Курс: Журналистика XIX - начала XX веков - РУССКАЯ ПРЕССА В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

 

РУССКАЯ ПРЕССА В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

В августе 1914 года началась Первая мировая война. Она поставила перед русским обществом целый ряд сложнейших вопросов. Одним из самых острых оказался вопрос об отношении к войне. Общий патриотический подъем, охвативший Россию в первые месяцы войны, довольно быстро угас. Командование на фронтах действовало бездарно, войска терпели поражения, положение в тылу становилось не менее тяжелым. Неорганизованность, продажность царских министров, общая отсталость страны, руководимой бездарным «самодержцем», быстро остудили самые горячие патриотические чувства россиян.

Война 1914 года внесла существенные коррективы в судьбы русской печати. Легальные большевистские издания были закрыты. Снова заграничная газета «Социал-демократ» стала руководящим органом революционных марксистов. Большевики считали мировую войну величайшим бедствием для трудящихся. Об этом они прямо заявили в Государственной Думе. Большевики выдвинули лозунг поражения своего правительства в войне. С развитием хода военных действий, после ряда неудач Русской армии идея пораженчества в этой непонятной по своим целям войне стала все шире проникать в солдатские массы. Газеты сменяются листовками, устной пропагандой. Развивается мысль о необходимости превратить войну империалистическую в войну гражданскую.

В сентябре 1915 года представители социал-демократии ряда европейских стран на проходившей в Циммервальде (Швейцария) социалистической конференции, поддержали идею русских большевиков о необходимости поражения собственного правительства в несправедливой империалистической войне. Дескать, это помогло бы скорейшей победе социалистической революции в России, а затем в Европе и во всем мире. Так утверждали представители большевиков. Они предлагали заключить с Германией сепаратный мир. Эти взгляды, получившие название «пораженческих», разделяли не только сторонники В.И. Ленина, но и более умеренные представители освободительного движения. «Пораженчеству» был противопоставлен лозунг «Война до победного конца!». Вокруг этих лозунгов и разгорелась идейная борьба.

Эсеры, меньшевики заняли националистическую, подчас шовинистическую  позицию и сомкнулись с буржуазными лидерами, печатью. Ими пропагандировалась идея всеобщего объединения народа перед лицом врага ради обороны страны, война до победного конца. Значительная часть интеллигенции, многие писатели (А. Куприн, И. Бунин, Б. Брюсов, Н. Гумилев и др.) заняли патриотическую оборонческую позицию, позицию защитников европейской культуры от немецких варваров.

В 1915 г. в журнале «Современный мир» Г.В. Плеханов утверждал, что поражение России в войне негативно скажется на перспективах всего освободительного движения.

В сентябре 1915 г. всю русскую легальную печать («Утро России», «Речь», «Новое время», «Русские ведомости») обошло воззвание за подписями Плеханова, Дейча, Аксельрода и др., в котором путь национальной обороны, путь, ведущий к победе в войне, был признан путем к народной свободе.

В начале войны русская пресса растерялась, ее деятельность не удовлетворяла даже собственных сотрудников. В.С. Мельгунов - многолетний автор провинциального отдела «Русских ведомостей», в докладе, прочитанном в обществе деятелей периодической печати 28 февраля 1916 года (позже он был опубликован под заголовком «О современных литературных нравах», говорил: «Наша печать за самым  малым исключением повинна в тяжком  грехе  распространения тенденциозных сведений, нервирующих русское общество, культивирующих напряженную атмосферу шовинистической вражды, при которой теряется самообладание и способность критически относиться к окружающим явлениям». И дальше: «Война оказала разлагающее влияние на значительную часть нашей печати - она лишила ее морального авторитета».

Справедливости ради надо отметить, что тенденциозную информацию газеты и журналы часто распространяли не по своей воле. Им приходилось довольствоваться только официальными сведениями, так как послать своих корреспондентов они не могли. В конце июля 1914 года начальникам штабов в войска поступила телеграмма: «Корреспонденты в армию допущены не будут». В августе 1914 года на передовые позиции хотели отправиться журналисты из «Русских ведомостей», «Нового времени», «Вечернего времени», газеты «Копейка», «Русского слова» и др. Но все они получили отказ.

В сентябре 1914 года шесть представителей русской прессы получили разрешение посетить действующую армию. Поездка длилась две недели. Только более чем через год после начала войны стараниями известного журналиста М.К. Лемке было учреждено Бюро печати для снабжения газет информацией о ходе военных действий. Очень долго обсуждался вопрос о представительстве в Бюро. Левая печать исключалась. Отказано было и провинциальным изданиям.

