Курс: Пресса советского периода - от Октябрьской революции до первых послевоенных лет - ЖУРНАЛИСТИКА В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ СТАЛИНСКОГО ТОТАЛИТАРНОГО РЕЖИМА

 

ЖУРНАЛИСТИКА В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ СТАЛИНСКОГО ТОТАЛИТАРНОГО РЕЖИМА

Репрессии. Стремительный прорыв в области экономики одновременно сопровождался массовой (насильственной) коллективизацией, раскулачиванием: из сел и деревень было выселено около 4 млн человек. Не менее 3 млн унес разразившийся в 1932–1933 гг. голод. Значительно подорвало сельское хозяйство и то, что на рубеже 1930–1940-х годов прокатилась волна уничтожения хуторов и «кулацких банд», в результате чего число репрессированных крестьян увеличилось еще на 816 тысяч.

1 декабря 1934 в Ленинграде в Смольном был убит видный деятель Коммунистической партии и Советского государства Сергей Миронович Киров. Вокруг этого убийства до сих пор остается много загадочного. Но фактом стало то, что сразу после этого трагического события в стране развернулись массовые репрессии. Началась волна политических процессов над видными партийными и государственными деятелями, военачальниками, учеными, представителями культуры, литературы. Начала складываться система лагерей особого назначения (ГУЛАГ), в которых число заключенных уже в 1933 г. составило 300 тыс., а в 1940 г. превысило 1,5 млн человек. Необоснованным репрессиям подверглись соратники В.И. Ленина - Г. Зиновьев, Л. Каменев, Н. Бухарин, А Рыков и многие другие, талантливые командиры Красной Армии - М.Н. Тухачевский, И.Э. Якир, Н.П. Уборевич, В.К. Блюхер, А.И. Егоров. Красная Армия фактически оказалась обезглавленной.

Не избежали репрессий и журналисты, в том числе самые известные из них - М. Кольцов, К. Радек, Л. Сосновский. Карла Радека не спасла даже изданная им книга «Зодчий социалисти-ческого общества», сплошь заполненная дифирамбами в адрес Сталина, и то, что в последние годы ничего не выходило из-под пера этого публициста без прославления «великого зодчего социализма». В 1936 г. он был арестован и вскоре погиб в тюрьме.

Трагическую судьбу К. Радека разделил и М. Кольцов. (Кольцов (Фридлянд) Михаил Ефимович (1898-1942) - русский советский писатель, журналист, фельетонист. Автор «Испанского дневника» (1938) - о Гражданской войне в Испании, проблемных очерков и фельетонов в «Правде». Редактор журналов «Огонек», «Крокодил», «За рубежом». Репрессирован по ложному обвинению. Посмертно реабилитирован.) Вернувшись в мае 1937 г. с полей Гражданской войны республиканской Испании, он присоединился к многоголосому хору клеймивших очередную «банду убийц», на сей раз во главе с Н. Бухариным и А. Рыковым. «Убийца с претензиями» - так был озаглавлен фельетон М. Кольцова, появившийся в «Правде» 7 марта 1938 г.; а в декабре того же года талантливый фельетонист, автор мужественного «Испанского дневника» был арестован и через некоторое время расстрелян.

В скорбном списке погибших в сталинских застенках одним из первых оказался Л.С. Сосновский, публицистика которого уже в середине 20-х годов составляла многие тома. Однако более 50 лет после гибели журналиста она находилась под запретом и не была доступна читателям.

И все-таки именно в 20–30-е гг. XX в. окончательно сформировалась система советской журналистики, утвердились почти все формы массовой работы, проявили себя наиболее яркие советские публицисты. Условием их существования в журналистике, да и в жизни вообще, особенно с середины 30-х годов, стало всемерное восхваление указанного вождем курса партии, и особенно личности самого И.В. Сталина. По мере продвижения нашего общества вперед советская журналистика стала связывать все успехи и победы в социалистическом строительстве с именем Сталина. Он имел немалые заслуги в укреплении Советского государства, но в то же время по его указанию была развернута повсеместная борьба с «врагами народа», многие из которых отнюдь таковыми не являлись, подавлялась инициатива масс, не было и речи о каких бы то ни было демократических институтах. В стране насаждалась атмосфера всеобщей подозрительности, «шпиономания».

Как уже отмечалось, в большей мере это стало проявляться со второй половины 1930-х годов. Но неоспоримым фактов являлся и огромный трудовой энтузиазм народных масс, освобожденных от оков капиталистической эксплуатации и активно участвующих в построении нового общества. Что же касается сталинских репрессий, то в народе существовало устойчивое мнение, что они проводятся в отношении истинных врагов, которых в условиях изоляции нашей страны и полного капиталистического окружения тоже было немало. Что однако никак не оправдывает репрессий в отношении честных граждан, искренних поборников социализма.

Пресса в этих условиях тоталитарного строя, однопартийности, подавления демократических начал не могла занимать какой-то самостоятельной позиции, она всецело и безраздельно поддерживала линию партии большевиков. И имела большие заслуги в деле мобилизации народа в его усилиях по преобразованию общества на социалистических началах. Она пропагандировала трудовой героизм на стройках социализма, широко информировала о достигнутых успехах, о героях пятилеток, о подвигах советских летчиков, папанинцев, челюскинцев; резко выступала против недостатков, фактов бюрократизма, бесхозяйственности.

Одной из лучших в годы первых пятилеток была газета «Комсомольская правда», награжденная в 1930 г. орденом Ленина под первым номером. Сообщение об этом событии в газете за 24 мая 1930 г. гласило: «Рабочие и комсомольские организации крупнейших предприятий СССР в своих многочисленных постановлениях просили Правительство Советского Союза за неустанную борьбу и работу на всех фронтах социалистического строительства наградить «Комсомольскую правду» первым орденом Ленина».

