Курс: Обязательства по передаче имущества в собственность (иное вещное право) и пользование

Курс: Обязательства по передаче имущества в собственность (иное вещное право) и пользование

Содержит общую характеристику обязательств по передаче имущества в собственность. Рассматривается порядок заключения, изменения и прекращения таких обязательств, права и обязанности сторон с учетом состояния и анализа современного гражданского законодательства. Представлены особенности отдельных видов договоров в соответствии с их правовой природой.



 

Дидактический план

Договор купли-продажи. Понятие, предмет и содержание договора купли-продажи. Особенности договора розничной купли-продажи.

Договор мены. Понятие договора мены. Элементы договора мены. Содержание договора мены.

Договоры поставки товаров, контрактации и энергоснабжения. Особенности договора поставки. Договор поставки товаров для государственных нужд. Соотношение договора поставки и контрактации. Договор энергоснабжения.

Договор продажи недвижимости. Предмет и форма договора продажи недвижимости. Особенности продажи отдельных видов недвижимого имущества (жилые помещения и т.д.). Продажа предприятия.

Договоры ренты и пожизненного содержания с иждивением. Общие положения о договорах ренты и пожизненного содержания с иждивением. Понятие, юридическая природа и форма договора ренты. Договор постоянной ренты. Договор пожизненной ренты. Договор пожизненного содержания с иждивением.

Договор дарения. Понятие, содержание и форма договора дарения. Пожертвования.

Договор аренды. Общие положения о договоре аренды. Понятие, предмет и содержание договора аренды. Прекращение договора аренды. Особенности договора проката. Особенности договора аренды транспортных средств.

Аренда недвижимости (кроме жилых помещений). Предмет и форма договора аренды зданий или сооружений. Особенности договора аренды предприятий.

Договор финансовой аренды (лизинга). Понятие и содержание договора лизинга. Виды лизинга.

Договор найма жилого помещения. Понятие и виды договора найма жилого помещения. Предмет, стороны и форма договора найма жилого помещения. Особенности изменения и прекращения договора найма жилого помещения.

Договор безвозмездного пользования (ссуды). Понятие и содержание договора ссуды. Особенности изменения и прекращения договора ссуды.



 

Понятие, предмет и содержание договора купли-продажи

Договором купли-продажи называется договор, по которому одна сторона (продавец) обязуется передать имущество в собственность другой стороне (покупателю), которая обязуется уплатить за него определенную денежную сумму (ст. 454 ГК).

Он является возмездным договором. Приобретая вещь в собст­венность, покупатель уплачивает продавцу обусловленную цену вещи, или, иными словами, продавец получает встречное имущест­венное предоставление.

Договор купли-продажи – консенсуальный. Под консенсуальностью понимается возникновение прав и обязанностей сторон уже в момент достижения ими соглашения по всем существенным усло­виям договора. Однако в тех случаях, когда для отдельных видов договоров купли-продажи закон предусматривает обязательное их оформление в определенном порядке и признает действительным только договор, оформленный надлежащим образом, права и обязан­ности возникают лишь после надлежащего оформления договора.

Сторонами договора купли-продажи являются продавец и покупатель.

Продавец по договору купли-продажи – собственник товара или обладатель товара на ином вещном праве, а также лицо, которое не является собственником или субъектом иного вещного права, но вправе распоряжаться имуществом на основании закона или договора.

Покупатель по договору купли-продажи – любое лицо, признаваемое субъектом гражданских прав и обязанностей.

Продавцом и покупателем могут выступать любые субъекты гражданского права: граждане, юридические лица или государство. Однако возможность их участия в отдельных видах купли-продажи может быть ограничена как природой самого договора, так и особенностями правового положения субъекта (объемом правоспособности, характером вещных прав на имущество и т.д.).

Предметом договора купли-продажи являются, в первую очередь, вещи (товары, т.е. предметы материального мира (созданные как человеком, так и природой), удовлетворяющие определенные человеческие потребности.

Товаром по договору купли-продажи, по общему правилу, могут выступать любые вещи как движимые, так и недвижимые, индивидуально определенные или определяемые родовыми признаками, имущественные права.

Для того чтобы вещь признавалась товаром и могла быть предметом договора купли-продажи, необходимо наделение ее качеством оборотоспособности. Другими словами, необходимо, чтобы вещь могла свободно переходить от одного лица к другому. Таким обра­зом, вещи, ограниченные в обороте, могут стать предметом договора купли-продажи только при наличии у продавца специального разре­шения на их покупку (яды, наркотические вещества), а вещи, изъ­ятые из оборота, вообще не могут продаваться и покупаться.

Предметом договора купли-продажи может быть как товар, имеющийся у продавца в момент заключения договора, так и товар, который будет создан или приобретен продавцом в будущем, если иное не установлено законом или не вытекает из характера товара (п. 2 ст. 455 ГК РФ).

Его предметом, хотя и с определенными ограничениями, могут быть такие специфические разновидности вещей, как ценные бумаги и валютные ценности. Ограничения заключаются в том, что положе­ния, предусмотренные ГК РФ, применяются к ним постольку, по­скольку другими законами не установлены специальные правила их купли-продажи.

К числу таких законов относятся Федеральные законы от 22 ап­реля 1996 г. «О рынке ценных бумаг»1, от 26 декабря 1995 г. «Об акционерных обществах»2, Закон РФ от 9 октября 1992 г.
«О валют­ном регулировании и валютном контроле»3 и др.

Впервые ГК РФ установил, что предметом договора купли-продажи могут быть и имущественные права. Речь, в частности, идет прежде всего о купле-продаже имущественных прав на объекты интеллектуальной собственности (прав на использование произве­дений литературы, науки, искусства, изобретений, промышленных образцов и т.д.), а также о совершаемых на биржах сделках купли-продажи прав на определенное имущество.

Условие о предмете договора считается выполненным, если со­держание договора позволяет определить наименование и количест­во товара.

Понятием предмета договора купли-продажи охватываются и принадлежности продаваемой вещи, а также относящиеся к ней документы.

Количество товара, подлежащего передаче покупателю, предус­матривается договором купли-продажи в соответствующих едини­цах измерения или в денежном выражении. Условие о количестве товара может быть согласовано путем установления в договоре по­рядка его определения.

Количество может предусматриваться в мерах веса (тонны, кило­граммы и т.д.), площади (квадратных метрах), штуках и т.д. Иногда в договоре указывается только общая сумма купленных товаров, и в этом случае количество определяется путем деления общей суммы на стоимость одной единицы товара.

Товар должен быть передан в определенном ассортименте, т.е. соотношении по видам, моделям, размерам, цветам и иным призна­кам. Ассортимент согласовывается сторонами в договоре.

Если в договоре купли-продажи ассортимент не определен и не установлен порядок его определения, но из существа обязательства вытекает, что товары должны быть переданы в ассортименте, прода­вец вправе передать покупателю товары в ассортименте исходя из потребностей покупателя, которые были известны продавцу на мо­мент заключения договора, или отказаться от исполнения договора (п. 2 ст. 467 ГК РФ).

В договоре купли-продажи может быть оговорено условие о ком­плектности продаваемого товара, под которой понимается совокуп­ность отдельных составляющих товар частей, образующих единое целое и используемых по общему назначению. Понятие комплект­ности применяется к технически сложным изделиям (оборудование, бытовая техника и т.д.). Помимо комплектности товаров, в ГК РФ говорится также о комплекте товаров, под которым понимается согласованный сторонами определенный набор товаров, не обуслов­ленный единством их применения. Таким образом, различие заклю­чается в том, что комплектность предполагает общее применение продаваемых товаров, тогда как комплект товаров представляет собой набор разнородных товаров, не связанных общим назначени­ем, но продаваемых вместе (например, комплект продуктов пи­тания).

Впервые ГК РФ введено правило, согласно которому продавец обязан передать покупателю товар в таре и (или) упа­ковке, независимо от того, оговорено ли соответствующее положе­ние в договоре. Исключение составляют лишь товары, которые по своему характеру не требуют затаривания и (или) упаковки (п. 1 ст. 481 ГК РФ).

Под тарой понимаются изделия для размещения товара. Упаков­ка, будучи более широким понятием (включающим в себя и тару), рассматривается как средство или совокупность средств, обеспечи­вающих защиту товара и окружающей среды от повреждения и потерь и облегчающих процесс обращения товаров.

Стороны могут в самом договоре указать, какая именно тара и (или) упаковка должна применяться при исполнении договора, либо стандарты, которым должны отвечать тара или упаковка соответст­вующего товара. Если это сделано не было, то в соответствии с п. 2 ст. 481 ГК РФ товар должен быть затарен и (или) упакован обычным для такого товара способом, а при отсутствии такового – способом, обеспечивающим сохранность товаров такого рода при обычных условиях хранения и транспортировки.

Повышенные требования предъявляются к продавцу, осущест­вляющему предпринимательскую деятельность. Если в установлен­ном законом порядке предусмотрены обязательные требования к таре и (или) упаковке, то он обязан передать покупателю товар в таре и (или) упаковке, соответствующих этим обязательным требованиям (п. 3 ст. 481 ГК РФ).

Договор купли-продажи может заключаться в устной, простой письменной, нотариальной форме, а также путем совершения конклюдентных действий. В случаях, предусмотренных законодательст­вом, необходима государственная регистрация договоров купли-продажи.

Выбор той или иной формы определяется предметом договора, составом его участников и ценой. Так, для купли-продажи недвижи­мости предусмотрена простая письменная форма в виде единого документа, подписанного обеими сторонами. В связи с принятием Федерального закона от 21 июля 1997 г. «О государственной реги­страции прав на недвижимое имущество и сделок с ним»1 нотариальная форма для сделок с недвижимостью больше не требуется, однако необходима их государственная регистрация. Если одной из сторон договора купли-продажи движимых вещей является юридическое лицо, то требуется письменная форма заключения договора. То же самое правило действует в отношении граждан, если сумма договора превышает десять минимальных размеров оплаты труда, установлен­ных законом. Однако если момент заключения и исполнения дого­вора совпадают, договор может заключаться в устной форме (напри­мер, в розничной торговле).

В отличие от ранее действовавшего законодательства, по которо­му цена являлась существенным условием договора купли-продажи, по ныне действующему ГК РФ цена является существенным услови­ем только для отдельных видов договора купли-продажи (продажа недвижимости, продажа товаров в рассрочку). В остальных случаях, если цена прямо не указана в договоре, она может быть определена в соответствии с п. 3 ст. 424 ГК РФ. Это значит, что исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары. Цена в договоре купли-продажи определяется по соглашению сторон, одна­ко в случаях, предусмотренных законом, она может быть фиксиро­ванной или регулируемой. Под фиксированными ценами понимают­ся цены, которые устанавливаются компетентными государственны­ми органами и изменить которые стороны не могут (цены на газ, электроэнергию и т.д.). Что касается регулируемых цен, то под ними понимаются предельные уровни цен или предельные тарифы, уста­навливаемые государственными органами.

Действующее законодательство запрещает производить расчеты при исполнении договора купли-продажи в иностранной валюте, однако в конкретном договоре цена может быть указана в иностран­ной валюте. При осуществлении непосредственных расчетов цена должна пересчитываться в рубли по соответствующему курсу.

Важным условием договора купли-продажи является условие о качестве, которое хотя и не является существенным, однако часто оговаривается сторонами при заключении договора.

В п. 1 ст. 469 ГК РФ в самом общем виде зафиксировано пра­вило о том, что продавец обязан передать покупателю товар, ка­чество которого соответствует договору купли-продажи. Качество может определяться путем указания в нормативных документах на ГОСТы, стандарты и т.д., применяемые к определенным видам товаров. В договоре качество может также устанавливаться в опи­сании, под которым понимается перечень потребительских харак­теристик, определяющих требования к качеству, или в образце товара. В последнем случае речь идет об эталонном экземпляре продаваемого товара. При осуществлении предпринимательской деятельности такие образцы могут заранее передаваться покупа­телю. Наибольшее распространение продажа по образцам получила в розничной купле-продаже.

Если же качество товара не было оговорено ни одним из выше­указанных способов, действует общее правило, предусмотренное п. 2 ст. 469 ГК РФ: при отсутствии в договоре купли-продажи условий о качестве товара продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно исполь­зуется. Например, продукты питания используются обычно в пищу самим человеком. Однако испорченные продукты питания не могут использоваться самим человеком, но могут пойти на корм скоту. Если продавец при заключении договора был поставлен покупате­лем в известность о конкретных целях приобретения товара, прода­вец обязан передать покупателю товар, пригодный для использова­ния в соответствии с этими целями (п. 3
ст. 469 ГК РФ). Конкретная цель приобретения товара может быть прямо указана в договоре либо сообщена продавцу в процессе подготовки заключения догово­ра. Однако в любом случае покупатель должен сообщить о конкрет­ной цели приобретения товара до заключения договора.

Передавая товар покупателю, продавец гарантирует ему, что в течение определенного срока товар будет отвечать требованиям, предъявляемым к его качеству.

Гарантийный срок – это период времени, в течение которого товар должен быть пригодным для целей его обычного использования.

Гарантийные сроки могут быть установлены в самом договоре. Иног­да они вытекают из нормативных актов, устанавливающих стандар­ты и ГОСТы для определения качества изделий. В этом случае они не могут быть изменены соглашением сторон.

Если же гарантийный срок не предусмотрен ни договором, ни специальным законодательством, действует правило о разумном сроке, в течение которого качество товара должно соответствовать требованиям, предъявляемым к качеству в момент передачи товара. При этом гарантия качества товара распространяется на все состав­ляющие его части (комплектующие изделия), если иное не предус­мотрено договором купли-продажи (ст. 470 ГК РФ).

Гарантийный срок начинает действовать с момента передачи товара покупателю, однако если покупатель лишен возможности использо­вать товар, в отношении которого договором установлен гарантий­ный срок, по обстоятельствам, зависящим от продавца, гарантийный срок не действует до устранения соответствующих обстоятельств продав­цом. Такое же правило распространяется на случаи, когда товар не мог использоваться из-за обнаруженных в нем недостатков при ус­ловии надлежащего уведомления продавца об этих недостатках.

От гарантийного срока следует отличать срок годности товара, под которым понимается установленный нормативным актом период, по истечении которого потребляемый товар считается непригодным для использования по назначению и не может быть реализован.

Срок службы товара часто неоправданно смешивают со сроком его годности. Эти понятия, действительно, имеют много общего, поскольку и тот, и другой срок определяет период безопасного использования товара. Но из Закона РФ «О защите прав потребителей» (в редакции Федерального закона от 17 декабря 1999 г.)1 следует ряд практически важных различий этих сроков. Так, срок службы устанавливается в отношении непотребляемых товаров длительного пользования, тогда как срок годности – на товары потребляемые и, как правило, быстропортящиеся (продукты питания, парфюмерия, медикаменты и т.п.).

Таким образом, срок службы товара можно определить как установленный изготовителем потребляемого товара период, в течение которого потребителю обеспечена возможность безопасного использования товара по назначению.

Специальные правила, ориентированные на защиту покупателя, установлены п. 3 ст. 477 ГК
в отношении недостатков комплектующих изделий.

В цивилистическом обороте недостатки товара подразделяются на фактические и существенные. Фактические недостатки товара – это несоответствие товара условию договора о качестве (при его отсутствии – целям, для которых товар такого рода обычно используется), а также обязательным требованиям, предусмотренным в установленном законом порядке. Под существенными недостатками следует понимать такие дефекты, которые нельзя устранить вообще или без несоразмерных расходов или затрат времени, либо проявляющиеся неоднократно или вновь после их устранения и другие, подобные им недостатки (п. 2 ст. 475 ГК). Все остальные недостатки товара считаются обычными. Последствия их обнаружения в товаре различны.

Наличие в проданной вещи фактических недостатков не дает права покупателю на расторжение договора, так же как и на замену товара. Возможности покупателя в этом случае ограничены правом требовать соразмерного уменьшения покупной цены либо безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок, либо возмещения собственных расходов на устранение недостатков товара (п. 1 ст. 475 ГК).

Обнаружение в товаре существенных недостатков дополнительно дает покупателю право на расторжение договора либо на замену дефектного товара доброкачественным (п. 2 ст. 475 ГК). Аналогичные правила применяются и в отношении товаров, входящих в состав комплекта.

Товар также может иметь юридические недостатки, под которыми подразумевается обременение продаваемого товара правами третьих лиц. Продавец обязан передать покупателю товар свободным от прав на него третьих лиц, если только последний не согласился с существованием таких обременений (ст. 460 ГК).

Условие о передаче вещи, свободной от прав на нее третьих лиц, является обычным условием договора купли-продажи и регулируется ст. 460–462 ГК. Положения этих статей имеют императивный характер и не могут быть изменены соглашением сторон, о чем, в частности, говорит п. 2 ст. 461 ГК.

Покупатель обязан известить продавца о ненадлежащем исполнении договора (ст. 483 ГК). ГК впервые вводит в наше законодательство столь детальную норму об обязанности покупателя информировать продавца о тех или иных нарушениях договора с его стороны. Впрочем, реально эта обязанность обременяет покупателя лишь в тех случаях, когда продавец не знал и не должен был знать о нарушениях договора (п. 3 ст. 483 ГК).

Перечень условий договора купли-продажи, о нарушении которых покупатель обязан известить продавца, содержится в п. 1 ст. 483 ГК. К ним относятся условия о: количестве, ассортименте, комплектности, качестве, таре и упаковке. Договором купли-продажи может предусматриваться обязанность покупателя или продавца по страхованию товара (ст. 490 ГК). Содержание обязанности по страхованию (выбор страховщика, определение страховых рисков и т.п.) может определяться как самим договором купли-продажи, так и обычаями делового оборота, существующими в торговле теми или иными товарами.

Нарушение условия о страховании обязанной стороной договора дает право другой стороне самостоятельно застраховать товар (с отнесением всех расходов на обязанную сторону) либо потребовать расторжения договора и возмещения убытков.



 

Особенности договора розничной купли-продажи

Договор розничной купли-продажи определен в ст. 492 ГК как обязательство, по которому продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, обязуется передать покупателю товар, предназначенный для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью.

Покупателями по этому договору являются в основном граждане, однако ими могут быть и юридические лица, в том числе коммерчес­кие организации, при условии, что они приобретают товар не для извлечения прибыли.

Договор розничной купли-продажи относится к числу публич­ных договоров. Это значит, что он должен заключаться с каждым, кто обратится в предприятие розничной торговли, на одинаковых условиях.

Особенностью данного договора является то, что он заключается с помощью публичной оферты, т.е. предложения заключить договор, обращенного к неопределенному кругу лиц. В частности, к публич­ной оферте относится выставление товаров в месте продажи, демон­страция их образцов или предоставление сведений о продаваемых товарах (описаний, каталогов, фотоснимков
и т.п.). Эти действия признаются публичной офертой, независимо от того, указана ли цена и другие существенные условия договора розничной купли-прода­жи. Исключение составляют случаи, когда продавец явно определил, что соответствующие товары не предназначены для продажи (на­пример, на товарах, выставленных в витрине магазина, указано, что они являются образцами и продаже не подлежат).

Из ст. 493 ГК РФ следует, что договор розничной купли-продажи, как правило, считается заключенным в надлежащей форме с момен­та выдачи продавцом покупателю кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату товара. Однако это не означает, что упомянутые документы можно рассматривать в каче­стве разновидности письменной формы договора – они лишь под­тверждают факт заключения договора в устной форме.

Поскольку в большинстве случаев договор розничной купли-про­дажи заключается и исполняется одновременно, то обычно приме­няется устная форма. При этом отсутствие у покупателя кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату товара, само по себе не лишает его возможности ссылаться на свиде­тельские показания в подтверждение заключения договора и его условий. Свидетельские показания оцениваются судом в совокуп­ности со всеми собранными по делу доказательствами.

Особенностью заключения договора купли-продажи является то, что он может быть заключен путем совершения конклюдентных действий, т.е. поведения, из которого явствует воля лица совершить сделку (п. 2 ст. 158 ГК РФ). Речь, в частности, идет о продаже товаров с использованием автоматов. При совершении таких сделок владе­лец автоматов обязан довести до покупателей информацию о про­давце товаров путем помещения на автомате или предоставления покупателям иным способом сведений о наименовании (фирменном наименовании) продавца, месте его нахождения, режиме работы, а также о действиях, которые необходимо совершить покупателю для получения товара. Договор считается заключенным с момента совер­шения покупателем действий, необходимых для получения товара (например, опускание жетона или монеты в автомат).

Основная обязанность продавца по договору розничной купли-продажи состоит в том, чтобы передать покупателю товар непосред­ственно после его оплаты в торговом зале, однако возможно заклю­чение договора с условием о доставке товара. В этом случае продавец обязан в установленный договором срок доставить товар в место, указанное покупателем, а если оно не указано – в место жительства гражданина или место нахождения юридического лица, являющихся покупателями. В этом случае договор розничной купли-продажи считается исполненным с момента вручения товара покупателю, а при его отсутствии – любому лицу, предъявившему квитанцию или иной документ, свидетельствующий о заключении договора или об оформлении доставки товара, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором либо не вытекает из суще­ства обязательства (ст. 499 ГК РФ).

По договору розничной купли-продажи на продавца возлагается обязанность предоставить покупателю необходимую и достоверную информацию о товаре, предлагаемом к продаже (п. 1
ст. 495 ГК РФ). Это общее положение конкретизируется в Законе «О защите прав потребителей», согласно ст. 7–9 которого продавец, а также изгото­витель соответствующего товара обязаны предоставлять необходи­мую и достоверную информацию о наименовании и принадлежности своего предприятия, цене, потребительских свойствах товара, усло­виях его приобретения, правилах и способах использования и хране­ния, гарантийных обязательствах и порядке предъявления претен­зий. На продавца возлагается также обязанность информировать потребителя о режиме работы и правилах торговли товарами, кото­рые он реализует.

Существенным условием розничной купли-продажи является одинаковая для всех покупателей цена. Она должна быть объявлена продавцом в момент заключения договора розничной купли-про­дажи.

В случае, когда договором розничной купли-продажи предусмот­рена предварительная оплата товара (ст. 487 ГК РФ), неоплата по­купателем товара в установленный договором срок признается его отказом от исполнения договора, если иное не предусмотрено согла­шением сторон (п. 2 ст. 550 ГК РФ).

Поскольку договор розничной купли-продажи обычно заключа­ется и исполняется одновременно, основная обязанность покупате­ля по оплате товара исполняется непосредственно при заключении договора. Однако в отдельных разновидностях договора купли-про­дажи моменты заключения и исполнения договора не совпадают (договоры с условием предварительной оплаты, купли-продажи в кредит). В таких договорах обязанность покупателя по оплате куп­ленного товара приобретает существенное значение.

В договорах с условием предварительной оплаты неоплата поку­пателем товара расценивается как его отказ от исполнения договора без применения последствий в виде возмещения убытков.

При неоплате покупателем товаров, проданных ему в кредит, не возникает обязанности покупателя уплачивать проценты за непра­вомерное пользование чужими денежными средствами.

По договору розничной купли-продажи покупатель вправе в течение четырнадцати дней с момента передачи ему непродоволь­ственного товара, если более длительный срок не объявлен про­давцом, обменять купленный товар в месте покупки и иных местах, объявленных продавцом, на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации, произведя в случае разницы в цене необходимый перерасчет с продавцом (п. 1 ст. 502 ГК РФ).

При отсутствии у продавца товара, необходимого для обмена, покупатель вправе возвратить приобретенный товар продавцу и по­лучить уплаченную за него денежную сумму.

Требование покупателя об обмене либо о возврате товара подле­жит удовлетворению, если товар не был в употреблении, сохранены его потребительские свойства и имеются доказательства приобрете­ния его у данного продавца.

Особым образом регулируется продажа товаров по образцам. Под образцами понимаются не только эталоны изделий, определяю­щие требования к их качеству, но и сами изделия, выставленные в месте продажи, но не предназначенные для передачи покупателю. Кроме того, в качестве образца рассматривается описание товара, его каталог и т.д. (п. 1 ст. 497 ГК РФ).

В отличие от других договоров розничной купли-продажи в дан­ном случае момент заключения и момент исполнения договора не совпадают, а передача товара осуществляется не в месте продажи. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, моментом исполнения данного договора считается мо­мент доставки товара в место, указанное в договоре, а если оно в договоре не определено – в место жительства покупателя-гражда­нина или в место нахождения юридического лица – покупателя.

Покупатель имеет право расторгнуть уже заключенный договор в одностороннем порядке без обращения в суд при условии возмещения продавцу необходимых расходов, понесенных в связи с совер­шением действия по выполнению договора.

Правила продажи товаров по образцам конкретизируют порядок их продажи. В частности, в организации, осуществляющей продажу товаров по образцам, должны быть выделены помещения для демон­страции образцов предлагаемых к продаже товаров.

Образцы товаров, требующие ознакомления покупателей с их устройством и действием, демонстрируются в присутствии продав­ца-консультанта в собранном, технически исправном состоянии, без наружных повреждений. Изделия аудио- и видеотехники, музыкаль­ные товары, фото- и киноаппаратура, часы, бытовая техника и другие товары, не требующие специального оборудования для подключе­ния и пуска в эксплуатацию, демонстрируются в действующем состо­янии.

В отношении товаров, опасных для жизни и здоровья граждан, Закон «О защите прав потребителей» (ст. 7) предусматривает приме­нение ряда специальных мер, направленных на предупреждение причинения вреда.

Требования, обеспечивающие безопасность для жизни и здоро­вья, обязательны и должны устанавливаться в стандартах, а по от­дельным видам товаров – в законодательных актах. Изготовитель обязан разработать, а продавец информировать потребителя о спе­циальных правилах использования, транспортировки или хранения товаров, если это необходимо для его безопасности.

Товары, в стандартах на которые установлены требования по безопасности, подлежат обязательной сертификации. Их реализа­ция и импорт без сертификата запрещены. Если в процессе эксплу­атации или хранения товаров будет установлено, что они причиняют или могут причинить вред жизни, здоровью или имуществу граждан, изготовитель обязан приостановить их производство, а продавец – реализацию до устранения причин, вызывающих вред, а в необходи­мых случаях принять меры к изъятию их из оборота и отзыву от потребителей.

Нарушение прав покупателя влечет за собой не только имущест­венную ответственность, но и компенсацию морального вреда, кото­рый выражается в физических и (или) нравственных страданиях, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением догово­ра розничной купли-продажи.

Ст. 15 Закона «О защите прав потребителей» устанавливает, что моральный вред, причиненный потребителю вследствие нару­шения изготовителем (исполнителем, продавцом) его прав, предусмотренных законодательством о защите прав потребителей, подле­жит компенсации причинителем вреда при наличии его вины.



 

Понятие договора мены

Согласно cт. 567 ГК договором мены является правоотношение, по которому каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой. Данному договору посвящена гл. 31 ГК.

К договору мены (гл. 31 ГК РФ, ст. 567–571 ГК РФ) применяются соответственно правила гл. 30 ГК РФ о купле-продаже, если это не противоречит правилам указанной главы и существу мены. При этом каждая из сторон признается продавцом товара, который она обязуется передать, и покупателем товара, который она обязуется принять в обмен (ст. 567 ГК РФ).

