Курс: Основные понятия синтаксиса - Согласование сказуемого с подлежащим

 

Согласование сказуемого с подлежащим

Особым видом синтаксической связи является координация – согласование главных членов в двусоставном предложении; она может быть полной, синтаксической: девочка уснула, стол сломался; и неполной, семантической. Внешне координация подлежащего и сказуемого сходна с подчинительной связью согласования, но внутренний характер этой связи и ее основные грамматические признаки несколько иные. Так, при согласовании зависимое слово подчиняется главному во всех формах, при координации происходит взаимное согласование и ни одну из форм нельзя назвать главной или зависимой, а также согласование осуществляется не во всех общих формах. Основное отличие координации заключается еще и в том, что при данном виде связи возникают предикативные отношения.

Координация нередко рассматривается и как вид согласования. Синтаксическая традиция рассматривает как со­гласование и связь между формами слов: формой именительного падежа существительного (подлежа­щее) и спрягаемой формой глагола (сказуемое). По своему формально-синтаксическому механизму эта связь имеет много общего со связью между су­ществительным и формами прилагательного, на ко­торую ориентировано традиционное определение со­гласования как уподобления зависимого компонента словосочетания главному в одноименных грамматических формах.

Форма именительного падежа существительного и спрягаемая форма глагола или краткая форма прилагательного, подобно существительному и при­лагательному в субстантивном словосочетании, бы­вают объединены общностью форм числа и рода: Лес обнажился, поля опустели (Н.); Тиха украинская ночь, прозрачно небо (П.). Поскольку существитель­ные не изменяются по родам, а некоторые из них имеют форму только одного числа, глагол же во всех спрягаемых формах изменяется по числам (а в про­шедшем времени и сослагательном наклонении и по родам) и краткие формы прилагательных тоже из­меняются по числам и родам, то имеются чисто формальные основания считать главным компонен­том данных словосочетаний форму именительного падежа существительного и видеть в общности форм числа и рода результат соотнесения с ним спрягае­мой формы глагола и краткой формы прилагатель­ного. Направление синтаксической связи от подле­жащего к сказуемому и ее предсказующий характер с очевидностью проявляются в конструкциях типа Сметана скисла; Молоко скисло; Сливки скисли, где полностью устранена возможность толкования формы сказуемого как независимой от формы под­лежащего, так как сказуемое здесь повторяет грам­матические "капризы" подлежащего и его форма не может быть понята как непосредственно мотивиро­ванная внеязыковой действительностью.

Более сложный случай согласования представлен в предложениях, где место существительного занято числительным, инфинитивом или другим "замес­тителем", не имеющим числа и рода. В таких предложениях нет уподобления сказуемого подлежащему в числе и роде, так как подлежащее не имеет этих категорий. Однако предсказующий характер связи и направление ее от подлежащего имеются и здесь: подлежащее предсказывает сказуемое в совершенно определенной форме - в форме единственного чис­ла, а при изменяемости сказуемого по родам - среднего рода: Отступать было покрыть себя позо­ром; Грянуло "ура". Таким образом, форма един­ственного числа среднего рода выступает как выра­жение соотнесенности сказуемого с подлежащим, не охарактеризованным по числу и роду.

При подлежащем с лексическим значением числа или неопределенного количества форма соотнесен­ности усложняется, она становится вариативной - среднего рода единственного числа или множествен­ного числа: Пятеро ушло (ушли); Несколько чело­век пришло (пришли). Последний вариант (мн. ч.), в котором грамматическая традиция видит "согласование по смыслу", отражает влияние на со­отнесенность формальных признаков связываемых компонентов конструкции содержания главного компонента - подлежащего (наличия в нем значе­ния множества). Выбор формы сказуемого в случа­ях, когда система языка предполагает ее вариатив­ность, определяется узусом и нормой.

Менее очевидно влияние формы именительного падежа существительного на форму лица глагола.

Характер грамматического значения лица и положение кате­гории лица в системе грамматических категорий сложны. Это отражается в толковании категории лица разными учеными: кате­горию лица либо относят к семантически содержательным и включают в число предикативных категорий, либо рассматривают как собственно синтаксическую, согласовательную категорию.

