматическими: выше гор, высочайшая из гор; лексико-грамматическими: чувствовать боль, бояться боли; словообразовательными: на­толкнуться на ошибку, оторваться от преследо­вателей. При непредсказующей связи форма зави­симого компонента словосочетания не определяется свойствами главного, выбирается из числа форм зависимого существительного как носительница имен­но того смысла, который должно выразить это существительное: идти с другом, работать в саду.

Менее ясна природа второго признака. За опре­делениями связи "теснейшая" и "более отдаленная" может стоять признак обязательности ~ необяза­тельности связи. В истории русской науки укрепи­лось именно такое понимание, и с признаком пред­сказуемости стали связывать признак обязательности, а с признаком непредсказуемости - признак необязательности.

Мысль, высказанная Потебней, оказала большое влияние на последующее изучение управления. На основе комплексного представления о предсказуе­мости-обязательности синтаксической связи, с одной стороны, и непредсказуемости-необязательности - с другой, стали различать два вида управления: силь­ное и слабое. Эти понятия были выдвинуты
А.М. Пешковским, который определил сильное управление как "такую зависимость существительного или предлога с существительным от глагола, при которой между данным падежом или данным предлогом с данным падежом, с одной стороны, и словарной или грамматической стороной глагола, с другой стороны, есть необходимая связь". Слабое управление соответственно определялось как связь не необходимая, т.е. такая, при которой зависимая форма косвенного падежа не является обязательной и не предсказывается словарными (лексическими) или грамматическими свойствами управляющего слова.

Признак обязательности ~ необязательности син­таксической связи, на который наряду с признаком предсказуемости ~ непредсказуемости ориентировано понятие сильного ~ слабого управления, долгое вре­мя не был предметом анализа, так как не отделялся от признака предсказуемости ~ непредсказуемости. Первые попытки его выделения и определения отно­сятся к середине 60-х годов XX в.

Позднее внимание исследователей привлек еще один признак, позволяющий выделить в традицион­но широких границах управления несколько видов связи. В ряде работ предлагается различать не два, а большее количество видов связи форм косвенных падежей существительных со словом, от которого они зависят. При этом делении, кроме признаков предсказуемости ~ непредсказуемости и обязатель­ности ~ необязательности, учитывается еще и харак­тер синтаксических отношений между компонентами словосочетания. Наибольшую известность получила концепция, согласно которой выделяются три вида зависимых форм косвенных падежей: сильное управление, сла­бое управление и именное (или падежное) примыка­ние. Основным признаком, на основе которого раз­граничиваются эти виды связи, является характер синтаксических отношений, а следовательно, и ха­рактер значения падежных форм. Только этот приз­нак и отличает именно примыкание от управления (сильного и слабого вместе): при управлении выра­жаются объектные и субъектные отношения, а так­же отношения, называемые восполняющими (комплетивными), и падежные формы сохраняют свое предметное значение, а "при именном примыкании возобладавшим оказывается не предметное значение примыкающего имени, а атрибутивное (в широком смысле этого слова) значение самой падежной фор­мы или всей предложно-падежной группы, которая выступает в этом случае как потенциальное наречие или потенциальная "прилагательная форма".

Семантический же признак, но уже наряду с признаком обязательности ~ необязательности связи различает в этой концепции сильное и слабое управ­ление: при сильном управлении выражаются соб­ственно объектные или комплетивные отношения и появление зависимой падежной формы предопреде­лено как регулярное, а при слабом управлении "объектные, субъектные или комплетивные отноше­ния осложнены отношениями собственно-характеризующими или обстоятельственно-характеризую­щими" и появление зависимой падежной формы как регулярное не предопределено.



Индекс материала
Курс: Основные понятия синтаксиса
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Предмет и задачи синтаксиса
Синтаксические единицы – единицы языка и речи
Средства выражения синтаксической связи
Виды синтаксических связей
Виды сочинительной связи
Виды подчинительной связи
Согласование
Согласование сказуемого с подлежащим
Полное и неполное согласование
Управление
Примыкание
Слово как объект синтаксиса
Форма слова как объект синтаксиса
Разработка учения о словосочетании в русской науке
Словосочетание и сложное предложение
Структура словосочетания
Типы словосочетаний
О КОНСТИТУТИВНОЙ СИНТАКСИЧЕСКОЙ ЕДИНИЦЕ
Все страницы