Договор мены используется для регулирования отношений товарного обращения, эквивалентно-возмездного перехода имущества от одного собственника к другому. Он направлен на возмездную реализацию имущества. По экономическому содержанию и правовой характеристике договор мены весьма близок к договору купли-продажи. Поэтому при регулировании отношений по договору мены ГК РФ отсылает к нормам, регламентирующим отношения по договору купли-продажи.

Вместе с тем договор мены – самостоятельный договор, обладающий отличительными признаками. Первый из них состоит в том, что каждый из контрагентов выступает в договоре и в качестве продавца, и в качестве покупателя. Например, каждый отвечает за качество вещи, соответствие передаваемой им вещи требованиям договора. Вторая и наиболее важная специфическая черта договора мены состоит в том, что продавец (т.е. каждая из сторон) получает в качестве эквивалента за передаваемую вещь не деньги, а другую вещь.



 

Элементы договора мены

Сторонами договора мены могут высту­пать граждане и юридические лица. Ограничения на участие в договоре мены, существующие для граждан и юридических лиц, в целом аналогичны ограничениям на их участие в купле-продаже. При этом договор мены может иметь как потребительский, общегражданский характер (между гражданами, а также некоммерческими ор­ганизациями), так и коммерческий (между предпринимателями) в зависимо­сти от назначения предмета договора.

Сторонами мены могут выступать только лица, обладающие правом собственности или другим вещным правом на имущество. Единственным исключением из этого правила является случай участия в договоре мены ко­миссионера.

Условие о предмете – это единственное существенное условие догово­ра мены. ГК не раскрывает понятия товара, являющегося предметом догово­ра. Возможность мены любых, не изъятых из оборота вещей, в том числе бу­дущих, сомнений не вызывает. Тогда как мена имущественных прав – кон­струкция, непривычная для отечественной цивилистики. Из содержания гл. 31 ГК невозможно усмотреть прямого запрета договоров мены имущественных прав. Пункт 2 ст. 567 ГК по вопросам регулирования мены отсылает к правилам о купле-продаже, если таковые не противоречат
ст. 567–571 ГК и существу мены. Эта отсылка относится и к п. 4 ст. 454 ГК, включающему в предмет купли-продажи имущественные права. Сама по себе мена имущест­венных прав не противоречит природе договора мены, и его заключение сле­дует считать возможным.

Субъективные гражданские обязанности, а также личные неимущественные блага не могут выступать предметом мены (так же как и купли-продажи).

Цена договора мены – это стоимость каждого из встречных представлений. По общему правилу, обмениваемые товары предполагаются равно­ценными (п. 1 ст. 568 ГК). Если же стороны признают, что стоимости обме­ниваемых товаров не равны, передача менее ценного товара должна сопро­вождаться уплатой разницы в цене (компенсации). Такой платеж произво­дится непосредственно до или после передачи соответствующего товара (п. 2 ст. 568 ГК).

Указание цены договора мены в денежных единицах необязательно. Ведь ценой товара в этом договоре является другой товар, передаваемый взамен. Поэтому, определив предмет договора
(наименование и количество обмениваемых товаров), стороны тем самым определяют и его цену (в нату­ральном выражении). Даже в тех случаях, когда цена является существенным условием договора купли-продажи того или иного товара (например, недвижимости), мена таких товаров может не сопровождаться их денежной оценкой.

Срок договора мены определяется самими сторонами.

Договоры мены, исполняемые в момент совершения, а также сделки между гражданами на сумму менее 10 МРОТ могут заключаться в устной форме. Все остальные договоры мены должны облекаться в письменную форму (ст. 159–161 ГК). Порядок заключения договоров мены определяет­ся по общим правилам, аналогичным нормам о купле-продаже.



 

Содержание договора мены

Обязанности участников договора мены, составляющие его содержание, одинаковы для обеих сторон. Основной обя­занностью является передача товара в собственность контрагенту. При этом каждая из сторон самостоятельно несет расходы по передаче и приня­тию соответствующего товара (п. 1 ст. 568 ГК).

Все условия о количестве, качестве, ассортименте, комплектности и упаковке (таре) обмениваемых товаров регулируются соответствующими нормами гл. 30 ГК в силу прямого указания п. 2 ст. 567 ГК. Аналогично определяются и последствия нарушения сторонами этих условий (с учетом, разумеется, специфики мены).

По общему правилу, передача обмениваемых товаров должна произво­диться одновременно. Если же сроки передачи товаров по условиям догово­ра не совпадают, стороны должны руководствоваться общими нормами о встречном исполнении обязательств (ст. 328 ГК).

Новым для нашего законодательства является правило ст. 570 ГК о пере­ходе права собственности. Этот переход приурочен к моменту исполнения обеими сторонами лежащих на них обязанностей, т.е. фактически к моменту исполнения договора. Таким образом, право собственности у обоих приоб­ретателей (покупателей) возникает одновременно после того, как произведе­на последняя по времени передача товара. Впрочем, стороны своим согла­шением могут это правило изменить.

Достаточно сложен вопрос о моменте перехода рисков случайной гибе­ли или повреждения обмениваемых товаров, который гл. 31 ГК специ­ально не урегулирован. С одной стороны, ст. 211 ГК связывает несение рис­ка случайной гибели вещи с наличием права собственности на эту вещь, если иное не предусмотрено законом или договором. С другой стороны, ст. 459 ГК, которая и является таким законным правилом, приурочивает переход риска к моменту исполнения обязанности по передаче товара. Но эта статья может применяться к договору мены, только если это не противоречит суще­ству мены (п. 2 ст. 567 ГК).

Если между вручением обмениваемых товаров имеется разрыв во време­ни, одна из сторон лишается владения вещью (передав ее другой стороне), но сохраняет при этом право собственности на нее (которое не переходит к приобретателю в силу общего правила ст. 570 ГК). В этой
ситуации возложе­ние риска случайной гибели вещи на ее собственника поставило бы его в за­труднительное положение, ведь он уже не может реально влиять на сохран­ность вещи. Поэтому применение ст. 459 вполне логично и не противоречит существу договора мены. Таким образом, риск случайной гибели или по­вреждения вещи может переходить на покупателя по договору мены до мо­мента возникновения у него права собственности на соответствующий то­вар. В известном смысле это должно стимулировать его к скорейшей переда­че (встречной) своего товара.

Обязанность передать товар свободным от прав третьих лиц вытека­ет из толкования ст. 571 ГК. Ее содержание определяется соответствующи­ми статьями гл. 30 ГК (ст. 461–462 ГК). Эвикция товара, являющегося предметом мены, дает потерпевшей стороне право требовать возврата пере­данного ею в обмен товара, а также возмещения убытков.

Обязанность стороны договора информировать контрагента о нару­шении последним условий договора мены не предусмотрена гл. 31 ГК. Однако такая обязанность существует, как и в договоре купли-продажи, и регулируется аналогично правилам ст. 483 ГК.



 

Особенности договора поставки

Договор поставки определен в ст. 506 ГК как обязательство, по которому поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

По своей правовой природе договор поставки – разновидность договора купли-продажи. Поэтому на него распространяются положения о купле-продаже, если иное не предусмотрено правилами о договоре поставки.

Можно выделить несколько отличительных признаков, позволяющих отграничить ее от договора купли-продажи и других его разновидностей.

Во-первых, это цель приобретения товара покупателем: договором поставки признается только такой договор, в силу которого покупа­телю передаются товары для их использования в предприниматель­ской деятельности (для промышленной переработки и потребления, для перепродажи и т.д.) либо для деятельности, не связанной с личным, домашним и иным подобным использованием (например, для реализации целей деятельности организаций культуры, науки, образования, здравоохранения и др.). Во-вторых – особый субъектный состав. В качестве поставщика (продавца) в нем выступает предприниматель. Покупателем, как правило, также является предприниматель: это либо гражданин-предприниматель, либо коммерческая организация. Некоммерчес­кие организации участниками договора поставки бывают значительно реже, поскольку специальная правоспособность этих организаций не позволяет им приобретать товар с целью переработки или пере­продажи. В-третьих, предметом поставки может быть не любой товар, а лишь товар, производимый или закупаемый поставщиком. Поставке подлежат, как правило, вещи, относи­мые к категории движимых, – сырье, строительные материалы, станки, продовольственные товары и т.п.
Не могут быть предметом поставки недвижимое имущество, ценные бумаги, имущественные права. В-четвертых, передача товара по­ставщиком должна осуществляться в обусловленный договором срок (сроки). Срок передачи товара приобретает характер сущест­венного условия договора.

Рассматриваемый договор является возмездной двусторонней сделкой, хотя и на стороне покупателя, и на стороне продавца могут выступать несколько лиц (организаций или граждан-предпринима­телей), т.е. возможно возникновение договора с множественным числом участников. Это – консенсуальный договор. Он считается заключенным с момента достижения сторонами соглашения по всем существенным его условиям. Момент же исполнения договора, как правило, не совпадает с моментом заключения, и передача товара обычно происходит позже. Договор поставки – двусторонне обязывающий или взаимный, поскольку каждый из контрагентов наде­лен как правами, так и обязанностями по отношению к другому. Так, поставщик обязан поставить товар в обусловленный срок, в требуе­мом количестве, надлежащего качества и т.д. и вправе требовать от покупателя оплаты товара, предоставления отгрузочных разнарядок и т.д. Покупатель, в свою очередь, обязан оплатить товар, принять его, представить отгрузочные разнарядки и т.д., но вправе требовать от поставщика передачи товара надлежащего качества, в обуслов­ленный срок, в установленном ассортименте и проч.

Порядок заключения договора поставки и его форма регламен­тируются прежде всего общими положениями ГК РФ для договоров, заключаемых по свободному усмотрению сторон. Вместе с тем в правовом регулировании этого договора существует ряд особеннос­тей, определяющих отношения сторон на стадии их преддоговорных контактов по поводу заключения договора поставки, смысл которых согласно ст. 507 РК РФ сводится к следующему. Сторона, проявив­шая инициативу в заключении договора (оферент) и получившая от потенциального контрагента принципиальное согласие на заключе­ние договора на иных, чем предложено в оферте, условиях, (т.е. встречную оферту в форме протокола разногласий, либо письма, телеграммы об изменении, например, цены, порядка расчетов и дру­гих пунктов договора), обязана внести определенность в отношения сторон. В течение 30 дней со дня получения встречного предложения (встречной оферты), если иной срок не установлен законом или соглашением сторон, первоначальный оферент должен принять меры по согласованию соответствующих условий договора либо письменно уведомить другую сторону об отказе от его заключения. Если же первоначальный оферент в указанный срок не принял мер по согласованию условий договора и не уведомил контрагента об отказе от договора, он обязан возместить убытки, вызванные уклонением от согласования условий договора.

Под содержанием договора поставки понимается совокупность его условий, определяющих взаимоотношения сторон. Особое значение среди них имеют существенные условия договора.
Согласно ст. 432 ГК РФ существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

К числу условий, названных в ГК РФ как существенные или необходимые для договора поставки, относятся, по общему правилу, следующие: предмет договора, срок исполнения обязательства, цена (п. 1 ст. 432, ст. 506 ГК РФ). Предмет поставки должен считаться согласованным, если содержание договора позволяет определить наименование и количество товара (п. 3 ст. 455 ГК РФ). Цена не является существенным условием договора поставки. Если в нем нет прямого указания о цене, это условие тем не менее считается присут­ствующим, поскольку оплата должна производиться по обычно при­меняемой цене, т.е. по той, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары (п. 3 ст. 424 ГК РФ). Это правило, однако, действует лишь постольку, поскольку между сторо­нами не было разногласий относительно условия о цене. При нали­чии таких разногласий и недостижении сторонами соглашения о цене договор должен считаться незаключенным1.

Для договоров поставки, предусматривающих поставку товаров в течение срока действия договора отдельными партиями, сущест­венным условием является период поставки (ст. 508 ГК РФ), т.е. промежуток времени, в течение которого производится поставка предусмотренного договором количества товаров отдельными пар­тиями. Если периоды поставки в договоре не определены, это усло­вие может определяться на основании п. 1 ст. 508 ГК РФ, согласно которому товары в таком случае поставляются равномерными пар­тиями помесячно, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, существа обязательства или обычаев делового оборота.

Иные условия договора (т.е. не относящиеся к существенным) – ассортимент, качество, комплектность, порядок оплаты товара, тара, упаковка, ответственность за неисполнение и т.д. – либо согласо­вываются сторонами в договоре по их усмотрению с учетом их инте­ресов и действующих правовых норм, либо определяются на основе правовых актов, относящихся как к поставке, так и к собственно купле-продаже.

В отношениях по поставке важно урегулировать условия о поряд­ке поставки товаров покупателю. Согласно ст. 509 ГК РФ отгрузка товара может осуществляться как покупателю, являющемуся сторо­ной договора поставки, так и иному лицу, указанному в качестве получателя в отгрузочной разнарядке. И если покупатель решил воспользоваться правом давать поставщику указания об отгрузке товаров третьим лицам (отгрузочные разнарядки), то это право не­пременно должно быть предусмотрено договором. При наличии в договоре такого условия отгрузка товаров должна производиться поставщиком тем получателям, которые указаны в отгрузочной раз­нарядке. Непредставление покупателем отгрузочной разнарядки в установленный срок позволяет поставщику либо отказаться от ис­полнения договора поставки, либо потребовать от покупателя опла­ты товаров. Кроме того, поставщик вправе потребовать возмещения убытков, причиненных в связи с непредставлением отгрузочной разнарядки.

Особое значение для договоров, предусматривающих поставку товаров отдельными партиями, приобретает регулирование порядка восполнения недопоставки товаров. Согласно ст. 511 ГК РФ постав­щик, допустивший недопоставку товаров в отдельном периоде по­ставки, обязан восполнить недопоставленное количество товаров в следующем периоде (периодах) в пределах срока действия договора поставки, если иное не предусмотрено договором. Допустим, постав­щик должен был поставить покупателю в январе, феврале и марте по 100 единиц оборудования. Однако в январе им было поставлено лишь 80 единиц. Следовательно, в феврале он должен восполнить недопоставку и поставить 120 единиц, но он поставил лишь 100 единиц и, таким образом, вновь допустил недопоставку 20 единиц. Это количество товара прибавляется к товару, который должен по­ставляться в марте, и обязательство поставщика по поставке обору­дования в марте также будет составлять 120 единиц. Таким образом, происходит суммирование обязательства, в результате которого обя­зательство поставки товаров в каждом периоде складывается из обязательства данного периода и обязательства по восполнению недопоставленного в предыдущем периоде количества товаров.

При этом уплата поставщиком неустойки за невыполнение обя­занности по передаче товаров в установленный договором срок не освобождает его от обязанности восполнения недопоставленного количества в натуре в следующем периоде либо в иные сроки, пред­усмотренные договором.

Некоторые особенности касаются обязанностей покупателя. Исходя из того, что покупатель, так же, как и поставщик, является профессиональной стороной в договоре, законодатель установил для него в ст. 513 и 515 ГК дополнительные обязанности, связанные с принятием товара.

Поставка с условием выборки товаров покупателем означает, что обязанности поставщика по передаче товаров ограничиваются их подготовкой к вывозу покупателем, индивидуализацией товаров, как предназначенных для передачи покупателю и извещением последнего о готовности товаров к выборке. Покупатель обязан вывезти товары от поставщика в срок, установленный договором, а при его отсутствии – в разумный срок после получения уведомления поставщика.

Покупатель может быть заинтересован не только в личном получении товаров, но и в переадресовке их другим получателям. В таком случае у него есть возможность включить в договор поставки условия об отгрузочных разнарядках. Отгрузочные разнарядки – это обязательные для поставщика (в силу заключенного договора) письменные распоряжения покупателя об отгрузке (передаче) товара указанным им получателям (п. 2 ст. 509 ГК).

Основными формами ответственности за нарушение договора поставки являются возмещение убытков и уплата неустойки (штра­фа, пени).

При возложении на поставщика ответственности за просрочку поставки или недопоставку следует также иметь в виду возможность применения нормы п. 4 ст. 487 ГК РФ, согласно которой в случаях, когда осуществлена предварительная оплата, а поставщик-продавец не исполняет обязанность по передаче товара, на сумму предвари­тельной оплаты подлежат уплате проценты за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

В свою очередь, если покупатель допустил просрочку уплаты денежных сумм за переданные ему товары, с него также могут быть взысканы проценты в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Изменение и расторжение договора поставки, как и других граж­данско-правовых договоров, по общему правилу, возможны по со­глашению сторон, если иное не предусмотрено законом или догово­ром. Как исключение из общего правила в ряде статей ГК РФ пред­усмотрены случаи, когда допускается изменение или расторжение договора по требованию одной из сторон.

Такое изменение или расторжение договора поставки может быть осуществлено либо по решению суда, либо без обращения в суд путем одностороннего отказа от исполнения договора полностью либо частично. При этом согласно ст. 450, 452 ГК РФ общим поряд­ком изменения или расторжения договора по требованию одной стороны является его изменение или расторжение по решению суда. Расторжение или изменение договора без обращения в суд явля­ется исключением из этого общего порядка. Случаи нарушения до­говора поставки, позволяющие по требованию одной стороны отка­заться от исполнения договора по решению суда (т.е. в общем поряд­ке), предусматриваются как в ст. 450, 451 ГК РФ, регулирующих общие для всех гражданско-правовых договоров основания измене­ния или расторжения договора, так и в ст. 509, 511, 515, 518, 519 ГК РФ, регулирующих договор поставки.

Особые основания и особый порядок одностороннего отказа от исполнения договора поставки предусмотрены ст. 523 ГК РФ, со­гласно которой односторонний отказ от исполнения договора по­ставки (полностью или частично) или одностороннее его изменение допускаются в случае существенного нарушения договора одной из сторон.



 

Договор поставки товаров для государственных нужд

Договор поставки товаров для государственных нужд определен в ст. 525 ГК как обязательство, по которому поставка осуществляется на основе государственного контракта на поставку товаров для государственных нужд, а также заключаемых в соответствии с ним договоров поставки товаров для государственных нужд.

К отношениям по поставке товаров для государственных нужд, если иное не предусмотрено правилами ГК РФ об этом виде постав­ки, применяются правила о договоре поставки, а при их отсутствии основные положения о купле-продаже (п. 5 ст. 454 ГК РФ). Помимо ГК РФ эти отношения регулируются специальными законами1, которые применяются в части, не противоречащей ГК РФ (п. 2 ст. 525 ГК РФ).

Поставка товаров для государственных нужд осуществляется на основе государственного контракта на поставку товаров для госу­дарственных нужд, а также заключаемых в соответствии с ним дого­воров поставки товаров для государственных нужд.

Государственным контрактом на поставку товаров для государственных нужд называется договор, заключенный на основе заказа одной стороны (государственного заказчика), принятого другой стороной (поставщиком), по которому поставщик обязуется передать товары, предназначенные для государственных нужд, государственному заказчику либо указанному им покупателю (получателю). Договором поставки для государственных нужд называется договор о передаче покупателю товаров, предназначенных для государственных нужд, заключаемый поставщиком на основе и во исполнение государственного контракта.

Государствен­ные контракты и договоры поставки для государственных нужд, как следует из п. 5 ст. 454 и п. 2 ст. 525 ГК РФ, являются видом договора купли-продажи и разновидностью договора поставки. От собственно договора поставки они отличаются целью продажи и приобретения товаров (государственные нужды) и участием в поставках государст­венных органов – государственных заказчиков либо по их указанию иных лиц. При этом государственные потребности обеспечиваются за счет средств бюджетов и внебюджетных источников финансиро­вания как Российской Федерации, так и субъектов РФ.

Государственным заказчиком может быть федеральный орган исполнительной власти и орган исполнительной власти субъекта РФ, федеральное казенное предприятие или государственное учрежде­ние, определенные органами власти коммерческие и некоммерчес­кие организации. Государственные заказчики разрабатывают заказы на поставку товаров для государственных нужд и размещают их в орга­низациях-поставщиках путем заключения государственного кон­тракта. В качестве поставщика могут выступать как юридические лица, так и индивидуальные предприниматели, удовлетворяющие квалификационным требованиям, определенным в соответствии с Положением об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд.

Размещение заказов может производиться на конкурсной основе путем проведения открытых или закрытых торгов. В ряде случаев государственный заказчик вправе размещать заказы с применением способа запроса котировок (при имеющемся у поставщика в наличии товаре) либо, по согласованию с Министерством экономического развития и торговли РФ, у единственного источника товара.

Для госу­дарственного заказчика, разместившего заказ, принятый поставщи­ком, заключение государственного контракта является обязатель­ным. Для поставщика заключение государственного контракта явля­ется обязательным лишь в случаях, установленных законом (обязанность заключить государственный контракт установлена прежде всего для хозяйственных субъектов, занимающих доминирующее положение на рынке, предприятий-монополистов1), и при условии, что госзаказчиком будут возмещены все убытки, которые могут быть причинены поставщику в связи с выполнением государ­ственного контракта. Условие о возмещении убытков неприменимо в отношении казенного предприятия, обязанного заключить договор независимо от убыточности производства (п. 3 ст. 527 ГК РФ).

В соответствии с условиями госконтракта поставщик по государ­ственному контракту может осуществлять поставку: а) непосредст­венно государственному заказчику; б) другим лицам, указанным в отгрузочной разнарядке государственного заказчика; в) не государ­ственному заказчику, а другому покупателю на основании заключен­ного с ним во исполнение государственного контракта договора поставки товаров для государственных нужд. Основанием для за­ключения договора непосредственно между поставщиком и покупа­телем является извещение о прикреплении покупателя к поставщи­ку, выданное государственным заказчиком в соответствии с государ­ственным контрактом.

Порядок заключения госконтрактов и договоров поставки для государственных нужд имеет значительные особенности и детально регламентирован в ст. 528 и 529 ГК РФ. Они определяют порядок и сроки направления госконтрактов и договоров поставки для госу­дарственных нужд, их возвращения другой стороне, согласования разногласий, возникающих при их заключении, и передачи несогласованных разногласий на рассмотрение суда. Если же сторона, для которой заключение госконтракта либо договора поставки для государственных нужд является обязательным, уклоняется от их заклю­чения, другая сторона может обратиться в суд с иском о понуждении этой стороны заключить требуемое соглашение.

В случаях, когда поставка осуществляется непосредственно госзаказчику или по его указанию получателям, названным в отгрузоч­ной разнарядке, оплата товаров производится государственным за­казчиком, если иной порядок расчетов не предусмотрен госконтрактом. При поставке товаров покупателям на основании договоров поставки товаров для государственных нужд оплата товаров произ­водится покупателями. При заключении таких договоров используются извещения о прикреплении – письменный документ, направляемый государственным заказчиком в адрес поставщика-исполнителя, прикрепляемого к конкретным покупателям для заключения с ними договоров поставки для государственных нужд. Государственный заказчик при этом признается поручителем по обязательству покупателя (ст. 531, 532 ГК РФ). Последнее означает, что при отказе покупателя от оплаты либо при просрочке оплаты государственный заказчик как поручитель несет перед поставщиком солидарную с покупателем ответствен­ность, если госконтрактом не предусмотрена субсидиарная ответст­венность поручителя (ст. 363 ГК РФ).

Ответственность при поставке товаров для государственных нужд строится по общим правилам договорной ответственности и возлагается в форме возмещения убытков и уплаты неустойки. Вмес­те с тем особая значимость поставки товаров для государственных нужд обусловила повышенную ответственность сторон за неиспол­нение или ненадлежащее исполнение ряда обязанностей.

Так, при необоснованном уклонении поставщика от заключения госконтракта на поставку товаров для федеральных государствен­ных нужд поставщик уплачивает покупателю штраф в размере стои­мости продукции, определенной в проекте контракта.

В законе предусмотрены и особые случаи ответственности госу­дарственного заказчика. Так, согласно п. 1 ст. 533 ГК РФ, если по­ставщику в связи с выполнением госконтракта причинены убытки, то они подлежат возмещению государственным заказчиком не позд­нее тридцати дней со дня передачи товара. При невозмещении указанных убытков поставщик вправе отказаться от исполнения госконтракта, а также заключенного на его основе договора поставки това­ров для государственных нужд, потребовав возмещения убытков, вызванных расторжением. Убытки, причиненные покупателю таким отказом, также должны быть возмещены государственным заказчи­ком (ч. 2 п. 3 ст. 533 ГК РФ).

Аналогичное правило действует и при отказе государственного заказчика полностью или частично от товаров, поставка которых предусмотрена государственным контрактом. Такой отказ возможен лишь в случаях, предусмотренных законом и при условии возмеще­ния поставщику причиненных отказом убытков. Также государст­венным заказчиком (а не поставщиком) возмещаются покупателю убытки, которые он понес в связи с расторжением или изменением договора поставки вследствие отказа государственного заказчика от товара, предусмотренного госконтрактом (ст. 534 ГК РФ).



 

Соотношение договора поставки и контрактации

В ст. 535 ГК договор контрактации определен как обязательство, по которому производитель сельскохозяйственной продукции обязуется передать выращенную (произведенную) им сельскохозяйственную продукцию заготовителю – лицу, осуществляющему закупки такой продукции для переработки или продажи.

Данному договору посвящен § 5 гл. 30 ГК. Контрактация сформулирована в ГК как вид купли-продажи и разновидность поставки. Это означает, что рассматриваемое обязательство, во-первых, характеризуется родовыми признаками купли-продажи как типа договора, во-вторых, обладает свойствами поставки как вида купли-продажи и, в-третьих, имеет свои отличительные
качества, обусловившие необходимость выработки специфического правового регулирования.

Производство сельскохозяйственной продукции осуществляется в условиях, иногда не зависящих от воли производителя. Специфика сельскохозяйственного производства – большая зависимость от погодных условий, высокий удельный вес других случайных факторов, влияющих на результат, делает производителя сельскохозяйственной продукции экономически более слабой стороной договора. В том случае, когда сельскохозяйственному производителю, продающему выращенную им продукцию, противостоит предприниматель, закупающий ее для переработки или продажи, экономическое неравенство достигает той степени, при которой требуется юридический противовес в виде специальных норм института контрактации. Возникает необходимость в особом юридическом нормировании, которое позволило бы путем повышения уровня правовой защиты сельскохозяйственного производителя-продавца устранить экономическое неравенство в его отношениях с лицом, закупающим сельскохозяйственную продукцию с предпринимательской целью.

Согласно избранной законодателем конструкции нормы о контрактации распространяются лишь на такие отношения, в которых на стороне покупателя выступает предприниматель, приобретающий сельскохозяйственную продукцию с целью ее последующей переработки или продажи. Следовательно, если покупатель приобретает сельскохозяйственную продукцию для ее потребления либо для иных целей, не связанных с последующей переработкой или продажей, обязательство не может регулироваться институтом контрактации.

Специфика правового регулирования контрактации выражена главным образом в двух нормах:

1) согласно ст. 538 ГК производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший либо ненадлежаще исполнивший обязательство, несет ответственность лишь при наличии вины;

2) в соответствии с диспозитивным правилом п. 1 ст. 536 ГК заготовитель обязан принять сельскохозяйственную продукцию у производителя по месту ее нахождения и обеспечить ее вывоз. Данная норма ужесточила обязанности покупателя по получению сельскохозяйственной продукции.

Сторонами договора контрактации является продавец (производитель продукции) и заготовитель – покупатель (коммерческая организация или индивидуальный предприниматель).

Предметом договора контрактации может быть любая продукция сельскохозяйственного производства (растениеводства, животноводства, звероводства, в том числе пушного и т.д.).

