Курс: Противоракетное оружие: позиции США и России - ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Усилия, предпринятые политическим и военным руководством США во второй половине 1990-х годов, свидетельствуют о том, что Вашингтон взял открытый курс на создание в недалеком будущем системы ПРО территории страны. Необходимым условием развертывания такой ПРО является «модернизация» Договора по ПРО с тем, чтобы, не нарушая международно-правовых обязательств, проводить разработку, испытания и, в конечном счете, строительство широкомасштабной системы обороны. На первом этапе, по заявлениям Вашингтона, предполагается осуществить создание так называемой «ограниченной» ПРО, предназначенной для перехвата одиночных или небольших групп ракет. На самом же деле строительство такой ПРО имеет главной целью создание основы противоракетной обороны территории страны, на базе которой в будущем будет развернута широкомасштабная ПРО.

О том, что США уже в настоящее время проводят работы по созданию элементов системы ПРО, свидетельствует, в частности, размещение в 1999 году в Норвегии вблизи местечка Варде радиолокационной станции «Глобус-2». В качестве легенды прикрытия была выдвинута версия о том, что эта РЛС предназначена для слежения за «космическим мусором», а ее использование оправдывается различными юридическими уловками, которые призваны доказать, что функционирование станции не нарушает условий Договора по ПРО. В то же время, по оценкам российских специалистов, эта РЛС была задействована в испытаниях в интересах создания национальной ПРО США и, вне всякого сомнения, предназначена для наблюдения за пусками баллистических ракет России наземного и морского базирования с расположенных недалеко от Норвегии полигонов Плесецк и Ненокса. Тактико-технические характеристики этой РЛС позволяют использовать ее в качестве одного из компонентов американской системы предупреждения о ракетном нападении, что будет способствовать повышению эффективности СПРН. Российская сторона не могла оставить без внимания подобные неблаговидные действия США, и в апреле 2000 года Москва сделала ряд заявлений о том, что развертывание РЛС
«Глобус-2» является нарушением Договора по ПРО, запрещающего развертывание компонентов системы ПРО за пределами разрешенных районов или испытательных полигонов. Тем более является недопустимым размещение вне периферии национальной территории РЛС системы раннего предупреждения о ракетном нападении.

Твердая, принципиальная позиция Москвы в отношении незыблемости Договора по ПРО в его нынешнем виде является серьезным препятствием на пути осуществления планов Вашингтона.

В период подписания Договора по ПРО в 1972 году и в последующие годы это соглашение непосредственно касалось взаимоотношений СССР и США и мало затрагивало интересы других стран. Однако, уже начиная с середины 1980-х годов, стал набирать силу процесс глобализации в обеспечении международной безопасности. Национальная безопасность многих государств стала все больше определяться состоянием стратегической стабильности в мире, поддержанием установившегося военно-стратегического баланса, предотвращением вооруженных конфликтов.
В этих условиях Договор по ПРО стал все больше приобретать международный характер, и в силу этого многие страны увидели в нем залог международной стабильности, соответствующей их национальным интересам. Они стали отдавать себе отчет в том, что развертывание системы ПРО в одностороннем порядке нанесет удар по военно-силовому балансу, неминуемо спровоцирует ответные меры со стороны тех стран, которые почувствуют, что их национальной безопасности будет нанесен ущерб. В этих условиях следует ожидать создания или усиления уже имеющейся группировки наступательных ядерных средств, развертывания нового этапа гонки вооружений.

В период президентства Бориса Ельцина американское руководство не без оснований рассчитывало и нередко использовало его уступчивость при решении политических проблем, склонность к экспромтам и весьма поверхностное знакомство с предметом переговоров в целях принятия выгодных для США решений. Неожиданное прекращение Ельциным президентских полномочий и приход на высший государственный пост России весьма жесткого, энергичного и прагматичного политика – Владимира Путина «спутало карты» и весьма озадачило официальный Вашингтон. Переговоры Президента Путина с руководством Китая, Северной Кореи укрепили позицию Москвы в противостоянии дипломатическому давлению Вашингтона.

