Курс: Противоракетное оружие: позиции США и России - Новые опасности: реальности и мифы

Новые опасности: реальности и мифы

Вынашивая планы создания ПРО территории страны, лидеры США прикладывали значительные усилия для внесения таких изменений в Договор по ПРО, которые позволили бы американской стороне осуществить эти замыслы без выхода из Договора, который обрел международный характер и высокий авторитет в мире. В качестве основного предлога для оправдания стремления «модернизировать» Договор по ПРО политическое руководство США постоянно выдвигает утверждение о том, что за прошедшие с момента его подписания три десятка лет в мире произошли значительные изменения, в том числе и в военной области. Вряд ли есть смысл отрицать это. Однако главный вопрос состоит в том, что из этого следует.

В июле 1998 года была завершена работа комиссии под председательством бывшего
(и будущего, вновь возглавившего Пентагон в 2001 году) министра обороны Дональда Рамсфелда, изучавшей состояние работ по созданию ракетного оружия в странах, которые считаются потенциальными противниками США. В представленном комиссией докладе указывалось, что испытания ракет средней дальности, проведенные к тому времени Индией, Ираном, Пакистаном, Северной Кореей, свидетельствуют: в случае принятия политического решения в этих странах в течение пяти - десяти лет могут быть созданы ракеты большой дальности. Масла в огонь подлил осуществленный в августе того же года запуск северокорейской ракеты средней дальности «Таэподонг», которая, по утверждению некоторых экспертов, после некоторых доработок могла достичь Аляски и Гавайев.

Разумеется, потенциальная угроза была утрирована: по оценкам американских спецслужб, ракеты межконтинентальной дальности могут появиться у стран третьего мира не раньше чем через 10-15 лет. Однако и пренебрегать предупреждениями было бы легкомысленно. По данным спецслужб различных государств, в настоящее время более двух десятков стран обладают ракетными технологиями и продолжают работу по совершенствованию ракет с целью повышения дальности полета и точности попадания в цель. Примерно такое же количество стран (списки их практически совпадают) разрабатывает различные виды оружия массового уничтожения для оснащения ими ракет и других видов вооружений.

Весной 2001 года Фонд Карнеги за международный мир подготовил и обнародовал список государств, имеющих на вооружении баллистические ракеты тактического и оперативно-тактического назначения. В этом списке уже 32 страны (помимо пяти ядерных держав). Большинство из них имеют ракетные комплексы еще советского производства – «Скад-Б» (дальность пуска до 300 километров, масса боевой части до 1000 килограммов) и SS-21
(до 120 километров и 480 килограммов, соответственно), в ряде случаев несколько модернизи-рованных в местных условиях. Болгария и Словакия, считается, обладают ракетными комплексами SS-23 (500 километров и 450 килограммов), подпадающими под запрет Договора о ракетах средней и меньшей дальности.

В число «наследников» ракетостроительного комплекса СССР в настоящее время входят Азербайджан, Армения, Афганистан, Белоруссия, Болгария, Венгрия, Вьетнам, Грузия, Ирак, Йемен, Казахстан, Ливия, Польша, Северная Корея, Сирия, Словакия, Туркмения, Украина.

Иногда советские ракеты оказывались в той или иной стране, скажем, в Египте, ОАЭ или Сирии, не напрямую, а «окольными» путями, чаще всего при посредничестве Северной Кореи. Она же поставляла Ирану и Пакистану комплексы, дорабатываемые на месте до уровня «Шахаб-3» и семейства «Гхори-1,-2,-3», соответственно.

Интересно, что Иран, в свою очередь, реэкспортировал, по сообщениям прессы, ракеты «Скад» в Конго.

Несколько государств имеют на вооружении или закупили (с поставкой в войска в ближайшее время) ракетные комплексы американского производства MGM-140 ATACMS (дальность пуска до 165 километров, боевая часть массой до 560 килограммов). Это Бахрейн, Греция, Турция и Южная Корея. Последняя располагает также модернизированными на месте американскими комплексами «Найк-Геркулес-1» (180 километров и 300 килограммов) и разрабатывает новый вариант «Найк-Геркулес-2» (250 километров и 500 килограммов). В войсках и на складах Израиля осталось некоторое количество ракет «Ланс» (до 130 километров и 450 килограммов).

