Курс: Противоракетное оружие: позиции США и России - Возможные меры российского противодействия американской ПРО

Возможные меры российского противодействия американской ПРО

Предпринимаемые в США усилия по развертыванию национальной ПРО заставляют Россию внимательно отслеживать и анализировать развитие событий в области ПРО, быть в готовности своевременно и адекватно реагировать с целью нейтрализовать возникающий военно-силовой дисбаланс, предотвратить разрушение стратегической стабильности. Для достижения этой цели необходимо уже в настоящее время обеспечить четкое определение приоритетов в отработке адекватных ответных мер, способных компенсировать возникающую угрозу. Эта работа должна вестись в рамках НИОКР, результаты которых должны позволить в случае необходимости немедленно приступить к их реализации.

Однако, прежде всего, необходимо предпринять комплекс политико-дипломатических усилий для предотвращения выхода США из Договора по ПРО или обхода его ограничений. В этих целях следует использовать поддержку позиции России в отношении сохранения Договора по ПРО со стороны ООН, Конференции по разоружению, режима нераспространения ядерного оружия.

России необходимо усиливать взаимодействие по проблеме ПРО со странами, которые в силу складывающихся военно-политических факторов негативно относятся к планам Соединенных Штатов. К числу их оппонентов относятся Китай, Франция, Индия, потенциал сдерживания которых будет девальвирован при развертывании ПРО, а также некоторые другие страны, обеспокоенные нарушением стратегической стабильности в мире.

Главной задачей возможных ответных контрмер со стороны России является сохранение при любом варианте развития военного конфликта способности к нанесению неприемлемого для агрессора ущерба в ответных действиях российских стратегических ядерных сил.

Как и в период действия программы СОИ, в принципиальном плане ответные меры со стороны России будут иметь асимметричный характер. На практике это означает, что в ответ на создание в США системы противоракетной обороны основные усилия России будут направлены на укрепление и совершенствование наступательных ракетно-ядерных вооружений. Такой подход определяется прежде всего двумя основными факторами. Во-первых, в обозримом будущем сохранится военно-техническое превосходство наступательных видов оружия над оборонительными, «меч сильнее щита». Современный уровень военных технологий не обеспечивает достижения требуемой эффективности ПРО по перехвату боеголовок баллистических ракет большой дальности, к тому же летящих в сопровождении разнообразного комплекса средств преодоления противоракетной обороны (КСП ПРО).

Во-вторых, развитие и совершенствование наступательных вооружений в направлении повышения вероятности преодоления ПРО в обозримом будущем будет сохранять значительное преимущество над оборонительным оружием по универсальному критерию «стоимость-эффективность-реализуемость». Все это означает, что необходимо непрерывно исследовать и находить такие военно-технические решения, которые будут способны при сравнительно скромных финансовых и материальных затратах успешно противостоять усилиям другой стороны по созданию системы противоракетной обороны.

Условно меры противодействия можно классифицировать по трем основным направлениям:

– совершенствование стратегических наступательных вооружений;

– изыскание новых методов боевого применения СНВ;

– принятие активных мер противодействия по нейтрализации системы ПРО, в том числе и перспективной.

Рассматривая первое направление возможных контрмер, следует подчеркнуть, что совершенствование СНВ имеет основной целью сохранить боевой потенциал при нанесении противником первого удара (потенциал сдерживания) и обеспечить надежность преодоления противоракетной обороны противника.

В СССР с начала 1980-х годов наиболее эффективным направлением повышения «живучести» МБР было признано придание ракетно-ядерным средствам свойства мобильности. Их повышенная «живучесть» достигается тем, что, перемещаясь по случайному закону на значительной территории позиционного района, они лишают противника возможности обнаружения и нанесения по ним прицельного удара.

Учитывая, что позиционные районы базирования российских мобильных комплексов «Тополь» размещаются в лесистой местности, их обнаружение, как это подтверждают результаты разного рода учений, весьма затруднительно. Это обстоятельство подсказывает такой вариант структурирования СЯС России, когда их значительная часть может быть представлена мобильными грунтовыми комплексами, являющимися весьма эффективным оружием ответного удара. Целесообразно также оснащать ракеты мобильных комплексов разделяющимися головными частями с боеголовками индивидуального наведения, что может быть осуществлено в рамках приемлемых финансовых затрат.