Почувствовав изменение внутриполитической ситуации в Москве, в том числе и в отношении к американским предложениям по «модернизации» Договора по ПРО, уже с января 2000 года ведущие вашингтонские дипломаты постепенно самоустранились от участия в переговорах по этой проблеме. Характерным жестом явилось делегирование госсекретарем Мадлен Олбрайт полномочий по этому вопросу своему заместителю Строубу Тэлботту. Однако вскоре и Тэлботт, убедившись в непреклонной позиции России и непопулярности среди мирового сообщества идеи создания национальной ПРО, значительно убавил активность.

В ноябре 2000 года на сессии Генеральной Ассамблеи ООН была вновь принята Резолюция в поддержку Договора по ПРО 1972 года. Резолюцию поддержали 88 государств, против – 5 стран, 66 воздержались. Принимая Резолюцию, члены ООН приветствовали решение президента США Билла Клинтона от 1 сентября 2000 года отложить принятие решения о развертывании национальной ПРО и предоставить это право будущему президенту страны.

На встрече лидеров «большой восьмерки» на Окинаве, состоявшейся в сентябре 2000 года, позиция России в отношении ПРО была фактически поддержана всеми участниками саммита, разумеется, кроме Билла Клинтона.

Обращает на себя внимание то, что позиция России в отношении внесения поправок в Договор весьма последовательна и логична. Свое отношение к Договору Москва базирует на его основном предназначении – предотвратить развертывание противоракетной обороны территории страны и даже создание основы такой обороны. Возможность внесения поправок в Договор предусмотрена его статьей 13, однако они должны соответствовать духу соглашения и иметь направленность, соответствующую его основному предназначению.

Наглядным примером поправки, укрепляющей Договор, стал Протокол 1974 года, в котором стороны договорились о сокращении числа районов обороны с двух до одного. Напротив, позиция США, особенно в последние годы, предусматривает либерализацию ограничений, предусмотрен-ных Договором, с таким расчетом, чтобы открыть дорогу для строительства ПРО территории страны. Именно такие подходы определяют принципиально различные позиции сторон по вопросу о будущем Договора и созданию ПРО.

На пути реализации планов США встали не только политические, но и военно-технические факторы. На первом этапе развертывания национальной ПРО основной расчет делался на ракеты-перехватчики наземного базирования, к испытаниям которых США приступили в 1999 году. Но из трех проведенных испытаний по перехвату боеголовки МБР два оказались неудачными. Особенно негативную роль сыграло последнее испытание, проведенное 7 июля 2000 года, непосредственно перед запланированным объявлением президентом Клинтоном решения о сроках развертывания системы ПРО, и завершившееся полным провалом.

Серия технических неудач оказала некоторое отрезвляющее воздействие, особенно на тех политических деятелей США, которые не определились в своем отношении к планам создания ПРО. Более того, создавалось впечатление о том, что, узнав о провале последнего испытания перехватчика, Билл Клинтон испытал чувство облегчения, получив серьезный довод в борьбе со своими оппонентами – сторонниками скорейшего начала развертывания ПРО. В своем выступлении 1 сентября 2000 года в Джорджтаунском университете он объявил о решении не санкционировать развертывание национальной противоракетной обороны, предоставив это право следующему президенту страны.

Вероятно, не последнюю роль в принятии Клинтоном этого решения также сыграли предложения России в отношении дальнейшего сокращения ядерных вооружений, которые Владимир Путин передал Биллу Клинтону в ходе встречи на Окинаве. В случае принятия решения о развертывании ПРО создалась бы парадоксальная ситуация, когда в условиях проводящегося ядерного разоружения развернулась бы гонка оборонительных вооружений.