Обязанности производителя сельскохозяйственной продукции заключаются в передаче заготовителю произведенной продукции. Единственная особенность условия о передаче товара в договоре контрактации связана с необходимостью передать его в согласованном ассортименте. Как следует из ст. 537 ГК, ассортимент относится к существенным условиям договора контрактации.

Обязанности заготовителя сводятся к принятию товара и его оплате.



 

Договор энергоснабжения

В ст. 539 ГК договор энергоснабжения определен как правоотношение, по которому энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии.

Принадлежность энергоснабжения к типу купли-продажи предопределяется тем, что оно, как и любая купля-продажа, направлено на возмездную передачу имущества в собственность в обмен на эквивалентно определенное денежное предоставление. Указанные родовые признаки обусловили возможность применения к рассматриваемому обязательству общих положений о купле-продаже, не противоречащих специфике энергоснабжения. В п. 5 ст. 454 ГК законодатель указал, что общие положения о купле-продаже применяются к энергоснабжению, если иное не предусмотрено специальными правилами о нем.

В том случае, когда товар передается покупателю не обычным путем, а через присоединенную сеть, т.е. систему технических устройств, обеспечивающих получение и безопасное использование энергии потребителем, возникают особенности отношений, требующие правового отражения. Данные особенности выражаются в неразрывности процессов производства, транспортировки и потребления товара, в ограничении возможности его хранения, во влиянии деятельности потребителей на качество товара1. Таким образом, специфика правоотношения, выражающаяся в передаче товара через присоединенную сеть, является нормообразующим, системным признаком.

Указанная специфика является единой для всех товаров, передаваемых через присоединенную сеть. Это позволяет выработать унифицированные нормы, применимые к любой купле-продаже, при которой товар передается через присоединенную сеть, независимо от иной специфики этого товара.

В то же время особенности конкретных видов товара, передаваемого через присоединенную сеть, могут требовать выделения отдельных специальных положений, «привязывающих» регламентацию передачи товара через присоединенную сеть к характерным свойствам того или иного товара (электроэнергия, тепловая энергия, газ и т.д.).

Учитывая указанную роль системного признака «передачи товара через присоединенную сеть» и принципы его взаимодействия с иными нормообразующими факторами, представляется, что в ГК было бы целесообразно сформировать единый вид купли-продажи, отражающий специфику передачи товара через присоединенную сеть независимо от иных особенностей отдельных видов товара. В рамках данного вида купли-продажи можно было бы выделить его отдельные разновидности, отражающие дополнительную специфику конкретных товаров. Такой подход позволил бы обеспечить надлежащую унификацию и специализацию правового материала.

В то же время в действующем ГК реализована несколько иная конструкция. Энергоснабжение выделено законодателем как институт, отражающий особенности передачи через присоединенную сеть не любого товара, а только энергии. Как следствие, в § 6 гл. 30 ГК присутствуют, во-первых, унифицированные нормы, применимые к купле-продаже любого товара, передаваемого через присоединенную сеть, и, во-вторых, правила, обусловленные спецификой энергии как предмета договора. Например, п. 1 ст. 547 ГК, предусматривающий ограниченную ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора энергоснабжения (возмещение реального ущерба), касается только передачи энергии, поскольку данная норма обусловлена особенностями энергии.

Сформулировав договор энергоснабжения как обязательство, направленное на передачу энергии через присоединенную сеть, законодатель предусмотрел возможность применения норм данного института к купле-продаже через присоединенную сеть и иных видов товара. В ст. 548 ГК сказано, что положения об энергоснабжении применяются к отношениям, связанным со снабжением тепловой энергией через присоединенную сеть, если иное не установлено законом или иными правовыми актами, а также к отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа обязательства. Иными словами, законодатель, предусмотрев возможность применения норм об энергоснабжении к некоторым другим правоотношениям, лишь компенсировал отсутствие норм, регулирующих соответствующие договоры.

Представляется, что конструкция, принятая за основу в ГК, не в полной мере отвечает основным принципам построения системы гражданских договоров. Она искусственно разъединяет обязательства, основанные на едином нормообразующем признаке (способе передачи товара через присоединенную сеть). В результате затрудняется возможность применения к ним унифицированных норм, обусловленных этим признаком. Весьма сложно в процессе правоприменения выяснять, какие нормы института энергоснабжения в силу своего унифицированного значения применимы к любой купле-продаже через присоединенную сеть, а какие «привязаны» к специфике энергии как предмета договора.

Таким образом, хотя формально законодательная модель договора энергоснабжения и не позволяет квалифицировать как энергоснабжение обязательства, предусматривающие передачу через присоединенную сеть иных товаров (не являющихся энергией), необходимо помнить о том, что все эти договоры основаны на общем системном признаке (способ передачи товара), позволяющем применять к ним те унифицированные правила об энергоснабжении, которые не конкретизированы спецификой энергии как предмета договора.

Отношения по передаче товаров через присоединенную сеть различаются также в зависимости от того, кто выступает на стороне абонента – покупателя (физическое или юридическое лицо) по договору энергоснабжения. Участие в договоре гражданина, использующего энергию для бытового потребления, обусловило необходимость установления ряда специальных правил. Данные нормы отражают не просто участие в обязательстве на стороне абонента гражданина, но и бытовой характер энергоснабжения. Специфика бытового энергоснабжения абонентов-граждан проявляется в особом характере прав и обязанностей сторон по договору, в специфическом порядке его заключения (ст. 540 ГК) и в некоторых других элементах правового механизма. Гражданин, использующий энергию для бытовых нужд, вправе получать её в любом необходимом ему количестве (п.3 ст. 541 ГК).



 

Предмет и форма договора продажи недвижимости

В соответствии со ст. 549 ГК договор продажи недвижимости определен как договор, по которому продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество по передаточному акту, а покупатель обязуется принять это имущество и уплатить за него определенную сторонами цену.

Купля-продажа недвижимости относится к числу наиболее распространенных сделок с недвижимостью. Участниками таких сделок являются как граждане, которые активно продают и покупают при­надлежащие им квартиры, земельные участки, дачи и т.д., так и юридические лица, покупающие недвижимость для своих офисов, предприятий и т.д. В отдельных случаях в заключении договора купли-продажи недвижимости как в качестве продавца, так и поку­пателя могут участвовать и другие субъекты гражданского права (Российская Федерация, субъекты Федерации, муниципальные образования).

В большинстве случаев в качестве продавца недвижимости вы­ступает ее собственник. Однако в виде исключения субъекты права хозяйственного ведения и оперативного управления – государст­венные и муниципальные предприятия, учреждения и казенные предприятия также могут делать это. Причем следует иметь в виду, что их распоряжение закрепленным за ними недвижимым имуще­ством является ограниченным. Так, государственные и муници­пальные предприятия не вправе отчуждать недвижимое имущество без согласия собственника (п. 2 ст. 295, п. 1 ст. 297 ГК РФ). Что касается учреждения, то оно может отчуждать только то недви­жимое имущество, которое приобретено за счет договоров от раз­решенной уставами деятельности и учтено на отдельном балансе (п. 2 ст. 298 УК РФ).

Договор купли-продажи недвижимости считается незаключен­ным, если в нем не определены обязательные условия – предмет договора (ст. 554 ГК РФ) и его цена (п. 1 ст. 555 ГК РФ). Предметом этого договора может быть как земельный участок, так и здание, сооружение или квартира, а также другое недвижимое имущество. Продаваемое имущество должно быть точно указано в договоре и, в частности, должно определяться его положение на земельном участ­ке или в составе иной недвижимости.

В связи с повышенной ценностью недвижимости предмет дого­вора купли-продажи должен быть описан более подробно, чем в обычных договорах купли-продажи. Так, если предметом договора является здание, сооружение, помещение, в договоре необходимо указать его месторасположение, адрес, назначение, год постройки, площадь и т.д.

Предмет договора продажи недвижимости, как правило, относит­ся к индивидуально определенным вещам, т.е. обладает индивиду­ально определенными признаками, отличающими его от других однородных вещей (из этого правила возможны исключения, напри­мер, в случае продажи воздушного или морского судна, судна внут­реннего плавания). Особенностью такого рода вещей является их юридическая незаменимость.

Договор о продаже недвижимости должен содержать точное ука­зание о цене. Общие правила о цене в возмездных договорах, позво­ляющие при отсутствии прямых указаний договора взимать цену, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за анало­гичную вещь (п. 3 ст. 424 ГК РФ), к рассматриваемому договору не применяются. Это обусловлено индивидуальным характером объек­тов недвижимости.

В договоре купли-продажи жилого помещения должна быть ука­зана стоимость жилого помещения по справке Бюро технической инвентаризации, поскольку нередко граждане, заключая договоры купли-продажи жилых помещений и пытаясь уклониться от уплаты налогов и пошлин, занижают цену продаваемого помещения. Поэ­тому цена в договоре не может быть ниже инвентаризационной. Поскольку при передаче права собственности на недвижимость одновременно передаются права на земельный участок, цена участ­ка или прав на него должна включаться в цену продаваемой недви­жимости (ст. 552 ГК РФ).

Договор заключается в письменной форме путем составления единого документа, подписываемого сторонами. Закон прямо уста­навливает, что несоблюдение письменной формы ведет к недействи­тельности такого договора (ст. 550 ГК РФ).

Право собственности на недвижимость переходит к приобретате­лю с момента государственной регистрации, и исполнение договора до этого момента (передача документов, выселение и вселение и т.д.) не влечет перехода к приобретателю права собственности, бремени содержания и риска случайной гибели имущества (ст. 210, 211 ГК РФ). Однако если одна из сторон уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о такой регистрации, и сторона, необоснованно уклоняющаяся от регистра­ции, должна возместить другой стороне вызванные задержкой реги­страции убытки. Следует обратить внимание на то, что регистрации подлежит не сам договор, предметом которого является недвижимость, а переход права на нее.

Передача недвижимости оформляется подписанием сторонами передаточного акта или иного документа, подтверждающего передачу имущества продавцом и его принятие покупателем. Уклонение одной из сторон от подписания документа о передаче недвижимости на условиях, предусмотренных договором, считается отказом соот­ветственно продавца от исполнения обязанности передать имущест­во, а покупателя – обязанности принять его. Принятие покупателем недвижимости, не соответствующей условиям договора, в том числе в случае, когда такое несоответствие оговорено в документе о пере­даче недвижимости, не является основанием для освобождения про­давца от ответственности за ненадлежащее исполнение договора.



 

Особенности продажи отдельных видов недвижимого имущества (жилые помещения и т.д.)

В рамках продажи недвижимости выделена такая ее разновидность, как договор продажи жилого помещения. Необходимость формирования данного вида обязательства обусловлена тем, что жилое помещение характеризуется не только родовыми признаками недвижимости, но и спецификой, выражающейся в особом целевом назначении предмета договора (жилые помещения предназначены для проживания граждан и потому, как правило, обременены правами третьих лиц).

Целевой характер использования жилища не может быть изменен по усмотрению сторон в договоре продажи. Жилое помещение может использоваться для проживания как самого собственника, так и иных лиц, которым помещение предоставляется для проживания в качестве членов семьи, либо по иному основанию, например, по завещательному отказу прежним собственником. Поэтому в случае продажи жилого помещения, обремененного правами пользования третьих лиц, в договоре обязательно должен быть указан перечень лиц, сохраняющих в соответствии с законом право пользования жилым помещением после его приобретения покупателем, а также основание этого права. В этот перечень могут быть включены члены семьи собственника, оставшиеся проживать в продаваемом жилом помещении (ст. 292 ГК); наниматели жилого помещения и члены их семей (ст. 675 ГК ); арендаторы (ст. 617 ГК ), а также лица, которые пользуются жилым помещением в силу завещательного отказа (ст. 1137 ГК).

Если в жилом помещении на момент продажи не проживают лица, права которых следуют за жилым помещением, то в договоре должно быть на это прямо указано. Кроме того, ограничения, связанные с отчуждением жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника, установлены в п. 4 ст. 292 ГК. В этих случаях продажа допускается только с согласия органа опеки и попечительства.

Определяя сферу действия ст. 558 ГК, нельзя забывать об ограничениях, установленных ч. 3 ст. 19 Закона РФ «Об основах федеральной жилищной политики» от 24 декабря 1992 г.1, которая запрещает продажу иным лицам заселенных квартир и домов государственного, муниципального и общественного жилищных фондов без согласия проживающих в них совершеннолетних граждан. Отчуждение квартир в многоквартирных домах также имеет свою специфику. К покупателю квартиры одновременно с передачей права собственности на нее переходит и право на объекты общего пользования (общие помещения дома, несущие конструкции, фундамент и т.д.). Собственник квартиры в силу ст. 290 ГК не вправе отчуждать свою долю в праве собственности на общее имущество жилого дома, а также совершать иные действия, влекущие передачу этой доли отдельно от права собственности на квартиру.

Еще одной отличительной особенностью договора продажи жилого помещения является необходимость его регистрации. Договор считается заключенным только с момента его государственной регистрации. Регистрацию договора, так же как и регистрацию перехода права собственности, должны осуществлять органы юстиции.

Если предметом договора является здание, сооружение или помещение, в договоре необходимо указать его месторасположение, адрес, назначение, год постройки, площадь, в том числе жилую, этажность и другие характеристики. Кадастровый номер в силу его уникальности и неповторимости может стать одним из главных индивидуализирующих характеристик объекта недвижимости. Он присваивается объекту при осуществлении кадастрового и технического учета. Суть кадастрового и технического учета объекта недвижимости состоит именно в описании и индивидуализации объекта недвижимого имущества, в результате чего он получает такие характеристики, которые позволяют однозначно выделить его из других объектов недвижимого имущества. При отсутствии в договоре требуемой законом детализации предмета договора условие о предмете считается несогласованным, а договор незаключенным.

Если предметом договора является памятник истории и культуры, включенный в соответствующий перечень памятников, то в договоре должно быть указание на историко-культурное значение отчуждаемого объекта недвижимости, что следует рассматривать как существенную характеристику предмета договора, без которой он считается незаключенным. Отсутствие такой характеристики либо приложения к договору перечня архитектурно-художественных элементов объекта, составленного Управлением государственной инспекции по охране памятников истории и культуры, может привести к утрате объектов, подлежащих особой охране.

При заключении договоров купли-продажи недвижимости необходимо учитывать ограниченную оборотоспособность отдельных объектов недвижимости. Так, п. 3 ст. 129 ГК определено, что земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах. Таким образом, ГК закрепляет приоритет специального законодательства в вопросах регулирования оборотоспособности природных ресурсов.



 

Продажа предприятия

Договор продажи предприятия в соответствии со ст. 559 ГК определен как договор, по которому продавец обязуется передать в собственность покупателя предприятие как имущественный комплекс, за исключением прав и обязанностей, которые продавец не вправе передавать другим лицам. Согласно п. 2 ст. 132 ГК в состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенного для его деятельности.

Предприятием признается имущест­венный комплекс, используемый для осуществления предпринима­тельской деятельности. В составе этого имущества ст. 132 называет земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обо­значения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, ра­боты и услуги, а также другие исключительные права.

Предприятие в целом является разновидностью недвижимости. Однако в связи со специфическими особенностями этого вида недвижимости закон предусматривает специальное правовое регулирова­ние продажи предприятия.

Эти особенности заключаются в том, что при продаже функцио­нирующего предприятия продаются не только материальные цен­ности как таковые, но также принадлежащие ему права и возложен­ные на него обязанности (в том числе долги предприятия). Отноше­ния, возникающие при такой продаже, требуют особого регулирова­ния.

Предметом договора является предприятие в целом как имуще­ственный комплекс. Соответственно все компоненты этого комплек­са переходят к покупателю. Единственное исключение составляют права, полученные продавцом на занятие соответствующей деятель­ностью (например, лицензия).

Определяя продажу предприятия как разновидность купли-продажи, необходимо иметь в виду следующее.

Удостоверением состава продаваемого предприятия является полная инвентаризация предприятия (имущественного комплекса). Для того чтобы это сделать, стороны еще до подписания договора должны составить и рассмотреть: акт инвентаризации, бухгалтерский баланс, заключение независимого аудитора о составе и стоимос­ти предприятия, перечень всех долгов (обязательств), включенных в состав предприятия с указанием кредиторов, характера, размера и сроков требований. Эти документы должны быть неотъемлемой час­тью договора.

Если состав предприятия, подлежащего продаже, точно не опре­делен, договор его купли-продажи, как и любой другой договор купли-продажи недвижимости, не позволяющий определенно уста­новить подлежащее передаче недвижимое имущество, будет счи­таться незаключенным.

Для продажи предприятия, как и для любой другой продажи не­движимости, предусмотрена обязательная письменная форма в виде составления единого документа, подписанного обеими сторонами.

Несоблюдение формы договора продажи предприятия влечет его недействительность.

Договор продажи предприятия подлежит государственной реги­страции и считается заключенным с момента такой регистрации. Кроме того, государственной регистрации подлежит и переход к покупателю права собственности на предприятие. Такая регистра­ция представляет собой самостоятельный акт, отличный от регистра­ции договора продажи предприятия.

Хотя в состав предприятия могут входить различные виды объек­тов недвижимости, при его продаже требуется лишь один акт госу­дарственной регистрации права собственности покупателя на пред­приятие в целом.

В качестве сторон договора купли-продажи предприятия могут выступать любые субъекты гражданского права. Продавцом пред­приятия обычно является его собственник. Однако, как и в отноше­нии других видов недвижимости, продавать предприятие могут также субъекты права хозяйственного ведения (государственные и муниципальные унитарные предприятия), оперативного управления (казенные предприятия), предварительно получившие согласие соб­ственника на такую продажу. Учреждения как субъекты права опе­ративного управления могут продавать только те предприятия, кото­рые ранее были приобретены за счет доходов от разрешенной уста­вом деятельности и учтены на отдельном балансе (п. 2 ст. 296 ГК РФ).

Существенным условием договора продажи предприятия как разновидности недвижимости является его цена, которая определя­ется на основе соглашения сторон. Вместе с тем еще до заключения договора должна проводиться полная инвентаризация предприятия и осуществляться аудиторское заключение о его составе и стоимости.

Инвентаризационная оценка стоимости предприятия может оказать некоторое влияние на договорную цену, однако при ее определении будут учитываться и другие факторы, не поддающиеся прямой оценке (перспективы рынка, характер взаимоотношений покупателя и продавца и т.д.).

Отличительной особенностью договора купли-продажи предпри­ятия является то, что, как правило, при его реализации происходит, с одной стороны, уступка прав требований продавца покупателю, а с другой – перевод на покупателя долгов предприятия. В последнем случае необходимо получить согласие его кредиторов.

В связи с этим ГК РФ содержит специальные нормы; регулирую­щие особый порядок уведомления кредиторов и получения их согла­сия на продажу предприятия, а также последствия нарушения такого порядка. Так, в соответствии с п. 1 ст. 562 ГК РФ кредиторы по обязательствам, включенным в состав продаваемого предприятия, должны быть до его передачи покупателю письменно уведомлены о его продаже одной из сторон договора продажи предприятия.

Из смысла указанной нормы вытекает, что уведомление может быть сделано любой стороной, однако с практической точки зрения целесообразно, чтобы это сделал продавец.

Кредиторы, которые не дали согласия на перевод долга, могут потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательст­ва и возмещения продавцом причиненных этим убытков, признания договора продажи предприятия недействительным полностью или в соответствующей части. Кредитор, получивший уведомление, может воспользоваться своими правами в течение трех месяцев со дня его получения, а кредитор, не получивший такого уведомления, – в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о передаче предприятия продавцом покупателю.

Кроме того, как следует из п. 4 ст. 562 ГК РФ, после передачи предприятия покупателю продавец и покупатель несут солидарную ответственность по включенным в состав переданного предприятия долгам, которые были переведены на покупателя без согласия кре­дитора.

Основная обязанность продавца по договору продажи предпри­ятия заключается в том, чтобы передать предприятие покупателю. Для этого он должен совершить ряд действий, не характерных для других договорных обязательств. В частности, если иное не предус­мотрено договором, продавец за свой счет должен подготовить пред­приятие к передаче покупателю, составить и представить на подпи­сание покупателю передаточный акт.

В свою очередь, покупатель должен совершить действия, свиде­тельствующие о том, что он принял предприятие. В частности, он должен подписать передаточный акт (при условии его соответствия договору), а также произвести государственную регистрацию права собственности на предприятие. Моментом передачи предприятия покупателю считается день подписания обеими сторонами переда­точного акта. С этого же момента на покупателя переходит риск случайной гибели или случайного повреждения имущества, передан­ного в составе предприятия (п. 2 ст. 563 ГК РФ).

Таким образом, момент передачи предприятия покупателю не совпадает с моментом перехода к нему права собственности на это предприятие, который определяется датой государственной реги­страции права собственности. Вместе с тем, не будучи до момента регистрации собственником переданного предприятия, покупатель получает право распоряжаться его имуществом в той мере, в какой это необходимо для целей, для которых предприятие было приоб­ретено. В то же время продавец предприятия, хотя и остается формально собственником предприятия, лишается такого права (п. 3 ст. 564 ГК РФ).



 

Общие положения о договорах ренты и пожизненного содержания с иждивением

Договор ренты относится к числу новых гражданских договоров, поскольку возможность отчуждения имущества в обмен на предоставление бывшему собственнику стабильного денежного или иного содержания ранее, до принятия нового ГК РФ, ограничивалось. Допускалась только купля-продажа жилого дома с условием пожизненного содержания. Однако проводимые реформы и изменение экономической ситуации в стране вызвали необходимость в юридическом оформлении фактически сложившихся рентных отношений.

Рента и пожизненное содержание регламентируются гл. 33 ГК РФ (ст. 583–605).

Договор ренты принадлежит к числу договоров, направленных на отчуждение имущества, и соответственно имеет с ними ряд сходных черт. Как и в результате исполнения договоров купли-продажи, мены и дарения, по договору ренты имущество переходит в собственность плательщика ренты, который становится, по общему правилу, обладателем всех правомочий собственника и одновременно несет риск случайной гибели имущества и бремя всех лежащих на собственнике обязанностей. Общность договора ренты и указанных выше договоров позволила законодателю распространить на отношения сторон договора ренты, связанные с передачей имущества и его оплатой, правила о купле-продаже (гл. 30 ГК). Однако соответствующие правила применяются к рентным отношениям лишь в той мере, в какой они не изменены предписаниями гл. 33 ГК и не противоречат существу договора ренты (п. 2 ст. 585 ГК).

Сходство ренты с куплей-продажей и другими договорами о передаче имущества в собственность не превращает рентный договор в их разновидность. Ему присущи такие специфические признаки, которые свидетельствуют о его самостоятельности в ряду других гражданско-правовых договоров, направленных на отчуждение имущества. Договор ренты приводит к установлению между участвующими в нем лицами особых правовых отношений, которые совершенно не свойственны другим договорным обязательствам. Их суть заключается в обязанности одного лица предоставлять пожизненное или постоянное содержание другому лицу, которое для последнего нередко является единственным источником получения средств на существование. Возникающие из договора ренты отношения имеют длительный, стабильный, а при пожизненном содержании с иждивением и доверительный характер. Механизм правового регулирования рентных отношений построен с таким расчетом, чтобы поддерживать эти их качества. Одновременно с этим для ренты, как никакого другого договора, характерен признак алеаторности (рискованности, от лат. alea – игральная кость, случайность). В отличие, например, от купли-продажи или мены, которые, по общему правилу, опосредуют акты эквивалентного товарообмена, договор ренты сопряжен с риском того, что размер рентных платежей окажется больше или, напротив, меньше стоимости отчужденного под выплату ренты имущества. Считается, что, заключая рентный договор, стороны осознают данное обстоятельство и с ним соглашаются. Поэтому противоречило бы самой сути рассматриваемого договора введение в него условия о том, что общий размер рентных платежей, который может быть выплачен получателю ренты, ограничивается стоимостью переданного имущества.

Правовое регулирование рентных отношений в ГК осуществляется в основном на началах диспозитивности. Большинство норм гл. 33 ГК сформулировано таким образом, чтобы обеспечить необходимую урегулированность отношений сторон даже в тех случаях, когда те или иные вопросы в самом договоре сторонами не учтены. Таковы, в частности, правила о сроках выплаты ренты, индексации ее размера, определении выкупной цены ренты, ответственности за просрочку ее выплаты и др. Число вопросов, которые должны быть прямо оговорены в договоре, достаточно невелико. К ним, в частности, относятся вопросы о размере рентных платежей (стоимости всего объема содержания с иждивением) и об обеспечении исполнения обязательств плательщика ренты при передаче ему под выплату ренты денежной суммы или иного движимого имущества.

В то же время ряд конкретных рентных отношений урегулирован императивным образом. В основном это касается вопросов, связанных с гарантиями их законности и стабильности, а также обеспеченностью прав получателей ренты. Как уже отмечалось, придание рентным отношениям указанных свойств является одной из главных целей правового регулирования.

В законе императивно указывается на то, что рента обременяет земельный участок, предприятие, здание, сооружение или другое недвижимое имущество, переданное под ее выплату (п. 1
ст. 586 ГК). Иными словами, для прав получателя ренты характерен признак следования их за тем недвижимым имуществом, которое они обременяют. Поэтому в случае отчуждения такого имущества плательщиком ренты его обязательства по договору ренты переходят на приобретателя имущества, хотя бы последний и не знал о лежащем на имуществе обременении. В случае приобретения такого имущества покупатель, не извещенный продавцом об обременении имущества рентой, может воспользоваться правами, предусмотренными ст. 460 ГК, но не может отказаться от выплаты ренты, ссылаясь на свое незнание о ее существовании. Вместе с тем, учитывая, что в реальной жизни переход обремененного рентой недвижимого имущества к новому собственному может поставить получателя ренты в сложное положение, закон устанавливает, что отчуждатель имущества несет субсидиарную с новым собственником ответственность по требованиям получателя ренты, если законом или договором не предусмотрена солидарная ответственность по этому обязательству.

Толкование ст. 586 ГК позволяет сделать вывод, что обременение рентой движимого имущества законом не предусматривается. Это означает, что при отчуждении такого имущества получатель ренты не вправе требовать ее выплаты от нового собственника и перед ним по-прежнему несет обязательство первоначальный приобретатель имущества.

Достаточно строго урегулирован законом вопрос и об обеспечении выплаты ренты. В тех случаях, когда под выплату ренты передан земельный участок или другое недвижимое имущество, оно автоматически становится предметом залога. Поэтому в случае нарушения плательщиком ренты своих обязательств получатель ренты имеет возможность удовлетворить свои требования за счет этого имущества преимущественно перед другими лицами. Закон не исключает применение сторонами наряду с залогом любых других допускаемых законом способов обеспечения исполнения обязательств.

Если же под выплату ренты передано движимое имущество, способ обеспечения исполнения обязательств плательщика ренты должен быть в обязательном порядке согласован сторонами. Им может быть тот же залог имущества либо поручительство третьего лица, банковская гарантия или неустойка. Допускается, однако, и альтернативное решение данного вопроса в виде заключения плательщиком ренты в пользу получателя ренты договора страхования риска ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по выплате ренты. В случае отсутствия в договоре ренты одного из этих существенных условий он считается незаключенным (ст. 432 ГК). Если условие такого рода в договоре имеется, но оно не выполнено плательщиком ренты, либо обеспечение утрачено или ухудшены его условия по обстоятельствам, за которые получатель ренты не отвечает, последний вправе расторгнуть договор ренты и потребовать возмещения связанных с этим убытков (п. 3 ст. 587 ГК).