Одним из вариантов является также сохранение в составе РВСН боевых железнодорожных комплексов, которые по своему значению в проведении ответных действий мало чем отличаются от подводных ракетоносцев. При этом следует учитывать необходимость замены в связи с предстоящим окончанием технического ресурса производившейся на заводах Украины ракеты
РТ-23 (SS-24) этого комплекса на ракету российского производства, в частности, на «Тополь-М» в многозарядном варианте.

Снижению эффективности перехвата ракет на активном участке их траектории, где они особенно уязвимы, способствует переход от жидкотопливных конструкций к твердотопливным. Повышение прочностных характеристик, достигаемое при этом, позволяет ракетам совершать маневр на участке разгона, серьезно затрудняя наведение на них средств перехвата противника.

В качестве одной из мер, направленных на сохранение боевого потенциала РВСН, рассматривается возможность продления сроков эксплуатации ракет, находящихся на боевом дежурстве. Так, по заключению специалистов, проведение комплекса мероприятий с заменой некоторых деталей и блоков на ракетах УР-100НУТТХ (SS-19) должно обеспечить продление их гарантийных сроков эксплуатации до 30-35 лет. Это означает, что они могут находиться в боевом составе до 2015-2017 гг. При этом стоимость этих работ не превысит 5-6% от стоимости самих ракет. Оставление в боевом составе хотя бы части из 160 имеющихся в настоящее время таких ракет поможет сохранить значительную часть боевого потенциала российских стратегических ядерных сил.

Для усиления морского компонента СЯС необходимо в период до 2010 года ввести в боевой состав 3-4 подводных ракетоносца типа «Юрий Долгорукий», оснащенных перспективными твердотопливными БРПЛ с разделяющимися головными частями. Определенным резервом повышения потенциала ответного удара является увеличение коэффициента оперативного напряжения (доли РПКСН, находящихся на боевом патрулировании в море), а также более широкое использование крылатых ракет морского базирования.

Для защиты корпусов ракет от воздействия лазерного излучения специалистами предлагается ряд технологий: использование системы охлаждения, установка легких экранов, нанесение на поверхность корпуса защитного покрытия и даже «закрутка» – медленное вращение ракеты вдоль продольной оси, что приводит к «размазыванию» лазерного излучения, падающего на ракету.

Большая роль в борьбе с ПРО потенциального противника отводится комплексу средств преодоления, размещаемому на современных МБР и БРПЛ. По универсальному критерию «стоимость – эффективность - реализуемость» этот способ девальвации боевых возможностей противоракетной обороны не имеет себе равных.

Работы по разработке эффективных КСП в СССР начались еще с 1960-х годов. В ходе экспериментальных работ под условным наименованием «Верба», «Кактус» и «Крот» было предложено использовать для маскировки ядерных боеголовок надувные шары, покрытые металлизированной пленкой и дипольные отражатели. Количество надувных шаров, размещенных на ракете, превышало сотню, а число дипольных отражателей измерялось сотнями тысяч. Несколько позднее было предложено использовать для маскировки боеголовок радиопоглощающие покрытия, аналогичные американской технологии «стеле». Был также разработан проект малогабаритной станции активных помех. Одновременно разрабатывались тяжелые ложные цели.

Уже в 1963 году были начаты летные испытания ракет, оснащенных КСП. Специалисты утверждают, что результаты работ в области КСП, полученные как в СССР, так и в США, показали достаточно высокую эффективность в обеспечении преодоления боеголовками противоракетной обороны противника и послужили одним из побудительных мотивов заключения в 1972 году Договора по ПРО.

Даже простое сопоставление КСП советских и американских ракет показывает, что работы по их созданию в обеих странах шли в основном аналогичными путями. Однако полный набор КСП и особенно технические характеристики этих средств хранятся каждой стороной в глубокой тайне, чтобы в случае их боевого применения поставить противостоящую систему ПРО в тупик.

Для России приоритетное значение приобретает возможность опережающей адаптации КСП к изменениям в системах будущей ПРО. Оснащение ракет разнообразными средствами борьбы с ПРО позволяет существенно сократить состав группировки СНВ в условиях наращивания потенциальным противником оборонительных возможностей, повышая вероятность преодоления ими противоракетной обороны противника.