Формы массовой работы. В годы первых пятилеток получили развитие формы массовой работы, использовавшиеся на протяжении почти всей истории отечественной журналистики советского периода. Многие из них родились при проведении борьбы за режим экономии, снижение розничных цен, рационализацию производства. Наибольшее распространение получили общественно-производственные смотры, производственные переклички, выездные редакции.

Общественно–производственные смотры. Их наиболее успешно проводила «Тверская правда». Редакция взяла под свой контроль многие предприятия города. Самым значительным явился смотр крупнейшего в стране хлопчатобумажного комбината «Пролетарская мануфактура». Во время этого смотра в «Тверской правде» регулярно публиковался «Дневник смотра». 200 экземпляров газеты бесплатно поступали на фабрику, расклеивались в наиболее людных местах. Повышению активности масс способствовало и то, что в газете пристальное внимание уделялось не только производству, но и быту рабочих. Под рубрикой «Бытовое» публиковались очерки Б. Полевого «У ткача в гостях», «В рабочих квартирах по приглашению» и др.

Широкий размах общественным смотрам придала «Правда». В декабре 1928 г. она начала всесоюзный смотр производственных совещаний в сфере промышленности и на транспорте. И целый ряд многотиражных, окружных, областных, губернских, республиканских и даже центральных газет включился в проведение смотра. Из московских газет раньше всех во всесоюзный смотр «Правды» включился «Гудок», направивший в декабре 1928 г. бригаду журналистов в Воронеж. Представители «Правды» и «Гудка» провели собрание заводского актива, выбрали в цехах смотровые тройки, организовали издание печатной газеты. Во всех цехах завода производственные совещания прошли при значительной активности рабочих, на них присутствовало свыше 1000 человек.

4 мая 1929 г. в статье «Печать - организатор масс» «Правда» отмечала: «Смотровая волна прокатилась по всей стране - от Архангельска до Ганджи, от Мурманска до Ашхабада, от Гомеля до Владивостока. Не осталось почти ни одного района, где не был бы организован смотр». В октябре 1929 г. были подведены итоги всесоюзного смотра производственных совещаний, сыгравших известную роль в повышении трудовой активности масс. Почетной премией за организацию лучшего смотра была отмечена многотиражная газета Кольчугинского завода (г. Владимир) «Голос кольчугинца».

Общественно–производственные переклички. Наряду с общественно-производственными смотрами широко распространились в то время общественно-производственные переклички. И эту форму массовой работы в числе первых применила «Тверская правда». 28 мая 1927 г. в газете появилась рубрика «Митинг миллионной аудитории. Новая форма газетной работы». Будни нашей социалистической стройки, писала редакция, настоятельно требуют вовлечения многомиллионных масс в обсуждение важнейших проблем реконструкции народного хозяйства. Именно этому и будет служить новый метод газетной работы - «Митинг миллионной аудитории». Два года спустя «Тверская правда» возглавила перекличку текстильщиков Твери и Иваново–Вознесенска.

Самый широкий размах производственные переклички получили в «Уральском рабочем», по инициативе которого была проведена уральско-сибирская перекличка о качестве и стоимости сибирского угля и уральского металла. Она охватила до 40 тысяч рабочих. В перекличке кроме «Уральского рабочего» и «Советской Сибири» участвовали пермская «Звезда», «Пролетарская мысль» (Златоуст) и другие уральские и сибирские газеты. «Уральский рабочий» в ходе переклички взял шефство над гигантами советской индустрии - Магнитостроем, Березниковским химическим комбинатом, создав на этих стройках отделения редакции.

Выездные редакции. Эта форма массовой работы, возникшая в конце 1920-х годов, успешно применялась на протяжении всей последующей истории советской журналистики. В период первых пятилеток выездные редакции направлялись на крупнейшие стройки (Сталинградский тракторный завод, Днепрострой, Горьковский автозавод и т.д.), а также в сельскохозяйственные районы.

Выездные редакции выпускали на местах специальные газеты, боевые листовки, плакаты. Первая выездная редакция «Правды», созданная в январе 1929 г., работала на Харьковщине, печатая свои листовки на небольшой плоскопечатной машине «американке», приводившейся в движение ногами.

В 1930 г. появился первый специально оборудованный вагон, а вместе с ним возникли первые выездные редакции на колесах, что позволило им бывать буквально на всех крупнейших стройках. Так, возникшие в 1930 г. вагоны редакции «Комсомольской правды» к 1935 г. совершили уже свыше ста рейсов. По всей стране от Дальнего Востока до западных границ пролегли дороги выездных редакций и других газет. Редакция «Крестьянской газеты» в течение 130 дней побывала в селах и деревнях 9 губерний, совершив путь в 5 500 километров, получив немало важных сведений для улучшения газеты. В ряде сел побывала в 1929 г. выездная редакция «Труда». «Газета расходилась среди крестьян не только как новость, единственная в своем роде в деревне, но и как нечто родное, свое, работающее тут же на глазах у всех», - делились позже впечатлениями участники выездной редакции.

Другие формы массовой работы. Не без успеха использовались и такие формы массовой работы, как заочные совещания и конференции, читательские «суды» над газетами, производственные буксиры, рабселькоровские посты. Заочные совещания и конференции наиболее результативно проводили «Рабочая Москва», «Ленинградская правда», «Рабочий край» (Иваново). Редакция газеты «Рабочий край» провела специальную конференцию по огородничеству, в которой приняли участие не только колхозники и агрономы, но и представители губернских учреждений. Конкретные меры по улучшению сельского хозяйства были намечены в ходе заочной конференции читателей саранской уездной газеты «Завод и пашня» (Пензенская губерния) и по лучшей организации городского транспорта на заочной конференции трамвайщиков Москвы, проведенной газетой «Рабочая Москва».

