Курс: Вторая мировая война - Начало проведения операции «Уран»

 

Начало проведения операции «Уран»

В шесть тридцать утра 11 ноября 1942 года Паулюс начал последнее наступление на уже пристрелянную полоску земли. Получив 48-й танковый корпус, командующий 6-й армией приступил к выполнению приказа Гитлера о решающем наступлении в момент, когда замерзшая, но еще непроходимая река сделала положение 62-й армии Чуйкова особенно уязвимым. Узнав о критическом положении Сталинграда, Сталин приказал Василевскому вылететь на левый берег Волги и наблюдать за разворачивающимся сражением, освободив Еременко для координации всей обороны города и помогающих городу сил. Для участия в операции «Уран» приготовился миллион человек в шинелях, 13541 орудий, 894 танка, 1115 самолетов. Три фронта синхронизировали процесс последних приготовлений. В войсках не было проклятой июльско-августовской обреченности, войска рвались в бой. Рождалась новая армия.

12 ноября пошел первый большой снегопад. В белых маскхалатах разведчики партия за партией уходили по свежему снегу в тыл противника. Они обнаружили, что на линии предстоящего наступления румыны строят сеть бетонных бункеров, но пополнений к ним не поступило и строительство по всему фронту еще далеко от завершения. Разведчики привели с собой немецких строителей бункеров. Радостная новость о человеческой корысти и беспечности – основная часть бетона пошла на строительство штаба румынской армии, а сооружения в далекой степи остались в первозданном виде, слегка начатыми.

13 ноября Жуков и Василевский сделали вместе со Сталиным последний обзор предстоящего масштабного предприятия. 16 ноября по Дону пробежали первые метели. Роты разведки уже работали за линией фронта. В их задачу входило определение объектов вражеской обороны, целей для артиллерии, путей продвижения для танков, маршруты минных полей. 18 ноября командиры частей получили «личный и срочный» приказ начинать в 7.30 утра 19 ноября артподготовку.

К полуночи начинающегося 19 ноября набежали темные тучи. Температура достигла нуля, с неба повалил снег. Быстро прошла бессонная ночь, в 7.20 Юго-Западный и Донской фронты послали в эфир кодовое слово «Сирена» – приказ зарядить три тысячи пятьсот орудий.
Десятью минутами позже в белое как молоко небо полетел первый залп. Первыми в небо взметнулись оранжевые полосы огня ракетных минометов – «катюша» вышла на волжский берег. То был сигнал. Через секунду по врагу били все 3500 орудий и минометов; их огонь был направлен на три полосы прорыва (общая ширина – примерно двадцать километров).

Канонада длилась восемьдесят минут. Румынские солдаты оглохли в своих передовых окопах. Даже укрепленные бункеры были снесены огневым смерчем. Прикомандированный к румынам лейтенант Шток, следя за событиями, связался с капитаном Винрихом Бером, офицером штаба Паулюса в станице Голубинской и объяснил ему, что звуковой сигнал - вышеозначенная сирена - означает подготовку к артиллерийской канонаде. «Я думаю, румынам не выстоять». Наступила желанная тишина, и вдали раздался нарастающий рокот моторов. Когда танки 5-й танковой армии и пехота 47-й гвардейской, 119-й и 124-й стрелковых дивизий подошли к румынским окопам, артиллерия перенесла свои залпы на 300 метров в тыл противника. В 8.48 прозвучал последний залп, и двумя минутами позже танки и пехота наконец-то рванулись вперед. 76-я стрелковая дивизия генерал-майора Табаркеладзе выступила вперед под музыку дивизионного оркестра из девяноста человек.

