Курс: Профессионально-нравственная культура аудитора

Курс: Профессионально-нравственная культура аудитора

Дана общая характеристика профессионально-нравственной культуры аудитора, показаны неко­торые особенности его профессиональной, нравственной культуры и компетентности, связанные с проблемными ситуациями морального выбора. Рассмотрены вопросы этики и психологии деловых отношений аудитора; охарактеризованы роль этикета как проявления профессионально-нравст­венной культуры аудитора, правила соблюдения служебного этикета. Освещены факторы и про­анализированы причины профессионально-нравственной деформации в аудиторских коллективах. Охарактеризованы основы профессионально-нравственного воспитания и методы самовоспитания аудиторов.



 

ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН

Общая характеристика профессионально-нравственной культуры аудитора и некоторые осо­бенности его профессиональной компетентности. Понятие нравственной культуры. Основные элементы профессионально-нравственной культуры аудитора. Профессиональная компетентность аудитора и проблемные ситуации морального выбора. Проблемные ситуации, связанные с повышением уровня аудиторского риска. Ситуации «нестандартного» аудиторского заключения. Безусловно положи­тельное аудиторское заключение с выражением сомнения по концепции действующего предприятия.

Этика и психология деловых отношений аудитора. Основные проблемы делового общения. Понимание как психологическая основа этики и культуры деловых отношений. Процедуры и методы профессионального общения аудитора. Понимающее общение и способы получения информации. Приемы правильного реагирования на критику в своей адрес. Приемы правильного реагирования на агрессивное поведение (вербальная агрессия).

Этика и культура деловых отношений. Понятие этикета. Этикет и нравственная культура. Деловой этикет как проявление профессионально-нравственной культуры аудитора. Соблюдение аудитором правил служебного этикета.

Профессионально-нравственная культура и задачи нравственного воспитания аудиторов. Фак­торы – показатели профессионально-нравственной деформации и ее основные причины. Основы, на которых строится профессионально-нравственное воспитание аудиторов. Нравственное само­воспитание аудиторов. Нравственное самовоспитание как фактор развития личности аудитора. Методы самопознания и нравственного самовоспитания.



Понятие нравственной культуры. Основные элементы профессионально-нравственной культуры аудитора

Термин «нравственная культура» образовался на базе двух понятий: «нравственность» и «культура». Что такое мораль и нравствен­ность, было уже рассмотрено в предыдущих статьях. А на понятии «культура», ко­торое является более широким по содержанию, стоит остановиться под­робнее. Само слово «культура», как известно, происходит от латин­ского «cultura», что в переводе на русский означает возделывание, обработка, совершенствование, образование, воспитание. Субъ­ек­том культуры, ее носителем являются как общество в целом, так и его структурные образования: нации, классы, социальные слои, профессиональные общности и каждый человек в отдельности. И во всех этих случаях культура выступает как качественная харак­теристика, степень совершенства любой сферы человеческой жизнедеятельности и самого человека. Человек является субъек­том и объектом культуры. Специфика нравственной культуры заключается в том, что она раскрывает качественную сторону человеческой дея­тельности, показывая, насколько органично последняя выступает реализаци­ей творческих потенций человека, насколько эта деятельность соответствует определенным требованиям и нормам. Нравственная культура личности – показатель того, насколько глубоко и органично требования морали воплотились в поступки человека.

Уровень нравственного развития общества и личности может быть разным: высоким или низким, поскольку степень усвоения нравственных ценностей, выработанных обществом, и в особен­ности их реализации на практике в разное время, различна. Когда эта степень, этот уро­вень высоки, мы говорим о высокой нравственной культуре об­щества и наоборот. Сейчас, в переходный период, нравственное здоровье нашего общества и многих его граждан внушает серьез­ные опасения. Эгоизм в личных отношениях активно теснит кол­лективизм и гуманизм. Нравственная культура как общества, так и отдельных людей заметно снизилась.

В структурном отношении нравственную культуру личности можно рассмат­ривать исходя из различных оснований, добиваясь таким образом всесторонности, ибо только это, при прочих равных условиях, избавит нас от серьезных ошибок. С точки зрения соотношения духовного и практиче­ского в ней с полным основанием можно выделить следующие уровни: теоретический или рацио­нальный, чувственно-психологический и деятельностный. Таким образом, можно с основанием утверждать, что нравственная культура – это духовный потенциал личности в действии.

Нравственную культуру личности можно представить и как единство внут­ренней и внешней культуры. Под внутренней культурой пони­мается духовное богатство личности, ее знания и чувства, убежде­ния и взгляды, ее мировоззрение и жизненные идеалы, принци­пы, целенаправленность и т.п.; под внешней – степень и форма их реализации в повседневной деятельности, внешний облик, культура межличностного общения и отношений, культура поведения, определенные умения, навыки и приемы поведения, этикет. Межличностные отношения – система установок, ориен­таций, стереотипов и т.п., через которые люди воспринимают и оценивают друг друга. Культура поведения – совокупность форм повседневного поведения человека, в которых находят внешнее выражение моральные и эстетические нормы этого поведения. Этикет – совокупность правил и навыков поведения, касающихся внешнего проявления отношения к людям.

Культура как данность единства в то же время многоэлементна, многогранна. Она не есть какая-то отдельная сторона жизни общества или индивида. Это нечто целое, рассматриваемое под определенным углом зрения, а именно – со стороны развития человека как субъекта деятельности. Культура представляет собой проявление сущности человека во всех сферах жизни: материальном производстве, социально-политической, духовной и других ее областях. И хотя человек может действовать в какой-то определенной сфере жизни, он тысячами нитей связан с другими ее сферами в качестве субъекта или объекта деятель­ности. Его культура в определенном смысле выступает как свое­образное единство культур: политической, правовой, нравствен­ной, эстетической и, само собой разумеется, профессиональной.

Перечисленные структурные элементы культуры, за исключе­нием профессиональной, можно объединить понятием общей культуры, хотя какие-то ее составляющие несомненно входят и в содержание культуры профессиональной. В узком смысле слова под общей культурой понимается личностный уровень общего образования, владения языком, общетехнической подготовки, пове­дения, физического развития, проявляющийся интегративно в общей культуре, ценностных ориен­тациях, деятельности и об­щении.

Общая культура вбирает в себя все то, без чего человеку нель­зя жить в социокультурной среде. Она представляет собой опре­деленный уровень развития сущностных сил человека, прояв­ляющийся в знаниях, навыках, умениях, привычках, качествах, необходимых человеку в повсе­дневной жизни. Это, наконец, уро­вень воспитанности человека, его умение должным образом вести себя как в профессиональной среде, так и вне ее.

Именно эта культура имеет важное значение для профессии аудитора. Она проявляется буквально во всем: в моральных воззрениях, на работе, в быту, в организационно-управленческой деятельности, в общении аудиторов в своем коллективе и с клиентами.

Деление культуры на профессиональную и другие структур­ные элементы относительно. Бывает, что профессиональная культура совпадает с каким-то конкретным элементом общей культу­ры. Например, для политического деятеля профессиональной культурой является его политическая культура, для юриста – правовая культура, для аудитора – его профессиональная компетентность. Но всех случаях неотъемлемым элементом общей и профессиональной культуры является куль­тура нравственная.

Таким образом, нравственная культура – это характеристика личности челове­ка с точки зрения ее целостного нравственного развития, сознания и поведения, а также совокупность нравственных качеств (черт), присущих людям определенного общества, класса, социальной группы, профессии, характеризующих уровень их нравственного сознания и поведения. Она включает в себя нравст­венные знания, чувства и убеждения, потребности, нравственные качества и навыки поведения, этикет­ные нормы, которые проявляются в отношениях с другими людьми. Если, например, в политической культуре человека вы­ражается его отношение к государственному и общественному строю, политическим партиям и движениям, к функционирова­нию властных структур и т.п., а эстетическая культура личности характеризует ее отношение к природе, обществу, самому челове­ку, к искусству с точки зрения прекрасного и безобразного, то нравственная культура той же личности реализуется в ее отноше­нии к другим людям, в повседневном общении с ними, базируясь на таких нравственных ценностях, как добро, долг, достоинство, честность, честь, совесть, справедливость.

Остановимся более подробно на структуре и содержании нравственной культуры личности: культуре нравственного созна­ния, культуре нравственных отношений и культуре общения. Безус­ловно, нравственная культура характеризуется определенным уровнем и содержанием нравственных знаний и чувств, убежде­ний, потребностей, нравственных качеств и норм поведения, при­вычек и навыков. Другими словами, нельзя говорить о нравственной культуре без соответствующего раз­вития морального сознания. Сознание моральное – форма общественного сознания, фиксирующая в себе изменяющиеся нравственные отношения и представляющая собой субъективную сторону нравственности.