Наконец, в качестве особой гарантии прав получателя ренты законом предусматривается выплата в его пользу процентов в связи с допущенной плательщиком ренты просрочкой (ст. 588 ГК). Размер этих процентов определяется самими сторонами, а если он в договоре не установлен – то учетной ставкой банковского процента на день исполнения обязательства или его соответствующей части, действующей в месте жительства (месте нахождения) получателя ренты (на практике – единой ставкой рефинансирования, устанавливаемой ЦБ РФ). С учетом того, что уплата указанных процентов не является мерой гражданско-правовой ответственности в ее наиболее распространенном понимании, обязанность по их уплате наступает во всех случаях просрочки выплаты ренты, в том числе и тогда, когда это произошло не по вине плательщика ренты.



 

Понятие, юридическая природа и форма договора ренты

Договором ренты в соответствии со ст. 583 ГК является договор, по которому одна сторона (покупатель ренты) передает другой стороне (плательщику ренты) в собственность имущество, а плательщик ренты обязуется в обмен на полученное имущество периодически выплачивать получателю ренту в виде определенной денежной суммы либо предоставления средств на его содержание в иной форме.

Договор ренты является реальным, поскольку для его заключе­ния необходима передача имущества плательщику ренты. Он отно­сится к числу односторонне обязывающих, так как после передачи имущества у получателя ренты есть только права и нет обязанностей, а у плательщика есть только обязанности и нет прав.

Договор ренты является возмездным, поскольку налицо встреч­ное предоставление в виде содержания, передаваемого в обмен на имущество.

Договор ренты является единственным договором, для которого установлена обязательная нотариальная форма, а когда предметом договора является недвижимость, то и регистрация. Однако если в соответствии с п. 2 ст. 165 ГК РФ одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, заключенную с нарушением требования о нотариальном удостоверении, суд может по требованию стороны, исполнившей сделку, признать ее действительной, и тогда в нотари­альном удостоверении необходимости нет.

Если же речь идет о нарушении требования о регистрации, то суд может признать договор действительным только в том случае, если ранее нотариальное удостоверение уже было произведено.

Договор ренты относится к числу договоров, предусматриваю­щих отчуждение имущества, и по этому признаку схож с договорами купли-продажи, дарения. Однако от дарения он отличается тем, что в договоре ренты отчуждение является возмездным. Что же касается различий между договорами купли-продажи, а также мены, с одной стороны, и ренты – с другой, то в первом случае отчуждение товаров производится за определенное, заранее известное возмещение. По договору же ренты общий объем возмещения, причитающийся по­лучателю ренты, неизвестен, поскольку обязательство выплачивать ренту действует либо бессрочно (постоянная рента), либо на срок жизни ее получателя (пожизненная рента), который заранее неиз­вестен. Поэтому либо плательщик ренты, либо ее получатель полу­чит меньше, чем отдаст.



 

Договор постоянной ренты

Договором постоянной ренты является договор, который устанавливает обязанность плательщика ренты уплачивать ренту бессрочно. Субъектами договора постоянной ренты являются получатель ренты и ее плательщик. Получателями постоянной ренты выступают прежде всего граждане независимо от их возраста и трудоспособности. Чаще всего они сами являлись собственниками того имущества, которое было отчуждено под выплату ренты. Но постоянная рента может быть установлена в пользу граждан и другими лицами. В этом случае перед нами договор в пользу третьего лица, который после выражения указанным лицом намерения воспользоваться своим правом по договору не может быть расторгнут или изменен без его согласия.

Наряду с гражданами получателями постоянной ренты могут быть любые некоммерческие организации, если только это не противоречит закону и соответствует целям их деятельности.
В настоящее время законом не установлен запрет на получение ренты какими-либо некоммерческими организациями. В частности, такие некоммерческие организации, как учреждения, получать ренту могут, если только иное не установлено их уставами или положениями. Существующий запрет на распоряжение имуществом, приобретенным по смете, не служит для этого препятствием, так как фигуры получателя ренты и лица, отчуждающего имущество под выплату ренты, могут и не совпадать. Исключение из числа возможных получателей ренты коммерческих организаций можно объяснить, пожалуй, лишь тем, что, с точки зрения законодателя, это противоречило бы их основным задачам, а именно существовать и развиваться за счет доходов от предпринимательской деятельности.

Состав получателей постоянной ренты может меняться, поскольку договор этот не ограничен каким-либо сроком. Согласно п. 2 ст. 589 ГК РФ право на получение ренты может передаваться путем уступки требования, переходить по наследству, а если получателем ренты является некоммерческая организация – переходить в порядке правопреемства к другим юридическим лицам.

Следует отметить, что в законе отсутствует ранее существовавшее требование нетрудоспособности получателя ренты.

В отношении плательщиков ренты закон никаких ограничений не содержит. Ими могут быть как граждане, так и любые юридические лица при условии, что их учредительные документы не запрещают им заниматься такого рода деятельностью. Кроме того, следует учитывать, что для осуществления отдельных видов коммерческих операций, например сделок с жилыми помещениями, требуется наличие специальной лицензии. Подобно правам получателей постоянной ренты, обязанности ее плательщиков могут переходить к другим лицам, что прямо вытекает из закона (см. ст. 586, 593 ГК).

Существуют также профессиональные плательщики ренты (обычно риэлтерские фирмы), предоставляющие гражданам содержание в обмен на передачу ими в собственность этих фирм своих квартир.

Предмет договора постоянной ренты, как и других видов рентных договоров, образует, с одной стороны, то имущество, которое отчуждается под выплату ренты, а с другой, сама рента, которая выплачивается ее получателю. Применительно к имуществу закон не устанавливает никаких ограничений, хотя на практике данный вид ренты чаще всего обременяет земельные участки, предприятия, здания, сооружения, жилые дома и другие объекты недвижимости. Преимущественной формой рентных платежей являются выплачиваемые получателю ренты денежные суммы. Однако договором может быть предусмотрена выплата ренты путем предоставления вещей, выполнения работ или оказания услуг, соответствующих по стоимости денежной сумме ренты. Не исключается установление и смешанной формы ренты, сочетающей в себе выплату денежных сумм и предоставление содержания в натуре.

Срок договора определяется сутью данного вида ренты, которая должна выплачиваться бессрочно, т.е. без ограничения ее каким-то конкретным периодом. Вместе с тем в договоре стороны должны согласовать периодичность выплаты ренты, которая в принципе может быть любой. Если данный вопрос в договоре не решен, постоянная рента должна выплачиваться по окончании каждого календарного квартала, т.е. не позднее, чем в первый день следующего квартала.

О цене договора постоянной ренты, как, впрочем, и о цене других рентных договоров, можно говорить лишь условно ввиду его алеаторного характера. Наиболее близкой к этому элементу договора является выкупная цена постоянной ренты. Наряду с выкупной ценой ренты в договоре должен быть согласован конкретный размер постоянной ренты, выплачиваемой получателю ренты с определенной договором периодичностью. В отличие от других видов ренты, размер постоянной ренты устанавливается сторонами совершенно самостоятельно при отсутствии в законе указаний на ее возможный минимальный размер. Будучи определенным в договоре, размер выплачиваемой ренты в последующем увеличивается пропорционально увеличению установленного законом минимального размера оплаты труда, если только сторонами не согласован иной порядок индексации ренты либо эта индексация прямо не исключена.

Основная обязанность получателя ренты заключается в том, чтобы передать свое имущество в собственность плательщика. После исполнения этой обязанности у него возникает право требовать выплаты рентных платежей либо предоставление средств на его содержание в иной форме.
В таких условиях необходимы определенные гарантии стабильности рентных отношений на случай недобросовестности плательщика.

К числу гарантий относится требование о соблюдении нотариальной формы заключения договора, а при передаче недвижимого имущества – государственной регистрации.

Кроме того, стабильность отношений по отчуждению недвижимого имущества обеспечивается наличием норм, устанавливающих, что рента обременяет это имущество. Плательщик ренты, будучи собственником имущества, переданного ему по договору, имеет право произвести его отчуждение. Однако, как следует из ст. 586 ГК РФ, рента обременяет недвижимое имущество, переданное под ее выплату. Это значит, что в случае отчуждения такого имущества плательщиком ренты его обязательства по договору ренты переходят на приобретателя. Более того, лицо, передавшее обремененное рентой недвижимое имущество в собственность другого лица, несет субсидиарную (т.е. дополнительную) с ним ответственность по требованию получателя ренты, если законом или договором не предусмотрена солидарная ответственность.

Недвижимость, переданная под выплату ренты, обременена также правом залога на это имущество. Такое право получатель ренты приобретает в силу самого факта отчуждения имущества плательщику ренты. Залог в данном случае не только обеспечивает право получателя ренты в случае невыполнения обязательств контрагентом удовлетворить свои требования из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами, но и обязывает плательщика ренты, у которого находится имущество, к принятию необходимых мер к его сохранности.

Если меры по обеспечению исполнения обязательства ренты, возникшие в связи с отчуждением недвижимого имущества, устанавливаются непосредственно в законе, то гарантии выполнения договора ренты, предусматривающие передачу движимого имущества, должны быть определены в самом договоре. К числу таких средств относятся неустойка, залог, задаток, поручительство, банковская гарантия, удержание, а также страхование в пользу получателя ренты риска ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение плательщиком ренты своих обязанностей. Условия о характере и объеме обеспечения исполнения такого обязательства считается существенным, и если стороны его не обговорили, то договор считается незаключенным.

Обязательство по выплате постоянной ренты может быть прекращено соглашением сторон о расторжении договора. Далее, получатель ренты может в любой момент отказаться от дальнейшего получения рентных выплат, тем самым, прекратив обязательство прощением долга (ст.415 ГК). Однако, если постоянная рента была установлена в его пользу другим лицом, то в случае отказа получателя ренты от своих прав ими может воспользоваться лицо, установившее ренту. Наконец, допустимы и иные способы прекращения обязательства по выплате постоянной ренты, усмотренные гл. 26 ГК, кроме, пожалуй, самого распространенного из них, а именно прекращения обязательства исполнением (ст. 408 ГК).

Обязательство по выплате постоянной ренты может прекратиться также в результате случайной гибели или случайного повреждения имущества, переданного под выплату ренты данного вида. Однако это может произойти лишь тогда, когда, во-первых, имущество было передано под выплату ренты за плату, и, во-вторых, когда плательщик потребует прекращения обязательства по выплате ренты либо изменения условий ее выплаты (п. 2 ст. 595 ГК). Что же касается риска случайной гибели или случайного повреждения имущества, переданного под выплату ренты бесплатно, то его несет плательщик ренты, который по-прежнему обязан выплачивать ренту.

Особым случаем прекращения рассматриваемого рентного обязательства является выкуп постоянной ренты. Суть выкупа ренты заключается в том, что плательщик ренты единовременно или в ином порядке, предусмотренном договором либо дополнительно согласованном сторонами, выплачивает получателю ренты сумму, в которую заранее оценена постоянная рента либо которая определена в порядке, установленном законом, и это приводит к освобождению его от обязанностей по дальнейшей выплате ренты. Выкуп ренты не следует смешивать с прекращением договора по соглашению сторон. Такое соглашение также может предусматривать выплату получателю ренты компенсации, при определении размера которой стороны не связаны какими-либо установленными законом или договором условиями. В отличие от этого выкуп ренты представляет собой прекращение обязательства, которое осуществляется по инициативе одной из его сторон. Закон предоставляет право на выкуп ренты (право требовать выкупа ренты) как плательщику ренты, так и ее получателю.

Право плательщика на выкуп ренты имеет безусловный характер и может быть ограничено лишь специальной оговоркой в договоре о том, что выкуп не может быть осуществлен при жизни получателя ренты либо в течение иного срока, не превышающего тридцати лет с момента заключения договора (п. 3 ст. 592 ГК). Если же в договор включено условие об отказе плательщика постоянный ренты от права на ее выкуп, то оно признается ничтожным и соответственно не препятствует выкупу ренты.

В отличие от плательщика ренты ее получатель вправе требовать выкупа ренты плательщиком ренты лишь в случаях, которые указаны в законе или в договоре (ст. 593 ГК).

Выкуп постоянной ренты осуществляется по цене, которая заранее определена сторонами в договоре. При решении этого наиболее сложного для рассматриваемого договора вопроса стороны должны учитывать целый ряд обстоятельств, в частности стоимость переданного под выплату ренты имущества, величину установленных договором рентных платежей, наличие в договоре запрета на выкуп ренты в течение определенного срока, естественный износ имущества при его использовании и т.п. Однако при всей важности данного вопроса и бесспорной целесообразности решения его в договоре условие о цене выкупа не относится в рассматриваемом договоре к числу существенных. Если выкупная цена постоянной ренты договором не установлена, она определяется по правилам, предусмотренным п. 2, 3 ст. 594 ГК. В том случае, когда имущество передано под выплату ренты за плату, выкуп осуществляется по цене, соответствующей годовой сумме подлежащей выплате ренты. При передаче имущества под выплату ренты бесплатно в выкупную цену наряду с годовой суммой рентных платежей включается цена переданного имущества, определяемая в соответствии с п. 3 ст. 424 ГК, т.е. исходя из цен, обычно взимаемых за аналогичное имущество.



 

Договор пожизненной ренты

Правила закона о пожизненной ренте во многом перекликаются с правилами о постоянной ренте. Вместе с тем договор пожизненной ренты обладает рядом специфических особенностей. Договором пожизненной ренты в соответствии с п. 1 ст. 596 ГК является договор, в котором рента устанавливается на период жизни гражданина, передающего имущество под выплату ренты, либо на период жизни другого указанного им лица. Таким образом, получателями данного вида ренты могут быть только граждане, но не юридические лица. При этом допускается установление пожизненной ренты в пользу нескольких граждан, например, в пользу супругов, детей, членов одной семьи и т.п. Если в договоре пожизненной ренты конкретные доли получателей ренты не определены, они считаются равными. В случае смерти одного из получателей ренты происходит приращение его доли к долям других получателей ренты, если только договор этого прямо не исключает. После смерти последнего получателя ренты обязательство выплаты ренты прекращается.

Суть рассматриваемого договора исключает иные случаи перехода прав получателя ренты к другим лицам как путем уступки требования, так и в порядке наследственного правопреемства. Поэтому смерть получателя пожизненной ренты либо объявление его в установленном законом порядке умершим приводит к прекращению обязательства.

Что же касается плательщиков пожизненной ренты, то к ним никаких особых требований не предъявляется.

Предметом пожизненной ренты может быть любое движимое и недвижимое имущество, способное к участию в гражданском обороте. Применительно к форме ренты законом допускается лишь одна, а именно выплата ее в виде денежной суммы. Размер пожизненной ренты относится к числу существенных условий договора и потому должен быть обязательно оговорен в нем. При определении размера ренты стороны, однако, не могут нарушить требование закона о том, что в расчете на месяц он не должен быть меньше минимального размера оплаты труда, установленного законом. При этом размер ренты автоматически увеличивается одновременно с увеличением установленного законом минимального размера оплаты труда (ст. 318 ГК). Последнее требование, в отличие от аналогичного правила, действующего в отношении постоянной ренты, является императивным и не может быть отменено соглашением сторон.

Срок действия договора определяется продолжительностью жизни получателя ренты. В течение всего этого периода плательщик ренты обязан выплачивать получателю ренты периодические платежи. Если иное не предусмотрено договором, пожизненная рента выплачивается по окончании каждого календарного месяца.

Естественным основанием прекращения обязательства по выплате постоянной ренты является смерть ее получателя. В период жизни получателя ренты договор может быть расторгнут по соглашению сторон, в том числе путем предоставления отступного, посредством сложения долга, а иногда и по односторонней инициативе получателя ренты.

Основанием, по которому получатель пожизненной ренты может добиваться досрочного прекращения договора, является существенное нарушение договора плательщиком ренты. При существенном нарушении договора получатель ренты вправе по своему усмотрению либо требовать от плательщика ренты ее выкупа, либо расторгнуть договор и потребовать возмещения убытков (п. 1 ст. 599 ГК). Выкуп имущества осуществляется на тех же условиях, которые установлены в отношении выкупа постоянной ренты, т.е. по цене, заранее оговоренной сторонами в договоре или определенной в соответствии с законом (ст. 594 ГК). При этом, однако, получатель ренты пользуется одной ощутимой льготой. Если под выплату пожизненной ренты имущество было отчуждено бесплатно, получатель ренты вправе требовать возврата этого имущества с зачетом его стоимости в счет выкупной цены ренты (п. 2 ст. 599 ГК).

При расторжении договора со взысканием убытков получатель ренты вправе претендовать на то, чтобы ему были возмещены все его имущественные потери, включающие стоимость переданного имущества, при одновременном зачете полученных им от плательщика ренты средств в виде компенсации за имущество и рентных платежей. Настаивать при этом на возврате имущества получатель ренты, по общему правилу, не вправе.

Возможны ситуации, когда имущество, переданное под выплату пожизненной ренты, получает повреждения или гибнет в силу случайных причин (речь идет о случаях, когда в этом нет вины ни одной из сторон, например, в результате действий третьих лиц или непреодолимой силы). Возникает вопрос, должен ли плательщик ренты продолжать осуществлять свои платежи? Как следует из ст. 600 ГК РФ, случайная гибель или случайное повреждение имущества, переданное под выплату пожизненной ренты, не освобождает плательщика от обязательства выплачивать ренту на условиях, предусмотренных договором.



 

Договор пожизненного содержания с иждивением

В соответствии с п. 1 ст. 601 ГК договор пожизненного содержания с иждивением это обязательство гражданина передать принадлежащие ему жилой дом, квартиру, земельный участок или иную недвижимость в собственность плательщика ренты, который обязуется осуществлять пожизненное содержание с иждивением гражданина и (или) указанного им третьего лица (лиц).

По существу, это единственный вид договора ренты, который находит широкое практическое применение. В отличие от других видов ренты пожизненное содер­жание имеет своим предметом только недвижимое имущество (жилой дом, квартиру, земельный участок и т.д.). Содержание с иждивением может включать обеспечение потребнос­ти в жилище, питании и одежде, а если этого требует состояние здо­ровья гражданина, также и уход за ним. Договором пожизненного содержания с иждивением может быть также предусмотрена оплата плательщиком ренты ритуальных услуг (п. 1 ст. 602 ГК РФ).

Перечень обязанностей получателя ренты является примерным и может уточняться в договоре как в сторону расширения перечня установленных законом обязанностей плательщика ренты, так и его сужения. Например, предусмотренная законом обязанность обеспе­чения потребности в жилище может включать не только предостав­ление права дальнейшего проживания в переданной плательщику в собственность квартире или жилом доме, но и предоставление в пожизненное пользование другого жилого помещения, указанного в договоре.

Общий объем содержания с иждивением должен быть определен в договоре в стоимостном выражении. При этом общая стоимость содержания в месяц не может быть менее двух минимальных разме­ров оплаты труда, установленных законом (ч. 2 ст. 602 ГК РФ). Очевидно, что данная норма закона предусмотрена исходя из того, что меньший объем содержания не обеспечивает целей договора и превращает его либо в притворную сделку (например, прикрываю­щую договор дарения), либо в кабальный для получателя. Сумма пожизненного содержания должна увеличиваться пропорциональ­но увеличению установленного законом минимального размера оп­латы труда.

Ст. 605 ГК РФ предусматривает усиленную защиту прав по­лучателя ренты в случае существенного нарушения ее плательщиком своих обязанностей по предоставлению пожизненного содержания. Среди мер, которые получатель ренты вправе применить в таких случаях, следует указать на расторжение договора путем предъявле­ния требования о возврате недвижимого имущества, переданного в обеспечение пожизненного содержания. Такое требование может быть предъявлено независимо от того, на каких условиях (за плату или бесплатно) она передавалась плательщику.

Отношения сторон по договору пожизненного содержания с иж­дивением имеют  доверительный характер, поэтому правомочия пла­тельщика ренты как собственника по распоряжению переданным по договору ренты имуществом ограничены. Так, отчуждать, сдавать в залог или иным способом обременять недвижимое имущество, переданное ему в обеспечение пожизненного содержания, он вправе только с предварительного согласия получателя ренты (ч. 1 ст. 604 ГК РФ). Наличие такого правила обусловлено также и тем, что получатель ренты, как правило, продолжает пользоваться ранее принадлежавшим ему помещением. С этим связана и обязанность плательщика по поддержанию переданного по договору объекта недви­жимости в таком состоянии, чтобы не снижалась его стоимость, поскольку не исключена возможность возврата имущества по требо­ванию получателя ренты.

Договор пожизненного содержания с иждивением может прекращаться по основаниям, предусмотренным общими правилами о пре­кращении обязательств. Так, поскольку обязательство имеет личный характер, то оно прекращается со смертью получателя ренты. Оно может быть также прекращено по соглашению сторон, в результате новации и т.д.

Кроме того, возможно прекращение договора в связи с существенным нарушением плательщиком ренты своих обязанностей. В таких случаях получатель ренты вправе потребовать либо выплаты выкупной цены, либо возврата переданного в обеспечение ренты недвижимого имущества. При выборе последнего варианта, независимо от того, за плату или безвозмездно имущество было передано плательщику, возврату подлежит все имущество без зачета произведенных расходов, связанных с содержанием получателя ренты.



 

Понятие, содержание и форма договора дарения

Исходя из ст. 572 ГК договором дарения признается договор, по которому одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать определенное имущество другой стороне (одаряемому) либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности.

В отличие от ранее действовавшего законодательства, регламен­тировавшего договор дарения только в качестве реального, новый ГК допускает возможность существования консенсуальных догово­ров дарения. Речь, в частности, идет о договорах дарения, содержа­щих обещание дарения в будущем (п. 2 ст. 572 ГК РФ). Таким обра­зом, обещанию безвозмездно отдать часть своего имущества другому лицу придается юридически обязательный характер. Однако для того чтобы такое обещание приобрело обязательную силу, оно долж­но быть облечено в письменную форму. Несоблюдение письменной формы делает этот договор ничтожным (абсолютно недействитель­ным) даже для незначительных по сумме подарков. Кроме того, в консенсуальном договоре дарения должно быть ясно выражено на­мерение дарителя именно безвозмездно передать вещь или право одаряемому либо освободить его от имущественной обязанности. В таком договоре должно быть указано конкретное лицо – одаряе­мый. Наконец, сам предмет дарения должен быть обозначен путем указания на конкретную вещь, право или освобождение от обязан­ности.

Если соблюдены все перечисленные условия, консенсуальный договор дарения создает для одаряемого право требовать его испол­нения в срок, но не накладывает на него никаких обязанностей.

Характерным признаком дарения является то, что оно безвоз­мездно. Поэтому любое встречное предоставление со стороны ода­ряемого: будь то встречная передача вещи, права либо принятие одаряемым встречного обязательства, делает договор дарения недействительным (к нему применяются правила о притворной сдел­ке). Чтобы предоставление считалось встречным, оно необязательно должно быть предусмотрено тем же договором, что и первоначаль­ный дар, а может быть предметом отдельной сделки и иногда даже с другим лицом (например, в случае, когда за полученный или обещан­ный дар одаряемый исполнит обязанность дарителя перед третьими лицами). Существенным является причинная обусловленность даре­ния встречным предоставлением со стороны одаряемого. Поэтому договор дарения следует отличать от так называемого договора об оказании спонсорских услуг. В последнем случае имущество может предоставляться не безвозмездно, а в обмен на рекламу со стороны одаряемого.

Однако договор не становится возмездным, если встречное предоставление имеет символический характер, а также если одаряе­мый возмещает дарителю расходы, понесенные им в связи с дарением. В то же время неэквивалентность взаимных предоставлений по договору, даже совершенно очевидная, например добровольная переплата по договору купли-продажи, не делает этот договор без­возмездным (т.е. договором дарения).

Не может рассматриваться как дарение исполнение обязанности, вытекающей не из договора, а в связи с другими обстоятельствами, например, добровольное исполнение обязательства по возмещению вреда. В подобных случаях само исполнение является своеобразным встречным исполнением, полагающимся другой стороне.

В то же время мотивы, по которым заключается договор дарения, юридического значения не имеют.

Безвозмездность дарения обусловливает предоставление дарителю ряда прав, которые не могут принадлежать стороне, делающей возмездное предоставление. Так, в частности, даритель вправе отка­заться от исполнения договора, содержащего обещание подарить в будущем одаряемому вещь или право либо освободить одаряемого от имущественной обязанности, если после заключения договора имущественное или семейное положение либо состояние здоровья дарителя изменились настолько, что исполнение договора приведет к существенному снижению уровня его жизни (п. 1 ст. 577 ГК РФ).

Договор дарения является, по общему правилу, односторонне обязывающим (у дарителя – обязанность безвозмездно передать вещь, у одаряемого – право принять вещь либо отказаться от ее принятия).

Вместе с тем возможно заключение договора дарения, в котором у одаряемого возникают встречные обязательства, но которое, однако, не может рассматриваться в качестве встречного предоставле­ния. Например, дарение с обязательством использования дара в общеполезных целях является двусторонне обязывающим.

На практике нередки случаи, когда граждане дарят имущество друг другу на случай смерти.
В п. 3 ст. 572 ГК РФ особо подчеркива­ется, что такого рода договоры ничтожны, т.е. абсолютно недействи­тельны. К ним применяются правила наследования. Это значит, что при отсутствии надлежащим образом удостоверенного завещания подаренное таким образом имущество поступает в общую наследст­венную массу и распределяется между наследниками по закону. Если дарение осуществляется с целью лишить наследников их закон­ного права на обязательную долю, такой договор, как всякая при­творная сделка (ст. 170 ГК РФ), ничтожен.

Предметом договора дарения являются прежде всего вещи, на которые распространяется общий режим оборотоспособности. Это значит, что вещи, изъятые из оборота, не могут быть предметом дарения, а вещи, ограниченные в оборотоспособности, могут быть переданы одаряемому с соблюдением необходимых формальностей.

В частности, если для владения вещью необходимо разрешение, то одаряемый должен получить его.

Предметом договора дарения могут быть и права. В этом случае должны учитываться правила, регулирующие уступку права требо­вания одного кредитора другому. В частности, предметом дарения не могут быть права, связанные с личностью кредитора (требования о выплате алиментов и возмещении вреда). Согласия должника на уступку права, по общему правилу, не требуется, однако договором или законом может быть предусмотрено иное. В этом случае договор дарения, заключенный без согласия должника, может быть признан недействительным.

Освобождение от имущественной обязанности перед собой (про­щение долга) или перед третьими лицами (долг одаряемого перед кредитором даритель переводит на себя) также признается разно­видностью договора дарения. Последний случай рассматривается как разновидность перевода долга, поэтому даритель обязан полу­чить на это согласие кредитора.

Предмет дарения, находящийся в общей совместной собствен­ности дарителя и других лиц, может быть подарен только с соблюде­нием правил о распоряжении такой собственностью (п. 2
ст. 576 ГК РФ). Нарушение этих правил может повлечь признание договора дарения недействительным. Что же касается имущества, находяще­гося в общей долевой собственности, то собственник доли может распоряжаться ею по своему усмотрению, не спрашивая согласия других сособственников.