Храбрости и силы румынам хватило примерно до полудня. Затем их 9-я, 13-я и 14-я дивизии теряют силу организованного сопротивления, в их ряды, ошеломленные и потрясенные, проникает паника. Практически вся 3-я румынская армия под ударами с запада и востока бросилась прочь от советских танков в бездонную донскую степь, где у нее, впрочем, не было запасных линий обороны. Среди румын и даже немцев началась паника. Командир одной из немецких частей сел в легкий самолет и улетел на юг. Солдаты бросали свои вещмешки в кузов грузовика, но тот на морозе не заводился. Наконец мотор нагрелся. Не дожидаясь русских танков, немцы погрузились в грузовики и отбыли подальше от жуткой угрозы. Они благодарили своего бога за своевременное оповещение.

Взоры обратились на 48-й танковый корпус – свободную, запасную ударную силу Паулюса в занимаемом периметре. Все отметили замедленный темп его продвижения. Хайм двинулся на Клецкую. Лишь примерно через час немцы поняли, что перед ними явления не рядового масштаба. Быстро строится первый немецкий план: Хайм направляется восточнее первоначального приказа, румынские дивизии направляются на северо-восток и северо-запад. Во второй половине дня 48-й танковый корпус немцев наконец достиг Блинова, но советские части избегали (это вам не 1941-й год) лобовой встречи с немецкими танками. Они наносили удары и отходили, чтобы через некоторое время вернуться вновь. Хайм в погоне за ускользающим противником вывел свои танки из Блинова. 22-я германская танковая дивизия бросается в охоту на Романенко. Поздно. Танки генерала Родина на рассвете 20 ноября без единого выстрела занимают расположение штаб-квартиры 1-й румынской моторизованной дивизии в Перелазовской.
22-я германская танковая дивизия генерала Оппельн-Брониковского так и не нашла искомые советские танки и, под тяжестью общих нарастающих ударов артиллерии и пехоты, откатилась к реке Чир. Одно время она двигалась параллельно тем самым танковым колоннам, которые так упорно искала.

Только вечером 19 ноября штаб группы армий «Б» начал осознавать сложность складывающегося положения. В 22.00 он отдал Паулюсу приказ предпринять необходимые «радикальные меры». Стабилизировать ситуацию на участке 3-ей румынской армии, восстановить крепость левого фланга. Ситуация требовала прояснения, время стало бесценным, но ни Лист, ни Паулюс не знали, что их ждет через несколько часов.

В штабе Паулюса генерал Шмидт пытался определить объем ущерба, ширину северной пробоины. Это была весьма сложная задача, так как слухи неразделимо смешались с реальностью. Авиация не могла помочь, полковой разведке такие обобщения не по плечу. Утром фюрер немецкого народа принялся рассматривать карты восточной оконечности своей империи. Масштаб событий еще не определен, иначе не последовал бы около десяти часов утра приказ Паулюса генералу Фердинанду Хайму 48-м танковым корпусом выдвинуться против советской
5-й танковой армии. Гитлер все же рассвирепел, когда узнал, что посланный навстречу наступающим советским войскам 48-й танковый корпус генерала Хайма не сдержал наступающих советских войск. 21 ноября фюрер приказал Паулюсу держаться несмотря на угрозу временного окружения.

К югу от Сталинграда командарм Еременко в жестоком холоде ночи завершал подготовку к наступлению. От Бекетовки вниз – до соленых озер Сарпа, Цаца и Барманчак на двухсоткилометровом фронте сжимали пружину три советские армии - 64-я, 57-я и 51-я.
Им противостояла разбросавшая свои силы 4-я румынская армия, прикрывавшая правый фланг
6-й германской армии Паулюса. Замысел заключался в быстром прорыве румынских позиций и выходе навстречу северным армиям, идущим от Дона.

Южная артподготовка началась несмотря на густой туман. Начали традиционно ракетные установки. После сорока пяти минут пламени, обрушившегося на систему обороны противника, румыны не могли не дрогнуть. По полям неслось громовое «ура», а навстречу уже шла толпа пленных. Еременко был несказанно удивлен, когда ему доложили о десяти тысячах военнопленных.