В моральном сознании личности можно вычленить два уровня: теоретический (рациональный) и психологический (чувственный). Оба они тесно связаны между собой, воздействуют друг на друга и позволяют наиболее полно и глубоко, умом и сердцем оценивать социальные явления с позиций добра и зла и воздействовать на поступки и дела человека с этих же позиций. Тем не менее было бы ошибкой не замечать различий между ними.

Содержанием теоретического или рационального уровня морального сознания являются эти­ческие знания, взгляды и идеалы, принципы и нормы, нравственные потребности. Содер­жание этого уровня морального сознания формируется целе­устремленно как соответствующими общест­венными государ­ственными институтами (детсадом, школой, вузом, профессиональный аудиторским коллективом), так и усилиями самой личности. Элементы данного уровня более устойчивы, они теснее связаны с политическим и правовым сознанием. Они более глубоки и основательны, ибо отражают наиболее существенные связи, закономерности, тенденции мо­ральной жизни общества. Именно в силу этого они могут контро­лировать и ориентировать, сдерживать нравственные чувства и эмоции личности.

Этические знания – это знания о сущности, содержании и структуре морали, ее происхождении и закономерностях развития, ее социальной роли. Чем они обширнее и глубже, тем более обосно­ванно человек может осуществить моральный выбор. Этические взгляды и принципы, моральные потребности лич­ности – плод глубокого осмысления социальной жизни с точки зрения нравственных категорий добра и зла, долга, чести и досто­инства, совести и т.п. Моральный идеал личности – это свое­образная персонификация общественного идеала при активном воздействии нравственных чувств. «Идеал – это путеводная звез­да, – говорил Л.Н. Толстой. – Без нее нет твердого направления, а нет направления – нет жизни».

Моральные потребности, являясь, как и убеждения, ре­зультатом деятельности ума и сердца, становятся важной целью передаточного механизма от нравственного сознания к нрав­ственному поведению. Культура моральных потребностей – стремление личности бескорыстно выполнять свой гражданский и профессиональный долг, постоянно соблюдать требования общественной морали и профессиональной этики. Чем более возвышенный характер носят нравственные потребности, тем выше уровень нравственных качеств, профессионально-этический потенциал личности.

Как было отмечено выше, вторым уровнем морального сознания является психологический, или чувственный, уро­вень. Иногда его называют уровнем обыденного морального сознания. Он включает в себя богатый спектр моральных чувств, эмоций, симпатий и антипатий, представлений о нрав­ственном и безнравственном, моральных правил, нравов, обы­чаев и т.д., выработанных и закрепленных личностью в про­цессе жизненного опыта. Это своего рода первоэлементы мораль­ного сознания. Они формируются стихийно в процессе повседневной жизни. В чувствах, эмоциях, симпатиях и анти­патиях эмоционально и непосредственно происходит формиро­вание нравственной позиции личности. Иногда это проявляет­ся очень импульсивно: человек радуется или гневается, плачет или смеется, впадает в прострацию, замыкается, а иногда, как говорится, дает волю рукам. Моральные чувства весьма многочисленны и классифицируются по самым разным осно­ваниям. Одни делят их по жизненной сфере проявления: мо­рально-политические, морально-трудовые, морально-боевые, собственно моральные. Другие сводят в три группы: ситуатив­ные, интимные и чувства общественного переживания. Третьи их классифицируют, исходя из глубины переживаний. Все эти и другие подходы имеют право на жизнь, ибо помогают более глубоко и всесторонне познать их сущность и социальную роль.

Например, интимные чувства – это чувства любви, дружбы, верности, ненависти или предан­ности и т.п. Они возникают в отношениях к другим людям, в них выражаются симпатия и ан­типатия, приязнь и неприязнь. Дружба и товарищество – безусловно интимные чувства. Дружба и товари­щество, прошедшие через тяжелые испытания, трудные времена, когда и «хлеба горбушку и ту пополам», когда складывалась ситуация: «сам погибай, а товарища выручай», остаются на всю жизнь.

Совсем иной характер имеют чувства общественного переживания. Они, по сути дела, явля­ются гражданскими чувствами, ибо в них отражаются отношения не столько к другим людям, сколько к явлениям большого граж­данского звучания: это чувство патриотизма и интернациона­лизма, социальной справедливости и солидарности, национальной гордости и т.д. Они сложны по своему содержанию и многообразны по своему проявлению и представляют своеобразный сплав лич­ного и общественного. Следует подчеркнуть также, что в отли­чие, например, от интимных чувств, которые подвижны, дина­мичны, чувства гражданские более устойчивы, ста­бильны и не подвержены воздействию малосущественных, пре­ходящих факторов.

Моральные чувства, в отличие от этических знаний, непо­средственно отражают те или иные стороны реальной действи­тельности и порой оказывают существенное влияние на дела и поступки человека. Человек с хорошо развитой системой чувств безусловно богаче рационального сухаря. Но верно и другое: жить только чувствами нельзя. Они должны неизбежно контролиро­ваться разумом. Иногда просто необходимо «наступить на горло собственной песне». Люди, не умеющие сдержать себя, импуль­сивные, действующие порой в состоянии аффекта, как правило, сожалеют о содеянном.

Однако на этом основании нельзя недооценивать положи­тельной роли моральных чувств. Они обладают огромной побудительной силой. Моральные чувства человека – это его богатст­во. Но таковыми они становятся, если они окультурены, управ­ляемы. Культура моральных чувств непо­средственно говорит о глубине нравственной воспитанности человека, его нравст­венной культуре. Скудость и низкий уровень культуры моральных чувств – причина многих жизненных неурядиц, не­удач, а то и трагедий. Часто именно это обстоятельство ведет к эгоцентризму, создает вокруг человека атмосферу непонима­ния, пустоты. И наоборот: человек с развитой культурой чувств – это уважаемый человек, он коммуникабелен, корректен, лоялен, с ним интересно и комфортно, с его мнением считаются, на него равняются в своем поведении.

Моральные чувства, помноженные на теоретические элемен­ты морального сознания, прояв­ляются и, многократно реализуясь в поступках, в конце концов закрепляются в человеке как его нравственные качества. Нравственные качества – это целостные духовно-практические образо­вания, проявляющиеся в самых раз­ных сферах человеческой жизнедеятельности. В Кодексе ауди­торов специально рассматриваются этические аспекты работы профессиональных аудиторов, которые являются сотрудниками организаций, предоставляющих бухгалтерские и аудиторские услуги. Аудиторы должны быть лояльны по отношению к работодателю, а также по отношению к коллегам, причем иногда между этими обязательствами может возникать конфликт, который может быть успешно разрешен в зависимости от того, какими нравственными качествами обла­дает тот или иной аудитор.

Можно порекомендовать аудиторам в этих случаях проверять соответствие соей деятельности критериям принципа независимости, изложенным в Кодексе этики или аналогичных документах российских профессиональных аудиторских объединений. Существующее российское законода­тельство не содержит каких-либо запретов или ограничений для аудиторских организаций, в зна­чительной степени зависящих от одного или группы взаимосвязанных клиентов (например членов одного и того же холдинга). В то же время у нас достаточно часто встречаются «карманные» ауди­торские фирмы, специально созданные при конкретном клиенте или группе клиентов, и проблема независимости таких аудиторов стоит очень остро.

Аудитор должен предоставлять профессиональные услуги в соответствии с применимыми техническими и профессиональными стандартами. Он обязан тщательно и умело выполнять инст­рукции клиента или работодателя в той мере, в какой такие требования совместимы с требова­ниями в отношении порядочности, объективности и в определенных случаях (проведение обяза­тельного аудита либо оказание других услуг, предполагающих предоставление по их результатам выводов или отчетов третьим лицам) – независимости. Порядочность предполагает не просто честность аудитора, но еще справедливое ведение дел и правдивости. Принцип объективности налагает на аудиторов обязательство быть справедливыми, интеллектуально честными и не иметь конфликтов интересов. Аудиторы сталкиваются с ситуациями, которые предполагают оказание на них возможного давления. Такого рода давление может повлиять на их объективность. Нельзя описать все ситуации, в которых возникает такое давление, и дать предписание на все подобные случаи. При установлении стандартов для выявления отношений, которые могут или по видимости могут нанести ущерб объективности аудитора, следует руководствоваться здравым смыслом. Нужно избегать отношений, которые допускают предвзятость, небеспристрастность или влияние других лиц в ущерб объективности.