Ряд государств обзавелись ракетным оружием при помощи Китая. Скажем, иранская
М-7 (150 километров, 190 килограммов) – несколько модифицированная китайская CSS-8, а пакистанская М-11 (280 километров, 800 килограммов) – та же китайская CSS-7. Исследователи подозревают, но не могут доказать, что и другие пакистанские ракеты, находящиеся пока в разработке – «Хатф-2,-3», «Шахин-1», – основаны на китайских комплексах М-9 и М-11. Зато доподлинно известно, что именно Китай поставил Саудовской Аравии ракеты CSS-2, или «Дунфэн-3» (2600 километров, 2150 килограммов).

Ракетами французского производства «Иерихон-1,-2» (500 километров и 1500 километров соответственно, масса боевой части в обоих вариантах до 1000 килограммов) оснащена армия Израиля.

Наконец, небольшая группа государств работает над созданием ракетного оружия самостоятельно или лишь с ограниченной зарубежной технологической помощью. Например, армия Аргентины вооружена ракетами «Аларкан» (до 150 километров, 400 килограммов) местного производства. Амбициозную национальную ракетную программу осуществляет Индия, с частичным использованием российских, американских и французских технологий. Ракеты «Притхви-150, -250» (до 150 и 250 километров, 1000 и 500 килограммов, соответственно) и, возможно, «Агни-2» (2000-2500 километров, 1000 килограммов) уже состоят на вооружении. На их базе продолжаются разработки ракет морского и воздушного базирования «Дхануш», «Брамхос» и «Сагарика» (с дальностью в 250-350 километров и боевой частью до
500 килограммов), а также ракет средней дальности «Агни-3» и «Сурья».

К числу стран с собственными ракетными разработками относят также Израиль
(«Иерихон-3», до 2500 километров и до 1000 килограммов), Ирак («Аль-Самуд», «Аль-Хусейн» и др., с дальностью 150-300 километров, боевой частью 500-1000 килограммов), Иран («Шахаб-4,-5» среднего радиуса), Северную Корею («Нодонг-1,-2» – 1000-1500 километров, 700-1000 килограм-мов; «Таэподонг-1,-2» с дальностью пуска 1500-2000 километров и 3500-5500 километров соответственно, масса боевой части в обоих случаях до 1000 килограммов). Тайвань самостоятельно трансформирует американскую ракету класса «воздух-земля» «Скай боу-2» в баллистическую ракету наземного базирования «Тьен Чи» (300 километров, 500 килограммов).

Однако сам факт создания в ряде стран ракетного оружия отнюдь не означает, что оно готовится для нанесения ударов по территории именно США. Нет никаких серьезных оснований – ни политических, ни экономических – для того, чтобы «страны-изгои» рискнули померяться силой с самой мощной державой мира. Скорее всего, руководство стран-обладателей ракетного оружия вполне отдает себе отчет в том, что, спровоцировав США на ответные действия, их страны будут буквально стерты с лица Земли, когда Соединенные Штаты задействуют против них всю свою военную мощь, в том числе и ядерное оружие. Трагический опыт Хиросимы и Нагасаки служит грозным предупреждением тем, кто отважится бросить вызов Соединенным Штатам. Впрочем, сложно постичь логику террористов и религиозных экстремистов, которых может провоцировать проявлявшаяся сдержанность руководителей не только США, но и других ядерных держав, не применявших ядерное оружие в ходе многочисленных локальных конфликтов, кампаний по умиротворению агрессора и иных антитеррористических операций, даже в ситуациях, когда вооруженные силы стран «ядерного клуба» несли серьезные и позорные поражения (Вьетнам, Афганистан, Чечня и проч.).