Известную помощь в улучшении работы редакций оказывали «суды» над газетами. В течение двух дней проходил «суд» над газетой «Рабочий путь» (Омск). «Приговор» содержал полезные советы и по тематике газетных выступлений, и по их качеству. С пользой для газеты прошел также «суд» над «Бурят–Монгольской правдой».

«Тверская правда» публиковала на своих страницах вставную «Газету для начинающих читать». Целиком одобряя эту инициативу, журнал «Журналист» писал: «Приобщение через такую газету к общественно-политической жизни новых тысяч людей следует горячо приветствовать. Газета для начинающих читать является тем звеном, которого недоставало в нашей печати».

Формы массовой работы на радио. Наибольшее распространение на радио получили радиопереклички, радиомитинги, радиорейды, выездные редакции. Одной из первых была организована радиоперекличка текстильщиков московской фабрики им. Калинина и ленинградской фабрики «Веретено», состоявшаяся в апреле 1929 г.

В мае того же 1929 года Московский радиоцентр транслировал перекличку паровозостроительных заводов Москвы, Харькова, Сормова и Коломны.

Активно действовали выездные редакции радио. В марте 1931 г. на Макеевском металлургическом заводе действовала выездная редакция Московского радиовещания, взявшего шефство над этим предприятием. Успешно использовались также радиосмотры. В марте 1931 г. проводился всесоюзный смотр весеннего сева и коллективизации, транслировавшийся всеми радиостанциями страны. В ходе смотра на местах проводились рейды ударных бригад, общественные «буксиры», переклички передовиков колхозных полей. Материалы смотра публиковались в газетах «Правда» и «Социалистическое земледелие».

Все более развивалось взаимодействие печати и радио. Газетчики и радиожурналисты провели немало совместных митингов, собраний, перекличек. В конце июля - начале августа 1931 г. печать и радиовещание совместно подготовили всесоюзную перекличку заводов-гигантов, которую транслировали по всему Союзу 57 радиостанций и 3 500 радиоузлов. Перекличка активизировала выполнение заказов по поставке оборудования для гигантов пятилетки - Магнитостроя, Кузнецкстроя, Автостроя, Березников, Харьковского тракторного и Уральского машиностроительного заводов. Своеобразным дирижером переклички являлась газета «За индустриализацию» (орган ВСНХ СССР). В ходе переклички редакции газет и радиовещания брали шефство над предприятиями, выпускавшими оборудование для новостроек. «Рабочая Москва» взяла под свой контроль столичные заводы «Динамо» и «Красный пролетарий».

Борьба с бюрократизмом. «Листки РКИ». Неотъемлемой частью кампании по рационали-зации народного хозяйства являлась борьба за экономный государственный аппарат, за упрощение и оптимизацию его структуры. В этой связи печать и радио начали массовый поход против бюрократизма. Особенно широко критика стала развиваться, начиная с 1928 г. По примеру «Правды» в центральных и местных газетах появились «Листки РКИ» под заголовками: «Под контроль масс»; «Перо рабкора бьет в цель»; «Бюрократов на мушку». К июню 1928 г. они стали неотъемлемой частью уже 50 областных и губернских газет. В большинстве случаев «Листки» выпускались не реже одного раза в неделю.

Еще до появления «Листков» критике бюрократов многие свои фельетоны посвящал Михаил Кольцов. Примечателен в этом отношении его фельетон «В дороге». Фельетонист писал: «Бюрократизм двадцать шестого года в нашей стране уже не маленький. Он видал виды, знает, где раки зимуют, умеет прятаться в норы и выходить на добычу в подходящее время. Опасный зверь, хищный и ласковый».

Против этого «опасного зверя», умеющего «любезно проталкивать человека в пустоту», в «Правде» был создан сатирический отдел «Каленым пером». Он впервые появился в номере от 3 апреля 1927 г. В газете были помещены материалы: «Ау!»; «Покажите автора»; «Семейные рекорды». Редакция клеймила бюрократов на местах, по чьей вине задерживаются ответы на срочные запросы из центра («Ау!»), боролась с проявлениями семейственности в советских учреждениях («Семейные рекорды»), с канцелярщиной, с любителями разного рода анкет и бумажных отчетов («Покажите автора»).

Надо признать, что бюрократическая отчетность буквально захлестывала наши предприятия. К примеру, Курский райспирт составил годовой отчет весом в 5 пудов и отправил его в Москву с восемью курьерами. Отчет ленинградского завода «Треугольник» весил 35 пудов и составлял 22 тыс. листов. Против этого невиданного бумаготворчества, дорого обходившегося государству, печать боролась особенно беспощадно.

С 15 марта 1928 г. в «Правде» вместо отдела «Каленым пером» стал регулярно публиковаться «Листок Рабоче-крестьянской инспекции», «Под контроль масс», «Листки РКИ» были направлены против равнодушия, сутяжничества, разбазаривания народных средств, всевозможных злоупотреблений. Нередко полоса «Под контроль масс» посвящалась одной теме: проверке приема посетителей в советских учреждениях, борьбе с бесхозяйственностью на строительстве гигантов советской индустрии и т.д.

Нередко в «Листках РКИ» выступали поэты и писатели. С большим материалом «Выставляется первая рама» в «Листке РКИ» 24 марта 1928 г. выступил Н. Погодин. Критикуя дорогостоящее и некрасивое строительство в сибирских городах, он писал: «Весна! Выставляется первая рама! Горько и скучно это звучит в сибирских городах, когда некто сердитый и разочарованный ощупывает серые, перекосившиеся рамы в домах, прошлым летом возделанных». В июле 1928 г. на страницах «Под контроль масс», вышедших под шапкой «На борьбу за дешевое, хорошее и удобное жилье! Строим без проектов, из плохого материала, неэкономно, неразумно»; было опубликовано стихотворение В.В. Маяковского с такими словами: «Дождемся ли жилья хорошего? Товарищи, стройте хорошо и дешево!». Еще раньше, при жизни В.И. Ленина, Маяковский опубликовал свое знаменитое стихотворение «Прозаседавшиеся», в котором едко высмеивал бюрократизм и волокиту в советских учреждениях. Стихотворение вызвало одобрение большевистского вождя.