Принято выделять четыре группы нравственных качеств: мо­рально-политические, морально-трудовые, собственно моральные и профессионально-нравственные. Если первые три группы обна­руживаются практически у всех граждан, то последняя присуща представителям определенных профессий, к которым относятся и аудиторы.

Важным структурным элементом нравственной культуры лич­ности является культура нравст­венных отношений. Нравственные отношения есть особый вид общественных отношений, которые практически не существуют в чистом виде, но являются составной частью любых человеческих отношений, поддающихся нравствен­ной оценке. Нравственные отношения – это своеобразная связь между моральным сознанием и нравственным поведением. Сна­чала они формируются в соз­нании личности, а обнаруживают себя в конечном счете в нравственном поведении. Нравственные отношения – это, по сути, процесс перехода моральных побужде­ний в моральное действие. Нрав­ственные отношения принято классифицировать по содержанию, по форме и, наконец, по спо­собу связи между людьми. По содержанию можно указать на нравственные отношения, существующие в системе экономиче­ских, политических, правовых, профессиональных, семейно-брачных и т.п. отношений. И во всех случаях они характеризуют именно нравственную сторону этих отношений: любовь к Родине, честность и порядочность в финансовых расчетах, чувство чес­ти и профессио­нальной гордости и т.д.

Форма нравственных отношений зависит от того, каким обра­зом выступает перед человеком нравственное требование, на­сколько обобщенный или конкретизированный характер оно имеет. Соответственно различным видам нравственного требова­ния отношение индивида к обществу каждый раз принимает осо­бый характер. Помимо этого нравственные требования проявля­ются также в таких моральных категориях, как долг, честь, досто­инство, совесть и т.д.

Наконец, следует сказать и о способах связи между людьми в процессе нравственных отно­шений. Нравственные отношения всегда предполагают как минимум отношения между двумя субъ­ектами, но в действительности они, как правило, всегда много­сторонни. Нравственные отно­шения – это поистине интегри­рующий элемент морали, ее ведущее звено. Они соединяют вое­дино сознание и деятельность, играют решающую роль в регули­ровании отношений между людьми вообще. В нравственных от­ношениях наглядно проявляется их поведенческий, практический характер.

Из чего же складывается нравственная культура аудитора? Это, прежде всего, система нравст­венных ориентации, характеризующаяся наличием доминанты (она обусловлена профессиональной деятельностью), которая определяет харак­тер всех остальных элементов и связей между ними. Эта сис­тема элементов нравственной культуры аудитора разверты­вается, реализуется, включается в поступки в процессе его профессионального взаимодействия и общения. Поскольку нравствен­ность является неотъемлемой частью культуры общества и функционирует в соответствии с обще­культурными законами, есть смысл кратко остановиться на проблеме сущности культуры.

Рассмотрим три аспекта сущности культуры – аксиологический, технологический и творческий.

Представители аксиологической концепции куль­туры справедливо считают, что ценности имманентно присущи культуре, в ценностях культуры проявляет­ся социальная природа продуктов деятельности человека. При этом абсолютизируются готовые продукты человеческой деятель­ности, принижается роль творческой активности субъекта. Сторонники технологического подхода, выступая против аксиологической концепции, включают в содержание культуры наряду с субстанциаль­ными и функ­циональные характеристики: культура – это внебиологический способ деятельности людей, протекающий на основе средств и механизмов, через которые она мотивируется, коорди­нируется, направляется и реализуется. В технологию культуры входят как орудия и средства общественного производства, так и нормы, идеалы, обычаи, стереотипы поведения, мировоззрен­ческие уста­новки, посредством которых регулируется поведение людей в процессе достижения социальных целей и идеалов. Такой под­ход оправдан, однако его главный недостаток в том, что внут­ренняя структура культуры не систематизирована в иерархи­ческом порядке, в ее содержании все рядоположено. Творческая концепция культуры трактуют культуру как саморазвитие сущно­стных сил человека, в ее содержание вхо­дит все то, что способствует универсальному, целостному, все­стороннему развитию личности в процессе социально значимой творческой деятельности. При этом нормы и регламентации, теории, за­коны, канонизированные тексты и символические конст­рукции – все это лежит за пределами культуры, т.е. технологическая сторона выпадает из ее содер­жания.

Если же синтезировать все рациональное из этих концепций, то появляется возможность рас­сматривать культуру в единстве аксиологического, творчески-преобразующего и технологиче­ского элементов ее содержания. Применительно к специфике нравственной культуры высшие ценности – это идеалы и цели человеческой деятельности, тех­нология – принципы и нормы (под­чиненные ценности), в соот­ветствии с которыми она осуществляется, а творческая актив­ность – преобразующая сила, моральное творчество и мораль­ное освоение мира, его совершенствование. Последняя зависит от соот­ношения первых двух. Такой подход позволяет рассматривать моральное сознание и нравственные отношения в органиче­ском единстве, практическое доведение и сознание как опреде­ленную целостность.

Назовем наиболее важные из элементов этой целостности.

Культура этического мышления – способность верно осу­ществлять моральный выбор, осно­вываясь на осознании этической ценно­сти морального должного.

Культура моральных убеждений – содержание пред­ставлений и ценностей индивидуального морального сознания, которые определяются моральным должным.

Культура морального чувства – способность испыты­вать удовлетворение (неудовлетворение) от всех составляющих нравственного поступка: морального мотива, цели, средств ее достижения, нравственного результата.

Культура нравственного поступка – это способность личности действовать в соответствии с нрав­ственной программой (основанной на моральных знаниях, убеж­дениях и чувствах), в которой сочетаются конкретные цели с перспективными моральными целями. Для аудиторов подобная программа во многом определяется нормами и принципами их профессиональной этики. Моральные принципы – принципы, которые раскрывают в общей форме содержание той или иной моральной системы, выражают требования, касающиеся назначения, смысла и характера взаимоотношений между людьми. Они дают общее направление нравственной деятельности в профессиональной сфере и служат основанием для частных норм поведения аудиторов.

В этой связи вполне обоснованно можно говорить о профессионально-нравственной культуре аудитора, слагаемыми которой выступают перечисленные выше элементы. Доминантой этой культуры является профессиональная компетентность аудитора, которая «пронизывает» собой все другие элементы ее. Разумеется, одной только профессиональной компетентности для обеспечения этичных действий мало, поскольку она может быть использована и в аморальных целях. Поэтому она должна рассматриваться во взаимосвязи с этими элементами. Так, в Кодексе этики МФБ под­черкнута важность соблюдения аудиторами этических требований. При этом для профессии бух­галтеров (и аудиторов) характерны некоторые определенные черты, в том числе:

- владение определенными знаниями и навыками, приобретенными в ходе получения образо­вания и специальной подготовки;

- приверженность представителей профессии общему кодексу ценностей и поведения;

- осознание своего долга перед обществом.

Навыки – действия, которые аудитор настолько усвоил в процессе специальной подготовки, что начал осуществлять их более или менее автоматизированно. В отличие от привычки, которая включает потребность и склонность человека к действию, навыки касаются технической стороны его деятельности и лежат вместе со знаниями в основе умений. Привычки – укоренившиеся в психике способы поведения, которые проявляются в виде однотипных действий человека, повто­ряющихся в сходных ситуациях. В нравственной деятельности посредством навыков может регу­лироваться выбор способов, путей, средств действия. Добросовестное отношение аудитора к труду, например, предполагает не только готовность его служить обществу и интересам своей профессии, но и выбор наиболее эффективных приемов и методов своего труда, умение выполнять требуемые профессиональные операции, т.е. быть профессионально компетентным.

В Кодексе МФБ сказано: «профессиональные бухгалтеры не должны делать вид, что они имеют опыт или экспертные знания, которыми они в действительности не обладают». Аудитору не следует никого вводить в заблуждение в отношении особенностей своей квалификации. Вместе с тем, аудитору следует браться только за ту работу, выполнить которую ему позволяют его лич­ностные качества. То есть речь идет о профессионально-нравственных качествах личности аудитора. Профессиональная компетентность включает две фазы: достижение уровня профессиональной компетентности и совершенствование уровня профессиональной компетентности.

Достижение уровня профессиональной компетентности требует выполнения изначально высоких требований в отношении общего образования, за которым должны следовать специальное образо­вание или подготовка, повышение квалификации и проведение экзаменов по соответствующим дисциплинам, а также практическая работа по специальности. Все это должно стать обычным спо­собом получения профессии аудитора. Отметим, что здесь требования Кодекса этики МФБ нахо­дятся в полном соответствии с требованиями действующего российского законодательства.