Большинство политологов и военных специалистов России сходятся во мнении в том, что в случае создания в США национальной ПРО или ее основ будет разрушен весь процесс разоружения. Начнется вторая «холодная война», а взаимоотношения России и США в военной сфере будут отброшены на десятки лет назад. Определенное влияние на решение президента Клинтона о переносе сроков развертывания ПРО оказало негативное отношение к этим планам ближайших партнеров США и НАТО, в частности Германии и Франции, опасающихся стать заложниками эгоистичной американской военной политики.

Жесткие заявления президента Джорджа Буша-младшего свидетельствуют о том, что, находясь на высшем государственном посту Америки, он не собирается дезавуировать свои предвыборные обещания в отношении развертывания национальной ПРО. В то же время нерешенность технических проблем в борьбе с ракетами потенциальных противников (в чем признавался Билл Клинтон) создает для нового президента США довольно сложную коллизию. Суть ее состоит в том, что, выполняя свои предвыборные обещания и удовлетворяя настойчивые требования ВПК в отношении развертывания системы ПРО (которая будет еще длительное время малоэффективной), США тем самым провоцируют Россию на усиление своих стратегических наступательных вооружений, в частности на возобновление производства многозарядных ракет наземного базирования, которых больше всего опасаются в США.

Политологи и аналитики обращают внимание на то, что сам подбор ближайшего окружения 43-го президента свидетельствует об укреплении военно-силовой направленности внешней политики Вашингтона. Об этом, в частности, свидетельствует избрание в паре с Джорджем Бушем на пост вице-президента бывшего министра обороны Ричарда Чейни, назначение на должность госсекретаря бывшего председателя комитета начальников штабов отставного генерала Колина Пауэлла, на должность министра обороны Дональда Рамсфелда, более двух десятков лет тому назад уже занимавшего этот пост. Помощником президента по национальной безопасности назначена Кондолиза Райс, считающаяся специалистом по России, особенно в военной сфере.

Из-за непримиримости позиции России в отношении незыблемости Договора по ПРО, у Джорджа Буша практически остается только один путь – объявить о выходе из Договора со всеми вытекающими отсюда негативными для международной безопасности последствиями. В этих условиях резким диссонансом прозвучали предложения Президента Владимира Путина о целесообразности сокращения стратегических ядерных арсеналов России и США ниже ранее заявленного уровня в формате будущих переговоров СНВ-3 в 2000-2500 боезарядов. Появившиеся на страницах СМИ сообщения о решении Совета безопасности РФ по радикальному сокращению (в силу экономических причин) количества боезарядов на СНВ до 1500 единиц, а возможно и еще меньше, дают понять руководству США, что такая вивисекция российских СЯС будет происходить даже в случае выхода Америки из Договора по ПРО.

Стремление США к созданию территориальной ПРО оказало серьезное влияние на сближение позиций России и Китая по основным военно-политическим проблемам. Если раньше Китай уклончиво отвечал на предложения России о налаживании стратегического партнерства, то в последнее время ситуация стала заметно изменяться.

Создание американской ПРО практически обесценивает китайскую политику ядерного сдерживания, поскольку имеющиеся на вооружении Китая 20 МБР и 12 БРПЛ в случае военного конфликта могут быть перехвачены «ограниченной» ПРО. В связи с имеющимися противоречиями между Китаем и США, особенно по проблеме Тайваня, такая ситуация отнюдь не устраивает китайское руководство, и оно предприняло практические шаги в направлении установления с Россией стратегического партнерства.

Анализируя деятельность Владимира Путина на посту Президента РФ в 2000 году, следует признать, что проблема ПРО занимала одно из первых мест среди его внешнеполитических инициатив в ходе переговоров, встреч, зарубежных визитов. Практически во всех странах, где побывал президент России, он инициировал обсуждение с их руководством проблему американской ПРО.