В договоре дарения, содержащем обещание подарить вещь в будущем, предмет должен быть определен путем указания на кон­кретную вещь, право или освобождение от обязанности. В против­ном случае такой договор признается недействительным.

Стороны договора дарения – даритель и одаряемый. По общему правилу даритель должен быть собственником вещи. Исключение составляют юридические лица, владеющие имуществом на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, или, другими словами, унитарные государственные и муниципальные предпри­ятия, казенные предприятия и учреждения. Они также могут высту­пать в качестве дарителя, но только с согласия собственника (п. 1 ст. 576 ГК РФ).

Как в качестве дарителя, так и одаряемого могут выступать любые субъекты гражданского права, однако государство в целом, государственные и муниципальные образования могут выступать в качестве одаряемого только в такой разновидности договора дарения, как договор пожертвования. Это обусловлено тем, что указан­ные субъекты действуют в общих целях.

В отношении физических лиц действуют общие правила о дееспо­собности лиц, участвующих в договоре. Форма договора дарения зависит от его субъектов, предмета, цены и от того, является ли договор реальным или консенсуальным. Так, реальный договор да­рения, в котором движимая вещь передается одаряемому в момент заключения договора, может заключаться в устной форме.

Передача дара осуществляется посредством его вручения, симво­лической передачи (вручение ключей и т.п.) либо вручения правоустанавливающих документов.

Договор дарения движимого имущества должен быть совершен в письменной форме в случаях, когда: дарителем является юридичес­кое лицо и стоимость дара превышает пять установленных законом минимальных размеров оплаты труда; договор содержит обещание дарения в будущем. Несоблюдение в этих случаях письменной формы договора дарения влечет его недействительность. Договор дарения недвижимости должен заключаться в письменной форме с соблюдением государственной регистрации. В связи с принятием Федерального закона «О государственной регистрации прав на не­движимое имущество и сделок с ним» отменено нотариальное удос­товерение договоров дарения, предметом которых является недви­жимое имущество.

ГК РФ запрещает дарение в отношениях между коммерческими организациями. Полагаем, это объясняется тем, что, поскольку ос­новной целью коммерческих организаций является извлечение при­были, безвозмездные отношения между такими организациями про­тиворечат здравому смыслу и, по существу, могут быть направлены только на уклонение от налогообложения. Кроме того, запрещается дарение в случаях, когда существует предполагаемая зависимость дарителя от одаряемого. Так, в соответствии со ст. 575 ГК РФ не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда: 1) от имени малолетних и граждан, признан­ных недееспособными, их законными представителями; 2) работни­кам лечебных, воспитательных учреждений, учреждений социаль­ной защиты и других аналогичных учреждений гражданами, находя­щимися в них на лечении, содержании или воспитании, супругами и родственниками этих граждан; 3) государственным служащим и слу­жащим органов муниципальных образований в связи с их должност­ным положением или в связи с исполнением ими служебных обязан­ностей.

Следует иметь в виду, что в данном случае речь идет о чисто гражданско-правовых отношениях и указанная норма не затрагивает ограничений, устанавливаемых другими отраслями права. Так, Федеральный закон от 31 июля 1995 г. «Об основах государственной службы Российской Федерации»1 запрещает государственным слу­жащим получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развле­чений, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением должностных обязанностей, в том числе после выхода на пенсию (пп. 1 п. 1 ст. 11).

Дарение является гражданско-правовым договором, и потому правила, регулирующие этот договор, не распространяются на раз­личного рода безвозмездные предоставления публично-правового характера (награды, премии и т.д.) либо вытекающие из трудовых или социально обеспечительных отношений (пособия, материальная помощь и т.д.). Также не рассматривается в качестве договора даре­ния освобождение одаряемого от имущественной обязанности (например, уплаты налогов).

Закон дает возможность отменить уже исполненный договор. Так, в соответствии со ст. 578 ГК РФ: 1) даритель вправе отменить дарение, если одаряемый совершил покушение на его жизнь, жизнь кого-либо из членов его семьи или близких родственников либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения; 2) даритель вправе потребовать в судебном порядке отмены дарения, если обра­щение одаряемого с подаренной вещью, представляющей для дари­теля большую неимущественную ценность, создает угрозу ее безвоз­вратной утраты; 3) по требованию заинтересованного лица суд может отменить дарение, совершенное индивидуальным предпри­нимателем или юридическим лицом в нарушение положений закона о несостоятельности (банкротстве) за счет средств, связанных с его предпринимательской деятельностью, в течение шести месяцев, предшествовавших объявлению такого лица несостоятельным (банкротом).

Вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу одаряемого гражданина вследствие недостатков проданной вещи, подлежит воз­мещению в соответствии с общими правилами о возмещении вреда, если доказано, что эти недостатки возникли до передачи вещей одаряемому, не относятся к числу явных и даритель, хотя и знал о них, не предупредил о них одаряемого.



 

Пожертвования

Дарение следует отличать от такой его разновидности, как пожер­твование. Пожертвование дарение, совершаемое в общих интересах неопределенного круга лиц, преследующее общеполезные цели (ст. 582 ГК). Основное различие между ними заключается в том, что при пожертвовании вещь дарится не конкретному лицу, а в общеполез­ных целях. Это могут быть как цели, полезные для общества в целом, так и для более узкого круга лиц (например, лиц определенной про­фессии, определенного возраста, жителей определенной местности, членов определенной организации). Пожертвование имущества гражданину без указания цели его использования, которую можно считать общеполезной, превращает такой договор в договор обычно­го дарения. Напротив, имущество, подаренное юридическому лицу без указания цели использования, должно использоваться одаряе­мым в соответствии с назначением имущества. При этом юридичес­кое лицо, принимающее пожертвование, использование которого имеет определенное назначение, должно вести обособленный учет всех операций по использованию пожертвованного имущества.

Поскольку обязанность лица, принявшего пожертвование, ис­пользовать его в соответствии с указанным назначением не ограни­чена сроком, возможны ситуации, когда такое использование стано­вится невозможным вследствие изменившихся обстоятельств. Как следует из п. 4 ст. 582 ГК РФ, оно может быть в таких случаях использовано по другому назначению лишь с согласия жертвовате­ля, а в случае смерти гражданина-жертвователя или ликвидации юридического лица – пожертвователя – по решению суда.



 

Общие положения о договоре аренды

В § 1 гл. 34 ГК выделены общие положения об аренде, которые имеют троякое значение.

Во-первых, поскольку гражданское право предназначено, главным образом, для регулирования возмездных отношений, сущность обязательства определенной направленности в наиболее чистом виде проявляется в возмездном договоре. Поэтому институт аренды избран законодателем в качестве базового для регулирования всех обязательств, направленных на передачу имущества во временное пользование. В нем содержатся не только нормы, регламентирующие возмездные отношения по передаче имущества во временное пользование, но и унифицированные правила, обусловленные направленностью обязательства на передачу имущества во временное пользование независимо от его возмездности или безвозмездности. Эти унифицированные положения применимы не только к аренде, но и к безвозмездному пользованию.

Во-вторых, несмотря на то, что арендные отношения могут характеризоваться дополнительными особенностями, требующими законодательного закрепления, все они имеют единую основу правового регулирования, предопределенную направленностью на возмездную передачу имущества во временное пользование. Общие положения об аренде представляют собой унифицированные нормы, которые могут применяться к любым видам и разновидностям договора аренды, если иное не установлено правилами об этих договорах (ст. 625 ГК).

В-третьих, общие положения об аренде предназначены для непосредственного регулирования простейших арендных отношений, не осложненных иными нормообразующими признаками.

Признак направленности позволяет отграничить договор аренды от иных обязательств, имеющих с арендой внешнее сходство. Так, обязательство аренды, предусматривающее выкуп арендованного имущества путем перечисления определенной суммы арендных платежей, внешне схоже с договором купли-продажи с рассрочкой платежа. Однако правовая природа этих правоотношений принципиально различна. Любой договор купли-продажи, в том числе с рассрочкой платежа, направлен на передачу имущества в собственность. Порядок и условия оплаты имеют вторичное значение, они не влияют на направленность обязательства. Поэтому купля-продажа с рассрочкой платежа регламентируется нормами о купле-продаже. Согласно договору аренды, напротив, основной обязанностью собственника является передача арендатору имущества во временное владение и пользование. Наличие в арендном правоотношении элемента купли-продажи, предусматривающего выкуп имущества путем внесения арендной платы, не меняет основной правовой природы договора аренды. Условие о выкупе, т.е. о переходе права собственности на договорное имущество, начинает действовать лишь в определенный момент, когда общая сумма выплаченной арендной платы становится равной сумме выкупа. До этого момента обязательство подчиняется нормам об аренде.

В ст. 614 ГК предусмотрено, что арендная плата может устанавливаться не только в виде денежных платежей, но также и в форме установленной доли полученных в результате использования арендованного имущества продукции, плодов или доходов; предоставления арендатором определенных услуг; передачи арендатором арендодателю обусловленной договором вещи в собственность или в аренду; возложения на арендатора обусловленных договором затрат на улучшение арендованного имущества. Кроме того, стороны могут сочетать указанные формы, а также использовать иные формы оплаты аренды. Правоотношение, в котором арендная плата выплачивается в неденежной форме, является по существу смешанным договором, соединяющим арендное обязательство и обязательство той направленности, которую имеет форма выплаты арендной платы (передача имущества в собственность, выполнение работы, оказание услуги и т.д.).

Арендные отношения разнообразны. Специфика тех или иных видов аренды предопределяется различными факторами. Так, нормы § 2 гл. 34 ГК посвящены регулированию договора проката. Главным признаком, потребовавшим формирования специальной правовой базы для регулирования данного вида аренды, является фигура арендодателя. В § 3 гл. 34 ГК собраны нормы, отражающие специфику аренды транспортных средств. Неразрывная связь зданий (сооружений) с землей и особая ценность объектов недвижимости породили необходимость специфического правового регулирования аренды зданий и сооружений, оформленного законодателем в § 4 гл. 34 ГК. Нормы § 5 гл. 34 ГК отражают особенности предприятия как предмета аренды. Основной задачей законодателя при формировании правовой базы лизинга, закрепленной в § 6 гл. 34 ГК, было установление специальных правил взаимоотношений между арендатором и продавцом и между арендодателем и арендатором по поводу приобретения предмета аренды.

Общие положения об аренде, выделенные в § 1 гл. 34 ГК, в силу своего унифицированного значения применимы ко всем ее видам. Соответствующее правило закреплено в ст. 625 ГК. Вторичные особенности арендных отношений, предопределяющие формирование конкретных видов договора аренды, лишь уточняют правовое регулирование, обусловленное направленностью на возмездную передачу имущества во временное пользование.

Перечисленные обязательства выделены законодателем как виды аренды, а не как самостоятельные договорные типы, именно в силу того, что обусловливающие их вторичные нормообразующие признаки не препятствуют применению к ним большинства общих положений об аренде.



 

Понятие, предмет и содержание договора аренды

Договор аренды (имущественного найма) в ст. 606 ГК определен как обязательство, по которому арендодатель обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование. Из данного определения видно, что в арендном правоотношении направленность на передачу имущества во временное пользование уточняется признаком возмездности. Договору аренды посвящена гл. 34 ГК.

Предметом (объектом) договора аренды могут быть земельные участки и другие обособленные природные объекты, предприятия и иные имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудова­ние, транспортные средства и другие вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования (непотребляемые вещи).

Законом могут быть определены виды имущества, сдача которых в аренду не допускается или ограничивается (п. 1 ст. 607 ГК РФ). Как следует из п. 2 указанной статьи, законом могут быть также установ­лены особенности сдачи в аренду земельных участков и других обо­собленных природных объектов.

Содержание договора аренды включает в себя права и обязанности сторон.

Основная обязанность арендодателя по договору заключается в том, чтобы предоставить предусмотренное договором имущество арендатору. При этом арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества. Другими словами, это имущество долж­но быть исправным и пригодным для достижения определенной до­говором цели аренды. Сдаваемое в аренду имущество может быть конкретизировано указанием на его технические характеристики.

В соответствии с п. 2 ст. 611 ГК РФ имущество сдается в аренду вместе со всеми его принадлежностями и относящимися к нему документами (техническим паспортом, сертификатом качества и т.п.), если иное не предусмотрено договором. Например, автомобиль сдается в аренду вместе с необходимыми запасными частями (запас­ное колесо, инструменты и т.д.).

В случае, когда такие принадлежности и документы переданы не были, а без них арендатор не может пользоваться имуществом в соответствии с его назначением либо в значительной степени лиша­ется того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора, он может потребовать предоставления ему арендодателем таких принадлежностей и документов или расторжения договора, а также возмещения убытков.

Если арендодатель не предоставил арендатору сданное внаем имущество в указанный в договоре аренды срок, а в случае, когда в договоре такой срок не указан, – в разумный срок, арендатор впра­ве истребовать от него это имущество.

В свою очередь, арендатор обязан пользоваться имуществом в соответствии с условиями договора и назначением имущества. Тре­бования, предъявляемые к использованию имущества, диктуются прежде всего целевым назначением имущества. Иногда эти условия закрепляются в договоре.

Особенностью некоторых договоров аренды является необходи­мость соблюдения нанимателем технических, санитарных, пожар­ных и других правил эксплуатации определенных видов имущества.

Арендатор обязан поддерживать имущество в исправном состо­янии, производить за свой счет его текущий ремонт и нести расходы на его содержание, если иное не установлено законом или дого­вором аренды.

Пользуясь арендованным имуществом, арендатор присваивает результаты такого пользования и становится собственником полученной продукции и дохода. В процессе аренды в имущество неред­ко вносятся различные улучшения, заменяется устаревшее оборудо­вание, создаются новые производства. Отделимые улучшения, про­изведенные арендатором, являются его собственностью. Отделимые улучшения – это такие улучшения арендованного имущества, которые могут быть отделены без причинения ему повреждения. При возвра­те объекта он вправе их изъять. Под неотделимыми улучшениями понимаются улучшения, изъятие которых невозможно без ущерба для арендодателя. Неотделимые улучшения объекта аренды перехо­дят по окончании договора к арендодателю вместе с первоначаль­ным имуществом, а арендатору возмещается их стоимость. Необхо­димым условием в данном случае является предварительное согла­шение об этом с арендодателем. При отсутствии такого соглашения стоимость неотделимых улучшений арендатору не возмещается.

В процессе пользования арендованным имуществом арендатор вправе в ограниченных пределах распоряжаться им. Он может с согласия арендодателя сдавать имущество в субаренду (поднаем). При этом арендатор остается ответственным по договору перед арендодателем. Договор субаренды не может быть заключен на срок больше срока договора аренды. С окончанием договора аренды кончается и договор субаренды.

Арендатор вправе также передавать свои права и обязанности по договору другому лицу (перенаем), предоставлять арендованное имущество в безвозмездное пользование, отдавать арендные права в залог и вносить их в качестве вклада в уставный капитал хозяйствен­ных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив.

В указанных случаях, за исключением перенайма, ответственным по договору перед арендодателем остается арендатор.

По истечении срока договора арендатор, надлежащим образом исполняющий свои обязанности, имеет при прочих равных условиях преимущественное право на возобновление договора, однако он может воспользоваться своим правом только при условии письмен­ного уведомления арендодателя о желании заключить новый дого­вор аренды до истечения срока действия старого договора. Возмож­ны ситуации, когда арендодатель отказывается возобновить договор на новый срок и одновременно подписывает договор аренды с иным лицом. В этом случае арендатор имеет право потребовать в суде перевода на себя прав и обязанностей по заключенному договору аренды, а также возмещения убытков, причиненных ему в связи с отказом арендодателя в заключении договора на новый срок. Если же к этому моменту арендатор утратил интерес к возобновлению арендных отношений, он может потребовать от арендодателя только возмещения убытков.



 

Прекращение договора аренды

Прекращение договора аренды (в том числе его досрочное расторжение) производится по основаниям, пре­дусмотренным гл. 26 и 29 ГК, с учетом правил ст. 617, 619 и 620 ГК, ча­стично изменяющих общий порядок, установленный для любых видов обя­зательств (договоров).

Смена собственника арендованного имущества не влечет прекращения договора аренды, даже если его заключение было обусловлено личными ка­чествами арендатора (п. 1 ст. 617 ГК). В случае смерти арендодателя – фи­зического лица договор аренды не прекращается. Права и обязанности арен­додателя переходят к его наследникам.

В случае смерти гражданина, арендующего недвижимое имущество, его права и обязанности по договору аренды переходят к наследнику, если зако­ном или договором не предусмотрено иное (п. 2 ст. 617 ГК). Арендодатель не вправе отказать такому наследнику во вступлении в договор на оставшийся срок его действия, за исключением случая, когда заключение договора было обусловлено личными качествами арендатора.

Что же касается ликвидации юридического лица – будь то арендода­тель или арендатор – договор аренды в этом случае безоговорочно прекра­щается (ст. 419 ГК).

По требованию арендодателя договор аренды может быть досрочно рас­торгнут судом в случаях, когда арендатор:

1) пользуется имуществом с существенным нарушением условий дого­вора или назначения имущества либо с неоднократными нарушениями усло­вий договора. Понятие существенного нарушения условий договора дано в п. 2 ст. 450 ГК. Под существенным нарушением назначения имущества следует понимать такое изменение назначения, которое влечет за собой существенное нарушение условий договора в смысле п. 2 ст. 450 ГК;

2) существенно ухудшает арендованное имущество. Под существенным ухудшением арендованного имущества следует понимать такое изменение его качества, которое влечет за собой существенное нарушение условий до­говора в смысле п. 2 ст. 450 ГК;

3) более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную плату;

4) не производит капитального ремонта имущества в установленные до­говором аренды сроки, а при отсутствии их в договоре – в разумные сроки в тех случаях, когда в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором производство капитального ремонта является обязанностью арендатора. Невыполнение арендатором его обязанности производить теку­щий ремонт или нести расходы по содержанию арендованного имущества может быть основанием к досрочному расторжению договора только в слу­чае, если в результате подобного бездействия арендатора происходит суще­ственное ухудшение этого имущества.

По требованию арендатора договор аренды может быть досрочно рас­торгнут судом в случаях, когда:

1) арендодатель не предоставляет имущество в пользование арендатору либо создает препятствия пользованию имуществом в соответствии с усло­виями договора или назначением имущества;

2) переданное арендатору имущество имеет препятствующие пользова­нию им недостатки, которые не были оговорены арендодателем при заклю­чении договора, не были заранее известны арендатору и не должны были быть обнаружены арендатором во время осмотра имущества или проверки его исправности при заключении договора. Поскольку закон не требует, что­бы эти недостатки были существенными, договор аренды может быть рас­торгнут при наличии у арендованного имущества любых препятствующих пользованию недостатков;

3) арендодатель не производит являющийся его обязанностью капиталь­ный ремонт имущества в установленные договором аренды сроки, а при от­сутствии их в договоре – в разумные сроки;

4) имущество в силу обстоятельств, за которые арендатор не отвечает, оказывается в состоянии, непригодном для использования. Досрочное рас­торжение договора по этому основанию производится независимо от того, виновен в том арендодатель или нет.

Договором аренды могут быть установлены и другие основания досроч­ного расторжения договора по требованию как арендодателя, так и аренда­тора в соответствии с п. 2 ст. 450 ГК. Одновременно стороны в договоре аренды могут прямо исключить любое из оснований его досрочного растор­жения по инициативе арендодателя или арендатора. Такая возможность вы­текает из автономии их воли при определении условий договора, а также из того, что досрочное расторжение договора является их правом, а не обязан­ностью.

В любом случае договор аренды может быть досрочно расторгнут толь­ко судом по иску заинтересованной стороны договора. При этом арендода­тель вправе требовать досрочного расторжения договора лишь после на­правления арендатору письменного предупреждения о необходимости ис­полнения им обязательства в разумный срок. При подаче арендодателем ис­кового заявления о расторжении договора аренды к заявлению должны быть приложены как само предупреждение, так и доказательства его отправки арендатору. В противном случае иск арендодателя будет оставлен без рас­смотрения.

Поскольку арендатор при досрочном расторжении договора не должен отправлять арендодателю предупреждение о необходимости исполнения обязательства (ст. 620), он может предъявить иск с соблюдением досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком по правилам п. 2 ст. 452 ГК.



 

Особенности договора проката

Договор проката определен в ст. 626 ГК как обязательство, по которому арендодатель, осуществляющий сдачу имущества в аренду в качестве постоянной предпринимательской деятельности, обязуется предоставить арендатору движимое имущество за плату во временное владение и пользование. В данной норме подчеркнуто также, что имущество, предоставленное по договору проката, используется для потребительских целей, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из существа обязательства.

Договор проката, как и любой другой вид аренды, направлен на возмездную передачу имущества во временное владение и пользование. Данная направленность позволяет применять к прокату большое количество общих положений об аренде. Разместив институт проката в § 2 гл. 34 ГК, законодатель указал в ст. 625 ГК, что общие положения об аренде применяются к прокату, если иное не предусмотрено специальными правилами о нем.

Главным признаком, потребовавшим формирования специальной правовой базы для регулирования проката, является участие на стороне арендодателя лица, осуществляющего сдачу имущества в аренду в качестве постоянной предпринимательской деятельности.

Это обусловлено тем, что, во-первых, участие в обязательстве лица, профессионально специализирующегося на определенном виде деятельности (в данном случае на сдаче имущества в аренду), вносит в отношения сторон элемент фактического неравенства, так как профессионал, безусловно, экономически сильнее непрофессионала. Поскольку стороны в гражданском правоотношении должны выступать как равноправные субъекты, экономическое неравенство должно нивелироваться правовыми средствами. Согласно ГК экономическое неравенство, требующее правового противовеса, существует в любых арендных отношениях, в которых участвует арендодатель-профессионал, независимо от того, кто выступает на стороне арендатора – потребитель или предприниматель. Этот вывод следует из легального определения договора проката, содержащегося в п. 1 ст. 626 ГК, в которой сказано, что арендованное имущество может использоваться как для потребительских целей, так и для других целей, предусмотренных договором или вытекающих из существа обязательства.

Таким образом, поскольку нормы института проката направлены на устранение экономического неравенства, существующего в любых отношениях с участием арендодателя-профессионала (независимо от того, кто выступает на стороне арендатора), необходимым и достаточным квалифицирующим признаком договора проката является участие в обязательстве арендодателя-профессионала.

Решая задачу нивелирования экономического неравенства сторон в договоре проката, законодатель установил ряд соответствующих норм. Например, на арендодателя возложены дополнительные обязанности, связанные с предоставлением имущества в аренду (проверка исправности имущества в присутствии арендатора, ознакомление арендатора с правилами эксплуатации имущества). Установлены более жесткие правила относительно устранения недостатков сданного напрокат имущества (ст. 629 ГК). На арендодателя возложена императивная обязанность по проведению капитального и текущего ремонта. Арендатору предоставлено право отказаться от договора в любое время с предупреждением об этом арендодателя не менее чем за десять дней (ст. 627 ГК).

В п. 3 ст. 626 ГК сказано, что договор проката является публичным договором, который характеризуется специфическим правовым режимом заключения в связи с определенной степенью экономического неравенства его участников. Уровень экономического неравенства контрагентов, необходимый и достаточный для подчинения обязательства режиму публичного договора, определяется законодателем с учетом различных факторов. Для проката таковым является экономическое неравенство, существующее в любых отношениях с участием арендодателя-профессионала.

В ст. 426 ГК сформулированы унифицированные нормы о публичном договоре. Они применимы к любым публичным договорам, в том числе к прокату. Однако эти общие нормы ст. 426 ГК не в состоянии охватить всех особенностей арендных отношений. Поэтому в § 2 гл. 34 ГК сформулированы положения, которые отражают специфику публичного договора в контексте аренды.

Во-вторых, участие в договоре арендодателя-профессионала требует установления особых правил, которые давали бы ему возможность нормально осуществлять свою профессиональную деятельность. Этим обусловлено появление норм, императивно не допускающих применения к прокату правил о возобновлении договора аренды на неопределенный срок и о преимущественном праве арендатора на возобновление договора аренды (ст. 627 ГК), особых правил, касающихся формы и порядка уплаты арендных платежей (ст. 630 ГК), а также запрета на сдачу договорного имущества в субаренду, передачу арендатором своих прав и обязанностей другим лицам, предоставление арендованного имущества в безвозмездное пользование и т.д. (п. 2 ст. 631 ГК).

Признак экономического неравенства может быть многоступенчатым. Причем различные уровни экономического неравенства, обусловленные разными субъектными признаками, могут присутствовать в одном виде договора. Если каждый из таких уровней требует специального регулирования, оно должно быть предусмотрено в законе.

Это в полной мере относится к прокату. Как было отмечено, его нормы отражают экономически подчиненное положение любого арендатора, противостоящего арендодателю-профессионалу. В то же время если на стороне арендатора выступает потребитель-гражданин, возникает дополнительное экономическое неравенство, связанное с особенностями гражданина как физического лица. Это обусловливает необходимость специального регулирования, которое дополняет регламентацию, отражающую более общий уровень экономического неравенства.

Унифицированные нормы, направленные на устранение экономически зависимого положения потребителя-гражданина, сформулированы в Законе «О защите прав потребителей». В п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»1 сказано, что законодательство о защите прав потребителей распространяется на договоры проката.

Согласно ст. 626 ГК нормы института проката распространяются только на обязательства, возникающие в отношении движимого имущества. Соответственно, положения о прокате неприменимы к аренде зданий (сооружений), в которых на стороне арендодателя выступает лицо, осуществляющее сдачу имущества в аренду в качестве постоянной предпринимательской деятельности.



 

Особенности договора аренды транспортных средств

В ГК предусмотрены две разновидности аренды транспортных средств: аренда транспортного средства без предоставления услуг по управлению и технической эксплуатации (аренда без экипажа) и аренда транспортного средства с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации (аренда с экипажем).

Договор аренды транспортного средства без экипажа в соответствии со ст. 642 ГК представляет собой обязательство, по которому арендодатель предоставляет арендатору транспортное средство за плату во временное владение и пользование без оказания услуг по управлению им и его технической эксплуатации.

Договор аренды транспортного средства с экипажем определен в ст. 632 ГК как обязательство, по которому арендодатель предоставляет арендатору транспортное средство за плату во временное владение и пользование и оказывает своими силами услуги по управлению им и по его технической эксплуатации.

Аренда транспортных средств сформулирована в ГК как вид договора аренды. Это означает, что она, с одной стороны, характеризуется родовыми признаками аренды как типа договора и, с другой стороны, имеет отличительные качества, обусловившие специфическое правовое регулирование. В связи с этим, определяя место аренды транспортных средств в системе гражданских договоров, необходимо отметить следующее.

Во-первых, договор аренды транспортных средств, как и любой другой вид аренды, направлен на возмездную передачу имущества во временное владение и пользование. Данная направленность позволяет применять к нему большое количество общих положений об аренде. Разместив институт аренды транспортных средств в § 3 гл. 34 ГК, законодатель указал в ст. 625 ГК, что общие положения об аренде применяются к аренде транспортных средств, если иное не предусмотрено специальными правилами о ней.

Во-вторых, квалифицирующим признаком аренды транспортных средств, отличающим ее от других видов аренды, является специфика транспортного средства как предмета договора. Этот признак имеет нормообразующее значение: он служит основой для выработки и применения к обеим разновидностям аренды транспортных средств унифицированных правовых норм.