Для поддержания уровня профессиональной компетентности необходимо постоянно следить за развитием своей профессии, в том числе за национальными и международными положениями о бухгалтерском учете и аудите, за иными соответствующими законодательными требованиями, нормативными актами. Аудитор должен действовать так, чтобы обеспечить контроль качества при предоставлении профессиональных услуг согласно применимым национальным и международным положениями. Требования постоянного поддержания и повышения квалификации также преду­смотрены российским законодательством.

Аудиторской орга­низации предписано заботиться о высоком уровне квалификации сотрудни­ков – аудиторов, экспертов и привлекаемых специалистов. Для этого должны быть предусмотрены спе­циальные кадровые про­цедуры. Штатное расписание организации может иметь многоступенча­тую структуру с обязательным описанием предъявляемых к специали­стам квалификационных требо­ваний. Это позволяет наделить специали­стов должностными обязанностями в соответствии с уровнем их квали­фикации и четко определить перспективы служебного роста.

Целесообразно проводить квалификационные экзамены для лиц, принимаемых на работу. Экзамены (например тестирование по вопро­сам бухгалтерского учета, налогообложения, аудита и права) могут про­ходить в несколько этапов. На первом этапе проводится общее тестиро­вание для определения уровня знаний претендента и, соответственно, диапазона должностей, на которые он может претендовать. Поэтому в общий тест должны быть включены группы вопросов различной степе­ни сложности. При оценке ответов следует установить границы мини­мальных знаний для каждого уровня. На втором этапе можно прибегнуть к углубленному тестированию в целях опре­деления уровня знаний для каждой конкретной должности. Углубленное тестирование возможно и на первом этапе для лиц, претендующих только на определенные долж­ности, например на долж­ность ведущего специалиста.

Степень владения этическими знаниями целесообразно проверять посредством письменного опроса. Вопросы следует ставить таким образом, чтобы при ответе пре­тендент смог проявить широту кругозора, способность обосновывать свою точку зрения. Другими словами, важно задавать вопросы, на которые нет однозначных ответов, где возникает моральная проблема выбора. При оценке ответов на письменные вопросы нужно учитывать способность к анализу ситуации, умение мыслить диа­лектически.

В современных условиях аудиторские фирмы разрабатывают такие меры, как разработка этических нормативов применительно к своей организации, обучение этичному поведению. Этические нор­мативы – система требований, охватывающих общие принципы, ценности и правила этики, которых, по мнению организации, должны придерживаться ее работники. Этические нормативы разрабаты­ваются для формирования целей аудиторской фирмы, создания нормальной этической атмосферы и определения рекомендаций по принятию решения. Обычно аудиторские фирмы доводят этические нормативы до своих работников в письменном виде, некоторые из них создают рабочие группы по этическим нормативам. На первое место ставятся такие требования к уровню профессионально-нравственной культуры аудиторов, как порядочность и надежность в деле.

Итак, к основным элементам профессионально-нравственной культуры аудитора относятся: про­фес­сиональная компетентность культурно-моральных потребностей, культура этического мышления, культура моральных убеждений, культура морального чувства, культура нравственного поступка. Все они находятся в диалектической взаимосвязи и взаимодействии и не проявляются в обособ­ленном, чистом виде. Механизмом их реализации в практической деятельности выступают навыки и привычки. Навыки и привычки, в совокупности с объемом специальных знаний, составляют основу профессиональной компетентности аудитора. Профессионально-нравственная культура аудитора реализуется также через этику и психологию, этикет его деловых отношений. Профессиональная компетентность аудитора, которая выступает в качестве доминанты его профессионально-нравст­венной культуры, непосредственно связана с проблемными ситуациями морального выбора.



Профессиональная компетентность аудитора и проблемные ситуации выбора

Проблемные ситуации, связанные с повышением уровня аудиторского риска

Наличие обширной правовой, законодательной базы, регламентирующей действия аудиторов, существенно упорядочивает их работу. Однако аудиторская деятельность настолько разнообразна, конкретная обстановка настолько изменчива, что предвидеть все ситуации и отразить их в соответ­ствующих законодательных актах, стандартах, инструкциях, приказах практически невозможно. В этих условиях «на помощь» приходят профессиональная компетентность и нравственная культура в форме такой категории, как культура нравственного поступка. Нельзя не согласиться с мнением выдающегося русского юриста А.Ф. Кони, который сказал: «Как бы хороши ни были правила деятельности, они могут потерять силу и значение в неопытных, грубых или недобросовестных руках».

Решая проблему выбора, выбирая определенную «нестандартную» форму аудиторского заклю­чения, его авторы прежде всего стремятся выявить особо проблемные области (где риск аудитора более высок), а это трудно, сложно и действительно опасно ввиду ответственности аудиторов. Они должны оценить:

а) сущность и уровень той проблемы, с которой они столкнулись;

б) возможность искажающего эффекта влияния этой проблемы на уровень достоверности отчет­ности клиента в целом.

По результатам подобных исследований аудитор может сде­лать вывод, что вставшая перед ним проблема клиента чрезвы­чайно повышает уровень аудиторского риска и что, следовательно, возникла насущная необходимость отхода от использования стандартного, безусловно положи­тельного, заключения. Среди та­ких ситуаций можно различить следующие (или их всевозможные комбинации):

1) аудитор нарушил этический принцип независимости, например в личностном плане (вдруг выяснилось, что главный бухгалтер проверяемого экономического субъекта – жена его сына и т.д.);

2) наличие существенных событий после даты баланса. Аудитор (например в случае большого пожара у клиента-завода) несет определенную ответственность за отражение в ауди­торском заклю­чении, которое он представляет клиенту (но, сле­довательно, и для предъявления третьим лицам), всех существенных событий между датой баланса и датой заключе­ния о его достоверности (решения будут приниматься не на дату баланса и даже не на дату заключения, а несколько позже);

3) неопределенная ситуация, результаты которой могут быть известны только после даты заклю­чения, но пока их не может предсказать никто. Например, у экономического субъекта не за­кончена существенная судебная тяжба с налоговой инспекцией или с весьма крупным предприятием-смежником. В балансе она не отражена (и должна быть отражена только в том случае, если судебное разбирательство завершится не в его пользу, возникнут огромные обязательства), но аудитор собрал доказательства, что сумма иска существенна, и ясно видит, что необходимо преду­предить об этом факте третьих лиц через заключение;

4) ограничение сферы аудита экономическим субъектом. На­пример, аудитор не удовлетворен материалами годовой инвен­таризации основных средств, движение по учету которых до даты баланса практически отсутствовало, но клиент не дает аудитору возможности осуществить перепроверку, причем администрация отказывается давать какие-либо сведения о том, какая часть ос­новных средств заложена;

5) ограничение сферы аудита обстоятельствами. Например, клиент представил аудитору явно формально выполненные ма­териалы якобы осуществленной инвентаризации огромных запа­сов лесоматериалов, незавершенного производства и полуфаб­рикатов из них, но с момента инвентари­зации (на 1 сентября) прошло много времени, и у аудитора отсутствует возможность осуществить даже минимальные процедуры по перепроверке дан­ных утверждений администрации;

6) бухгалтерская отчетность составлена на основании весь­ма противоречивых системных записей, по которым выявлены массовые нарушения объявленной в приказе учетной политики экономического субъекта (аудируемого лица), а также существен­ные отступления от требований нормативного акта по его со­ставлению.

При наличии хотя бы одного из этих шести условий, в случае его существенности, необходимо, чтобы аудитор представил та­кое заключение, которое явно отличалось бы от стандартного, безусловно положительного заключения. Следует, однако, отметить, что на практике встречаются си­туации, когда аудитор сталкивается не с одним условием, а с не­сколькими (с их всевозможными комбина­циями). И тогда ауди­торы рассматривают, например, как оформить в аудиторском заключении объяснительный абзац на случай неопределенности, связанной с обстоятельствами существенной устойчивой убыточ­ности, или же относительно возможности функционирования в ка­честве дейст­вующего предприятия. В таком случае подлежит радикальному изменению сам подход к форме ауди­торского заключения, поэтому аудитор должен выработать для себя определенные правила, профессионально-этические нормативы, которыми он мог бы руководство­ваться при выборе формы заключения.