Первыми корреспондентами Бюро печати были сотрудники «Биржевых ведомостей», «Речи», «Русского слова», и «Русских ведомостей». Но наладить работу Бюро никак не удавалось, оно практически бездействовало.

Таким образом, создать централизованную организацию по сбору информации о военных действиях так и не удалось. Петербургское телеграфное агентство распространяло «не факты, а вымыслы», по выражению одной из газет. Печать иногда тиражировала самые невероятные слухи. Так, в ноябре 1914 года газета «Вечерние новости» крупным шрифтом на первой полосе сообщила о взятии русской эскадрой Константинополя. Читатели устроили по поводу такого события патриотическую демонстрацию, которую пришлось разгонять полиции.

По традиции очень долго новые печатные издания появлялись в России в столицах. Но в годы Первой мировой войны усилившийся интерес к сообщениям с фронта диктовал необходимость количественного роста провинциальной печати, появления новых газет во многих городах страны. Старый журналист И.А. Волков вспоминал: «Живя в Москве, в первые дни войны я видел, как подобно морскому прибою, осаждали тысячные толпы народа витрины и редакции газет». То же самое происходило и в провинции.

В 1915 году в докладе царю подчеркивалась необходимость «более широкого осведомления отечественной печати и прессы дружественных России государств о ходе военных действий». Было разрешено наиболее влиятельным органам прессы послать своих корреспондентов в Ставку. Но даже имея на руках информацию с фронтов, напечатать что-либо было трудно. Право цензуры газет и журналов было передано Департаменту полиции. А этот орган строжайше запрещал даже пометки на корреспонденциях «Из действующей армии». Иногда из уже набранного материала цензура вырезала целые куски, и тогда газеты выходили в свет с белыми пятнами.

Правительственная цензура распространялась на все фронтовые и прифронтовые губернии. Нижним чинам на фронте, т.е. рядовым солдатам, вообще было запрещено принимать участие в печати. Вместе с тем правительством, военным руководством принимались меры усиленного распространения в армии промонархических изданий. В стране появились такие новые еженедельники, как монархический «Илья Муромец», «Альбом о героях войны».

Легальные социал-демократические, эсеровские издания в годы войны чаще возникали и выходили в провинции (Екатеринодар, Самара, Саратов, Рига), но были весьма недолговечны.

Запрещая оппозиционную, «пораженческую» печать, правительство хорошо сознавало силу печатного слова. Министр внутренних дел А.Д. Протопопов - личность крайне непопулярная в обществе - попытался создать такой орган периодики, «который путем своего либерального направления мог бы подавить остальные влиятельные петроградские газеты и затем, оставшись единственным крупным ежедневным изданием, встал бы на защиту интересов промышленности в борьбе с революционным движением в рабочей среде. Такая газета по указанию правительства была создана и получила название «Русская воля».

Надо отметить, что протопоповская газета вызвала большой общественный резонанс. Это произошло потому, что в «Русской воле» неожиданно согласился сотрудничать известный русский писатель демократического лагеря Л.Н. Андреев. Андреев Леонид Николаевич (1871–1919) - русский писатель, публицист. В своем литературном и журналистском творчестве выражал демократические взгляды, сочувствовал революционерам. Сотрудничал в правой газете «Русская воля». Занимал «оборонческие» позиции в годы Первой мировой войны.

Андреев заведовал в газете сразу тремя отделами: беллетристики, критики и театра. Согласившись сотрудничать в «Русской воле», Л.А. Андреев разослал приглашения писать в эту газету многим русским писателям и известным публицистам, но почти все отказались. Участие Леонида Андреева в этом правительственном органе вызвало волну осуждения со стороны социал-демократов. Было много разговоров о том, что Андреев прельстился большими гонорарами. Да и в современном литературоведении с осуждением упоминается подчас о «шовинистических» статьях писателя в «Русской воле». Сам Л.А. Андреев иначе относился к своему сотрудничеству в протопоповской газете. Летом 1916 года в письме к С.Н. Сергееву-Ценскому он замечал: «Я вполне самостоятелен в своем выборе и впервые имею возможность не только на словах, но и на деле свободно следовать своим впечатлениям, литературным вкусам и идеалам».