Специалисты России полагают, что на первых порах развертывания национальной ПРО США сохранят актуальность и действенность уже разработанные комплексы средств преодоления. Для последующих этапов необходимо разрабатывать более сложные для распознавания противником средства. Главное требование состоит в том, что они должны быть неожиданными для противника. Это означает, что в условиях существующей неопределенности «облика» будущей ПРО разработку методов и КСП необходимо вести широким фронтом, по всем возможным направлениям, приоритетность которых должна устанавливаться в соответствии с существующими и предполагаемыми техническими угрозами, в свою очередь вытекающими из основного содержания исследований США в области перспективной ПРО.

С учетом ограниченности финансовых средств, которые могут быть выделены в военном бюджете на разработку КСП, необходима периодическая ревизия приоритетов и соответствующее перераспределение ресурсов между НИОКР, исследовательскими и поисковыми работами. Осуществление обширной программы исследований в рамках опытно-конструкторских работ должно обеспечить конкретную привязку КСП к особенностям каждого типа МБР и БРПЛ, тесное взаимодействие разработчиков ракет и комплексов средств преодоления уже на ранних стадиях. Основной задачей исследований в области специализированных научно-исследовательских работ по разработке КСП должен оставаться постоянный анализ состояния работ в области ПРО США как объекта применения КСП, поиск новых путей, методов и средств, их взаимная увязка между собой.

Одним из уже давно рассматриваемых способов повышения вероятности преодоления ядерными боеголовками системы ПРО противника является придание им возможности совершать маневрирование на заключительном участке полета, в плотных слоях атмосферы. В простейшем виде это может быть достигнуто за счет использования аэродинамического качества боеголовок, например, путем установки на них аэродинамических рулей с заданной программой функционирования. В этом случае сложность вызывает обеспечение точности наведения боеголовок на цель.

Еще одним направлением совершенствования наступательных систем вооружения является обеспечение высокой надежности и «живучести» систем боевого управления стратегическими ядерными силами. Количество ракет, стартующих в ответном ударе из числа уцелевших, будет прямо пропорционально степени выживаемости этой системы.

Важнейшим направлением мер противодействия ПРО является также изыскание новых способов боевого применения МБР и БРПЛ. Судя по публикациям, это направление в настоящее время является менее освещаемым в средствах массовой информации. К числу рассматриваемых возможных действий относится, в частности, преждевременная активация космических средств ПРО путем создания группировки сравнительно дешевых ложных ракет, которые, стартуя, могут ввести противника в заблуждение и принять на себя основной удар со стороны космического компонента системы ПРО. В целях маскировки пусков боевых ракет могут использоваться дымообразующие вещества и аэрозоли. Для маскировки шахтных пусковых установок и мобильных ракетных комплексов могут применяться разнообразные маскирующие средства, которые будут особенно эффективны в условиях применения противником обычного высокоточного оружия.

При нанесении удара ракетами наземного и морского базирования возможно использование настильных траекторий. Это позволяет сократить полетное время, а также осложнить противнику борьбу с ракетами и боеголовками, поскольку значительная часть их полета будет проходить в плотных слоях атмосферы, что снижает возможности РЛС противника по обнаружению и сопровождению боеголовок и затрудняет функционирование инфракрасных головок самонаведения перехватчиков. Однако для пуска ракет по настильным траекториям, особенно при стрельбе на предельную дальность, необходимо увеличить тяговооруженность ракет или снизить величину полезной нагрузки. Кроме того, необходимо предусмотреть усиление прочностных характеристик и теплозащиту корпуса ракеты.

К числу негативных моментов, связанных с применением настильных траекторий, относится ограничение возможности использования КСП. Это объясняется тем, что в плотных слоях атмосферы, где будет происходить значительная часть траектории полета ракеты, все легкие ложные цели будут отставать от ядерных боеголовок уже непосредственно с момента разделения, что значительно облегчит распознавание боеголовок.

Учитывая возможную конфигурацию будущей системы противоракетной обороны США, следует определить оптимальное географическое размещение баз МБР и РПКСН, обеспечив места их базирования преимущественно на территории европейской части России.