Листок «Под контроль масс» содействовал чистке госаппарата, проходившей в 1928–1929 гг. Была проведена эффективная проверка приема посетителей в московских учреждениях. По материалам этого массового рейда некоторые из советских чиновников были сняты с работы.

«Листок Рабоче-крестьянской инспекции» регулярно появлялся в «Правде» до середины октября 1930 г. За это время газета опубликовала 140 «Листков». В 1931–1933 гг. их издание возобновилось под названием «Листок ЦКК–РКИ».

По-боевому велась критика бюрократов в газетах «Гудок», «Рабочая Москва», «Крестьянская газета», «Ленинградская правда», «Харьковский пролетарий», «Советская Сибирь». Начиная с января 1928 г., в «Крестьянской газете» постоянным стал отдел «На войну с волокитой и бюрократизмом». «Одними постановлениями и приказами «сверху» бюрократизм не изжить, - писала редакция. - В борьбе с бюрократизмом должны принимать участие все крестьяне и крестьянки. Успех борьбы с бюрократизмом зависит от того, насколько активно участвуют в этой борьбе все слои населения».

Полоса газеты за 3 января 1928 г. начиналась врезкой: «Неуклонно преследовать всеми мерами, вплоть до привлечения к суду, всех служащих государственного аппарата (как коммунистов, так и беспартийных), виновных в пренебрежительном, барском, высокомерном отношении к посетителям». На полосе помещены, главным образом, материалы о волоките. «Прочно засели волокитчики в Ижевском областном лесном отделе, - писал в газету селькор-крестьянин. - Сотней бумажек их не проймешь, ходокам лаптей не наберешься». Газета помещала немало и карикатур, бичевавших проявления бюрократизма.

В мае 1928 г. «Листки РКИ» появились в «Гудке» под острыми рубриками «Горячая промывка», «Холодный душ», «На свежую воду», «Пожалуйте бриться!».

Действенно против бесхозяйственности, перерасхода в капитальном строительстве выступала «Рабочая Москва». 12 мая 1929 г. «Листок РКИ» был озаглавлен: «Не повторим ошибок, стоивших миллионы!». «Под чертой капитального строительства прошлого года, - отмечала газета, - значится солидная цифра перерасхода в 6,5 млн рублей. Бесплановость, волокита, бесконтрольность - вот из таких слагаемых составлена эта цифра. Начало нового строительства года опять не предвещает ничего хорошего. Опять нет точных проектов, не заключены договоры со строительными организациями». Редакция бьет тревогу: пока не поздно не допустить миллионных перерасходов народных средств.

Не оставляла в покое бюрократов и волокитчиков «Тверская правда». Разнообразные рубрики: «В бюрократических лаптях», «Бумагомараки», «Худую траву с поля вон!», заголовки критических материалов: «Анкетное происхождение», «В бумажном потоке», «По дорожке длинной» - дают представление о характере борьбы с бюрократизмом в местной печати.

Нередко критические материалы сопровождались стихотворными строками.

19 января 1929 г. «Тверская правда» в фельетоне «Как они примазываются» обращала внимание на то, что нередко снятые за кумовство и бюрократизм благополучно устраиваются на работу в других местах. Тут же помещено сатирическое стихотворение «Упрямая репка»:

 

Сняли Зава. Почистили штат…

Только вскоре, как это ни странно,

Этот весь сокращенный губстат

Оказался под сенью… губплана.

 

Так же дружной семейкой живут,

Друг за друга все держатся крепко.

От Рабкрина рабочие ждут,

Чтобы с корнем он выдернул репку.

 

Заслуживают внимания в «Листках РКИ» такие рубрики, как: «В упор» («Уральский рабочий»), «Мы спрашиваем» («Ленинградская правда») - короткие критические заметки которых требовали принятия срочных мер.

Наступательная, острая борьба с бюрократизмом велась и журналистами радиовещания. В 1929 г. «Радиолисток РКИ» с сообщениями о деятельности Рабоче-крестьянской инспекции передавался два раза в неделю.

Добиваясь действенности критических выступлений, редакции газет создавали специальные бюро расследований. Интенсивную деятельность в этом направлении развернуло, к примеру, созданное в 1927 г. бюро расследований «Ленинградской правды».

Коллективный организатор социалистического соревнования. Широкое распространение форм массовой работы способствовало развертыванию массового социалистического соревнования. В 1929 г. «Правда» опубликовала ленинские статьи «Как организовать соревнование?» (20 января) и «Очередные задачи Советской власти» (14 апреля). Обе статьи широко комментировались и в печати, и в радиопередачах. Журналисты немедленно включились в осуществление идей по организации массового соревнования. 26 января редакция «Комсомольской правды» весь номер выпустила под заголовками: «Организуем всесоюзное социалистическое соревнование»; «Добудем миллионы на индустриализацию»; «7 процентов = 700 миллионам»; «Снизим себестоимость! Повысим качество!»; «Почва подготовлена революционным почином рабочих ячеек».

Инициатива «Комсомольской правды» нашла отклик не только среди молодежи. 31 января со страниц «Рабочей газеты» прозвучал призыв шахтеров Горловки о развертывании социалистического соревнования за повышение производительности труда, снижение себестоимости, развитие культурно-массовой работы. Соревнованием шахтеров «Рабочая газета» руководила при непосредственном участии местных газет. В Донбасс, Сибирь (Кузбасс), Подмосковный район, на Урал были командированы представители от редакции. В организации соревнования к «Рабочей газете» присоединились «Луганская правда», выходившие в Донбассе «Кочегарка» и «Диктатура труда». В Сибири для организации соревнования горняков была создана специальная газета «Борьба за уголь».