На момент подписания Договора по ПРО ракетно-ядерные средства Китая представляли собой, скорее, потенциальную, нежели реальную угрозу для США. Несколько иное положение сложилось сегодня. За прошедшие десятилетия у Китая появился ракетно-ядерный потенциал, который рассматривается в Вашингтоне как направленный прежде всего против Америки. Освоение ракетных технологий в Китае было начато во второй половине 1950-х годов с помощью советских специалистов. Начало взаимодействию двух стран в этой области было положено передачей Китаю двух ракет Р-2 (дальность полета до 600 километров) и технической документации на них. Несколько позднее был передан комплект документации ракеты средней дальности Р-12 (2000 километров). На основе этой ракеты китайскими специалистами была сконструирована ракета средней дальности «Дунфэн-1», и с 1970 года она стала поступать на вооружение армии.

В дальнейшем китайская ракетная программа постепенно набирала темпы и осуществлялась в три этапа. На первом этапе разрабатывалось семейство ракет средней дальности (дальность от 1000 до 2700 километров), на втором – баллистические ракеты промежуточной дальности
(2700-5500 километров), на третьем – межконтинентальные баллистические ракеты (более
5500 километров). В 1970 году была завершена разработка ракет «Дунфэн-3»
(до 2800 километров) и «Дунфэн-4» (до 4750 километров), которые несут боевое дежурство и в настоящее время. На смену «Дунфэн-3» в войска поставляется мобильная двухступенчатая ракета «Дунфэн-21». Успешно разрабатывается МБР «Дунфэн-5а» с дальностью полета до 13000 кило-метров. Ракета несет одну боеголовку мощностью 3-5 Мт. Всего к началу 2001 года ракетные войска Китая имели на вооружении около 20 межконтинентальных баллистических ракет и до 100 ракет с дальностью 1800-4750 километров.

В Китае усиленно разрабатывается технология ракет, оснащенных разделяющимися головными частями с боеголовками индивидуального наведения. К 2010 году на вооружение Китая должна поступить новая МБР «Дунфэн-41» с разделяющимися головными частями и дальностью до 12000 километров. На вооружении ВМС Китая состоит подводный ракетоносец «Ся» с 12-ю ракетами, имеющими дальность полета 1700 километров и оснащенными боеголовкой мощностью до 300 кт. Планы развития ВМС предусматривают строительство до 2010 года 4-6 подлодок, каждая с 16-ю ракетами с разделяющимися головными частями.

Более сорока лет в Китае осуществляется широкая программа по созданию и совершенствованию ядерного оружия. Первый испытательный ядерный взрыв, проведенный в октябре 1964 года, возвестил миру о появлении пятого члена «ядерного клуба». С тех пор в Китае было произведено около 1500 ядерных боеголовок, значительная часть которых выслужила гарантийные сроки и была демонтирована. По оценкам специалистов, в настоящее время ядерный потенциал Китая насчитывает около 400 боезарядов стратегического и тактического назначения.

Большой неожиданностью для зарубежных специалистов оказалось испытание северокорейской ракеты средней дальности «Нодонг-1», проведенное в мае 1993 года. Работа над ней была начата в 1988-1989 годах. Целью программы являлось создание ракеты средней дальности, способной, как считалось, нести ядерные и химические боеголовки. В финансировании работ над ракетой принимали участие Иран и Ливия. По мнению специалистов, дальность полета этой ракеты составляет 1300 километров, при этом предполагают, что за счет применения более легких конструкционных материалов дальность может быть увеличена до 1500 километров. Ракета способна доставить на предельную дальность боеголовку массой 700 килограммов. Ее технической основой и элементной базой является технология советских ракет «Скад».

Одновременно ведется разработка еще одной ракеты – «Таэподонг-1» («Нодонг-2») с дальностью полета в 1500-2200 километров, для чего потребовалось перейти на двухступенчатую конструкцию. Первое испытание ракеты «Таэподонг» состоялось в августе 1998 года. Оно оказалось неудачным: вторая ступень ракеты с неотделившейся головной частью перелетела Японию и упала в море гораздо ближе расчетной точки падения. Развернуты работы по созданию ракеты большой дальности «Таэподонг-2», которая, по оценкам специалистов, будет обладать дальностью до 6000 километров.