В целях повышения скрытности и «живучести» российские атомные подводные лодки уже давно освоили плавание подо льдами Северного Ледовитого океана, вплоть до всплытия в районе Северного полюса. В 1980-1981 годах были проведены эксперименты по продавливанию арктического льда при всплытии подлодки. Основные трудности были связаны с тем, что после всплытия на палубе подлодки оставались тяжелые глыбы льда, которые препятствовали пуску ракет. Однако в ходе экспериментов эту задачу удалось решить, и в июле 1981 года был проведен первый пуск БРПЛ из арктического района. Это означает, что в условиях возникновения кризисной ситуации РПКСН могут скрытно занять боевые позиции подо льдами, где их сложно обнаружить, и при получении сигнала осуществить всплытие и пуск ракет.

Для защиты баз МБР и РПКСН от ударов ракет и высокоточного оружия могут быть использованы зенитные ракетные комплексы ПВО и ПРО. Применение таких комплексов региональной и объектовой защиты может значительно повысить «живучесть» МБР шахтного базирования и атомных ракетоносцев в пунктах дислокации. С этой целью могут быть использованы комплексы типа С-300ПМУ и их различные модификации.

К активным мерам противодействия ПРО относится использование в случае войны различных боевых средств наземного, воздушного, морского и космического базирования для нанесения ударов по различным объектам системы ПРО противника. В первую очередь ударному воздействию будут подвергнуты космические и наземные объекты информационно-разведывательной системы и системы боевого управления. В частности, в период кризисной ситуации может быть осуществлено «космическое минирование»: космические аппараты, снаряженные взрывчатым веществом, будут выведены в космос под видом спутников мирного назначения и размещены там, вблизи объектов системы ПРО. В случае начала боевых действий они по команде с Земли произведут подрыв и уничтожат космические объекты СПРН и ПРО.

Для борьбы с космическими объектами могут также использоваться противоспутниковые системы, подобные тем, которые отрабатывались еще в бытность СССР. Как известно, в 1970 году такой противоспутниковый комплекс по целеуказанию с наземного пункта наведения впервые в мире поразил в космосе аппарат-мишень, а в 1979 году он был принят на вооружение. В 1993 году этот комплекс был выведен из боевого состава в связи с изменившейся стратегической ситуацией, однако в случае необходимости он может быть модернизирован и вновь поставлен на боевое дежурство.

Американские специалисты пришли к заключению, что для нарушения системы государственного и военного управления, в том числе и системы ПРО, с началом боевых действий противник может осуществить с помощью ракеты высотный взрыв мощного ядерного заряда над географическим центром территории США – штатом Небраска. Мощный электромагнитный импульс, образующийся при взрыве, способен вывести из строя хотя бы на некоторое время систему управления, связи и энергоснабжения на всей территории США. Это может позволить вывести из строя систему ПРО и обеспечить нанесение Соединенным Штатам неприемлемого ущерба в ходе ответных действий.

Разумеется, перечисленные выше меры по противодействию американской ПРО носят обзорный характер и далеко не исчерпывают всех возможностей для ее нейтрализации. Важной задачей является тщательное отслеживание действий США в области ПРО и своевременная выработка адекватных мер, которые были бы способны нейтрализовать усилия США по обретению ими военно-силового превосходства на пути гонки оборонительных вооружений. Важно понимать, что программа СОИ «не умерла», она лишь до поры до времени перешла в «латентное» состояние; в ходе работ над нею были выработаны основные принципы построения территориальной ПРО, определены направления создания и совершенствования ее элементов, без опоры на которые создать надежную систему обороны невозможно. Вряд ли есть сомнения в том, что позиция администрации США определяется в настоящее время лозунгом: «СОИ умерла. Да здравствует СОИ!»



Индекс материала
Курс: Противоракетное оружие: позиции США и России
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Ядерное оружие и концепция сдерживания
Разоружение и безопасность
Причины затянутой ратификация СНВ-2
Настоящее и будущее ядерного оружия России
Тактическое ядерное оружие в новых геополитических условиях
Этапы развития противоракетных систем США после окончания «холодной войны»
Новые опасности: реальности и мифы
Новая проблема: разграничение систем ПРО
Стратегические концепции противоракетной обороны
Проекты противоракетных систем США
Противоракетные системы России
Возможные меры российского противодействия американской ПРО
Очередной этап в борьбе за сохранение Договора по ПРО
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Все страницы