Особенно неожиданным явились результаты переговоров Президента Путина с премьером Канады Жаном Кретьеном в декабре 2000 года, которые подтвердили значительное совпадение позиций двух стран в отношении планов США по созданию национальной ПРО. Сложилось впечатление, что Канада опасается размещения на своей территории некоторых объектов будущей ПРО и даже может взять на себя роль посредника в дальнейших российско-американских переговорах по этой проблеме.

Выступая 1 мая 2001 года в Университете национальной обороны с программным заявлением, Джордж Буш недвусмысленно дал понять, что США взяли откровенный курс на развертывание ПРО. Он заявил о необходимости «перешагнуть через тридцатилетней давности ограничения Договора по ПРО», что свидетельствует о несовместимости планов Вашингтона с положениями этого важнейшего международно-правового документа.

О масштабности замыслов в отношении будущей ПРО свидетельствуют и слова Джорджа Буша о стремлении «научиться перехватывать ракеты на участке их разгона». На первый взгляд, это лишь один из методов борьбы с атакующими ракетами. Однако за этой фразой кроется чрезвычайно опасный замысел: вывод ударного оружия в космос, ибо никакими другими способами решить данную задачу не представляется возможным.

В речи на Красной площади 9 мая 2001 года Президент Владимир Путин предупредил об опасных последствиях противоракетных планов США не только для России, но и для всего мирового сообщества: «Весь опыт послевоенной истории говорит: нельзя построить безопасный мир только для себя и тем более в ущерб другим». Однако позиция американской делегации во главе с заместителем министра обороны Полом Вулфовицем, проводившей переговоры в середине мая 2001 года в Москве, вновь подтвердила стремление США во что бы то ни стало приступить к строительству противоракетного «щита».

И все же, прогнозируя развитие событий, следует признать, что США едва ли откажутся от планов создания ПРО и России необходимо предусматривать принятие адекватных ответных мер, способных компенсировать создающееся в этом случае военно-силовое преимущество Соединенных Штатов. Критическим элементом здесь является фактор времени.

Основным принципом в определении комплекса ответных мер, выработанным еще в период проведения в США работ по программе СОИ, является асимметричность действий российской стороны. Исследования, проведенные в СССР в ту пору, убедительно продемонстрировали, что асимметричные ответные меры являются оптимальными по критерию «стоимость-эффективность». В комплексе проводимых работ главной целью является повышение живучести стратегических наступательных вооружений при воздействии высокоточного и ядерного оружия противника, а также повышение вероятности преодоления отечественными ракетами наземного и морского базирования перспективной ПРО США. С учетом неопределенности боевых характеристик компонентов будущей ПРО, а также довольно ограниченных финансовых возможностей России основные усилия в ближайшие годы в военно-технической области, связанные с противодействием, должны быть сосредоточены на проведении НИОКР по созданию высокоэффективных средств преодоления.

На обозримое будущее российские стратегические ядерные силы должны обеспечивать нанесение заданного ущерба государству-агрессору (или коалиции государств) в любых условиях развязывания военного конфликта. Это является необходимым и достаточным условием поддержания стратегической стабильности, надежным средством предотвращения агрессии против России. А значит, противодействие «противоракетным» планам США по всем направлениям будет продолжаться. Другого пути для России просто нет.



Индекс материала
Курс: Противоракетное оружие: позиции США и России
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Ядерное оружие и концепция сдерживания
Разоружение и безопасность
Причины затянутой ратификация СНВ-2
Настоящее и будущее ядерного оружия России
Тактическое ядерное оружие в новых геополитических условиях
Этапы развития противоракетных систем США после окончания «холодной войны»
Новые опасности: реальности и мифы
Новая проблема: разграничение систем ПРО
Стратегические концепции противоракетной обороны
Проекты противоракетных систем США
Противоракетные системы России
Возможные меры российского противодействия американской ПРО
Очередной этап в борьбе за сохранение Договора по ПРО
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Все страницы