При этом необходимо указать, что начиная с 1970-х годов, Северная Корея осуществляла программу исследований в области создания ядерного оружия. По оценкам некоторых спецслужб, Пхеньян имеет такое количество оружейного плутония, которого достаточно для создания нескольких ядерных боезарядов, и только опасение открыто бросить вызов мировому сообществу удерживает лидеров Северной Кореи от проведения испытаний ядерного оружия. Определенная опасность, исходящая от ракетно-ядерной программы КНДР, состоит еще и в том, что она может инициировать военные ядерные программы Японии и Южной Кореи, научно-технический уровень которых позволяет создать собственное ядерное оружие в достаточно короткие сроки.

Долгое время проводились работы по овладению ракетными технологиями в Индии. Еще в апреле 1975 года на околоземную орбиту советской ракетой-носителем был выведен первый индийский искусственный спутник Земли «Ариабата». В 1980 году космической ракетой-носителем индийского производства был выведен в космос спутник «Рохини-1». В дальнейшем Индия, несмотря на противодействие США, приобрела у СССР криогенные двигатели, которые использовались для оснащения космических ракет.

В последние годы индийцы активно решали задачи по совершенствованию ракет средней дальности. В течение 1989-1994 гг. была осуществлена серия успешных запусков ракеты
«Агни-1». Проведенные испытания позволили улучшить тактико-технические характеристики ракеты и перейти к созданию более совершенного образца вооружения. В апреле 1999 года было проведено летное испытание ракеты «Агни-2», которая при массе полезной нагрузки 1000 килограммов обеспечивала ее доставку на дальность до 3000 километров. Для окончательной отработки ракеты предстоит провести еще серию испытаний, которые, по заявлению индийских лидеров, будут непременно проведены, несмотря на противодействие США. Ракета несет моноблочную головную часть, которая может быть оснащена ядерным, химическим или биологическим оружием. На ее поверхности установлена аэродинамическая конструкция, позволяющая совершать маневрирование в плотных слоях атмосферы при преодолении ПРО противника. Проводятся НИОКР по совершенствованию «Агни-2» с увеличенной дальностью полета – до 4000 километров. Перспективные планы развития ракетного оружия предусматривают создание ракеты «Сурья» с дальностью действия до 12000 километров.

Одновременно в Индии проводились работы по созданию ядерного оружия. Первое испытание ядерного зарядного устройства было проведено в 1974 году. Большой неожиданностью для мирового сообщества явилось проведение серии испытаний ядерных боеприпасов разной конструкции и мощности в мае 1998 года.

Начало работ по овладению ракетными технологиями в Пакистане относится к 1981 году, когда в стране была развернута программа космических исследований с использованием ракет, закупаемых у США, Англии и Франции. По французской лицензии были созданы геофизические ракеты «Рахнума» и «Шахиар». В 1989 году в Пакистане состоялись испытания жидкостного ракетного двигателя для отечественной ракеты-носителя, способной выводить легкие космические аппараты на низкую околоземную орбиту.

Почти одновременно Пакистан приступил к разработке ракет военного назначения, и уже в 1988 году было объявлено о проведении испытаний баллистической ракеты, «способной достичь Бомбея и Дели». По оценкам спецслужб различных государств, в создании этой ракеты принимали участие китайские и немецкие специалисты. В 1989 году прошли успешные испытания ракет «Хатф-1» и «Хатф-2», которые являются модификацией китайской ракеты М-11. Эти ракеты способны доставить боеголовку массой 500 килограммов на дальность, соответственно,
80 километров и 300 километров. Предусматривалось увеличить дальность полета ракеты
«Хатф-2» до 650 километров.

В то же время ведутся работы по созданию баллистической ракеты средней дальности с увеличенной полезной нагрузкой. В апреле 1998 года состоялось первое испытание ракеты «Гхори» с максимальной дальностью 1500 километров и массой полезной нагрузки до
700 килограммов. По заключению американских специалистов, эта ракета основана на использовании технологии северокорейской ракеты «Нодонг».