Мощный толчок развитию социалистического соревнования дала «Правда». 5 марта 1929 г. газета опубликовала коллективное письмо рабочих ленинградского завода «Красный выборжец», вызвавших на соревнование по снижению себестоимости все заводы и фабрики Советского Союза. Спустя два месяца в соревнование стали вступать не только отдельные ударные бригады, но и цеха, и целые заводы. К 24 марта на вызов «Красного выборжца» отозвалось 30 заводов и фабрик, а к 29 марта в соревнование включилось уже 70 предприятий.

На страницах газет центральное место заняли производственные показатели, диаграммы, сводки. По инициативе печати и радио на фабриках и заводах стали создаваться рабочие делегации для обмена опытом работы с соревнующимися предприятиями.

Интенсивную деятельность развивают печать и радио по заключению и выполнению рабочими коллективами социалистических договоров. В кампании по принятию Вседонецкого договора шахтеров участвовали все газеты Донбасса. Подписание договора проходило при 15-тысячном митинге в Горловке. Арбитрами соревнования митинг избрал «Правду», «Рабочую газету» и газету «Коммунист» (Харьков). Число ударников возрастало с каждым днем.

Массовый энтузиазм рабочих и сельских тружеников породил многие формы социалистического соревнования: ударные бригады, ударные смены и цеха, рационализаторские группы, цеховые целевые комиссии и т.д. Развитие соревнования сопровождалось и такими формами, как отработка праздничных дней, увеличение норм выработки. Рабочие Урала, шахтеры Донбасса направляли целые эшелоны для Москвы с продукцией, добытой сверх нормы. Журналисты оперативно распространяли идеи красных эшелонов и красных обозов. По инициативе «Луганской правды» ударные бригады и предприятия отрабатывали в фонд индустриализации воскресники. «Рабочий путь» (Смоленск) проводил кампанию по соревнованию сел и деревень на засев «десятины индустриализации». За первый месяц соревнования в 1929 г. в фонд индустриализации было засеяно 800 десятин.

Все газеты и передачи радио 6 августа 1929 г. были посвящены Дню индустриализации. «Правда» 6 августа 1929 г. вышла под лозунгами: «Каждый новый процент сниженной себестоимости - это сто миллионов рублей, это новый вклад в строительство гигантов индустрии»; «Больше металла, чугуна, стали, машин! Больше тракторов в деревню!»; «Через совхозы и колхозы, тракторные станции и колонны укрепим производственную смычку пролетариата с крестьянством». 7 августа «Правда» сообщила, что в День индустриализации на развитие народного хозяйства в Белоруссии поступило 500 тысяч рублей, по Северному Кавказу - полтора миллиона, в Саратове - 50 тысяч рублей и т.д.

Повсеместное развертывание соревнования породило идею выполнения первого пятилетнего плана за четыре года. В конце 1929 г. состоялся Первый Всесоюзный съезд ударных бригад. После съезда журналисты нацеливают своих читателей на дальнейшее повышение производительности труда, призывают переходить от ударных бригад к ударно-образцовым предприятиям.

К февралю 1930 г. число ударников достигло двух миллионов. Тематические полосы и развороты газет открывают лозунги-аншлаги: «Нет члена партии вне социалистического соревнования, вне ударных бригад»; «Ударное движение - движущая сила социалистического соревнования»; «Социалистическое соревнование - основной метод выполнения пятилетки в четыре года» и др. Все настойчивее звучит лозунг, ставший девизом всех производственных коллективов: «Пятилетку - в четыре года!».

В апреле 1931 г. тульские металлисты выступили с предложением развернуть соревнование за досрочное выполнение плана третьего года пятилетки и пуск в 1931 г. 518 предприятий и 1 040 МТС. Этот призыв становится постоянным на страницах газет. Под рубрикой «518» стали постоянными передачи Всесоюзного радио с Магнитостроя (знаменитой Магнитки), с новостроек Ленинграда, со строительства Уралмаша; с других заводов, которые должны были вступить в строй в третьем году пятилетки. В передачах на темы ударного труда рабочих на стройках пятилетки нередко принимали участие известные писатели и поэты, в том числе В.В. Маяковский (до своей трагической гибели 14 апреля 1930 г.), А.П. Гайдар, Н.Ф. Погодин и др.

На завершающей стадии второй пятилетки наиболее важной стала проблема овладения новой техникой. Особое внимание в этой связи журналисты уделяли пропаганде стахановского и изотовского движений. С первых же месяцев 1932 года шахтер Изотов выдавал ежедневно по четыре-пять норм. Кое-кто на шахте не прочь был отнести его успехи за счет физической силы. На это он отвечал: «Нет, одной силой уголь не возьмешь!.. Скажу без хвастовства: я даю большую выработку потому, что овладел техникой дела».

В газетах и по радио сообщалось не только о все новых рекордах шахтеров Донбасса, но и о достижениях ивановских ткачих Евдокии и Марии Виноградовых, машинисте Петре Кривоносе, горьковском кузнеце Александре Бусыгине, об организаторе первой женской тракторной бригады в СССР Прасковье Ангелиной, о мастере высоких урожаев сахарной свеклы Марии Демченко и многих-многих других. Равнение на трудовые рекорды, широко освещавшиеся в советской прессе, значительно способствовало дальнейшему развитию массового социалистического соревнования.

