Курс: Русская художественная критика второй половины ХIХ - начала ХХ вв - Александр Бенуа – художественный критик

Александр Бенуа – художественный критик

О Бенуа последует отдельный очерк, но надо все-таки обосновать его, поскольку об этом авторе много говорилось в предыдущем очерке, и говорилось много не только о его статьях и заметках, напечатанных в журнале «Мир искусства». В связи с ними и другими материалами, опубликованными в журнале, приводились более поздние его высказывания, цитировались его воспоминания, что, естественно, выводило наш рассказ за пределы журнала и времени его издания. Словом, у читателя очерка о «Мире искусства» могло уже сложиться представление о Бенуа не только как о критике, но и как историке искусства. Что же побуждает нас вновь обратиться к его литературному наследию?

Сформировавшись в журнале как «писатель по вопросам искусства» (прибегаю здесь к излюб-ленному им самим определению этой сферы его многогранного творчества), он развернулся значительно шире и ярче уже после того, как издание это прекратилось.

Еще выходили последние номера «Мира искусства», когда статьи Бенуа стали появляться в ежедневных газетах: сперва в суворинской «Руси», затем в издаваемом Н.И. Перцовым умеренно-либеральном «Слове», сотрудником которого он оставался до того, как перешел в более известную нашему нынешнему читателю кадетскую газету «Речь», где каждую неделю в течение почти целого десятилетия появлялись «Художественные письма» Бенуа. В своих воспоминаниях он объясняет стремление «проникнуть в одну из газет» заботой о прочном заработке после разрыва с Обществом поощрения художеств и в связи с концом «Мира искусства».

Думается все же, что не только чисто материальная заинтересованность привела его в газету. Шестилетнее сотрудничество в журнале, навык незамедлительно реагировать на художественные новости должны были выработать потребность высказываться о насущных проблемах искусства, потребность тем более органичную, что Бенуа был ведь не просто любознательным наблюдателем художественной жизни, а ее активным участником, занимающим определенную позицию, кото-рую надо было отстаивать. И так как вопросы искусства давно уже волновали или, во всяком случае, интересовали не ограниченный мирок любителей, а широкие круги интеллигенции, Бенуа осознал, что для общения с ними необходима трибуна, доступная разросшейся аудитории. Такой трибуной могла стать только ежедневная газета, с ее многотысячной массой читателей. Так, на новом витке художественной жизни Бенуа оказался примерно в таком же положении, в каком за полвека до этого был Стасов.

Напомню, что, когда «Мир искусства» только нарождался, подобная перспектива ужасала начинающего сотрудника нового журнала. Теперь она становилась реальностью, более того, — необходимой и желанной. Такой урок диалектики жизнь преподала недавнему эстету и индиви-дуалисту. Правда, сходство только в их положении как ведущих авторов своей эпохи, а не в методе критики. О нем и пойдет речь в настоящем очерке.

Время, когда развернулась деятельность А. Бенуа, было, можно сказать, «золотым веком» русской художественной критики. О ее общем искусствоведческом уровне в ту пору может дать представление даже простой перечень авторов, писавших о современном изобразительном искусстве: С. Глаголь, Н.И. Романов, И. Грабарь, С.П. Дягилев, А.А. Ростиславов, С.П. Яремич, К.А. Сюннерберг, Н.К. Рерих, П.П. Муратов, С.К. Маковский, Н.Э. Радлов, Н.Н. Пунин, Я.А. Тугендхольд, Вс.В. Дмитриев, А.М. Эфрос, М.А. Волошин... Такого «скопления» даровитых и в большинстве своем профессиональных художественных критиков на небольшом временном пространстве менее чем в двадцать лет не наблюдалось в прошлом.

Их призвала беспрецедентная ситуация в искусстве, когда вновь возникавшие одно за другим течения оказывались рядом с прежними, порождая вместе с ними запутанные, сложные задачи художественного творчества. Никогда прежде у читателей-зрителей, или, как тогда говорили, у публики, не была так остра необходимость понять, что происходит в искусстве, а у художников — прояснить и проложить каждому свой особый путь. Эта беспримерная ситуация требовала крити-ки серьезной, квалифицированной, способной помочь и зрителям, и художникам.

Названные выше авторы принадлежали к разным поколениям. Одни выступили раньше, другие позже, что не могло не сказаться на их воззрениях и пристрастиях, на литературном стиле их статей. Но как старшие, так и младшие были подхвачены стремительным движением напряженной художественной жизни, наложившей на них свою особую печать. Поэтому из нашей исторической дали все они воспринимаются в своем единстве, хотя хорошо известны различия в их позициях и неодинаковый вес созданного каждым из них.