Полагая (и, как показала жизнь, обоснованно), что Индия вела тайную работу по созданию ядерного оружия, премьер-министр Пакистана Зульфикар Али Бхутто еще в 1965 году заявлял: «Если Индия сделает атомную бомбу, то мы будем есть траву, но у нас будет своя бомба». Работы над созданием ядерного оружия особенно активизировались после испытания, проведенного Индией в 1974 году. Делая ставку на использование в качестве расщепляющегося материала на уран, Пакистан в течение четверти века не без помощи западных фирм проводил секретные исследования над атомным оружием. В мае 1998 года проведением серии подземных ядерных взрывов зарядов малой мощности Пакистан открыто провозгласил свой фактический ядерный статус.

Американские спецслужбы указывают на то, что одним из наиболее активных государств, стремящихся к овладению ракетной технологией, является также Иран. Начало работам по производству ракет в этой стране было положено в 1984-1985 гг. Основным побудительным мотивом развертывания ракетной программы являлось создание современного оружия для противодействия Ираку.

В 1989-1991 гг. Иран заключил ряд сделок с Северной Кореей о закупке технологии производства ракет «Скад-В» (дальность 300 километров) и «Скад-С» (500 километров). Однако военное руководство Ирана считало необходимым приобретение ракет большей дальности, способных накрыть территорию Персидского залива. С этой целью был подписан контракт с Северной Кореей на приобретение большой партии ракет «Нодонг-1». В 1995 году были начаты НИОКР по созданию собственной ракеты с дальностью полета 2000 километров.

В июле 1998 года в Иране было проведено успешное испытание ракеты «Шахаб-3» с дальностью 1200 километров. Специалисты полагают, что «Шахаб-3» является иранской модификацией северокорейской ракеты «Нодонг». Это, в свою очередь, свидетельствует о том, что военная промышленность Ирана, по существу, освоила производство баллистических ракет средней дальности, и уже ведется работа по повышению их дальности полета и точности попадания в цель.

К настоящему времени ничего реального о проведении в Иране военных ядерных программ не известно, однако в США упорно продолжают утверждать, что Тегеран ведет секретные исследования по созданию «исламской» атомной бомбы. Эти утверждения нередко служат основанием для объявления дискриминационных мер в отношении России.

Из Вашингтона также нередко раздаются обвинения в адрес Ирака по поводу, якобы, ведущихся там работ по созданию ракетного оружия и оружия массового уничтожения. Однако в условиях непрерывной работы на протяжении уже десятилетия в этой стране комиссии ООН по контролю над ОМУ проводить сколько-нибудь значимые работы в этих областях, а тем более испытывать оружие практически невозможно.

Разумеется, список стран-обладателей и соискателей ракетного оружия отнюдь не исчерпывается данными примерами. Притом что обладатели ракетного и ядерного оружия располагаются гораздо ближе к территории России, чем к Америке, никого из них Москва не считает врагом и не использует в качестве предлога для создания ПРО страны.

Нарушая первую заповедь внешней политики – «не увеличивай число своих врагов» - США могут создать ситуацию, когда никакая самая совершенная система ПРО не сможет обеспечить их безопасность. Как утверждал греческий мудрец, афинский архонт Солон: «Кто для многих страшен, тот должен многих бояться». Решение проблемы находится не в военно-технической, а в политической области.



Индекс материала
Курс: Противоракетное оружие: позиции США и России
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Ядерное оружие и концепция сдерживания
Разоружение и безопасность
Причины затянутой ратификация СНВ-2
Настоящее и будущее ядерного оружия России
Тактическое ядерное оружие в новых геополитических условиях
Этапы развития противоракетных систем США после окончания «холодной войны»
Новые опасности: реальности и мифы
Новая проблема: разграничение систем ПРО
Стратегические концепции противоракетной обороны
Проекты противоракетных систем США
Противоракетные системы России
Возможные меры российского противодействия американской ПРО
Очередной этап в борьбе за сохранение Договора по ПРО
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Все страницы