Затем удар нанесли войска, сконцентрированные в бекетовском «колоколе» и в районе озер Сарпа и Цаца. Дело, однако, продвигалось тяжко. Несколько командиров растерялись в бездонной открытой степи, артиллерия запаздывала, румыны неожиданно появившиеся немцы начали создавать мощный оборонительный щит. И только несказанная мощь обрушившихся сил поставила все на свои места. Но первый день принес и свою долю разочарований.
4-й механизированный корпус генерала Вольского не выполнил задачу дня. Он потерял пятьдесят танков, его левый фланг стал ощущать давление 29-й моторизованной дивизии немцев (Лейзер). Но его солдаты двигались всю ночь и подошли к станции Абганерово. В обороне румын и немцев была пробита 30-километровая брешь. Его танки показали способность зайти в тыл главной мобильной силе немцев – 4-й танковой армии, чей штаб на протяжении всей ночи пытался достоверно оценить складывающуюся ситуацию.

В конечном счете Жуков вводит в две гигантские бреши шесть своих армий и сопротивление «дежурных по прорыву» - группы Симонса и 48-го танкового корпуса глохнет. Немецкий
48-й танковый корпус встретил советские танки Т-34 у деревни Песчаной, в пятидесяти километрах от Серафимовича. Немцы сражались отчаянно, они подожгли 26 тридцатьчетверок, но с каждым часом их положение становилось все более сложным. В конечном счете танки немцев оказались окруженными и во второй половине дня их положение превратилось в безнадежное. Войска Еременко в конечном счете раскололи 4-ю германскую армию генерала Гота надвое. Сам Гот был полуокружен в небольшом доме неподалеку от села Бузиновка. Ночью 21 ноября авангард германской 16-й танковой дивизии, покинувшей пригороды Сталинграда двумя днями раньше, прибыл на Дон для прикрытия частей в большой излучине Дона. Но дивизия прибыла слишком поздно, теперь максимумом возможного для нее было сохранение нескольких мостов для отходящих германских и румынских частей. Толпа обессилевших солдат устремилась по степи к спасительным переправам. Температура опустилась ниже нуля, небо было темным от снежных туч, окружающее не обещало приюты - плоская открытая степь во все стороны.

Донской городок Калач и его мост через Дон, в боях за который летом прошлого года погибали отступающие наши воины, снова стал в центр противостояния. Здесь немцы построили временный мост вместо взорванного летом Красной армией, а на высоком берегу Дона располагалась немецкая учебная школа противотанковой войны, где в качестве мишеней использовались танки Красной армии. Через этот мост в 6-ю армию поступали последние рационы питания и боезапасы. Мост был подготовлен к взрыву - инженерный взвод стоял здесь весь день 23 ноября, и немцы готовились его защищать. Если немцы его не удержат - кольцо замкнется и огромная группировка окажется окруженной между Волгой и Доном. Калач стал сценой действия, преисполненного огромного драматизма.

Командующий 26-м танковым корпусом генерал-майор Родин приказал полковнику Филиппову с 19-й танковой бригадой захватить мост, ведущий в Калач. Танковая бригада полковника Филиппова на полном ходу и с включенными фарами начала приближаться к мосту. Пока немцы разобрались что к чему, заработали советские танковые пулеметы, это и привело немцев в чувство. Два танка уже переправились через Дон. Один из них был подбит
88-милиметровой немецкой пушкой. Второй танк сполз к замерзшему Дону. Но мост был наш. Утром немцы в ближней округе поняли трагизм своей ошибки и пытались отбить мост, владение которым во многом влияло на судьбу дела. И Филиппов по рации вызывал подмогу. Его люди убрали взрывчатку из под моста. Теперь нужно было держаться, и танкисты не отдали этой единственной переправы через Дон. Им, несомненно, помогла неразбериха, охватившая немцев. Но ключевым обстоятельством стало прибытие 26-й моторизованной бригады, проследовавшей через мост и присоединившейся к Филиппову в восточной части Калача. 26-я бригада не желала стоять в бездействии, когда товарищи сражаются насмерть, она не осталась и на ключевой переправе - уже к вечеру часть ее переправилась через Дон навстречу советским войскам, спешащим с юга.