Оружием очерка и фельетона. Советская журналистика 20–30-х гг. XX в. представлена такими именами, как В.В. Маяковский (Маяковский Владимир Владимирович (1893-1930) - русский советский поэт, реформатор поэзии, оказал большое влияние на мировую поэзию. Автор поэм «Владимир Ильич Ленин» (1924), «Хорошо!» (1927), «Во весь голос» (1930) и др. Активно сотрудничал в советской прессе. По словам Сталина, «лучший, талантливейший поэт нашей советской эпохи»), Л.С. Сосновский, М.Е. Кольцов, Н.Ф. Погодин, И. Ильф, Е. Петров. Широкую популярность завоевали в те годы очеркисты А. Колосов, М. Шагинян, Б. Горбатов, фельетонисты К. Радек, Г. Рыклин, Д. Заславский, А. Зорич. (Горбатов Борис Леонтьевич (1908-1954) - русский советский писатель, автор произведений о буднях и романтике социалистического строительства. В годы войны сотрудничал в центральных изданиях. Автор романа «Непокоренные» (1943) - о героизме советских людей в тылу врага, повести «Семья Тараса» и др. Лауреат Государственных премий СССР (1946, 1952).)

Поистине велико публицистическое наследие А.М. Горького советского периода. Только в «Правде» в 1928–1932 гг. помещено более ста его выступлений, многие из которых перепечатывались в центральных и местных газетах. Главная тема горьковских очерков и статей - советский человек, его самоотверженный созидательный труд. Горький искренне восхищался успехами советских людей. В статьях «Мой привет» («Правда», 6–7 ноября 1927 г.), «О новом и старом» («Известия», 30 октября 1927 г.), «Пальцы могучей руки рабочего класса» («Известия», 6 августа 1929 г.), «О пионерах» («Известия», 18 августа 1929 г.) писатель выражает чувство гордости за простых советских рабочих, героев труда, создателей социалистической индустрии.

В этот период примечательна не только публицистическая, но и редакторская деятельность выдающегося советского писателя. А.М. Горький являлся организатором и редактором многих журналов, в том числе широко известного очеркового журнала «Наши достижения», главная задача которого сводилась к тому, чтобы показать наше строительство «наглядно и убедительно». Журнал выходил с 1929 по 1937 гг. В течение всего первого года издания на его страницах публиковались очерки А.М. Горького «По Союзу Советов», в которых запечатлен трудовой героизм советских людей.

Оценивая публицистическое наследие А.М. Горького, необходимо заметить, что всей правды о советской действительности он все-таки не сказал, да и сказать не мог. Когда в 1929 г. один из сопровождавших писателя в поездке по стране спросил его, как же объяснить появление очерка о Соловках, где никакой критики не содержится, Горький ответил: «Там карандаш редактора не коснулся только моей подписи, - все остальное совершенно противоположно тому, что я написал, и неузнаваемо».

Активная деятельность в печати А.М. Горького способствовала приобщению к газете многих писателей. В годы первой пятилетки появляются очерковые книги «Путешествие в Туркменистан» П. Павленко, «Письма о Днепрострое» Ф. Гладкова, «Советское Закавказье» М. Шагинян, «Туркменские записки» Н. Тихонова, «Кара–Бугаз» К. Паустовского. Большое распространение получил портретный очерк, героями которого становятся передовики труда. В 1931–1932 гг. на страницах «Правды» печатаются художественно-документальные очерки Б. Галина «Петр Долотов и его бригада», «Начальник цеха», В. Ставского «Секретарь партколлектива», Ю. Либединского «Петя Гордюшенко», Б. Горбатова «Мастера» и другие.

Из очеркистов-правдистов следует особо выделить Николая Погодина и Алексея Колосова. В начале 1920 г. молодой рабочий Николай Стукалов опубликовал в ростовской газете «Донская беднота» свою первую заметку за подписью «Николай Погодин». Через несколько лет он стал работать в «Правде». В течение десяти лет на страницах газеты печатались очерки Н. Погодина. В них рассказывалось о героическом труде нефтяников Баку, златоустовских сталеварах, о строителях медеплавильного завода в Казахстане, о новых людях колхозной деревни. «Меня много гоняла редакция, - вспоминал Н. Погодин. - Долго скитался я по Южному Уралу, и по воспоминаниям о заводских встречах в Златоусте была написана пьеса «Поэма о топоре». Долго жил в Иванове, писал о том, как создавалась первая в стране машинно-тракторная станция. Помню чистое поле на берегу Волги под городом, который тогда назывался Царицыном, где стоит теперь легендарный тракторный завод. Поле это на моих глазах размерялось и в невиданных никогда в России темпах преображалось в площадь промышленного строительства. В «Правде» тогда был напечатан небольшой очерк «Темп». А через год в театре Вахтангова пошла моя первая пьеса «Темп».

Очерки Н. Погодина - очевидца рождения многих гигантов советской индустрии, свидетеля преобразования советской страны, проникнутые светлыми лирическими нотами, жизнеутвержда-ющим юмором, с живыми диалогами были значительным этапом в становлении писателя-драматурга.

В первой половине 20-х годов Н. Погодин был единственным спецкором «Правды». Потом пришли Т. Холодный (Т.М. Беляев) и А.И. Колосов. «С Холодным я мог свободно соревноваться, но Алексей Колосов писал лучше меня по глубине и по литературе, - признавался Н. Погодин. - Писал он главным образом о деревне, был признанно честным писателем в широком смысле русской традиционной народности».

На протяжении почти трех десятилетий, начиная с 1928 г. и до конца своих дней, А.И. Колосов - разъездной корреспондент «Правды». В его очерках показано множество рядовых колхозников, агрономов, парторгов, комбайнеров, трактористов.

Очерки А.И. Колосова всегда согреты дыханием деревенской жизни, в каждом из них и тонкие пейзажные зарисовки, и запоминающийся диалог, и все это, как писал Б. Галин, не было «той обязательной дозой беллетристики, которую так любят наши газетчики. Нет, в очерках Колосова художественное выражало его потребность и способность видеть зарю, деревенские сумерки, лес, речушку, избу крестьянскую».