Выработка таких нормативов и правил предполагает высокий уровень культуры этического мышления и культуры нравственного поступка аудитора. Здесь приходится идти на компромисс. Компромисс в аудиторской деятельности – очень тонкий и сложный акт морального выбора, где имеет место риск девальвации морального характера цели в процессе ее достижения. Особенно контрастно это проявляется, если иметь в виду мотивы должностных ответственных лиц аудируемого предприятия, которые намерено искажают бухгалтерский учет и отчетность в корыстных целях. Аудиторам приходится как бы поступаться этическими принципами лояльности в отношение клиента в силу приоритетного значения принципа нетерпимости к нарушителям, которые «тянут» на криминал. Тут уже не до оказания содействия и помощи, здесь нужно только неукоснительное проявление объективности и гражданской позиции аудитора. В конечном результате такие принципиальные действия аудитора и есть ничто иное, как оказание содействия экономическому субъекту, с которым он работает.

В аудиторской деятельности встречаются ситуации (их число особенно возросло в условиях «рыночного бума»), когда приходится говорить о критериях нижнего предела нравственной допус­тимости в оценке положения дел клиента. Речь идет о проявлении крайней формы трансформации моральных требований, вплоть до их деформации: образование корпоративной морали, замкнутой на узкие собственные интересы, часто противоречит определенным интересам общества в целом, какой-либо группы людей или отдельного человека. «Моральной нормой» здесь становится уход от налогов, сокрытие действительной прибыли, искажение финансовой отчетности и ориентация на мздоимство и морально нечистоплотные услуги для проверяющих и контролирующих лиц, аудиторов и т.д.

Выработка соответствующих профессионально-этических нормативов аудитора в значительной мере зависит прежде всего от культуры его этического мышления как одного из существенных элементов профессионально-нравственной культуры. Ее содержанием являются этические знания, взгляды и идеалы, моральные потребности, принципы, нормы и навыки поведения. Это содержание формируется целенаправленно как соответствующими социальными институтами (учебными заведе­ниями, коллективами аудиторских фирм, профессиональными аудиторскими сообществами), так и усилиями самого аудитора. Данный элемент профессионально-нравственной культуры является наи­более устойчивым, он тесно связан с политическим и правовым сознанием. Он является наиболее глубоким и основа­тельным, т.к. в нем отражены наиболее существенные связи, закономерности, тенденции нравст­венной жизни общества и профессиональной деятельности аудиторского сооб­щества.

Именно в силу этого обстоятельства этическое мышление может контролировать и ориенти­ровать, сдерживать моральные чувства и эмоции. Чем обширнее и глубже этические знания, тем более обоснованно аудитор может осуществить моральный выбор. Его этические взгляды и принципы, моральные потребности – это плод глубокого осмысления социальной жизни с точки зрения моральных категорий добра и зла, справедливости и долга, чести и достоинства, совести и т.п. Принципиально важным моментом является то, как профессионал аудитор относительно свободен в выборе средств для достижения стоящей перед ним цели, но как личность он должен учитывать сложившуюся ситуацию с позиции прогрессивных целей. В этом проявляется диалек­тика собственно профессионализма и нравственной культуры в деятельности аудитора.

Ситуации «нестандартного» аудиторского заключения

Существуют несколько основных форм «нестан­дартного» аудиторского заключения: условно положительное заключение, безусловно отрицательное заключение, отказ от вы­ражения мнения, а кроме того – безусловно положительное зак­лючение с оговорками по концепции действующего предприятия. Практически в каждой из этих форм заключения аудитор должен кратко, но понятно охарактеризовать те обстоятельства, с кото­рыми он столкнулся у клиента при выполнении заказа, и обосно­вать причины и условия, которые побудили его выразить свое мнение именно в этой, а не иной форме. Для достижения этой цели целесообразно использовать такую форму, как абзац с оговорками.

Рассмотрим несколько ситуационных примеров, требующих наличия должного уровня профес­сионально-нравственной культуры аудитора, которая предполагает соответствующие знания и навыки (умения).

1. В ходе аудита выявлено, что состояние учета формально не противоречит основным требо­ваниям законодательства и инст­рукций, но по существу (а не с формальной точки зрения) есть ошибки, злоупотребления и искажения бухгалтерской отчетно­сти, причем клиент уже сдал эту отчетность, и оперативные изме­нения в ней невозможны. Аудиторские доказательства обо всех этих случаях ошибок и злоупотреблений довольно убедительны, и аудитор приходит к выводу, что в отчетности клиента с высо­кой степенью вероятности накоплены существенные некоррект­ности (например, в оценке определенных статей баланса, по неотражению значительной части выручки в системных учетных за­писях и т.д.). Это очень серьезная проблема, а потому пользова­телей обязательно следует предупредить, что отчетность данного клиента в целом нельзя считать достоверной – иначе мно­гие пользователи могут принять неправильные управленческие ре­шения и потерпят убытки.

Предупредить или не предупредить пользователей – решение этой дилеммы во многом зависит от такого уровня развития культуры моральных потребностей, который выражает (или не выражает) стремление аудитора добросовестно выполнять свой профессиональный и гражданский долг, соблю­дать требования общественной морали и профессиональной этики в повседневной служебной дея­тельности. Чем более высокий уровень развитости носят моральные потребности, тем выше уровень профессионально-нравственных качеств аудитора и степень его моральной надежности.

2. При выполнении программы проверки (в данном случае до сдачи баланса) аудитор выявил существенные слабости внутри­хозяйственного контроля у клиента. Он изучает все относящиеся к данной проблеме аудиторские доказательства, чтобы выявить, достаточен ли ее уровень для того, чтобы нельзя было с уверен­ностью подтвердить достоверность и полноту бухгалтерской отчетности. Аудитор оценивает эффект слабости внутрихозяйствен­ного контроля как соответствующий риск контроля, а потому мо­жет отрегулировать проблему иным путем (расширением объема выборки, экстраполяцией ее результатов на генеральную сово­купность, предложениями для администрации по внесению соот­ветствующих корректировок в отчетность и т.д.) Если админист­рация отказалась это сделать, то аудитор не может не отразить данный факт в соответствующей оговорке.

3. Проверка показала, что клиент допустил некоторые нару­шения многочисленных требований по законодательно призна­ваемым затратам для определения прибыли, а также неверно в принципе определил налогооблагаемую базу за год. Но проблем­ные вопросы были трех видов:

а) абсолютно бесспорные, прямо вытекающие из соответству­ющих нормативных актов;

б) мнимо бесспорные, поскольку они также вытекают из нор­мативных актов, но администра­ция получила устное разрешение налогового инспектора на такое их отражение;

в) возможные и даже реальные для обсуждения, дискуссий и судебных разбирательств, поскольку требования конкретного налогового инспектора об их непризнании явно противоречат действую­щему законодательству.

Аудитор должен проявить высокий уровень профессиональной компетентности, промодели­ровать возмож­ные последствия таких ситуаций (и их конкретного вариантного расклада) в условиях действующей налоговой системы. В случа­ях (а) и (б) могут быть применены соответствующие коэффици­енты, штрафы, пени и т.д. Такие обстоятельства он должен отра­зить в заключении, поскольку они могут привести даже к банк­ротству клиента. В случае (в) он может лишь устно обсудить проблему с администраций, найти для нее вполне легитимные возможности защиты прав проверяемого клиента и подобрать для него соответствующую формулировку, используемую в абзаце с оговорками.

Следовательно, существует определяющее для аудитора пра­вило, при котором он должен решиться либо напротив – может не решиться на отход от стандартной формы аудиторского заключения. Правило состоит в том, что если проблема, с кото­рой он столкнулся у клиента, ока­зывает или может оказывать вли­яние на решения пользователя проверяемой им бухгалтерской отчетности то аудитор обязан обратить на эту проблему особое внимание пользователей: сделать в заключении соответствующие оговорки, использовать объяснительный абзац и т.д.

Сле­дует обратить внимание, что в условиях повышенного предпринимательского и аудитор­ского риска, которые наблюда­ются сейчас в России, могут возникнуть (и уже существуют) мно­гие варианты ситуаций, при которых следует представлять заключение с оговорками. Однако необхо­димо не только знать, но и точно уметь применять на практике соответствующие формулировки, которые, с одной стороны, адекватно соответствуют количеству и качеству собранных аудиторских доказа­тельств, а с другой – точно отражают сущность конкретной ситуации, сло­жившейся у клиента.

Умения и навыки, проявляясь и многократно реализуясь в поступках, закрепляются в привычках и, в конечном итоге, превращаются в профессионально-нравственные качества аудитора, в элементы его профессионально-нравственной культуры, выступая в качестве моральных потребностей. Про­фессионально-нравственные качества есть целостное духовное образование, они проявляются в самых различных сферах аудиторской деятельности, связанных с проблемными ситуациями морального выбора.