Включение категории лица, наряду с категориями времени и модальности, в комплекс, образующий предикативность, вызывает ряд возражений. Значение лица не является специфически "предложенческим" грамматическим значением, так как, в отличие от значения времени и наклонения, оно не составляет принадлеж­ности только спрягаемой формы глагола. Значение лица несут все личные местоимения (существительные: я, ты, он; прилагатель­ные: мой, твой, его; наречия: по-моему, по-твоему). Поэтому в предложении может быть выражено сразу несколько разных значений лица: Я его боюсь; Ты взял мои очки. Однако и здесь связь сохраняет свой предска­зующий характер. Личные местоимения 1-2-го лица прогнозируют соответствующие формы глагола-сказуемого; все другие существительные, не охарак­теризованные по категории лица, - форму 3-го ли­ца: Мы отдохнём; Лес шумит. В последнем случае связь не имеет характера уподобления (сущест­вительные, за исключением личных местоимений, не имеют категории лица) и форма 3-го лица глагола выступает как формальное выражение соотнесен­ности с формой именительного падежа существи­тельного, не охарактеризованного по категории лица (ср. соответствующее явление из области согласова­ния по числу и роду). Квалифицируя связь сказуемого с подлежащим, не охарактеризованным по ка­тегориям рода, числа и лица, как согласование, грамматисты опирались на интуитивное ощущение общности механизма связи в сочетаниях типа хоро­шая погода, я иду, с одной стороны, и грянуло "ура", лес шумит - с другой. Исходя из традиционного понимания согласования как уподобления видеть согласование в связи сказуемого с подлежащим нельзя. К согласованию эти случаи относили вопре­ки принятому определению согласования как упо­добления на основе интуитивного более широкого представления о сущности согласования. Учитывая данные случаи, согласование можно определить бо­лее точно - как соотнесенность форм главного и зависимого компонентов словосочетания, которая проявляется в том, что зависимый компо­нент уподобляется главному в одноименных формах числа и рода или лица либо сигнализирует своей формой о неохарактеризованности главного компо­нента со стороны числа, рода, лица.

Характеристика связи между формой именитель­ного падежа существительного и спрягаемой формой глагола не исчерпывается установлением согласова­ния, направленного от существительного к глаголу. Имеется и другая зависимость, которая реализуется в исходящем от спрягаемой формы глагола требова­нии определенной формы существительного, именно именительного падежа. Это требование определяется двумя характеристиками глагола-сказуемого. Во-первых, исходящее от глагола-сказуемого требование формы именительного падежа существительного определяется лексико-грамматической природой гла­голов, способных вступать в такое сочетание, со­ставляя одну из сторон сочетательных свойств гла­гола. Сочетаться с формой именительного падежа существительного могут так называемые личные глаголы, в отличие от безличных, сочетательные свойства которых не допускают употребления при них надежной формы существительного; ср.: Я сплю. - Мне спится; - Он не сидит на месте. - Ему не сидится на месте. Спрягаемые формы гла­голов, сочетательные свойства которых не допускают соединения их с формой именительного падежа су­ществительного (безличных), не имеют согласовательных категорий; они не изменяются по числам, родам и лицам, у них только одна форма: 3-е лицо единственного числа в настоящем и будущем време­ни и среднего рода в прошедшем времени и сослага­тельном наклонении, - что является знаком несое­динимости глагола с именительным падежом су­ществительного.

Во-вторых, исходящее от глагола-сказуемого тре­бование формы именительного падежа существи­тельного определяется грамматической формой гла­гола. Сочетаться с формой именительного падежа глаголы могут лишь в спрягаемой форме, инфини­тив не допускает сочетания с формой именительного падежа существительного; ср.: Я сплю. - Мне спать; Он не сидит на месте. - Ему не сидеть на месте.