Нормообразующее значение специфики транспортного средства реализовано в ГК следующим образом. Ввиду того, что данная специфика в наиболее чистом виде проявляется в таком договоре аренды транспортного средства, который не осложнен оказанием услуг по управлению и эксплуатации, аренда транспортного средства без экипажа является родовым институтом аренды транспортных средств. Нормативная база именно данного договора отражает особенности аренды транспортных средств как таковой. Правила, обусловленные наличием услуг по управлению и эксплуатации, лишь уточняют правовое регулирование, предопределенное спецификой транспортного средства. Причем на некоторые элементы правового регулирования, обусловленные этой спецификой, фактор оказания услуг не влияет. Нормы, содержащие данные элементы, являются унифицированными. Хотя такие правила не выделены в качестве общих положений об аренде транспортных средств, нетрудно заметить, что они имеются в обоих разделах, регламентирующих указанные разновидности аренды. Так, оба вида договора аренды транспортных средств являются реальными (ст. 632 и 642 ГК). Для них установлена письменная форма (ст. 633 и 643 ГК). Согласно ст. 632 и 642 ГК к договорам аренды транспортных средств не применяются правила о возобновлении договора на неопределенный срок и о преимущественном праве арендатора на заклю­чение договора на новый срок. В отличие от общих норм об аренде, предусматривающих диспозитивное право арендатора с согласия арендодателя сдавать имущество в субаренду, арендатор транспортного средства, по общему правилу, вправе сдавать его в субаренду без согласия арендодателя (ст. 638, 647 ГК).

Специфика транспортного средства, предопределившая необходимость особой правовой регламентации, проявляется в том, что оно представляет собой сложное техническое устройство и является источником повышенной опасности.

В-третьих, в том случае, когда арендодатель наряду с предоставлением в аренду транспортного средства оказывает арендатору услуги по управлению и технической эксплуатации, в договор аренды транспортного средства вплетается обязательство, направленное на оказание услуг, что, однако, нельзя рассматривать как простое сложение указанных обязательств. Если бы это было так, то для регулирования подобных сложных отношений было бы достаточно суммарного применения норм, регламентирующих аренду транспортного средства без экипажа и оказание услуг, по правилам о смешанном договоре (п. 3 ст. 421 ГК). Такое вплетение вносит качественное своеобразие непосредственно в арендные отношения. Именно это обстоятельство продиктовало необходимость формирования специальной разновидности договора аренды транспортного средства.

Таким образом, правовая база договора аренды транспортного средства с экипажем состоит,
с одной стороны, из унифицированных норм, обусловленных спецификой транспортного средства, на которые не влияет наличие или отсутствие услуг по управлению и технической эксплуатации, и, с другой стороны, из правил, отражающих то влияние, которое оказывают услуги по управлению и технической эксплуатации транспортного средства на арендные отношения. Особенности правового регулирования аренды транспортного средства с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации выражаются, в частности, в возложении на арендодателя дополнительного обременения по поддержанию надлежащего состояния транспортного средства
(ст. 634 ГК) и по страхованию (ст. 637 ГК), а также в специальных правилах ответственности за вред, причиненный транспортному средству или транспортным средством (ст. 639, 640 ГК).

В дополнение можно отметить следующее. В основе разграничения обязательств перевозки и аренды транспортного средства с экипажем лежит признак направленности. Аренда направлена на передачу имущества во временное пользование, а перевозка – на оказание услуг по перемещению груза, пассажира или багажа при помощи транспортного средства. Если правоотношение направлено на возмездную передачу имущества во временное пользование, то оно характеризуется признаками, требующими применения к нему арендных правил, какие бы дополнительные обязательства ни вплетались в него. Поэтому отношения по возмездной передаче транспортного средства во временное пользование являются, в первую очередь, арендными. Другое дело, что они могут дополняться обязательством иной направленности. В договоре аренды транспортного средства с экипажем они дополняются обязательством, направленным на оказание услуг по управлению и техническому обслуживанию.



 

Предмет и форма договора аренды зданий или сооружений

Исходя из п. 1 ст. 650 ГК договором аренды здания или сооружения является договор, по которому арендодатель обязуется передать во временное владение и пользование или во временное пользование арендатору здание или сооружение.

По данному договору предусматривается передача как самого здания или сооружения, так и прав на ту часть земельного участка, которая занята этой недвижимостью и необходима для ее использо­вания. Это объясняется тем, что невозможно использовать здание или сооружение без права пользования земельным участком, который под ним находится и непосредственно примыкает к нему. Право арендатора на земельный участок зависит от того, какое именно право на него имеет арендодатель (собственности, аренды и т.д.).

Условия пользования земельным участком должны быть изложе­ны в договоре. Однако их отсутствие не влечет недействительность договора. В таком случае к арендатору переходит право пользования той частью земельного участка, которая занята этим объектом и необходима для его использования по назначению. Арендатор может получить право на земельный участок, занятый зданием или сооружением, а не на весь занимаемый арендодателем земельный участок.

В законодательстве четко определена форма договора аренды здания или сооружения: он должен быть заключен в простой пись­менной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами. Таким образом, стороны не могут предусмотреть в дого­воре иную форму его оформления, например, путем обмена письма­ми, документами, устную форму и т.д. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора. Кроме того, если дого­вор заключается на срок не менее одного года, то он подлежит государственной регистрации. Договор на срок менее года не требу­ет государственной регистрации, и, таким образом, этот случай яв­ляется исключением из общего правила о регистрации сделок с недвижимостью.

Срок договора аренды здания или сооружения законодательст­вом не установлен. Следовательно, стороны вправе по своему усмот­рению определить его (краткосрочный или долгосрочный договор).

Существенными условиями договора аренды здания или соору­жения являются условия о предмете и цене аренды (арендная плата).

Предмет договора (объект аренды) – здания и сооружения. Здания делятся на жилые и нежилые. К нежилым относятся здания, используемые для лечебных, административных, учебных, научно-просветительских, складских и т.п. целей. Жилыми зданиями яв­ляются те, которые используются для жилья. К сооружениям от­носятся инженерные сооружения, мосты, оранжереи, колодцы, ко­тельные и т.д.

Если в договоре не согласованы условия предмета и арендной платы, такой договор считается незаключенным. По отношению к данному договору не применяется общее правило о том, что если цена не указана в договоре, то она определяется по цене, устанавли­ваемой при сравнимых обстоятельствах и обычно взимаемой за ана­логичные товары, работы и услуги. Плата за пользование зданием (сооружением) должна включать плату за пользование земельным участком, на котором оно расположено, или частью участка, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 654 ГК РФ).

Обычно арендная плата устанавливается за единицу площади арендованного здания (сооружения) – 1 кв. м. Однако в договоре стороны могут предусмотреть и другое. Например, при аренде па­мятников истории, культуры, архитектуры такими показателями может быть площадь здания в целом, а при аренде художественных мастерских ставку арендной платы рассчитывают исходя из 1 куб. м, и т.д. Если аренда здания имеет долгосрочный характер, целесооб­разно использовать годовую ставку.

Размер арендной платы зависит от следующих показателей:

а) места расположения здания (центр или окраина);

б) технического состояния объекта (степень износа, строитель­ный материал);

в) назначения помещения (биржевая, банковская, правоохрани­тельная, научная деятельность, игорный бизнес, социальная защита малоимущих граждан и т.д.);

г) принадлежности здания к памятникам истории, культуры, ар­хитектуры;

д) степени обустройства (лифт и т.п.);

е) пригодности здания к коммерческой эксплуатации;

ж) вида помещения (основное или вспомогательное, подвал);

з) фактической площади здания.

Приведенный перечень не является исчерпывающим. ГК РФ (ст. 655) закрепляет особый порядок передачи арендатору и возвращения им здания (сооружения). Передача здания осущест­вляется по передаточному акту или иному документу о передаче, который подписывают обе стороны. Обязательство арендодателя передать здание (сооружение) арендатору считается исполненным после предоставления его арендатору в пользование или владение и подписания сторонами соответствующего документа о передаче, если иное не предусмотрено законом или договором. Уклонение одной из сторон от подписания документа о передаче здания (соору­жения) на условиях, предусмотренных договором, рассматривается как отход от исполнения взаимных обязанностей: арендатора – от принятия имущества, а арендодателя – от передачи имущества. В случае, если обе стороны отказываются от подписания передаточно­го акта, это следует рассматривать как расторжение договора по соглашению сторон.



 

Особенности договора аренды предприятий

Договор аренды предприятия в соответствии с п. 1 ст. 656 ГК является договор, где арендодатель обязуется предоставить арендатору за плату во временное владение и пользование предприятие в целом как имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности.

По данному договору передаются также права пользования землей, водой и другими природными ресурсами, зданиями, сооружениями и оборудованием, иные имущественные права арендодателя, связанные с пред­приятием. Передача прав владения и пользования находящимся в собственности других лиц имуществом, в том числе землей и другими природными ресурсами, производится в порядке, предусмотренном законом и иными правовыми актами. Арендатору передаются и права на обозначения, индивидуализирующие деятельность пред­приятия (товарный знак, фирменное наименование, знак обслуживания и т.п.), другие исключительные права. Арендодатель может уступить арендатору право требования и перевести на него долги, относящиеся к предприятию.

Однако не подлежат передаче арендатору права арендодателя, полученные им на основании разрешения (лицензии) на занятие соответствующей деятельностью, если иное не предусмотрено зако­ном или иными правовыми актами. Если же арендодатель включит и состав предприятия обязательства, исполнить которые арендатор не сможет из-за отсутствия у него такого разрешения (лицензии), то арендодатель не освобождается от соответствующих обязательств перед кредиторами (арендаторами).

Что касается формы договора аренды предприятия, то согласно ст. 658 ГК РФ он заключается только в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами. Несоблю­дение этой формы влечет недействительность договора, он считается ничтожным, его исполнение не допускается. Отсюда следует, что положение о форме договора аренды предприятия является императивной нормой и стороны по своему усмотрению не могут предусмотреть иную его форму. Кроме того, предприятие как имущественный комплекс является недвижимостью, а потому договор аренды предприятия подлежит государственной регистрации. Это следует из общего правила, касающегося сделок с недвижимостью и предусмотренного ст. 131 ГК РФ.

Цена аренды предприятия устанавливается по соглашению сто­рон и фиксируется в договоре. В нем необходимо определить не только размер арендной платы, но и периодичность внесения аренд­ных платежей.

До передачи предприятия в аренду арендодатель должен пись­менно уведомить об этом кредиторов по обязательствам, включен­ным в состав предприятия. Предприятие подлежит передаче арен­датору по передаточному акту (ст. 659 ГК РФ). Подготовка предпри­ятия к передаче, включая составление и представление к подписа­нию передаточного акта, является обязанностью арендодателя и осуществляется за его счет, если иное не предусмотрено договором. Для составления передаточного акта необходимо провести инвента­ризацию и составить баланс.

Порядок проведения инвентаризации регулируется «Методичес­кими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обя­зательств»1. По итогам инвентаризации составляется передаточный акт, в котором указываются объекты, передаваемые в аренду и вхо­дящие в состав предприятия, записывается их балансовая стоимость, процент износа, остаточная стоимость и т.д.

При прекращении договора предприятие должно быть возвраще­но арендодателю также по передаточному акту. В этом случае под­готовка предприятия к передаче осуществляется арендатором и за его счет. Необходимо также провести инвентаризацию материаль­ных ценностей предприятия и составить баланс.

По договору аренды предприятия арендатор наделяется широки­ми правами по распоряжению имуществом. Так, согласно ст. 660 ГК РФ он вправе без согласия арендодателя продавать, обменивать, предоставлять во временное пользование либо взаймы материаль­ные ценности, входящие в состав имущества арендованного пред­приятия, сдавать их в субаренду и передавать свои права и обязан­ности по договору в отношении таких ценностей другому лицу. Однако это не должно повлечь уменьшения стоимости предприятия и не должно нарушать другие положения договора аренды. Этот по­рядок не применяется в отношении земли и других природных ресурсов, а также в иных случаях, предусмотренных законом.

К правам арендатора относится также право вносить изменения в состав арендованного предприятия, проводить его реконструкцию, расширение, техническое перевооружение, увеличивающее его сто­имость, если иное не предусмотрено договором. В соответствии со ст. 662 ГК РФ арендатор имеет право и на возмещение ему стоимости неотделимых улучшений арендованного имущества, независимо от разрешения арендодателя на такие улучшения.

Однако суд может освободить арендодателя от обязанности воз­мещения стоимости улучшений, если арендодатель докажет, что издержки арендатора на эти улучшения повышают стоимость арен­дованного имущества несоразмерно улучшению его качества и (или) эксплуатационных свойств либо при этом были нарушены принципы добросовестности или разумности. Это правило направлено прежде всего на то, чтобы прежде чем осуществлять рекон­струкцию, улучшать имущество, арендатор оценил целесообраз­ность этих улучшений. Так, если, например, на произведенные арендатором улучшения были потрачены большие средства, а ка­чество имущества улучшилось незначительно, суд может освобо­дить арендодателя от обязанности возмещать арендатору стоимость улучшений.

Все расходы, связанные с эксплуатацией предприятия, а также уплата платежей по страхованию арендованного имущества возлага­ются на арендатора. Однако договором может быть установлено иное, т.е. арендодатель может взять на себя. эти расходы. Поддерживать предприятие в надлежащем техническом состоянии в течение всего срока действия договора, включая текущий и капитальный ремонт, также обязан арендатор (ст. 661 ГК РФ). Эта норма имеет императивный характер – она не может быть изменена по соглаше­нию сторон.

При передаче предприятия в аренду права и обязанности арен­додателя по отношению к работникам предприятия переходят к арендатору в том же порядке, что и при реорганизации предприятия. Данные правоотношения регулируются не ГК, а законодательством о труде.

Установленные ГК РФ правила о последствиях недействитель­ности сделок, об изменении и о расторжении договора, предусматривающие возврат или взыскание в натуре полученного по договору с одной стороны или с обеих сторон, применяются и к договору аренды предприятия (ст. 663 ГК РФ). По общему правилу, изложен­ному в п. 2 ст. 167 ГК РФ, при признании сделки недействительной каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре – возместить его стоимость в деньгах. Однако данные положения при­меняются к договору аренды предприятия, если такие последствия не нарушают существенно права и интересы кредиторов арендода­теля и арендатора, других лиц и не противоречат общественным интересам.

Одностороннее изменение условий договора не допускается. Ос­нования досрочного его расторжения перечислены в общих положе­ниях ГК РФ об аренде (ст. 618 – 620) и распространяются на все виды арендных сделок. В договоре стороны могут предусмотреть допол­нительные основания досрочного расторжения договора аренды предприятия, а также имущественную ответственность и штрафные санкции в отношении виновной стороны за неисполнение или ненад­лежащее исполнение условий договора.



 

Понятие и содержание договора лизинга

В соответствии со ст. 665 ГК договором финансовой аренды (лизинга) признается договор, где арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность указанное арендатором (лизингополучателем) имущество (предмет лизинга) у определенного им же продавца и предоставить этот предмет лизингополучателю за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Лизингодателем является физическое или юридическое лицо, которое за счет привлеченных или собственных денежных средств приобретает в собственность определенное имущество (предмет лизинга) и предоставляет его по договору лизинга во временное владение и пользование лизингополучателя (п. 1 ст. 4 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»).

Лизингополучатель – это физическое или юридическое лицо, которое получает имущество (предмет лизинга) во временное владение и пользование на основании договора лизинга.

Продавцом (поставщиком) выступает физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с договором купли-продажи (поставки) с лизингодателем продает последнему предмет лизинга.

Предметом договора лизинга могут быть любые непотребляемые вещи, в том числе предприятия и др. имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другое недвижимое и движимое имущество, которое может использоваться для предпринимательской деятельности.

Форма договора лизинга установлена п. 1 ст. 15 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)». Договор лизинга независимо от его срока должен быть заключен в письменной форме.

К существенным условиям договора лизинга относится:

1) предмет договора лизинга;

2) срок договора (срок его действия);

3) цена договора (размер и состав лизинговых платежей);

4) порядок балансового учета предмета договора лизинга.

Договор лизинга является разновидностью договора аренды, которому присущи специфические признаки. На основе Конвенции УНИДРУА (Оттава) о международном финансовом лизинге 1988 г. (далее – Конвенция о лизинге или просто Конвенция), ГК и Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» (далее – Закон о лизинге) можно выделить следующие признаки договора лизинга:

1) наличие у лизингодателя цели финансирования (инвестирования), т.е. заключение договора лизинга с целью вложения денежных средств в имущество, которое затем будет сдано в лизинг,
а лизинговые платежи по сути выступят превращенной формой дохода на вложенный капитал. Очевидно, что имущество в его натурально-вещественной форме не нужно лизингодателю и приобретается последним исключительно с целью извлечения из него дохода. При этом интересы лизингодателя как кредитора обеспечиваются наличием у него в собственности имущества, на которое при неисполнении лизингополучателем обязательства не нужно даже обращать взыскание. Достаточно потребовать возврата имущества. Таким образом, наряду с финансовой договор лизинга выполняет еще и обеспечительную функцию;

2) приобретение лизингодателем имущества, передаваемого в лизинг, после заключения договора, причем, как правило, по выбору лизингополучателя и у указанного последним продавца.
В этом случае лизингодатель не несет ответственности за выбор предмета договора и продавца. Правда, договором лизинга может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется лизингодателем. Однако даже если это положение и внесено в договор, останется такой признак лизинга, как приобретение лизингодателем имущества после заключения договора и в целях его исполнения;

3) использование лизингополучателем переданного в лизинг имущества для предпринимательских целей. Такие цели должны преследовать обе стороны договора лизинга;

4) предоставление имущества по договору лизинга одновременно и во владение, и в пользование лизингополучателя. Предоставление имущества просто в пользование лишено смысла, поскольку лизингодатель не нуждается в сохранении владения предметом лизинга. Цель лизингодателя – получить прибыль за счет сдачи имущества в лизинг. Владение предметом лизинга в этом смысле может ему даже помешать, поскольку в ряде случаев предполагает несение определенных расходов;

5) передача имущества на определенный срок, близкий к сроку полной амортизации предмета лизинга. Возможность заключения договора лизинга на неопределенный срок (или без указания срока) исключена законом. Это неслучайно, поскольку лизинговая деятельность предполагает точный расчет размера лизинговых платежей в зависимости от срока договора. Следовательно, этот срок должен быть известен уже при заключении договора. В противном случае исчезнут четкие критерии определения ликвидности и платежеспособности лизинговой компании, а ведь ей разрешено привлекать средства третьих лиц (сторонних инвесторов);

6) возможность выкупить предмет лизинга в собственность лизингополучателя путем уплаты лизинговых платежей, если это предусмотрено договором (ст. 1 и 19 Закона о лизинге).

Право выкупа арендованного имущества может быть предусмотрено в любом договоре аренды (ст. 624 ГК). Однако для выкупа необходимо внести специальный выкупной платеж, предусмотренный договором (в данном случае смешанным) или дополнительным соглашением к нему. В качестве такого платежа никогда не может быть засчитана арендная плата.

Иначе обстоит дело с договором лизинга, где лизинговые платежи могут быть одновременно и выкупными. Естественно, возможность выкупа предмета лизинга, в том числе путем уплаты только лизинговых платежей, должна быть прямо предусмотрена в договоре. Ни Конвенция, ни ГК не рассматривают право выкупа как неотъемлемый признак каждого договора лизинга.

Все это позволяет трактовать договор лизинга как двустороннюю (а не многостороннюю) сделку (договор арендного вида), неразрывно связанную с договором купли-продажи лизингового имущества. Лизингодатель по договору лизинга возлагает исполнение части своих обязанностей на продавца по договору купли-продажи (п. 1 ст. 313 ГК), причем имеет место особый случай перепоручения исполнения, при котором перед кредитором (лизингополучателем) в силу прямого указания закона становится ответственным только исполнитель (продавец). В свою очередь, договор купли-продажи предстает перед нами как договор в пользу третьего лица – лизингополучателя (ст. 430 ГК).

Содержание договора лизинга отличается от содержания обычного договора аренды с точки зрения прежде всего обязанностей лизингодателя.

Лизингодатель обязан:

1) приобрести в свою собственность избранное лизингополучателем имущество у указанного им же продавца на основании договора купли-продажи.

Лизингодатель, приобретая имущество для лизингополучателя, должен уведомить продавца о том, что имущество предназначено для передачи его в лизинг определенному лицу (ст. 667 ГК),
и соответственно назвать это лицо.

Договором может быть предусмотрено, что выбор имущества и его продавца производятся лизингодателем. В этом случае он также заключает договор купли-продажи. Договор купли-продажи относится к числу обязательных (п. 2 ст. 15 Закона о лизинге). Лизинговая операция без его заключения осуществлена быть не может;

2) обеспечить передачу предмета лизинга лизингополучателю в состоянии, соответствующем условиям договора и назначению имущества. Если иное не предусмотрено договором лизинга, имущество, являющееся предметом этого договора, передается продавцом непосредственно лизингополучателю в месте нахождения последнего (п. 1 ст. 668 ГК). Продавец осуществляет такую передачу в соответствии с заключенным им договором купли-продажи, что превращает последний в договор в пользу третьего лица – лизингополучателя, который имеет право потребовать от продавца исполнения возложенных на него обязанностей. Впрочем, лизинговый договор может предусматривать правило о том, что вещь в лизинг будет передавать не продавец, а лизингодатель. Тогда договор купли-продажи будет обычным.

Что же касается остальных обязанностей лизингодателя, то они сохраняются в неизменном виде.

Поскольку лизингодатель, по общему правилу, сам имущество в лизинг не предоставляет, не выбирает, кто будет продавцом и какое имущество должно быть приобретено, его ответственность по договору лизинга является менее строгой, чем в рамках обычного договора аренды. Если иное не предусмотрено договором финансовой аренды, лизингодатель не несет ответственности перед лизингополучателем за выполнение продавцом требований, вытекающих из договора купли-продажи, кроме случаев, когда ответственность за выбор продавца лежит на лизингодателе. В частности, лизингодатель, по общему правилу, не отвечает за недостатки переданного в лизинг имущества. Однако если выбор продавца был произведен лизингодателем, лизингополучатель вправе по своему выбору предъявить требования, вытекающие из договора купли-продажи, как непосредственно продавцу имущества, так и лизингодателю, которые несут солидарную ответственность (п. 2 ст. 670 ГК).

Все обычные обязанности арендатора сохраняются и по договору лизинга, хотя иногда и в измененном виде. Так, особенность исполнения обязанности лизингополучателя уплачивать лизинговые платежи (п. 5 ст. 15 Закона о лизинге) состоит в их сложной структуре: они включают в себя одновременно и возмещение затрат лизингодателя, и его вознаграждение. Далее, если за несвоевременный возврат предмета лизинга установлена неустойка, то убытки могут быть взысканы с лизингополучателя в полной сумме сверх неустойки, если иное не предусмотрено договором лизинга (п. 6 ст. 17 Закона о лизинге). Эта неустойка по общему правилу является штрафной (кумулятивной).

Закон о лизинге добавляет к обычным обязанностям арендатора обязанность лизингополучателя принять предмет лизинга (п. 5 ст. 15 Закона о лизинге). Между тем эта обязанность лизингополучателя логически вытекает из обязанности лизингодателя передать предмет лизинга и, по сути, означает, что первый как кредитор должен принять предложенное ему вторым исполнение. Особого смысла в выделении этой обязанности нет.

Важной обязанностью лизингополучателя является беспрепятственный допуск лизингодателя к предмету лизинга и финансовой информации с целью осуществления им инспектирования и контроля (ст. 37 и 38 Закона о лизинге). Лизингодатель соответственно имеет право инспектирования и контроля за соблюдением условий договора лизинга и сопутствующих договоров с правом доступа к финансовым документам, назначения аудиторских проверок, затребования информации и т.п. Лизингополучатель должен создавать все условия, необходимые для осуществления данного права. Цели и порядок осуществления инспектирования и контроля должны быть оговорены в договоре лизинга и сопутствующих договорах.

Договор лизинга может предусматривать обязанность лизингополучателя приобрести предмет лизинга в свою собственность на основании договора купли-продажи. В этом случае лизингодатель имеет право требовать выкупа предмета лизинга. Разумеется, приобретение предмета лизинга в собственность может быть и правом лизингополучателя. Тогда уже продать предмет лизинга должен будет лизингодатель. Условия будущей продажи могут устанавливаться по соглашению сторон.

В дополнение к этим обязанностям на лизингополучателя возлагается риск случайной гибели или порчи арендованного имущества (ст. 669 ГК и п. 1 ст. 22 Закона о лизинге). Этот риск переходит на лизингополучателя в момент передачи ему предмета лизинга, если иное не предусмотрено договором. Таким образом, в период действия договора лизинга лизингодатель, являясь собственником лизингового имущества, риска его случайной гибели или порчи не несет, что еще более повышает обеспеченность сделанных им вложений. Это очень важное отличие лизинга от обычной аренды, при которой риск всегда несет арендодатель. Впрочем, указанное правило о риске может быть изменено договором лизинга, и тогда лизингополучатель может принять на себя риск и до передачи ему имущества либо вовсе не нести риска, оставив его на лизингодателе.

От риска случайной гибели или порчи предмета лизинга следует отличать риск несостоятельности продавца (п. 2 ст. 22 Закона о лизинге) и риск ошибки при выборе предмета лизинга (п. 3
ст. 22 Закона о лизинге). Эти риски несет та сторона, которая выбрала продавца или предмет лизинга, если иное не предусмотрено договором.

Поскольку договор лизинга тесно связан с договором купли-продажи, в соответствии с которым предмет лизинга передается лизингополучателю, последнему ГК предоставляет определенные права в отношении продавца (ст. 670 ГК). Лизингополучатель вправе предъявлять непосредственно продавцу предмета лизинга требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и лизингодателем, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его передачи и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом (п. 2 ст. 10 Закона о лизинге). При этом лизингополучатель имеет права и несет обязанности, предусмотренные для покупателя, кроме обязанности оплатить приобретенное имущество, как если бы он был стороной договора купли-продажи указанного имущества. Однако лизингополучатель не может расторгнуть договор купли-продажи с продавцом без согласия лизингодателя. В противном случае права лизингодателя как собственника имущества по договору лизинга стали бы менее прочными и обеспеченными.

В отношениях с продавцом лизингополучатель и лизингодатель выступают как солидарные кредиторы. В то же время лизингодатель и продавец становятся солидарными должниками лизингополучателя, если договор купли-продажи не исполнен или исполнен ненадлежащим образом, а продавца выбирал лизингодатель.



 

Виды лизинга

Ст. 7 Закона о лизинге определяет формы, типы и виды лизинга. Так, согласно п. 3, к регулируемым основным видам лизинга относятся финансовый лизинг, возвратный лизинг и оперативный лизинг.

В Законе о лизинге под финансовым лизингом понимается такой вид лизинга, при котором “лизингодатель обязуется приобрести в собственность указанное лизингополучателем имущество у определенного продавца и передать лизингополучателю данное имущество в качестве предмета лизинга за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях во временное владение и в пользование. При этом срок, на который предмет лизинга передается лизингополучателю, соизмерим по продолжительности со сроком полной амортизации предмета лизинга или превышает его. Предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока действия договора лизинга или до его истечения при условии выплаты лизингополучателем полной суммы, предусмотренной договором лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга”.