Безусловно положительное аудиторское заключение с выражением сомнения по концепции действующего предприятия

Возникают проблемные ситуации, когда аудитор, завершающий проверку в соответ­ствующих обстоятельствах, остается не удовлетворен финансо­вым состоянием предприятия или обнаруживает другие причи­ны, именуемые высоким риском предпринимательской несосто­ятельности экономи­ческого субъекта. Данные обстоятельства подробно регламентированы в ПСАД «Применимость допуще­ния непрерывности деятельности». Этот риск (чаще всего на приемлемом уровне) су­ществует всегда в силу различных субъективных и объективных причин. Но иногда в исследуемых здесь случаях его уровень ста­новится не только существенным, но и решающим, и в этих случа­ях выяв­ленные обстоятельства имеют непосредственную связь с концепцией действующего предприятия в аудите, прямой проти­воположностью которой можно считать ликвидационную концеп­цию.

Существуют принципиальные отличия баланса по концепции действующего предприятия и по ликвидационной концепции. Оценка статей баланса действующего предприятия и предприя­тия обанкротившегося, ликвидируемого осуществляется на прин­ципиально иной основе. Различия име­ют существенное, решающее значение; их наличие, а также имен­но такой характер и подчер­кивает стандартное, безусловно положительное аудиторское заключение с выражением сомнения по кон­цепции действующего предприятия.

Основное содержание такого заключения, кроме Порядка, рег­ламентируется еще и ПСАД «Применимость допущения непрерыв­ности деятельности». Оно сводится к следующему: это без­условно положительное аудиторское заключение, которое представляется клиенту при наличии серьезного сомнения о его возможности продолжить деятельность и исполнять свои обязатель­ства в течение как минимум 12 месяцев, следующих за отчетным периодом. Его представляют, если по результатам проверки выяв­лены особые обстоятельства, которые показывают, что имуществен­ное и финансовое положение экономического субъекта чрезвычай­но слабое; эти особые обстоятельства нужно указать в объяснитель­ном абзаце к параграфу-сфере заключения, а затем удвоить параграф-мнение, т.е. в отдельном дополнительном параграфе выс­казать серьезное сомнение о возможности проверенного клиента продолжить деятельность и исполнять свои обязательства в обо­зримом периоде (в течение года). Следует отметить, что вопросы представления подобного заключения очень сложны.

Не будем касаться вопросов ложного банкротства, решение о котором обычно принимается, а затем претворяется в жизнь узким, ограниченным количеством руководителей и сотрудни­ков клиента. В обычных же ситуациях, даже если проверяемая хозяйственная система давным-давно испытывает большие затруднения, ее управляющая система (администрация экономи­ческого субъекта) все же прилагает отчаянные усилия, чтобы со­хранить производственно-коммерческую деятельность. Поэто­му аудиторам, чтобы выразить сомнение по концепции действу­ющего предприятия, нужно представить комплексную оценку всех сторон его деятельности, воспользоваться основными мо­делями пред­сказания банкротства.

Ретроспективный финансовый анализ сочетается в таких слу­чаях с перспективными оценками и даже прогнозами (включая такие ПСАД, как «Аудит оценочных значений в бухгалтерском учете», «Проверка прогнозной финансовой информации» и др.), предпринимаются попытки оценить стра­тегию администрации, осуществить мониторинг ее конт­рольной деятельности, эффективности управления и т.д. И запад­ные, и отечественные аудиторы (как и их клиенты) с большой нео­хотой и только в самых критических ситуациях используют дан­ную форму аудиторского заключения: само выражение сомнения по концепции действующего предприятия рассматривается как дурное предзнаменование и чуть ли не основная причина после­дующего банкротства.

В дальнейшем по примеру США, Великобритании и многих стран континентальной Европы в России может быть предусмотрена ответственность аудиторов в случае невыражения ими со­мнения по концепции действующего предприятия при составле­нии заключения, если объективные обстоя­тельства, сложившие­ся у клиента, требуют именно такой формы заключения. А пока Порядок, описывая две последние рассматриваемые формы заключения, определил следующее правило: «При наличии серьез­ного сомнения аудиторская фирма может, но не обязана отказать­ся от выра­жения мнения о достоверности бухгалтерской отчет­ности в аудиторском заключении».

Какое решение будет принято у каждого конкретного клиен­та, зависит от многих факторов. Поэтому важно, чтобы аудито­ры были достаточно компетентны и хорошо знали сущность проблем, связанных с допущением непрерывности деятельности предприятия. В частности, еще в пе­риод предплановой работы, на этапе предварительного экспресс-анализа должны быть:

а) рассчитаны важнейшие коэффициенты ликвидности и финансовой устойчивости экономи­ческого субъекта;

б) выявлены так называемые «больные» статьи баланса;

в) определены зоны повышенного аудиторского риска в связи с наличием «больных» статей баланса;

г) определены объемы и сроки их тщательных проверок по существу и т.д.

В конце проверки необходим тщательный анализ всех указан­ных обстоятельств, но уже с учетом собранных аудитором дока­зательств. К таким проверкам целесообразно следует привлекать наиболее опыт­ных аудиторов, хорошо владеющих теми приемами, которые ис­пользуются для выявления показателей, ставящих под сомнение правомерность применения клиентом концепции действующего предприятия. Опытный компетентный аудитор, действительно способный на глубокие професси­ональные суждения, должен непосредственно увидеть («почувствовать») и имею­щиеся смягчающие обстоятельства, а также правильно, квалифи­цированно использовать оговорки при составлении заключения.

Таким образом, видоизменение некоторых элементов пред­ставляемого аудиторского заключения могут существенно варьироваться. Да и сама форма заключения может существенно изменяться, вплоть до того, что одна форма заключения при определенных обстоятельствах мо­жет превра­титься в другую. Все зависит от профессиональной и этической способности аудито­ров выполнять функцию засвидетельствования: точно определять фактическое содержание аудируемой бухгал­терской отчетности своих клиентов, объективно выражать истинно профессиональное мнение о ее достоверности, оценивать эффективность разви­тия аудируемого лица. Они должны быть при этом беспристрастными, честными, принципиальными.

Важную роль здесь играет, помимо профессиональной компетентности, жизненная позиция аудитора, направленность его личности. Жизненная позиция – направленность жизнедеятельности личности, ее точка зрения относительно своего места и роли в общественной жизни (в отличие от социального положения, профессионального статуса). Направленность личности – система цен­ностных ориентаций, в которой отражены культурно-нравственные ценности общества и самосоз­нания личности. Жизненная позиция и направленность личности являются факторами, «ответст­венными» за культуру моральных убеждений аудитора. Они влияют на содержание представлений и ценностей его индивидуального морального сознания, на характеристики его профессионально-нравственной культуры, оцениваемые с позиций морально должного.

Во всех этих ситуациях проблемного характера большую роль играет культура моральных чувств аудитора, его профессионально-нравственное «чутье». Моральные чувства аудитора отно­сятся к чувствам общественного переживания, в отличие от интимных чувств любви, дружбы, верности, ненависти, преданности и т.п. В них отражаются отношения не столько к другим людям, сколько к явлениям общественного, гражданского звучания, поэтому они сложны по своему содер­жанию и многообразны по своему проявлению; они представляют собой своеобразный сплав личного и общественного. В отличие от интимных чувств, которые подвижны и динамичны, общественные, профессиональные и моральные чувства более устойчивы, стабильны и не подвержены воздействию малосущественных факторов. Тем не менее, они являются моральными чувствами, т.е. непосред­ственно отражают те или иные стороны действительности и могут оказывать весьма существенное влияние на дела и поступки аудитора. Моральные чувства, обладая огромной побудительной силой, выступают мощным стимулом для совершения положительных поступков. Чувство любви к своей профессии распрямляет человека, придает ему дополнительные силы в преодолении трудностей, заставляет постоянно совершенствоваться. Культура моральных чувств аудитора непосредственно говорит о величине его этического потенциала, его профессионально-нравственной культуре. А чем выше уровень профессионально-нравственной культуры аудиторов, тем эффективнее, при прочих равных условиях, они выполняют своей служебный долг.

Необходимо заметить, что многие проблемы с клиентами в аудиторских организациях имеют своим источником неправильно, недостаточно четко или небрежно составленные документы. Поэтому правильная разработка и оформление корпоративных документов являются для аудитора одновре­менно требованием организационного характера и требованием профессионально-нравственной культуры.