Сознательно «переводил себя на газетчика» в конце 20-х гг. XX в. В.В. Маяковский. Его произведения, публиковавшиеся в центральных и местных газетах, поистине являлись стихотворной летописью истории индустриализации нашей страны. Маяковский выступал в «Правде», «Известиях», «Комсомольской правде», «Труде», «Рабочей Москве», «Ленинградской правде», «Уральском рабочем», «Заре Востока», «Бакинском рабочем», «Пионерской правде».

Все же наиболее интенсивно он работал в «Комсомольской правде» - многое писал по заданию редакции, многое предлагал сам. Редакция постоянно привлекала поэта к участию в проводимых ею кампаниях. Стихотворения Маяковского нередко публиковались в подборках по определенному вопросу. В отдельных номерах эти подборки, объединенные общим заголовком - шапкой, занимали целую полосу. Темы для выступлений давала сама газета. Поэт постоянно находился в гуще событий, читал свои произведения в Москве, Харькове, Ростове, Тифлисе, Казани, Свердловске, Ленинграде и других городах.

С лекционными поездками В.В. Маяковского по стране связано появление цикла его стихотворений: «Три тысячи и три сестры», «Екатеринбург – Свердловск», «Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру», «Казань», являющихся живой хроникой жизни городов и людей. Все его произведения, а также очерк «Рожденные столицы» - проникнуты единой мыслью: привычное, имевшее пренебрежительный оттенок слово «провинция», неприменимо к советским городам. С гордостью патриота писал В.В. Маяковский о том, как труд и энергия советского человека преображают всю страну: «Я знаю - город будет, я знаю - саду цвесть, когда такие люди в стране Советской есть!».

В печати появлялось и много сатирических стихов Маяковского. Свою сатиру он направлял против бюрократов, мещан, подхалимов, халтурщиков, сплетников, против всех, «кто зря сидит на труде, на коммунизме». Только в 1928 г. в печати были опубликованы его фельетоны «Помпадур», «Халтурщик», «Столп», «Подлиза», «Сплетник», «Ханжа», «Трус» и др. Непримиримо боролся поэт и против тех, «творческим методом» которых был принцип побыстрее напечататься. Сам Маяковский очень требовательно относился к своему творчеству, стремился как можно убедительнее, образнее, доходчивее выражать свои мысли.

Кроме В.В. Маяковского в печати активно сотрудничали поэты А. Жаров, А. Безыменский, Н. Асеев, С. Кирсанов и др. Оперативно писал в газету Демьян Бедный. Он одним из первых среди литераторов-газетчиков откликнулся на темы индустриализации.

Характеризуя газетную публицистику 1930-х годов, Николай Погодин в своих воспоминаниях отмечал: «Что до самой школы «Правды», то школа эта в большей степени определялась фельетоном».

Правофланговым советских фельетонистов был Михаил Кольцов. За 18 лет работы (1920-1938) им опубликовано в «Правде» около 1 800 фельетонов. Каждодневная писательская хлопотливая работа доставляла Кольцову, по его признанию, огромное удовольствие. «Вот этак, между делом, - отмечает он в книге «Писатель в газете», - написано уже более пятидесяти печатных листов, обслужено целое десятилетие нашей революции».

Одним из основных принципов в своей работе М. Кольцов считал точный выбор темы. «Отбирайте до бесконечности», - советовал он начинающим журналистам.

Выбирайте такой объект для фельетонного удара, который заслуживает его, которым ты действительно попадешь в цель. Сам фельетонист выбирал темы, которые интересовали миллионы читателей, помогали им глубже осмыслить недостатки в жизни, еще активнее трудиться. Мишенью кольцовских фельетонов были бюрократы («Воронежские пинкертоны»), подхалимы («Медвежьи углы»), сутяги («В самоварном чаду»), головотяпы («Свежие воспоминания»), морально опустившиеся типы («Иван в раю», «Устарелая жена»), жулики («Люди с размахом»), пытавшиеся «приспособиться» к новому строю.

Выбрав тему, бей наповал - этому правилу всегда следовал фельетонист. «Иначе и быть не может, - утверждал он - ибо какими-то полуударами, полушлепками по каким-то полупроходящим людям настоящий фельетонист не приобретет никакого авторитета и не принесет никакой пользы».

Основным методом литературного «делания» фельетонов М. Кольцов считал метод столкновения фактов: столкнуть факты так, чтобы они при соприкосновении дали «некую фельетонную искру». Весьма типичны в смысле использования этого приема фельетоны «Иван в раю», «Воронежские пинкертоны», «Лида, Лиза и Губсуд», «Рельсы красного цвета», «Яблони цветут». Тема фельетона «Воронежские пинкертоны» - бюрократизм в судебных органах, здесь фельетонная искра высекается путем иронического сопоставления советского бюрократа-следователя с буржуазными сыщиками.

Большую заботу проявлял М. Кольцов о том, чтобы в фельетоне было не только ценное содержание, но чтобы и написан он был увлекательно. Ратуя за точность каждой фразы, фельетонист старался полностью освободиться от стремления «жирнее готовить для читателя». «И я, грешный, одно время этим страдал, - признавался М. Кольцов. - А теперь стараюсь бороться с этим. Начинаешь писать и ищешь: снег был … мраморный, снег был … фиолетовый, снег был … сахарный, снег был … голубой. А потом вдруг находишь: снег был белый. И когда поймаешь «белый снег», то с каким удовольствием хватаешь это слово, и когда вписываешь его - радуешься, а главное - знаешь, что и читатель обрадуется».