В случаях типа И царица - хохотать (П.) наличие формы именительного падежа объясняется тем, что инфинитив занимает позицию спрягаемой формы глагола, получая модально-временные характеристики, свойственные спрягаемой форме, и образуя пред­ложения, смысл которых тот же, что и у предложений, вклю­чающих спрягаемую форму глагола; транспозиция, как это обычно бывает, сопровождается экспрессивно-стилистическими наслое­ниями, которые определяют своеобразие предложений с инфини­тивом в позиции спрягаемой формы.

Зависимость подлежащего от сказуемого можно определить как управление, так как она выражается постановкой зависимого существительного в определенном (в данном случае в именительном) падеже. Здесь присутствует и другой характеристиче­ский признак управления: выражение связи опреде­ляется лексико-грамматической природой главного компонента словосочетания - тем, что это личный (не безличный) глагол. Своеобразие же этой связи в том, что определяющим фактором является не толь­ко лексико-грамматическая природа главного компонента, но и его форма - спрягаемая, в отличие от инфинитива, управляющего дательным падежом.

Наличие в сочетаниях формы именительного па­дежа существительного и спрягаемой формы глагола двойной разнонаправленной зависимости (требование соотнесенности в числе, роде, лице, исходящее от формы именительного падежа существительного, и требование формы именительного падежа, исходя­щее от спрягаемой формы глагола) заставляет ква­лифицировать их как сочетания со связью взаимо­зависимости, образующейся сосуществованием со­гласования, в котором реализуется зависимость ска­зуемого от подлежащего, и управления, в котором реализуется зависимость подлежащего от сказуе­мого.

Во взаимозависимости между подлежащим и ска­зуемым обычно видят специфику связи компонен­тов предикативного словосочетания, ее особенный, "предложенческий" характер. Между тем данный тип взаимозависимости свойствен и одному виду не­предикативных словосочетаний. Аналогичное сосу­ществование разнонаправленных согласования и управления имеет место в словосочетаниях, образо­ванных формами именительного-винительного паде­жа числительного, изменяющегося по родам, и ро­дительного падежа существительного: два друга - две подруги; полтора часа - полторы недели. В этих словосочетаниях числительное зависит от существительного, что выражается его согласованием с существительным в роде, и вместе с тем управляет существительным, требуя от него формы родитель­ного падежа. Как и в сочетании "подлежащее + ска­зуемое", управление исходит не от слова (числи­тельного), а от его формы именительного-вини­тельного падежа (ср. формы косвенных падежей, в которых числительное не управляет существитель­ным, а согласуется с ним: двух друзей, двум друзьям и т. д.). Своеобразие данного случая управления в том, что числительное определяет форму не только падежа, но и числа зависимого существительного. Эта черта отличает вообще управление числитель­ных существительными.

Специфика связи подлежащего со сказуемым за­ключается в своеобразной конструктивной роли сое­диняемых ею компонентов предложения. Подлежа­щее и сказуемое не составляют, подобно сочетаниям взаимосвязанных форм числительного и существи­тельного, одного комплексного компонента предло­жения. Сказуемое, являясь носителем предикатив­ности, образует предикативный центр предложения; подлежащее же представляет собой конструктивно необходимое распространение этого центра, наличие которого обязательно при функционировании двусо­ставного предложения как целого отдельного текста, т. е. без опоры на контекст и ситуацию, в условиях, когда в предложении представлены все его конститутивные компоненты.



Индекс материала
Курс: Основные понятия синтаксиса
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Предмет и задачи синтаксиса
Синтаксические единицы – единицы языка и речи
Средства выражения синтаксической связи
Виды синтаксических связей
Виды сочинительной связи
Виды подчинительной связи
Согласование
Согласование сказуемого с подлежащим
Полное и неполное согласование
Управление
Примыкание
Слово как объект синтаксиса
Форма слова как объект синтаксиса
Разработка учения о словосочетании в русской науке
Словосочетание и сложное предложение
Структура словосочетания
Типы словосочетаний
О КОНСТИТУТИВНОЙ СИНТАКСИЧЕСКОЙ ЕДИНИЦЕ
Все страницы