Хорошим тоном при составлении документов по аудиту является соблюдение следующих правил:

1) из текста документа должно быть понятно, каким образом, с помощью каких механизмов и процедур выявлены нарушения и искажения отчетности аудируемого клиента;

2) документ, например договор, должен учитывать особенности регулируемых отношений с конкретным экономическим субъектом;

3) текст документа должен быть логически последовательным и не должен содержать логиче­ских ошибок;

4) язык документа должен быть ясным и доступным, формулировка, выражения, термины – точными и лаконичными. Необходимо использовать профессиональные термины и выражения, знакомые и доступные широкому кругу лиц, но в то же время избегать бытовой, повседневной речи, не следует злоупотреблять специальной углубленной терминологией;

5) текст документа должен быть компактным и правильно структурированным на разделы, главы, части, статьи, параграфы, пункты;

6) должна быть соблюдена этичность изложения материала.

Документ не должен содержать оскорбительных или откровенно льстивых, а также унижающих человеческое достоинство слов и выражений. Недопустимо использовать метафоры, жаргонные и сленговые выражения.



Основные проблемы делового общения

Составной частью профессионально-нравственной культуры аудитора выступает этика и культура делового общения. Деловое общение есть составная часть нравственных отношений, поддающаяся моральной оценке. Деловое общение представляет собой своеобразную связь между моральным сознанием и нравственным поведением. Сначала формы делового общения формируются в моральном сознании аудитора, а обнаруживают себя в конечном счете в его профессиональном поведении, взятом в его нравственно-этических аспектах. В качестве инструмента, предназначенного для помощи в решении проблем делового общения, используется практическая психология, которая выделилась в настоящее время в самостоятельную область. Она активно взаимодействует с другими науками и дисциплинами. Методы практической психологии – результат объединения усилий теоретической психологии, педагогики, психотерапии, теории речевой коммуникации, неориторики, «теорий игр», прикладной этики, философии и социологии. Практическая психология помогает людям лучше адаптиро­ваться к жестким требованиям деловой этики и культуры.

Процесс делового общения для многих связан с определен­ными трудностями. И дело даже не в том, что таким людям труд­но развить путем тренировок свои коммуникативные навыки, а скорее в том, что сама ситуация делового общения порождает психологические и моральные проблемы. Деловое общение ввиду его сложности и специфичности исследователи выделяют в осо­бый соци­ально-психологический феномен (явление), который развивается по своим законам, имеет свой характер и свои «пра­вила игры», которому присущи определенные особенности.

Во-первых, схемы поведения в рамках делового общения за­дают не отдельные люди, а обще­ственные структуры, поэтому данные схемы имеют безличный характер, чем и отличаются от обычных эмоциональных и спонтанных межличностных отношений. Иными словами, поведение людей в рамках делового об­щения носит в большей степени институциональный характер, т.е. определяется, поддерживается и контролируется социальны­ми институтами.

Во-вторых, деловое общение характеризуется тем, что к партнеру относятся как к средству достижения внешних по отношению к нему целей, т.е. общаются с ним не ради него самого, а ради дела. Поэтому любые свойства и качества парт­нера (ум, благожелательность, настойчивость и т.д.) важны лишь постольку, поскольку они могут обеспечить выполнение конкретного дела. В процессе делового общения человек вы­деляет и знакомится только с одной-двумя характеристиками партнера и в дальнейшем опирается только на них. Остальные характеристики его личности он достраивает в соответствии со своими представлениями о том, какие качества с какими дол­жны сочетаться. Например, если человек отзывчив в общении, то ему приписываются свойства доброты и уступчивости. Эта достройка по образцу – пример стереотипизации, о которой говорят как об экономичном, но в то же время порождающем ошибки («ошибки первого впечатления») способе социального восприятия.

В-третьих, деловое общение задает каждому партнеру его роль и его «официальный» образ – то, как он должен выглядеть в глазах других и как должен себя подавать для того, что­бы цель общения (дело) была достигнута. Поэтому в деловом общении мы поворачиваемся к нашим парт­нерам той сторо­ной, той гранью своей личности, которая наиболее подходит для выполнения данной задачи. В представлении о себе также происходят изменения: чело­век начинает видеть себя фраг­ментарно – как набор ролей, функций, каждую из которых можно (или нельзя) использо­вать для дела.

В-четвертых, в деловом общении большое значение имеют принятые на данный момент нормы, правила и процедуры вза­имодействия, а также наше личное их принятие, присвоение и отношение к ним как к собственным. Например, очень важным является то, как мы «управляем» партнером и собой в процессе коммуникации, и то, как мы представляем себе этот процесс. Мы можем рассматривать партнера как «пассивного получате­ля» сообщения, как активного собирателя информации, как равную нам взаимодействующую сторону. Соответственно, в пер­вом случае себя мы представляем как активного, воздействую­щего на ситуацию субъекта; во втором – как объект воздей­ствия (как источник информации); в третьем случае – как парт­нера по взаимодействию.

Этика и культура делового общения задают его нормы, правила и прин­ципы. Идеал делового общения – это модель партнерских от­ношений, которые альтернативны авторитарным и манипу­лятивным. Перед каждым специалистом в области аудита стоит сложная задача – достижение своих професси­ональных целей, не используя морально осуждаемые модели ав­торитарного или манипулятивного поведения. Осуществить эту задачу без соответствующего обучения невозможно.

Например, в семье аудитора принят стиль общения, который специалисты по управлению называют авторитарным: родите­ли говорят, дети слушают и делают то, что им говорят родите­ли. Аудитор, по долгу службы наделенный определенными властными полномочиями, бессознательно может взять на вооружение привычный с детства автори­тарный сценарий и выступить в роли «родителя» по отношению к партнеру по общению – например клиенту, что, естествен­но, не будет способствовать достижению между ними взаимо­понимания. С точки зрения современной деловой культуры именно неосознаваемая и неконтролируемая авторитарная по­зиция в общении является неконструктивной и осуждается. В то же время открытый, преднамеренный авторитарный стиль уп­равления, который реализуют руководители молодой, быстро развивающейся аудиторской фирмы, профессиональная этика считает оправ­данным. Поэтому в рамках профессиональной подготовки аудитора большое знание имеет развитие умения осознавать свое поведение, свои установки и выбирать наиболее оптимальные модели взаимодействия со своими коллегами и клиентами. Не случайно в профессиограмме аудитора знания, навыки и личностные каче­ства занимают сопоста­вимое по значимости положение.

Невыполнение законодательно-нормативных и этических требований вле­чет за собой соот­ветствующее наказание. Практическая психоло­гия с помощью различных технологий, методов помогает аудиторам выполнять требования этики и культуры делового общения в соответствии с достигнутыми стандартами и с меньшими психическими и моральными затратами.



Понимание как психологическая основа этики и культуры деловых отношений

Понимание – это способность постичь смысл и значение чего-либо, а также достигнутый благодаря этому результат. Есть и еще одно толкование сущности понимания: вызванное внешними или внутренними воздействиями специфическое состояние сознания, воспринимаемое субъектом как уверенность в адекватности воссозданных представлений и содержаний воздействий. Данное определение более сложно по своей конструкции, но смысл его тот же.

Для понимания характерно ощущение ясности и внутренней связанности рассматриваемых явлений и отношений. Проявления понимания во взаимодействиях многообразны, остановимся сначала на его центральных признаках.

Первичной, элементарной формой понимания является узнавание, то есть отнесение предмета, явления или отношения к той или иной группе, категории.

Более сложное проявление понимания связано с выявлением причины. Применительно к пове­дению человека и его отношения причины могут часто выступать в виде мотивов, то есть того, что побуждает к активности, деятельности. Недаром часто говорят, что понять человека – значит узнать мотивы его поведения.

Еще более сложная форма понимания – определение следствий, к которым могут привести действия, обусловленные той или иной причиной. В этом случае речь идет уже об установлении причинно-следственных связей, то есть некой мысленной модели ситуации – насколько верно она отражает реальность, настолько точны будут и прогнозы возможных последствий.

Еще одно проявление понимания заключается в выяснении логических оснований, из которых следует то, что осмысливается.

Иногда понять что-нибудь – значит установить, как устроена вещь, предмет или явление, из каких частей или элементов они состоят, какие существуют связи между ними. Таково в принципе понимание устройства различных механизмов, строение организмов и пр.

Но особое место в процессах межличностного общения и взаимодействия занимает понимание речи. В дальнейшем мы не раз будем обращаться к данной проблеме, а сейчас остановимся на некоторых важных моментах. В понимании речи важно установить не только смысл и значение сказанного, но и скрытый подтекст, то есть то, что в буквальном значении сказанного не выражается, но смысл воспринимается. Иногда подтекст называют истинным смыслом, а не декларируемым.