Исходя из этой формулировки, финансовый лизинг характеризуется следующими основными чертами:

- лизингодатель закупает имущество для последующей передачи его в лизинг не на свой страх и риск, а по указанию лизингополучателя;

- кроме лизингодателя и лизингополучателя в сделке участвует третья сторона – продавец объекта сделки;

- продолжительным периодом лизингового договора, соизмеримым или превышающим срок амортизации;

- невозможностью перехода права собственности и завершения договора и перехода права собственности до выплаты лизингополучателем полной суммы.

Закон о лизинге регулирует также операции с возвратным лизингом, представляющим собой “разновидность финансового лизинга, при котором продавец (поставщик) предмета лизинга одновременно выступает и как лизингополучатель”.

Таким образом, возвратный лизинг предполагает наличие системы взаимосвязанных соглашений, при которой предприятие – собственник движимого или недвижимого имущества продает эту собственность лизинговой компании с одновременным оформлением договора о долгосрочной аренде своей бывшей собственности на условиях лизинга.

Возвратный лизинг выступает в данном случае как альтернатива залоговой операции, причем продавец собственности, перевоплощающийся в лизингополучателя, немедленно получает в свое распоряжение от покупателя взаимно согласованную сумму сделки купли-продажи, а покупатель продолжает участвовать в этой операции, но уже в качестве лизингодателя.

В отечественной практике возвратный лизинг необходим прежде всего для тех хозяйствующих субъектов, которым срочно требуются значительные объемы оборотных средств.

Для предприятия, ранее владевшего этой собственностью, важно, став лизингополучателем, продолжать пользоваться своей прежней собственностью на новых условиях лизинга. В финансовом отношении это напоминает заемную операцию, при которой расчеты производятся по согласованному графику лизинговых платежей. В случае же предоставления займа под залог финансовая компания рассчитывала бы на получение серии равновеликих платежей, достаточных как для погашения займа, так и для получения заимодавцем обусловленной ставки за инвестированную сумму.

Третьим видом лизинга, который определен в Законе о лизинге, является оперативный лизинг. Это такой вид лизинга, при котором “лизингодатель закупает на свой страх и риск имущество и передает его лизингополучателю в качестве предмета лизинга за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях во временное владение и в пользование. Срок, на который имущество передается в лизинг, устанавливается на основании договора лизинга. По истечении срока действия договора лизинга и при условии выплаты лизингополучателем полной суммы, предусмотренной договором лизинга, предмет лизинга возвращается лизингодателю; при этом лизингополучатель не имеет права требовать перехода права собственности на предмет лизинга. При оперативном лизинге предмет лизинга может быть передан в лизинг неоднократно в течение полного срока амортизации предмета лизинга”.

При оперативном лизинге расходы лизингодателя, связанные с приобретением и содержанием сдаваемых в лизинг объектов, не покрываются лизинговыми платежами в течение одного лизингового договора. При оперативном лизинге риск правильности приобретения имущества, риск порчи или утери объекта лежит в основном на лизингодателе. Ставка лизинговых платежей обычно выше, чем при финансовом лизинге, из-за отсутствия гарантии окупаемости затрат. По окончании договора оперативного лизинга лизингополучатель имеет право: продлить срок договора на более выгодных условиях; вернуть оборудование лизингодателю; купить оборудование у лизингодателя при наличии соглашения (опциона) на покупку по справедливой рыночной стоимости.

В п.4 ст.7 Закона о лизинге предусматривается, что лизинговая сделка может включать в себя условия по оказанию дополнительных услуг.

Установлено, что дополнительные услуги – это услуги любого рода, оказанные лизингодателем как до начала пользования, так и в процессе пользования предметом лизинга лизингополучателем, а именно:

- приобретение у третьих лиц прав на интеллектуальную собственность (“ноу-хау”, лицензионных прав, прав на товарные знаки, марки, программное обеспечение и др.);

- приобретение у третьих лиц товарно-материальных ценностей, необходимых в период проведения монтажных (шефмонтажных) и пусконаладочных работ;

- осуществление монтажных (шефмонтажных) и пусконаладочных работ в отношении предмета лизинга, обучение персонала;

- послегарантийное обслуживание и ремонт предмета лизинга, в том числе текущий, средний и капитальный ремонт;

- подготовка производственных площадей и коммуникаций, услуги по проведению работ, связанных с установкой (монтажом) предмета лизинга;

- другие работы и услуги, без оказания которых невозможно использовать предмет лизинга.

Включая в договор лизинга «дополнительные услуги», стороны превращают его в смешанный договор в смысле п. 3 ст. 421 ГК. Договоры лизинга, которые включают в себя весь комплекс необходимых для эксплуатации предмета лизинга «дополнительных» услуг, оказываемых лизингодателем, называют договорами полного или «мокрого» лизинга (wet leasing). Соответственно договоры без «дополнительных услуг» называют чистым лизингом (net leasing).

В ст. 7 Закона о лизинге заложено большинство классификационных признаков лизинга. Так, согласно нормам этой статьи, дифференциация лизинга по участникам (или по формам проведения) позволяет разделить лизинг на внутренний и международный. При осуществлении внутреннего лизинга лизингодатель и лизингополучатель являются резидентами Российской Федерации. При осуществлении международного лизинга лизингодатель или лизингополучатель является нерезидентом Российской Федерации.

По срочности заключаемых договоров лизинг делится на долгосрочный, среднесрочный и краткосрочный. По характеру приобретения и владения предметом лизинга он делится на финансовый, возвратный и смешанный. По участию в процессе эксплуатации лизинг предполагает, что лизингодатель может в соответствии с договором предоставлять лизингополучателю дополнительные услуги (полный лизинг) или не предоставлять этих услуг (чистый лизинг).

По характеру приобретения и владения предметом лизинга деление осуществляется на лизинг и сублизинг.

Ст. 8 Закона о лизинге посвящена сублизингу. Под сублизингом в Законе понимается “особый вид отношений, возникающих в связи с переуступкой прав пользования предметом лизинга третьему лицу”. Эти отношения оформляются договором сублизинга.



 

Понятие и виды договора найма жилого помещения

Договор найма жилого помещения определен в ст. 671 ГК как договор, по которому собственник жилого помещения или управомоченное им лицо (наймодатель) обязуется предоставить другой стороне (нанимателю) жилое помещение за плату во владение и пользование для проживания в нем. Данному договору посвящена гл. 35 ГК.

Наем жилого помещения сформулирован в ГК как один из договорных типов, которые входят в группу обязательств, направленных на передачу имущества во временное пользование. Договор найма жилого помещения характеризуется следующими последовательно уточняющими признаками:

во-первых, он направлен на передачу имущества во временное пользование (данный признак объединяет наем жилого помещения со всеми договорами, направленными на передачу во временное пользование имущества – арендой и безвозмездным пользованием);

во-вторых, он направлен на возмездную передачу имущества во временное пользование (в этом проявляется родство рассматриваемого обязательства с арендой);

в-третьих, предметом договора является недвижимое имущество, а точнее, такая его разновидность, как здание и сооружение (данный признак объединяет наем жилого помещения с конкретным видом аренды – арендой зданий и сооружений);

в-четвертых, предметом договора может быть не любое здание (сооружение), а лишь такое, которое является жилым;

в-пятых, жилое помещение передается во временное пользование для проживания.

Первые три признака относятся к числу родовых (объединяющих наем жилого помещения с другими типами или видами договоров), а два последних – специальных (выделяющих его из числа всех остальных родственных договоров).

Поскольку наем жилого помещения характеризуется, с одной стороны, родовыми признаками, объединяющими его с арендой, а с другой стороны, особенностями, требующими нормативно-правового закрепления, при создании института найма жилого помещения необходимо было учитывать три фактора:

1) возможность применения к найму жилого помещения унифицированного регулирования, отражающего направленность на возмездную передачу имущества во временное пользование, в той части, в какой оно не противоречит специфике найма жилого помещения;

2) возможность применения унифицированного регулирования, отражающего направленность на передачу во временное пользование зданий (сооружений), тоже в той части, в какой оно не противоречит специфике найма жилого помещения;

3) специфику найма жилого помещения как нормообразующий фактор.

Договор найма жилого помещения может быть двух видов: социальный найм и коммерческий найм.

Как по договору социального найма, так и по договору коммерческого найма нанимателем может быть только гражданин. Этот вывод однозначно следует из содержания п. 1 ст. 671, п. 2
ст. 672, п. 1 ст. 677 ГК.

По договору социального найма жилые помещения могут предоставляться как во владение и пользование нанимателя, так и только в пользование (например, предоставление гражданину места в общежитии для одиночек). По договору коммерческого найма жилое помещение предоставляется нанимателю во владение и пользование для проживания в нём (п. 1 ст. 671 ГК).

Наиболее существенные особенности, отличающие коммерческий наем от социального найма жилья, состоят в том, что размер недвижимости в жилищной сфере, включая жилые помещения, сдаваемые в коммерческий наем, не ограничивается и что за это взимается плата, устанавливаемая в договоре.

Основанием для заселения жилого помещения по договору социального найма жилья служит ордер на жилое помещение, а для заселения жилого помещения, сдаваемого в коммерческий наем – договор коммерческого найма.



 

Предмет, стороны и форма договора найма жилого помещения

Предметом договора найма является жилое помещение, которое должно быть пригодным для постоянного в нем проживания, хотя бы и было предоставлено для удовлетворения лишь временной потребности в жилье. Пригодность жилого помещения для постоянного проживания определяется с учетом достигнутого в данном городе или ином населенном пункте уровня благоустройства. В то же время требования, предъявляемые к жилым помещениям, предназначенным для проживания граждан, различаются в зависимости от оснований предоставления указанных помещений и их функционального назначения. Так, жилые помещения в маневренном фонде, предназначенные для поселения граждан на время капитального ремонта, обычно отличаются менее высоким уровнем благоустройства, нежели помещения, предоставляемые гражданам для постоянного проживания. Однако при всех обстоятельствах жилое помещение, предоставляемое гражданам для проживания, должно отвечать установленным санитарным и техническим требованиям, а если в законе прямо не допускается иное, то и быть благоустроенным применительно к условиям данного населенного пункта (ч. 1 ст. 40 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – ЖК).

Предметом договора найма в домах государственного, муниципального и общественного жилищных фондов может быть лишь изолированное жилое помещение (квартира, жилой дом, часть квартиры или жилого дома). Это положение распространяется как на коммерческий, так и на социальный наем (ст. 673 ГК; ст. 52 ЖК). В указанных домах не могут быть самостоятельным предметом договора найма часть комнаты или комната, связанная с другой комнатой общим входом (смежные комнаты), а также подсобные помещения. В домах или квартирах, принадлежащих гражданам на праве собственности, внаем могут сдаваться и неизолированные жилые помещения (например, проходная или запроходная комната или часть комнаты). Если, скажем, гражданин приватизировал «квартиру-распашонку», то хотя ни одна комната в ней не является изолированной, собственник не лишен права сдать часть этой квартиры внаем. Достаточно широко распространено и поселение в приватизированные квартиры угловых жильцов (например, студентов),
т.е. сдача внаем части комнаты. Видимо, неслучайно действие ст. 52 ЖК распространялось лишь на жилые помещения в домах государственного и общественного фонда, т.е. на помещения, которые, следуя нынешней терминологии, сдаются в социальный наем. Ст. же 673 ГК нельзя безоговорочно распространять на все случаи коммерческого найма, что и было только что показано.
Но при всех обстоятельствах предметом договора не может быть помещение, которое не является жилым (например, подсобное помещение).

В жилищном законодательстве закреплен принцип посемейного заселения квартир, который, однако, сопровождается оговоркой «как правило» (см. ч. 1 ст. 28 ЖК). Жилое помещение предоставляется гражданам в пределах нормы жилой площади – 12 кв. м на одного человека, но не менее размера, устанавливаемого в порядке, определяемом Правительством РФ.

При предоставлении жилых помещений, разумеется, нужно учитывать, кому они предоставляются. Ясно, например, что нельзя безногому инвалиду предоставлять жилую площадь в верхних этажах дома без лифта. Учету подлежат и многие другие обстоятельства, как то: возраст, состояние здоровья, наличие детей, близость места работы, лечебных и учебных заведений и т.д.

Наименование сторон в жилищных правоотношениях, их правовое положение зависят от того, в силу каких оснований указанные правоотношения возникают. Ясно, например, что если жилищное правоотношение возникает на основе договора жилищного найма, то в качестве сторон в нем выступают наймодатель и наниматель. В связи с появлением двух разновидностей жилищного найма – социального и коммерческого – подход законодателя к определению сторон в жилищных правоотношениях претерпел изменения. Общим и для социального, и для коммерческого найма является то, что в качестве нанимателя в обоих случаях выступает гражданин. Вслед за этим подход к определению личности нанимателя в коммерческом и социальном найме характеризуется известными особенностями. В коммерческом найме в роли нанимателя, по общему правилу, выступает одно лицо. В то же время граждане, проживающие совместно с нанимателем, могут, известив наймодателя, заключить с нанимателем договор о том, что все они отвечают перед наймодателем солидарно. В этом случае такие граждане являются сонанимателями, т.е. возникает обязательство с множественностью лиц на стороне нанимателя. Поскольку договор жилищного найма – договор взаимный, налицо как активная, так и пассивная множественность.

При социальном найме проживающие совместно с нанимателем члены его семьи являются сонанимателями независимо от того, заключен ли по этому поводу договор между ними и нанимателем. Такой вывод может быть сделан как на основании п. 2 ст. 672 ГК, так и путем систематического толкования п. 2 ст. 672 и ст. 677 ГК.

По-разному определяется в коммерческом и социальном найме другая сторона в жилищном правоотношении – наймодатель. Напомним, что по договору социального найма жилые помещения предоставляются гражданам в домах государственного, муниципального и общественного жилищного фонда; в коммерческий наем могут сдаваться жилые помещения в любых жилищных фондах. Соответственно этому круг наймодателей при социальном найме очерчивается более узко, чем при коммерческом найме.

Согласно ч. 2 ст. 53 ЖК к членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя, их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство. При определении лиц, относящихся к супругам, их детям и родителям супругов, надлежит руководствоваться нормами семейно-брачного законодательства. К супругам относятся, во-первых, лица, брак которых зарегистрирован в органах загса; во-вторых, лица, совершившие религиозный брак, приравниваемый к гражданскому браку; в-третьих, лица, фактические брачные отношения которых признаны судом. Жилищные права детей, родившихся в браке, признанном недействительным, или в течение трехсот дней со дня признания брака недействительным, приравниваются к правам детей, родившихся в действительном браке (п. 3 ст. 30 и п. 2 ст. 48 СК).

Жилищные права усыновленных и усыновителей приравниваются к жилищным правам детей и родителей.

Членами семьи в жилищных правоотношениях могут быть признаны и другие лица, указанные в ч. 2 ст. 53 ЖК. Это – другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица.

Другие (т.е. не относящиеся к детям и родителям) родственники могут быть признаны членами семьи независимо от степени родства. К нетрудоспособным относятся лица, не достигшие
18 лет (учащиеся – 23 лет), женщины, достигшие 55 лет, мужчины – 60 лет, а также инвалиды I, II и III групп, в том числе инвалиды с детства. Состоящими (состоявшими) на иждивении нанимателя следует считать нетрудоспособных лиц, которые находятся (находились) на полном содержании нанимателя или получают (получали) от него такую регулярную помощь, которая является (являлась) для них одним из основных источников существования. Помимо родственников и нетрудоспособных иждивенцев, членами семьи нанимателя в исключительных случаях могут быть признаны и иные лица. Это, в частности, лица, фактические брачные отношения которых не признаны судом; лица, брак которых признан недействительным; лица, родившиеся вне брака, при отсутствии оснований для признания отцовства.

Все лица, которые отнесены в ч. 2 ст. 53 ЖК к членам семьи, приобретают право на площадь наравне с нанимателем при условии, что они проживают совместно с ним. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и тем более иные лица для приобретения права на площадь, помимо совместного с нанимателем проживания, должны вести с ним общее хозяйство.

Если члены семьи нанимателя перестали быть таковыми (семья полностью или частично распалась), но продолжают проживать в занимаемом жилом помещении, они имеют такие же права и обязанности, как наниматель и члены его семьи.

Помимо лиц, имеющих право пользования жилым помещением наравне с нанимателем, членом кооператива или собственником, в качестве сторон в жилищных правоотношениях могут выступать и такие лица, которым самостоятельное право пользования жилым помещением не принадлежит. Их права зависимы и производны от прав тех лиц, которые пользуются жилым помещением самостоятельно, в первую очередь, от прав нанимателя, собственника или члена кооператива. От воли указанных лиц зависит само вселение на жилую площадь тех лиц, которые не приобретают на нее самостоятельного права. Правовое положение поднанимателей, временных жильцов и иных лиц, не обладающих самостоятельным правом пользования жилым помещением, определено в части второй ГК (см. ст. 680 и 685) и в ЖК (см. ч. 3 ст. 54, ст. 76–81), нормы которого подлежат применению лишь в части, не противоречащей позднее принятым законодательным актам. Совершенно очевидно, например, что не может применяться ст. 79 ЖК, которая предусматривала изъятие жилой площади, систематически сдаваемой в поднаем для извлечения нетрудовых доходов. Для определения статуса лиц, проживающих без самостоятельного права на площадь, в необходимых случаях следует привлекать нормы семейно-брачного законодательства (см., например, ст. 148, 149, 154 СК) и других правовых актов. Обратим внимание на то, что ст. 680 ГК, определяющая правовое положение временных жильцов, в полной мере распространяется как на коммерческий, так и на социальный наем, в то время как ст. 685 ГК, регламентирующая поднаем, полностью относится к коммерческому найму и лишь частично к социальному найму.

Основное отличие поднайма от поселения на площади временных жильцов состоит в том, что в поднаем жилое помещение сдается за плату, тогда как временные жильцы пользуются им безвозмездно.

По-разному подходит законодатель и к тому, требуется ли согласие наймодателя при сдаче жилой площади в поднаем и поселении временных жильцов. Для поднайма такое согласие обязательно, в то время как поселение временного жильца производится с предварительным уведомлением наймодателя, причем последний может запретить проживание временных жильцов, если в результате этого норма жилой площади на одного проживающего не будет достигать той нормы, которая установлена законодательством. В соответствии со ст. 38 ЖК речь в данном случае идет
о норме жилой площади в размере 12 кв. м на человека. Условия сдачи жилой площади в поднаем формулируются более жестко. Помимо того, что для этого требуется получить согласие наймодателя, договор поднайма может быть заключен лишь при обязательном соблюдении требований законодательства о норме жилой площади на одного человека. Иными словами, если в результате сдачи жилой площади в поднаем на каждого проживающего в жилом помещении предоставленном внаем, будет приходиться менее 12 кв. м жилой площади, то независимо от того, какова обеспеченность жилой площадью в данный момент, сдача жилой площади в поднаем не допускается. При этом в расчет нужно брать всех проживающих в жилом помещении лиц независимо от того, имеют ли они самостоятельное право на площадь или нет. Учитываются не все жилые помещения в квартире, а лишь те из них, которые предоставлены нанимателю, желающему сдать эти помещения или часть из них в поднаем.

По-разному определяются срок, на который допускается поселение временных жильцов, и срок договора поднайма. Срок проживания временных жильцов не может превышать шести месяцев, а срок договора поднайма – срока договора найма жилого помещения. Последнее положение относится лишь к коммерческому найму, поскольку договор социального найма заключается без указания срока. При досрочном прекращении договора коммерческого найма прекращается и договор поднайма. В случае прекращения договора социального найма (например, вследствие смерти нанимателя) договор поднайма также прекращается, хотя бы к этому моменту срок, на который последний был заключен, еще не истек.

Как при коммерческом, так и при социальном найме поднанимателю не принадлежит право требовать заключения договора на новый срок. Как на социальный, так и на коммерческий наем распространяется правило о том, что при заключении договора поднайма без указания срока наниматель обязан предупредить поднанимателя о прекращении договора поднайма за три месяца. Что же касается временных жильцов, то они обязаны освободить помещение по истечении срока, на который поселены, а если срок согласован не был, то не позднее семи дней после предъявления к ним соответствующего требования.



 

Особенности изменения и прекращения договора найма жилого помещения

Изменение договора найма может происходить по самым различным основаниям и затрагивать все элементы правоотношения (субъекты, содержание, предмет), причем как порознь, так и в совокупности.

Изменение жилищного правоотношения при вселении в помещение членов семьи и других лиц. Для вселения по ст. 54 ЖК согласия наймодателя не требуется, а для вселения по ст. 679 ГК требуется. Наконец, для вселения по ст. 679 необходимо соблюдение требований о норме жилой площади на одного человека, кроме вселения несовершеннолетних детей. Иными словами, в результате вселения на каждого постоянно проживающего гражданина, а также поднанимателей (при определенных условиях – и временных жильцов) должно приходиться не менее 12 кв. м жилой площади.
При вселении лиц, перечисленных в ст. 54 ЖК, в жилое помещение, предоставленное по договору социального найма, соблюдение нормы жилой площади законом не предусмотрено.

Наниматель жилого помещения, принадлежащего гражданину на праве собственности, может вселить в это помещение других лиц только с согласия собственника. Независимо от согласия собственника наниматель может вселить в нанятое им помещение только несовершеннолетних детей, а если указанное помещение является изолированным, – также супруга и нетрудоспособных родителей.

Лицо, вселенное нанимателем в нанятое им помещение, приобретает равное с нанимателем и проживающими совместно с ним членами его семьи право пользования жилым помещением, во-первых, если оно признается членом семьи и, во-вторых, если при вселении не было предусмотрено иное.

Вопрос же о том, в субъектном составе какого именно жилищного правоотношения произойдут изменения, зависит от того, выступают ли члены семьи как сонаниматели, что имеет место при социальном найме, или находятся в правоотношении лишь с нанимателем, который заслоняет их от наймодателя, что может иметь место при сдаче жилого помещения в коммерческий наем.

Изменение жилищного правоотношения при разделе жилого помещения. В данном случае изменение жилищного правоотношения затрагивает как его предмет, так и субъектный состав.
К наиболее общим нормам, регламентирующим условия и порядок раздела жилого помещения, относятся ст. 86 и 120 ЖК, положения которых развиты и конкретизированы в руководящих разъяснениях судебных органов (п. 12 постановления Пленума Верховного суда РСФСР от 26 декабря 1984 г. № 5; п. 10 и 12 постановления Пленума Верховного суда СССР от 3 апреля 1987 г. № 2;
ч. 2 п. 7, ч. 1 п. 14, п. 23–26 постановления Пленума Верховного суда СССР от 11 октября 1991 г. № 11).

Раздел жилой площади при социальном найме регламентирован в ст. 86 ЖК. Хотя в ней и сказано, что требовать заключения отдельного договора найма может лишь совершеннолетний член семьи нанимателя, при определенных обстоятельствах такое право может быть признано и за несовершеннолетним (например, при эмансипации).

В случаях, предусмотренных законом, в интересах несовершеннолетнего могут выступать его законные представители. Для заключения отдельного договора найма требуется согласие остальных членов семьи, однако отказ дать такое согласие может быть оспорен в судебном порядке. Жилое помещение должно удовлетворять требованиям, предъявляемым к предмету договора жилищного найма, в том числе быть изолированным. По своему размеру помещение должно соответствовать доле выделяющегося в жилой площади. Выдел производится также с учетом сложившегося порядка пользования.

Сложнее обстоит дело при коммерческом найме. Представляется, что заключение отдельного договора найма возможно здесь лишь при согласии наймодателя. Требуется согласие и членов семьи, а также других лиц, постоянно проживающих в жилом помещении. Возникающие при этом споры могут рассматриваться в судебном порядке, однако при отказе наймодателя дать согласие на заключение отдельного договора, а если члены семьи не являются сонанимателями, то и при отказе со стороны нанимателя, отдельный договор заключению не подлежит. Отказ гражданина, которому сдаваемое внаем помещение принадлежит на праве собственности, дать согласие на заключение отдельного договора найма с одним из совместно проживающих с нанимателем других лиц, в том числе с одним из членов его семьи, служит безусловным препятствием для заключения такого договора и оспариванию не подлежит.

Что же касается раздела жилой площади в кооперативных домах, то до полной выплаты паевого взноса он происходит при наличии следующих условий. Прежде всего ограничен круг лиц, между которыми такой раздел может быть произведен. Это – супруги и наследники. В силу ст. 120 ЖК раздел жилого помещения в кооперативном доме между членом кооператива и его супругом допускается, если, во-первых, брак между супругами расторгнут; во-вторых, пай является их общим совместным имуществом; в-третьих, каждому из супругов может быть выделено в квартире изолированное жилое помещение. Представляется, однако, что расторжение брака ныне не следует считать обязательным условием раздела жилого помещения в кооперативной квартире, поскольку в силу п. 1 ст. 38 СК раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов. Признание же за супругом лишь права на часть паенакопления может оказаться недостаточным для ограждения его интересов.

Раздел жилого помещения в кооперативной квартире может быть произведен и между наследниками, которые имеют преимущественное право на вступление в данный кооператив в силу гражданско-правовых оснований. Иными словами, если наследник в квартире не проживал, а другие наследники проживали, причем возражают против того, чтобы раздел квартиры был произведен с учетом не проживавшего в квартире наследника, то последний имеет право лишь на получение денежной компенсации. Обязательным условием раздела кооперативной квартиры между наследниками также является выделение каждому из них в этой квартире изолированного жилого помещения. Если квартира состоит из смежных комнат, раздел квартиры возможен лишь в случае ее переоборудования, на которое должно быть получено разрешение соответствующих государственных или муниципальных органов. Споры о разделе жилых помещений, в том числе и споры, связанные с переоборудованием квартир, независимо от того, между какими субъектами они возникают, разрешаются в судебном порядке.

Препятствием для заключения на жилые помещения одного договора найма может служить то, что эти помещения подпадают под различный правовой режим (например, на одно помещение заключен договор социального найма, на другое – договор коммерческого найма).

Изменение жилищного правоотношения при замене нанимателя или члена кооператива. Случаи изменения жилищного правоотношения по указанным основаниям предусмотрены абз. 2 п. 2 ст. 672, ст. 686 ГК; ст. 88 ЖК. Замена нанимателя или члена кооператива может произойти по самым различным основаниям. Таковыми могут быть: смерть нанимателя или члена кооператива; переезд нанимателя или члена кооператива на другое постоянное место жительства; отказ от осуществления прав и исполнения обязанностей нанимателя, добровольный выход из кооператива или исключение из него и т.д. В этих и других случаях неизбежно возникает вопрос: кто должен заступить на место первоначального нанимателя (члена кооператива)? В отношении социального найма признание нанимателем другого члена семьи предусмотрено абз. 2 п. 2 ст. 672 ГК и ст. 88 ЖК. Правила этих норм перекликаются друг с другом. Совершеннолетний член семьи нанимателя с согласия нанимателя и остальных совершеннолетних членов семьи может требовать признания его нанимателем по ранее заключенному договору найма вместо первоначального нанимателя. Такое же право в случае смерти первоначального нанимателя принадлежит любому совершеннолетнему члену семьи умершего. Возникающие в связи с этим споры разрешаются судом.