Наиболее весомой, авторитетной и влиятельной силой художественной критики начала XX века был А. Бенуа, выделявшийся даже на ее внушительном фоне широтой искусствоведческого кругозора, проницательностью суждений и искренностью самовыражения. Уже современ-ники признавали его в данном качестве, что можно было бы подтвердить высказываниями Станиславского, Горького, Брюсова, Серова, Нестерова, еще многих свидетелей его критической деятельности и среди них — едва ли не всех названных выше художественных критиков.

Особо должно быть отмечено отношение к нему Луначарского. Представляя уже в то время марксистскую критику, с ее социальным анализом и материалистической эстетикой, он не мог примириться с демонстративной аполитичностью и эстетизмом «Мира искусства». Но не мог не заметить, что Бенуа как критик «не укладывается» полностью в программу этого течения, что многое выделяет его среди ближайшего окружения. При том Луначарский всегда отдавал должное исключительной эрудиции Бенуа и его критическому мастерству. В 1917 году, когда Бенуа, аполитичный Бенуа, возмущенный кадетской пропагандой войны «до победного конца», ушел из газеты «Речь», Луначарский, как и Горький, вступил в непосредственный контакт с ним.

О Бенуа написано довольно много. Правда, больше — о его художественном творчестве, при изучении которого статьи мастера, естественно, используются в качестве комментария к его графическим, живописным произведениям, театральным декорациям, режиссерским замыслам и проч.

Но и самостоятельное значение критических статей А. Бенуа, их роль в художественном процессе не обойдены вниманием советских искусствоведов. Монография М.Г. Эткинда, очерк В.Н. Петрова о «Мире искусства», книга Н.П. Лапшиной, заключительная статья Г.Ю. Стернина к воспоминаниям Бенуа, вступительная статья И.С. Зильберштейна и А.Н. Савинова к сборнику поздних статей и писем Бенуа, да и некоторые другие издания последних лет знакомят нас с основными фактами его деятельности как критика. И сегодня можно уже признать, что с тем небрежением богатейшим художественно-критическим наследием выдающегося автора, которое так долго длилось, покончено, что оно не отвергается с порога, как якобы порочное, и не замалчивается. Доброе имя А.Н. Бенуа возвращено истории русской культуры.

Для историка художественной критики это открывает благоприятную перспективу. В назван-ных сочинениях изучение критических статей Бенуа только начато. Еще не вполне раскрыты особенности его критического метода и их эволюция, связи с предшественниками и отношение к новейшим течениям искусства. Когда речь идет о таком авторе, как А. Бенуа, крайне важно прояснить внутренние взаимодействия в его многогранном творчестве искусствоведа и худож-ника, историка искусства и критика. Сотни его статей, напечатанных преимущественно в газетах, затрагивают едва ли не все виды художественного творчества — от архитектуры и балета до лубка и игрушки. И уже одно это может дать представление о сложности историко-критического освоения его литературного наследия.

Интенсивная работа Бенуа в области художественной критики длилась несколько десяти-летий. При хорошо известной отзывчивости его на все новое, что возникало за это долгое время во всех видах искусства, его критическая позиция не могла не претерпеть изменений.

О том, что он при этом остался самим собой, писали все биографы. И действительно, в его критическом методе различима некая постоянная величина. Обрастая все новыми элементами, она оставалась неизменной. В чем она проявлялась? Каково ее происхождение? Чаще всего биографы указывают на «Мир искусства» — журнал, и кружок друзей, чьим вдохновителем Бенуа был изначала. Это непреложный факт и биографического, и художественно-стилистического, и идей-ного порядка. Бессмысленной была бы попытка отрицать его влияние на литературную деятель-ность Бенуа, но объяснять этим влиянием все особенности последней нет основания. Прежде всего, им не объяснить его способность понять чуждые «Миру искусства» явления, то есть то именно качество, которое даже его полемист Вс. Дмитриев должен был признать «исключи-тельной исторической дальнозоркостью». Оно и давало ему серьезные преимущества перед многими собратьями по перу. Другие участники кружка не были способны к такой гибкости и с некоторыми из них у него возникали разногласия.



Индекс материала
Курс: Русская художественная критика второй половины ХIХ - начала ХХ вв
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
«Прогулка в Академию художеств»
«Художественная газета» (1836-1841)
Ранний Стасов
Художественные журналы второй половины XIX века
«Пчела» (1875-1878)
«Художественный журнал» (1881-1887)
«Вестник изящных искусств» и «Художественные новости» (1883-1890)
«Артист» (1889-1895)
«Мир искусства»
Александр Бенуа – художественный критик
Все страницы