Сатирический смех и гнев против обывателей, бюрократов, подхалимов вызывали у читателей «Правды» фельетоны А. Зорича (Василия Тимофеевича Локтя). Он пришел в «Правду» в 1922 г. и работал здесь до 1928 г. в бюро расследований. За это время журналист завоевал всесоюзную известность как автор многочисленных фельетонов и рассказов, печатавшихся в «Правде» и в ряде журналов. Затем работал разъездным корреспондентом газеты «За индустриализацию», а с 1932 по 1937 гг. - фельетонистом «Известий». А. Зорич стремился образно представить обстановку, переживания людей, передавал их жесты, диалоги, порой прибегал и к художественному домыслу. Основную цель своих разоблачительных выступлений в печати он видел в том, чтобы фельетон взял за живое, чтобы у читателя материал вызывал не только смех, но и «боль за те уродства, которые сохранились еще в нашей жизни, и стремление эти уродства пресечь и уничтожить.

Фельетоны А. Зорича, направленные против подхалимов («С натуры»), мещан («Общий знакомый»), равнодушных («О человеке»), расточителей государственных средств («О чем рассказал бухгалтер»), бюрократов («Медаль»), позеров («Елки - палки»), действительно брали читателя за живое.

Типичным для А. Зорича, его метода свободного беллетристического изложения факта является фельетон «С натуры». Давая зарисовку отдыхающих на Черном море бухгалтера Воронежского финотдела Пестрякова и его жены Манюси, занятых обдумыванием, кто будет назначен в Воронеж заведующим финотделом и как бы суметь угодить будущему начальнику, Зорич мастерски высмеял угодничество. Сатириком советского «пошехонья» метко назвал Зорича Д. Заславский.

День за днем разоблачал бюрократов, мещан, обывателей всех мастей и сам Д. Заславский. По-современному злободневно звучат его фельетоны «Портные особого рода» (против клеветников); «Слон, похожий на веревку» (против обывателей, распространяющих всевозможные нелепые слухи). Важное место в творчестве Д. Заславского занимали статьи и фельетоны на международные темы: «Пять миллионов амазонок», «Язык виконтов и маркиз» и др.

Немало фельетонистов-сатириков вырастила отраслевая газета «Гудок». Здесь выступали Ю. Олеша (псевдоним «Зубило»), В. Катаев (псевдоним «Старик Саббакин» и «Оливер Твист»), Илья Ильф, Евгений Петров.

Литературная деятельность И. Ильфа началась в «Гудке» в 1923 г. Он сотрудничал в отделе «Рабочая жизнь» (более известном под названием «четвертой полосы»), правил рабселькоровские письма. Первые фельетоны, написанные зачастую на критических материалах рабочих писем, печатались, кроме «Гудка», в журналах «Красный перец», «Смехач», «30 дней». Против организаторов «всякого рода нелепостей» были направлены лучшие фельетоны И. Ильфа - «Диспуты украшают жизнь», «Случай в конторе», «Банкир-бузотер», «Источник веселья», «Новый дворец». Для творческой манеры Ильфа характерны точные и неожиданные эпитеты, стремление воплотить сатирическую мысль в острой комической детали: «в конторе по заготовке рогов и копыт», «это было нелогично, но красиво», «человек по фамилии Мармеладов», «профорганизация парикмахеров «Синяя борода», «агроном агро-Удобрягин» и т.д. (Ильф Илья (Илья Арнольдович Файнзильберг) (1897-1937) - русский советский писатель, сатирик, фельетонист. Совместно с Е. Петровым автор романов «Двенадцать стульев» (1928), «Золотой теленок» (1931), книги «Одноэтажная Америка». Классик советской сатиры.)

Не менее успешно выступал в «Гудке» Евгений Петров (Евгений Петрович Катаев), который пришел в эту газету в 1926 г. До этого он работал в журнале «Красный перец». До сотрудничества с Ильфом Евгений Петров опубликовал свыше 50 юмористических рассказов в журналах «Красный перец», «Смехач», «Огонек» и в газете «Гудок». Главное внимание он уделял комическому сюжету. Таковы его рассказы «Беспокойная ночь», «Гусь и украденные доски», «Проклятая проблема», «Рассказ об одном солнце», «Дядя Силантий Арнольдыч». Острие сатиры Е. Петров направлял против мещан («День мадам Белополянкиной»), летунов («Энтузиаст», «Знаменитый путешественник»), склочников («Его авторитет»).

Вершиной художественно-публицистического творчества И. Ильфа и Е. Петрова явились их совместные выступления в «Правде», начиная с 1932 г. Фельетоны «Как создавался Робинзон», «Веселящаяся единица», «Равнодушие» и многие другие, близкие к сатирическому рассказу, были на уровне большой литературы. Нередко И. Ильф и Е. Петров прибегали к гротеску. Сатирическое преувеличение порой доводится ими до абсурда. Так, в фельетоне «Клооп» сотрудники учреждения под этим странным названием не знают, зачем оно существует и как расшифровывается его сокращенное название. «Такой гротеск - сложное художественное средство. Его может позволить себе только тонкий художник, знающий и понимающий жизнь так глубоко, что фантастика картин не исказит правду, а заострит, подчеркнет ее», - замечает исследователь творчества сатириков Л.М. Яновский.

Михаил Кольцов, Илья Ильф, Евгений Петров, А. Зорич, Давид Заславский, произведения которых вошли в золотой фонд советской публицистики, с наибольшей силой выразили лучшие традиции дореволюционного русского демократического фельетона.



Индекс материала
Курс: Пресса советского периода - от Октябрьской революции до первых послевоенных лет
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
ПРЕССА В ПЕРВЫЕ ГОДЫ ПОСЛЕ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
ЖУРНАЛИСТИКА В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ СТАЛИНСКОГО ТОТАЛИТАРНОГО РЕЖИМА
ДОВОЕННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ
СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА В ПЕРВЫЕ ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ
Все страницы