Несколько иной подход к замене нанимателя предусмотрен для случаев сдачи жилых помещений в коммерческий наем (ст. 686 ГК). Здесь для замены нанимателя кроме требования самого нанимателя и других совместно проживающих с ним граждан необходимо согласие наймодателя. Если первоначальный наниматель умер или выбыл из жилого помещения, договор продолжает действовать на прежних условиях. Нанимателем становится один из граждан, проживающих с прежним нанимателем. Но для этого требуется общее согласие всех граждан, постоянно проживающих в жилом помещении. Если же согласие не достигнуто, все указанные граждане становятся сонанимателями. Споры, связанные с заменой нанимателя в договоре коммерческого найма, могут разрешаться судом.

Замена члена кооператива также может происходить по различным основаниям и влечь далеко не одинаковые последствия. В случае смерти члена кооператива, выхода его из кооператива, исключения из состава кооператива претендовать на то, чтобы заступить на место члена кооператива, может один из постоянно проживающих с ним членов его семьи, а иногда и несколько членов семьи (как это может быть при наследовании). В соответствии с принципом добровольного членства сам член кооператива в любой момент может выйти из его состава, передав свой пай одному из постоянно проживающих с ним членов семьи, который может быть принят в кооператив. Если же член кооператива исключен из его состава (например, вследствие систематического нарушения устава), то решением общего собрания в члены кооператива может быть принят один из членов его семьи, который устав не нарушал. При этом, если член кооператива, выбывший из его состава (по собственному заявлению или вследствие исключения), полностью или частично получил обратно свой паевой взнос, то гражданин, который принят в кооператив вместо него, обязан восполнить недостающую сумму взноса и затем участвовать в погашении имеющейся задолженности до полного погашения паевого взноса.

Изменение жилищного правоотношения при получении освободившегося в квартире помещения. Одним из средств, используемых для сокращения числа коммуналок (а их у нас предостаточно), является предоставление нанимателю права при наличии предусмотренных в законе условий закрепить за собой освободившееся в той же квартире жилое помещение, которое занимал другой наниматель.

Изменение жилищного правоотношения при переустройстве и перепланировке жилого помещения. Предмет жилищного правоотношения претерпевает изменения не только в силу естественного износа, который неизбежно происходит, но и в результате производства переустройства и перепланировки. Вопросы, возникающие при переустройстве и перепланировке, с той или иной степенью детализации урегулированы в ст. 84, ч. 2 ст. 120 ЖК, а также в разъяснениях судебных органов (см. п. 11, 12 постановления Пленума Верховного суда РСФСР от 26 декабря 1984 г. № 5; п. 23 постановления Пленума Верховного суда СССР от 11 октября 1991 г. № 11). Переустройство и перепланировка жилых и подсобных помещений могут иметь место по инициативе как нанимателя, так и наймодателя. Но от кого бы ни исходила эта инициатива и чем бы она ни была продиктована, переустройство и перепланировка допускаются только в целях повышения благоустройства квартиры (например, в целях оборудования в квартире ванной или расширения за счет коридора площади светлой кухни). Нередко переустройство и перепланировка вызваны необходимостью переоборудования смежных комнат в изолированные в целях последующего раздела жилой площади. Для производства в квартире перепланировки и переустройства необходимо иметь согласие всех проживающих в квартире нанимателей и членов их семей, а также наймодателя. Поскольку в настоящее время в квартире могут быть комнаты, которые находятся в собственности использующих их лиц, а не только комнаты, которые предоставлены внаем, следует подчеркнуть, что необходимо согласие всех лиц, имеющих в квартире право на площадь. Кроме согласия на переустройство и перепланировку всех указанных выше лиц, необходимо разрешение соответствующего органа районной или городской администрации, что выражается в утверждении с технической стороны проекта перепланировки. Если кто-либо из лиц, согласие которых требуется, возражает против перепланировки (скажем, не согласен с вариантом перепланировки, который подготовлен, или вообще возражает против нее), к реализации в натуре проекта перепланировки нельзя приступить до тех пор, пока возникший спор не разрешит суд. Если соответствующий орган отказывается утвердить проект с технической стороны (например, потому, что на него не рассчитаны несущие конструкции дома), то такой отказ заинтересованные лица также могут обжаловать. Для решения возникшего вопроса по существу обычно приходится назначать экспертизу.

Но если речь идет о помещении, принадлежащем гражданину на праве собственности, то отказ собственника дать разрешение на перепланировку ни в каком порядке оспорить нельзя.

Хотя жилищные правоотношения и носят длящийся характер, рано или поздно наступают обстоятельства, с которыми закон связывает их прекращение. Указанные обстоятельства именуются юридическими фактами и в соответствии с общепринятой классификацией подразделяются на события и действия.

Если в данной местности произошло землетрясение, в результате чего рухнул жилой дом, то хотя бы его обитатели и уцелели, действие жилищного правоотношения прекратилось, поскольку помещений, в которых люди жили, больше нет. Прекращение жилищного правоотношения имеет место и тогда, когда человек, который этим помещением пользовался, умирает. В приведенных примерах прекращение жилищного правоотношения связано с наступлением юридического события, т.е. обстоятельства, не зависящего от воли людей (стихийного явления или смерти). Иногда, как это ни прискорбно, имеет место и то и другое. Прекращение жилищного правоотношения может быть обусловлено истечением срока, если правоотношение имеет  срочный характер (например, при краткосрочном найме), непригодностью помещения для проживания, выкупом кооперативной квартиры и другими обстоятельствами. В указанных случаях речь идет либо о событиях, либо о таких обстоятельствах, с которыми сам закон связывает прекращение жилищного правоотношения. Так, выкуп кооперативной квартиры влечет прекращение жилищного правоотношения и возникновение правоотношения собственности ipso jure, т.е. в силу закона, независимо от того, как относится к этому сам член кооператива. Гораздо чаще прекращение жилищного правоотношения обусловлено действиями либо его участников, либо третьих лиц, либо, наконец, актами соответствующих органов государственной власти или органов местного самоуправления, в том числе органов суда и прокуратуры, причем нередко имеет место их сочетание.

Действия участников жилищного правоотношения либо третьих лиц, которые влекут его прекращение, могут быть как правомерными, так и неправомерными. Жилищное правоотношение может быть прекращено по взаимному соглашению его участников. В случаях, предусмотренных законом, жилищное правоотношение может быть прекращено по требованию одного из его участников (см., например, п. 1 ст. 687 ГК, ч 1 ст. 89 ЖК). Прекращение жилищного правоотношения может иметь место и в результате действий третьих лиц. Так, гражданин был неосновательно привлечен к уголовной ответственности, впоследствии реабилитирован. Во время его отсутствия в принадлежащий ему дом по распоряжению органов исполнительной власти поселили других лиц. По возвращении собственник требует освобождения дома от посторонних лиц.

Действия, которые влекут прекращение жилищного правоотношения, могут быть как правомерными, так и неправомерными. Например, собственник поджигает свой дом с целью получить страховое возмещение, а заодно и избавиться от неугодного нанимателя. Или преступник убивает проживающих в квартире граждан, чтобы завладеть их имуществом.

Чаще всего действий участников жилищного правоотношения и третьих лиц еще недостаточно для его прекращения. Помимо этого необходимы акты соответствующих органов государственной власти или органов местного самоуправления. Так, для прекращения жилищного правоотношения вследствие того, что гражданин систематически нарушает права и интересы соседей, создавая условия, невозможные для совместного проживания, необходимо решение суда о расторжении договора жилищного найма, вынесенное по иску заинтересованного лица. Властные акты соответствующих органов как основания прекращения жилищных правоотношений могут сочетаться не только с действиями их участников или других лиц, но также и с иными юридическими фактами. Так, аварийное состояние дома, подтвержденное актом межведомственной комиссии, служит основанием для обращения в прокуратуру за дачей санкции на административное выселение проживающих в доме лиц.

Выселение, по каким бы основаниям и в каком бы порядке оно ни производилось, во всех случаях относится к принудительным мерам государственно-правового воздействия. Выселение из занимаемого жилого помещения в доме государственного, муниципального или общественного жилищного фонда допускается лишь по основаниям, установленным законом (см. ч. 1 ст. 90 ЖК). Выселение производится либо по решению суда (судебное выселение), либо с санкции прокурора (административное выселение). В то же время выселение далеко не всегда можно квалифицировать как санкцию и тем более как меру правовой ответственности. Если дом, в котором проживает гражданин, подлежит сносу, но гражданин не освобождает его, считая, что предоставляемое ему другое помещение не является благоустроенным, возникший спор подлежит разрешению в судебном порядке. В случае удовлетворения иска о выселении гражданина нельзя говорить о применении к нему ни санкции, ни тем более меры ответственности. Нельзя говорить о применении к гражданину санкции и при выселении его в административном порядке из аварийного дома, хотя выселение и производится с санкции, т.е. с разрешения прокурора. Меры ответственности не применяются к гражданину и тогда, когда он подлежит выселению в административном порядке из самоуправно занятого жилого помещения. В данном случае прав на помещение гражданина не лишают, поскольку в результате самоуправного занятия помещения он никаких прав на него не приобрел. А вот если гражданин выселяется по решению суда за порчу или разрушение жилого помещения или за невозможностью совместного проживания, то к нему применяются меры гражданско-правовой ответственности.

Если состоялось решение суда о выселении гражданина или дана санкция прокурора на административное выселение, то при освобождении помещения речь должна идти именно о выселении гражданина, хотя бы он и подчинился решению суда или санкции прокурора и для освобождения помещения не пришлось прибегать к содействию судебного исполнителя и органов милиции.

Следуя системе, принятой в жилищном законодательстве, судебное выселение подразделяется на выселение с предоставлением гражданам другого благоустроенного жилого помещения; выселение с предоставлением гражданам другого жилого помещения; выселение без предоставления гражданам другого жилого помещения.

Но есть и такие случаи, которые не могут быть безоговорочно отнесены ни к одному из указанных видов судебного выселения. Так, п. 3 ст. 687 ГК предусматривает, что договор жилищного найма может быть расторгнут в судебном порядке по требованию любой из сторон в договоре, если помещение перестает быть пригодным для постоянного проживания.



 

Понятия и содержание договора ссуды

Исходя из п. 1 ст. 689 ГК договором безвозмездного пользования имуществом (ссуды) признается договор, по которому одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.

Из приведенного определения следует, что договор ссуды яв­ляется безвозмездным, взаимным (двусторонне обязывающим). Что касается момента заключения договора, то закон предоставляет сторонам возможность самим определить, считается ли договор заключенным с момента достижения соглашения либо с момента фактической передачи вещи, т.е. в зависимости от усмотрения сто­рон договор может быть как консенсуальным, так и реальным. При этом в любом случае он остается двусторонне обязывающим, по­скольку у ссудодателя после передачи вещи остается обязанность отвечать за недостатки данной вещи, возникшие до ее передачи (ст. 693 ГК РФ).

Своеобразие договора ссуды заключается в том, что передавая вещь в пользование, ссудодатель не получает никакого встречного предоставления и не извлекает из такого предоставления никаких прямых выгод. Поэтому сфера применения договора касается обычно отношений, имеющих лично-доверительный характер или связан­ных с достижением каких-либо некоммерческих целей (просвети­тельских, благотворительных и т.п.). Например, договором безвоз­мездного пользования является предоставление библиотекой книг своим читателям.

На время пользования вещью ссудополучатель становится ее титульным владельцем и пользуется правом защиты своего владения в соответствии со ст. 305 ГК РФ.

Особенностью договора ссуды является возложение на ссудопо­лучателя риска случайной гибели переданной во временное пользо­вание вещи, если ее гибель или повреждение произошли в результате ненадлежащего использования, передачи третьему лицу без ведома ссудодателя, а также когда с учетом фактических обстоятельств ссу­дополучатель мог предотвратить гибель и порчу предмета ссуды, пожертвовав своей вещью, но предпочел сохранить свою вещь (ст. 696 ГК РФ). Данное правило направлено на защиту интересов ссудодателя и отнюдь не означает перехода к ссудополучателю права собственности на используемую вещь. Собственником вещи остает­ся ссудодатель.

Переход права собственности к другому лицу или сдача вещи в аренду не влечет прекращения договора ссуды – он сохраняет силу, а к новому собственнику переходят все обязанности ссудодателя (ст. 700 ГК РФ).

Требования к форме рассматриваемого договора определяются по общим правилам, содержащимся в гл. 9 ГК РФ. Для ссуды не установлены правила, подобные имеющимся в ст. 609 ГК РФ для договора аренды. Эта статья к договору ссуды не применяется, сле­довательно, договор ссуды, даже если он заключен на срок более одного года, может быть совершен в устной форме, кроме случаев, когда одной из сторон или обеими сторонами являются юридические лица, а также когда стоимость предмета ссуды в десять раз превыша­ет минимальный размер оплаты труда (п. 1 ст. 161 ГК РФ).

Ссудодателем и ссудополучателем могут быть любые субъекты гражданского права. В соответствии со ст. 690 ГК РФ в качестве ссудодателя может выступать собственник и иные лица, управомоченные на то законом или собственником. Например, арендатору предприятия принадлежит право на передачу в безвозмездное поль­зование имущества, входящего в состав предприятия, без согласия собственника, если иное не предусмотрено договором аренды (ст. 660 ГК РФ).

В п. 2 ст. 690 ГК РФ устанавливается ограничение для коммер­ческой организации на передачу ее имущества в безвозмездное пользование лицу, являющемуся ее учредителем, участником, ру­ководителем, членом ее органа управления или контроля. Эта норма направлена на предотвращение возможных злоупотреблений со стороны указанных лиц своим положением, использования иму­щества организации для получения доходов без уплаты соответст­вующих налогов.

К существенным условиям договора ссуды относятся предмет и безвозмездность. Последнее условие является определяющим и должно быть отдельно оговорено или явно следовать из содержания договора, иначе договор может быть признан договором аренды.

Предметом договора ссуды является любая непотребляемая вещь, которая в процессе использования не теряет своих натураль­ных свойств. Эта вещь должна быть индивидуально определенной, поскольку ссуда подразумевает возвращение не аналогичной, а той же самой вещи, которая была передана изначально. В безвозмездное пользование передаются как движимые, так и недвижимые вещи. Согласно ст. 607 ГК РФ в безвозмездное пользование могут быть переданы земельные участки и другие обособленные природные объекты, предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другие вещи, соответствующие указанным выше требованиям. Ограничения на сдачу имущества в безвозмездное пользование могут предусматри­ваться законом. В законодательном порядке могут устанавливаться и особенности передачи в безвозмездное пользование земельных участков и других природных
объектов.

Если предметом договора ссуды является недвижимое имущест­во, договор подлежит государственной регистрации в порядке, уста­новленном ст. 164 ГК РФ. Такая регистрация связана с тем, что заключение договора безвозмездного пользования имуществом ог­раничивает права собственника в использовании этого имущества, и что ограничение, как указывалось выше, сохраняется и в случае перехода права собственности от ссудодателя к другому лицу.

Поскольку договор ссуды предполагает передачу вещи во вре­менное пользование, он является срочным договором. Однако чет­ких правил установления сроков в гл. 36 ГК РФ не содержится. Срок в договоре безвозмездного пользования может быть как определенным, так и неопределенным.

Если договор ссуды заключен на неопределенный срок, каждая из сторон вправе отказаться от него в любое время, известив об этом другую сторону за один месяц, если договором не предусмотрен иной срок извещения (п. 1 ст. 699 ГК РФ).

Содержание договора ссуды составляют права и обязанности его участников. При этом объем обязанностей ссудодателя по договору зависит от того, как в нем определен момент, с которого договор считается заключенным. В консенсуальном договоре обязанностью ссудодателя является передача вещи в порядке и состоянии, определяемым договором. Если в договоре не установлено специальных требований, вещь должна быть передана в состоянии, пригодном для использования в соответствии с ее назначением. Обязанность по передаче вещи считается исполненной надлежащим образом, когда вещь передана со всеми принадлежностями и относящимися к ней документами (инструкцией по использованию, паспортом и т.п.), если иное не предусмотрено договором (п. 2 ст. 691 ГК РФ).

Последствия непередачи соответствующих документов и принад­лежностей зависят от наличия возможности использования без них предмета ссуды. Если в результате непередачи указанных докумен­тов и принадлежностей вещь не может быть использована по назначению (например, транспортное средство без паспорта) либо ее использование значительно утрачивает ценность для ссудополучателя, последний вправе потребовать предоставления ему документов и принадлежностей либо расторжения договора и возмещения ре­ального ущерба. Данное правило сходно с установленным ст. 611 ГК РФ для договора аренды, однако отличается тем, что ответствен­ность по договору ссуды имеет ограниченный характер – возмеща­ются не все убытки, а только реальный ущерб. Подобное смягчение ответственности предопределяется безвозмездным характером до­говора ссуды. Такие же последствия наступают и при непредоставлении самого предмета ссуды (ст. 692 ГК РФ).

Требование о расторжении договора правомерно, если вещь не может полноценно использоваться в результате непредоставления соответствующих принадлежностей и документов. В иных случаях у ссудополучателя сохраняется право на истребование у ссудодателя указанных предметов и документов.

Что касается реального договора, то он считается заключенным только с момента предоставления предмета ссуды. При этом сохра­няется обязанность по соблюдению всех требований к качеству пере­даваемого предмета и документов и принадлежностей к нему.

Передавая вещь во временное пользование, ссудодатель обязан предупредить ссудополучателя о всех правах третьих лиц на эту вещь (сервитуте, залоге и т.п.). Если эта обязанность не была исполнена, ссудополучатель, узнавший о наличии таких прав, может потребо­вать расторжения договора и возмещения реальных убытков (ст. 694 ГК РФ).

Обязанностью ссудодателя является также предупреждение ссу­дополучателя обо всех известных ссудодателю на момент передачи вещи ее недостатках, независимо от того, насколько они значи­тельны.

Ссудодатель согласно ст. 693 ГК РФ несет ответственность за те недостатки вещи, которые он умышленно или по грубой неосторож­ности не оговорил при заключении договора безвозмездного пользо­вания. За недостатки вещи, о которых ссудодатель не знал в момент заключения договора, он в отличие от арендодателя ответственности не несет.

Ссудодатель не отвечает также за недостатки вещи, которые он оговорил при заключении договора либо которые должны были быть обнаружены ссудополучателем во время осмотра вещи или проверки ее исправности при заключении договора.

Недостатки, возникшие после передачи вещи, подлежат устране­нию ссудополучателем.

При обнаружении недостатков, за которые ссудодатель отвечает, ссудополучатель вправе по своему выбору потребовать от ссудодателя: 1) безвозмездного устранения обнаруженных недостатков или возмещения своих расходов по их устранению; 2) досрочного растор­жения договора и возмещения понесенного реального ущерба.

Ссудодателю, извещенному ссудополучателем о намерении уст­ранить недостатки вещи, предоставлено право заменить неисправ­ную вещь другой аналогичной вещью, находящейся в надлежащем состоянии (п. 2 ст. 693 ГК РФ). При этом замена вещи является правом, а не обязанностью ссудодателя. Ссудополучатель не вправе требовать такой замены. В свою очередь, право на замену имеет место только в тех случаях, когда не было заявлено требование о расторжении договора и возмещении реального ущерба. Такое тре­бование для ссудодателя обязательно.

Ссудодатель несет также ответственность за вред, причиненный третьему лицу в результате использования вещи, если не докажет, что вред возник вследствие умысла или грубой неосторожности ссу­дополучателя или лица, у которого эта вещь оказалась с согласия ссудополучателя (ст. 697 ГК РФ).

Исключение из указанного правила установлено для случаев, когда предметом ссуды является вещь, деятельность по использова­нию которой признается источником повышенной опасности.
В таких случаях ответственность за причиненный вред несет владелец источника повышенной опасности на момент причинения вреда (ст.1079 ГК РФ).

Как и в договоре аренды, в договоре безвозмездного пользования к обязанности ссудополучателя относится использование передан­ной ему вещи в соответствии с условиями договора, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением вещи (п. 1 ст. 615 ГК РФ).

Ссудополучатель обязан использовать вещь лично, не передавая ее без разрешения ссудодателя третьим лицам.

Если ссудополучатель пользуется вещью не в соответствии с ее назначением или условиями, установленными договором ссуды, ссудодатель вправе потребовать расторжения договора и возмещения убытков. Те же последствия могут наступить при передаче вещи третьему лицу без разрешения ссудодателя (п. 1 ст. 698 ГК РФ). Причем в указанных выше ситуациях на ссудополучателя возлагается риск случайной гибели вещи, т.е. ответственность за ее уничтожение или повреждение в результате ненадлежащего использования либо передачи третьему лицу.

Обязанностью ссудополучателя является также поддержание вещи в исправном состоянии, включая осуществление текущего и капитального ремонта. Причем в отличие от договора аренды в договоре ссуды презюмируется обязанность ссудополучателя не только по производству текущего ремонта, но и капитального. На ссудополучателя возлагаются и все расходы по содержанию вещи. Эти обязанности установлены в ст. 695 ГК РФ. Нормы этой статьи имеют диспозитивный характер и применяются, если стороны в дого­воре не предусмотрели иное распределение обязанностей по содер­жанию вещи.

По прекращении договора ссудополучатель должен вернуть ссу­додателю ту же вещь в состоянии, в котором она была получена, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном догово­ром (п. 1 ст. 689 ГК РФ).

Вещь должна быть возвращена вместе с соответствующими доку­ментами и принадлежностями в установленный срок.

Если ссудополучатель не исполнит обязанности по возвращению вещи, ссудодатель вправе истребовать у ссудополучателя вещь, яв­ляющуюся предметом ссуды, а также потребовать возмещения убытков, причиненных невозвращением вещи. Требование о воз­мещении убытков может быть заявлено при несвоевременном воз­врате или при возврате вещи в ненадлежащем состоянии. Причем убытки должны быть возмещены в полном объеме, включая не только реальный ущерб, но и упущенную выгоду. За несвоевре­менный возврат вещи договором могут быть установлены санкции, предусмотренные гражданским законодательством (например, не­устойка, штраф и т.п.).



 

Особенности изменения и прекращения договора ссуды

Изменение и прекращение договора ссуды осуществляются по правилам, предусмотренным гл. 26 и 29 ГК РФ с учетом особеннос­тей, установленных ст. 698–701 ГК РФ.

Как уже указывалось выше, договор ссуды сохраняет свое дей­ствие при переходе права собственности от ссудодателя к другому лицу (ст. 700 ГК РФ). Он сохраняется также и в случае смерти гражданина-ссудодателя либо реорганизации или ликвидации юри­дического лица – ссудо-дателя. В этих случаях права и обязанности по договору ссуды переходят к наследникам и иным правопреем­никам ссудодателя либо к лицам, к которым перешло право соб­ственности или иное право, на основании которого вещь была передана в безвозмездное пользование.

Таким образом, изменение в субъектном составе на стороне ссу­додателя не приводит к прекращению договора. Иная ситуация возникает в случае смерти гражданина-ссудополучателя или ликвида­ции юридического лица – ссудополучателя, поскольку передача вещи в пользование на безвозмездной основе обычно связана с лич­ностью ссудополучателя. В подобном случае в отличие от договора аренды договор безвозмездного пользования подлежит прекраще­нию. Однако указанная норма является диспозитивной, и соглаше­нием сторон могут быть установлены иные последствия смерти или ликвидации ссудополучателя.

ГК РФ установлены специальные основания для расторжения договора ссуды в одностороннем порядке. Обычно одностороннее расторжение договора является реакцией на несоблюдение другой стороной условий договора. Так, ссудодатель вправе потребовать досрочного расторжения договора, если ссудополучатель использу­ет вещь не по назначению, не выполняет обязанностей по поддержа­нию вещи в исправном состоянии или по ее содержанию, существен­но ухудшает состояние вещи, без согласия ссудодателя передает вещь третьему лицу (п. 1 ст. 698 ГК РФ). Ссудополучатель, в свою очередь, вправе требовать расторжения договора в случае обнару­жения недостатков, делающих невозможным или обременительным использование вещи (при условии, что ссудополучатель не знал и не мог знать о наличии таких недостатков при заключении договора). Ссудополучатель вправе потребовать расторжения договора, если вещь в силу обстоятельств, за которые он не отвечает, окажется непригодной к использованию по назначению, а также в случаях, когда ссудодатель не предупредил ссудополучателя о правах третьих лиц на передаваемую вещь. Договор может быть расторгнут ссудо­получателем и при неисполнении ссудодателем обязанности по передаче вещи или относящихся к ней документов и принадлежнос­тей (п. 2 ст. 698 ГК РФ).

Законом (ст. 699 ГК РФ) предусмотрена также возможность одностороннего отказа от договора. В отличие от расторжения договора в одностороннем порядке отказ не связан с допущенными контрагентом нарушениями условий договора и не требует обраще­ния в суд. Возможность отказа зависит от того, определен или нет срок действия договора. Каждая из сторон вправе во всякое время отказаться от договора ссуды, заключенного без указания срока, известив об этом другую сторону за один месяц, если договором не предусмотрен иной порядок извещения. Односторонний отказ от договора, срок которого определен, возможен только со стороны ссудополучателя с соблюдением месячного (или иного установлен­ного в договоре) срока для извещения ссудодателя. Такое правило обусловлено тем, что ссудодатель не получает никаких выгод от договора и досрочный возврат вещи не лишает его каких-либо мате­риальных благ.

Если по истечении срока договора ссудополучатель продолжает пользоваться вещью и ссудодатель против этого не возражает, дого­вор считается возобновленным на тех же условиях на неопределен­ный срок (п. 3 ст. 610 ГК РФ).

При прекращении договора решается судьба произведенных ссу­дополучателем улучшений имущества, являющегося предметом до­говора. Отделимые улучшения являются собственностью ссудополу­чателя, если иное не предусмотрено договором ссуды.

Что касается неотделимых улучшений, то они без разрешения ссудодателя производиться не могут. Если договором ссуды ссудо­получателю предоставлено право производить такие улучшения, он может по окончании срока договора претендовать на возмещение их стоимости (п. 2 ст. 689 ГК РФ, п. 2 ст. 623 ГК РФ).

Индекс материала
Курс: Обязательства по передаче имущества в собственность (иное вещное право) и пользование
Дидактический план
Понятие, предмет и содержание договора купли-продажи
Особенности договора розничной купли-продажи
Понятие договора мены
Элементы договора мены
Содержание договора мены
Особенности договора поставки
Договор поставки товаров для государственных нужд
Соотношение договора поставки и контрактации
Договор энергоснабжения
Предмет и форма договора продажи недвижимости
Особенности продажи отдельных видов недвижимого имущества (жилые помещения и т.д.)
Продажа предприятия
Общие положения о договорах ренты и пожизненного содержания с иждивением
Понятие, юридическая природа и форма договора ренты
Договор постоянной ренты
Договор пожизненной ренты
Договор пожизненного содержания с иждивением
Понятие, содержание и форма договора дарения
Пожертвования
Общие положения о договоре аренды
Понятие, предмет и содержание договора аренды
Прекращение договора аренды
Особенности договора проката
Особенности договора аренды транспортных средств
Предмет и форма договора аренды зданий или сооружений
Особенности договора аренды предприятий
Понятие и содержание договора лизинга
Виды лизинга
Понятие и виды договора найма жилого помещения
Предмет, стороны и форма договора найма жилого помещения
Особенности изменения и прекращения договора найма жилого помещения
Понятия и содержание договора ссуды
Особенности изменения и прекращения договора ссуды
Все страницы