В газете «Русская воля» писатель выразил свое отношение к войне, о которой уже не раз писал, публикуя свои статьи в различных изданиях. Андреев стоял на «оборонческих» позициях, поддерживал лозунг «Война до победного конца!». Он считал, что народ, потерпевший поражение в войне, становится малоспособным к созидательной работе, утрачивает перспективы дальнейшего всестороннего развития. В первом номере «Русской воли» за 1916 год была опубликована статья Леонида Андреева, в которой эта мысль была высказана особенно ярко и наиболее полно доказана.

Но положение России все ухудшалось. Даже крупный военный успех - прорыв Юго-Западного фронта («Брусиловский прорыв») в 1916 году в конце концов мало что изменил. Он был рассчитан на встречную поддержку союзников, в частности, французов, но европейские союзники привыкли «загребать жар» чужими руками, они рассматривали Россию как поставщика «пушечного мяса». Действовали пассивно, возлагая все надежды на Россию, которая должна была проливать кровь за интересы Антанты.

Социальные противоречия, обострившиеся с войной (нехватка в городах продовольствия, увеличение продолжительности рабочего дня, военные неудачи и сама затянувшаяся на годы война, требующая все новых и новых жертв, привели весной 1917 года к буржуазно-демократической народной революции.

Начало 1917 года ознаменовалось бурным развитием революционных событий. Народ проявлял все большее недовольство затянувшейся войной. Нараставшее революционное настроение масс вылилось 23 февраля (8 марта) в Петрограде в крупные беспорядки. 27 февраля самодержавие было низложено. Накануне, 26 февраля, появился Высочайший указ правительства о роспуске Государственной Думы с назначением срока ее созыва не позднее апреля 1917 г. Однако в связи с чрезвычайными обстоятельствами Совет старейшин Госдумы принял решение не расходиться и всем «оставаться на местах».

27 февраля был образован «Временный комитет» распущенной накануне Государственной Думы во главе с ее председателем октябристом М.В. Родзянко. В тот же день, 27 февраля, был создан Временный исполнительный комитет Петроградского Совета рабочих депутатов. Главой Исполкома стал лидер социал-демократической фракции меньшевик Н. Чхеидзе, а его заместителями - трудовик А.Ф. Керенский и меньшевик М.И. Скобелев. От большевиков в Исполком вошли А. Шляпников и П. Залуцкий.

В ночь с 1 на 2 марта Временный Комитет Государственной Думы приступил к формированию Временного правительства. В его состав вошли шесть кадетов, остальные октябристы и близкие к ним деятели. Возглавил правительство близкий к кадетам князь Г.Е. Львов. Министром иностранных дел стал кадет П.Н. Милюков, военным министром - А.И. Гучков, министром юстиции - единственный представитель социалистов А.Ф. Керенский.

В результате соглашения, достигнутого между Исполкомом Совета и думским Временным комитетом, в стране стали функционировать сразу два политических центра: Петроградский Совет (с конца июня 1917 года - Всероссийский Совет и его ВЦИК) и Временное правительство.

По логике истории долго такое состояние продолжаться не могло: вся полнота власти неминуемо должна была оказаться либо в руках Совета, либо в руках Временного правительства.



Индекс материала
Курс: Журналистика XIX - начала XX веков
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
ЖУРНАЛИСТИКА НАЧАЛА XIX ВЕКА, 20-30-х гг. ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДЕКАБРИСТОВ
ЖУРНАЛЬНО-ПУБЛИЦИСТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВИССАРИОНА ГРИГОРЬЕВИЧА БЕЛИНСКОГО
ПУБЛИЦИСТИКА АЛЕКСАНДРА ИВАНОВИЧА ГЕРЦЕНА
ДОРЕФОРМЕННАЯ И ПОРЕФОРМЕННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА В РОССИИ
РОССИЙСКАЯ ПЕЧАТЬ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ
ПРЕССА ВО ВРЕМЯ РЕВОЛЮЦИИ 1905-1907 гг.
ПРЕССА ВО ВРЕМЯ РЕАКЦИИ ПОСЛЕ ПОРАЖЕНИЯ РЕВОЛЮЦИИ 1905–1907 гг.
РУССКАЯ ПРЕССА В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА ПОСЛЕ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ДО СОБЫТИЙ ИЮЛЯ 1917 ГОДА
ЖУРНАЛИСТИКА ПОСЛЕ ИЮЛЬСКИХ СОБЫТИЙ
ПУБЛИЦИСТИКА В ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОТИВОБОРСТВЕ
Все страницы