Для завершения окружения, для создания кольца, Красной армии оставалось взять поселок Советский – в двадцати с лишним километрах от Калача. Против немцев, обороняющих поселок, бросились танки Т-34. Над идущим с юга 4-м механизированным корпусом генерала Вольского периодически взлетали предупредительные зеленые ракеты – свои. В 15.30 разведка зафиксировала обнаружение колонны танков на северо-западе. Подготовка к атаке стала рефлексом, но передний танк выстрелил зеленой ракетой. Около 4-х часов дня 23-го ноября зеленая ракета взлетела на северо-западе и танки Вольского увеличили скорость до максимальной. 4-й механизированный корпус встретил 26-й танковый корпус. Петля затянулась. Юго-Западный фронт встретился со Сталинградским в 4 часа дня 23-го ноября 1942 года.



Индекс материала
Курс: Вторая мировая война
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
ВВЕДЕНИЕ
Окончание действия Версальского договора
Германское перевооружение
Промышленный рост и вооружение СССР
Поглощение (аншлюз) Австрии германским государством
Агрессивные планы и действия против Чехословакии
Принципиальное различие позиций Великобритании и СССР
«Мюнхенский сговор»
Участь Польши в клубке мировых противоречий
Советско-германский договор
Крушение Польши
Наступление Германии в Скандинавии
Новые победы Гитлера на Западе
Битва за Британию
Действие плана «Барбаросса»
Боевые действия в июле сорок первого
Бои августа-сентября 1941 года
Наступление на Москву
Контрнаступление Красной армии под Москвой и формирование Антигитлеровской коалиции
Изменение советских возможностей на фронте и в тылу
Германия в Вермахт в начале 1942 года
Эскалация Второй мировой войны на Дальнем Востоке
Цепь неудач союзников в начале 1942 года
Стратегические планы Красной армии и Вермахта на весну-лето 1942 года
Наступление Красной армии в Керчи и под Харьковом
Падение Севастополя и ослабления помощи союзников
Катастрофа Красной армии на юге летом 1942 года
Оборона Сталинграда
Разработка стратегического плана «Уран»
Высадка союзных войск в Северной Африке
Начало проведения операции «Уран»
Усиление внешней обороны «кольца»
Контрнаступление Манштейна
«Малый Сатурн»
Окончательный разгром окруженной Сталинградской группировки
Наступательная операция «Сатурн»
Наступление на северном, центральном участках советско-германского фронта и на Кавказе
Окончание советского наступления
Харьковская оборонительная операция
Операция «Цитадель»
Оборона северного фаса Курского выступа
Оборона южного фаса Курского выступа
Величайшее в мировой истории танковое сражение под Прохоровкой
Переход Красной Армии в наступление летом 1943 года
Действия союзных войск в Италии в 1943 году
Освобождение левобережной Украины
Освобождение Смоленска
Начало освобождения правобережной Украины
Обстановка на советско-германском фронте к зиме 1943-1944 гг.
Конференция «Большой тройки» в Тегеране
Бои на советско-германском фронте начала 1944 года
Корсунь-Шевченковская операция
Окончание блокады Ленинграда
Наступательные операции Красной Армии весной 1944 года
Открытие Второго фронта союзниками: операция «Оверлорд»
«Багратион»: крупнейшая наступательная операция Красной Армии
Успехи союзников во Франции в конце лета 1944 года
Наступление на Рейх на Западе и Востоке осенью 1944 года
Причины и последствия поражения союзников в Арденнах
Наступление Красной Армии в Восточной Европе зимой 1945 года
Ялтинская конференция «Большой Тройки»
Балатонская оборонительная операция Красной Армии и наступление в Венгрии
Успехи союзнических войск в Германии
Бои в Восточной Померании
Штурм Берлина
Потсдамская конференция держав-победительниц
Заключение
Все страницы