Теперь рассмотрим феномен понимания с процессуальной стороны. Как процесс понимание связано с поиском еще неизвестного субъекту способа объединения в единое целое разрозненных элементов ситуации, вот почему развернутый процесс понимания обязательно содержит гипотезы, сравнения, пробы и даже ошибки. Вообще, он имеет некий итерационный характер, что типично для любого мыслительного процесса, связанного с познанием. Процесс понимания в межличностном общении и взаимодействии обычно начинается с выяснения проблемы или проблемной ситуации. Здесь выявляются противоречия, сопоставляются различные точки зрения, оценивается информация, ее источники. Всему этому дается определенное толкование, нередко имеющее форму догадок, которые являются неким интуитивным предвосхищением результата. Интуиция – непосредственное постижение сути чего-либо без логического обоснования, основанное на предшествующем опыте. Процесс понимания включает в себя последовательное выделение промежуточных элементов или звеньев, «схватывание» их связей. На их основании строятся гипотезы. Для проверки правильности гипотез и догадок имеющуюся информацию соотносят с основными моментами гипотез, догадок. В этом случае «включается» важный психологический механизм – сравнение. Сравнение – необ­ходимая обратная связь, которая предоставляет возможность осуществлять целенаправленный поиск и приводит к пониманию. При этом понимание в процессуальном отношении представляет собой эволюцию от простого, фрагментарного понимания, при котором «понимаются отдельные элементы», к обобщенной адекватной форме.

Первая группа рекомендаций, способствующих повышению эффективности понимания, связана с пониманием слов и речи говорящего. Это – всегда их соотнесение с собственным словарным запасом или собственным информационным фондом. Когда человека в чем-нибудь убеждают, он обычно соотносит сказанное с собственным информационным фондом, где хранится интерпретация многих слов, понятий, терминов. От совпадения информационных фондов общающихся и во многом зависит понимание сказанного.

Существует и проблема понимания, связанная с профессиональным языком. Если в процессе общения часто используется специальная профессиональная терминология, а партнер по общению не принадлежит к данной профессиональной группе, вряд ли можно рассчитывать на быстрое понимание. Заметим, что в последние годы эта проблема стала носить всеобщий характер – из уст средств массовой информации, когда для широкой аудитории комментируются различные события, нередко можно слышать малознакомые многим слова: легитимность, маргинал, реституция, тре­тейская унция и т.д. То же самое наблюдается и в деловом общении аудиторов. Это серьезно затруднят понимание смысла и значения сказанного. Изъясняться надо проще, чаще использовать «родные» понятия и определения, которые в содержательном отношении ни в чем не уступают инородным. Для примера сравним – «стадиальный перцептогенез» и «фазы восприятия» Что понятней? Естественно второе, а ведь речь идет об одном и том же. К слову сказать, сейчас с развитием рыночных отношений и связанной с этим западной экспансией появилось много «диких» терминов, в основе которых лежат русифицированные английские слова. Например, нередки случаи, когда представляемый Вам человек о себе говорит примерно следующее: «Я являюсь аудитором холдинговой и консалдинговой компании, расположенной в оффшорной экономической зоне». После такого представления, право не знаешь, то ли радоваться такой удаче, то ли сразу вызывать милицию.

На этот счет, правда, имеется и противоположная точка зрения, согласно которой частное употребление профессиональных терминов повышает в глазах слушателей интеллектуальный статус говорящего, а это в свою очередь способствует повышению доверия к сказанному. Это точка зрения дискуссионна, хотя и не беспочвенна, действительно, с такой ситуацией приходится встречаться не так уж и редко. Как выйти из данного противоречия? Можно посоветовать следующий психо­логический прием: когда употребляется специальный малознакомый термин, его надо сразу рас­шифровывать, давать пояснения относительно сущности сказанного. Например, если говорят кон­груэнтный, поясните – «соразмерный, соответствующий, совпадающий», тогда и интеллектуальный статус будет высоким, и речь понятной.

Понимание во многом зависит от того, насколько подробно вы объясните, что надо делать и чего вы хотите. Иными словами, понимание еще зависит от необходимой полноты информации. В этом случае в общении проявляется известный психологический парадокс: чем подробнее Вы объ­ясняете, то есть чем больше тратите времени, тем больше вы его экономите, так как будет меньше переспрашиваний, уточнений и ошибок. Определить, достаточно ли полна информация, можно по количеству уточнений и эмоциональным реакциям собеседника – это надежные обратные связи.

Понимание зависит также и оттого, насколько последовательно и логично излагаются мысли. Непоследовательность, перескакивание с одной мысли на другую, частая смена тем, отсутствие внутренней логики изложения затрудняют понимание. Думается, эта рекомендации не требует дополнительных пояснений.

Понимание сказанного связано и с вниманием к теме разговора. Если партнеры по общению невнимательны друг к другу, постоянно отвлекаются, переключаются на другие предметы, вряд ли необходимый уровень понимания будет достигнут. Как говорят специалисты, в этом случае важно заставить себя слышать и слушать. Управлять вниманием можно по-разному, для этого имеется немало отработанных психологических приемов: смена темпа речи, изменение силы голоса, инто­национное выделение ключевых фраз и пр.

Вторая группа рекомендаций, способствующих повышению эффективности понимания, основана на использовании аудитором психологической установки на восприятие и понимание сказанного. Содержанием психологической установки является предрасположенность к определенной форме реагирования. Установка – состояние готовности, предрасположенность человека к определенной активности в определенной ситуации. Психологическая установка должна создаваться специ­ально, с использованием различных психологических средств. Для улучшения понимания можно использовать как минимум два вида психологической установки: содержательную и целевую или функциональную. В первом случае формируется направленность на определенную тему, поэтому любая информация, независимо от ее формы, будет воспринята и понята, если она соответствует интересующей теме. В другом случае ситуации иная – тема не определена, но четко поставлена цель. Партнер сам выбирает необходимую информацию, не ориентируясь на ее форму. В этом случае возможности повышения понимания существенно больше. Весьма распространенной уста­новкой могут быть положительные суждения авторитетной личности о вас и ваших предложениях, ссылки на ваш опыт, знания и компетентность в сфере проводимого аудита.

Третья группа психологических рекомендаций связана с выделением признаков. В процессе взаимодействия необходимо помнить, что объяснение результата или сущности проблемы часто бывает недостаточным для достижения понимания. Следует представить возможность это осознать, дать понять, как достигается тот или иной результат. Для этого рекомендуется специально выделять существенные признаки ситуации или будущего результата. Опора на них позволять улучшить понимание и взаимодействие. Что это за признаки? В психологических исследованиях описаны три группы таких признаков.

Вербализуемые признаки, то есть те, которые лучше всего описываются словами. Заметим, что данное описание должно быть эмоциональным и образным, тогда они существенно улучшат взаимопонимание.

Признаки, представляемые в наглядных образах. В данном случае речь идет скорее об иллю­страциях, ярких примерах, сравнениях. «Лучше одни раз увидеть, чем сто раз услышать», – эта мудрая мысль является лучшей иллюстрацией к сказанному. Правда, для кого-то именно звуковая картина ситуации является более понятной, но суть данных рекомендаций от этого не меняется.

Чувственные признаки. Они лучше всего действуют на лиц так называемого «кинестетического склада» восприятия реальности. Они часто встречаются во время общения врача с пациентами: описание болей, ощущений, состояний – вот основа достижения понимания. Чувственные признаки доминируют в описаниях людей эмоциональных, они характерны для представителей творческих профессий.

Наконец, четвертая группа психологических рекомендаций ориентирует на понимание через ситуацию или включенность в ситуацию. Для понимания сущности проблемы порой бывает дос­таточным описать ситуацию и попросить партнера по общению мысленно стать ее действующим лицом. При этом наилучшие результаты достигаются при полноте передачи информации, описании важных ее характеристик и деталей.

Итак, нами были рассмотрены основные психологические особенности понимания и психоло­гические рекомендации, способствующие быстрому достижению понимания. В то же время сам факт достигнутого понимания вовсе не является гарантией того, что вам удалось убедить своего собеседника. Как нами отмечалось, понять – не всегда означает принять. Понимание в процессе общения безусловно необходимо, но его одного недостаточно. Оно может быть основанием для согласия, но не самим согласием. Как на основе достигнутого понимания сделать убеждающее воздействие эффективным? Для этого существуют специальные процедуры и методы делового общения аудитора.



Процедуры и методы профессионального общения аудитора

Понимающее общение и способы получения информации

Можно выделить те процеду­ры, которые осуществляют в той или иной форме все аудиторы. Это процедуры наблюдения и сбора информации; опроса; ведения беседы; консультирования.

Наблюдение и сбор информации. От точности и внимательности наблюдение зависит успех многих видов профессиональной деятельности аудитора. На точность, объективность наблюдения влияет ряд условий: уровень знания в конкретной области экономики; поставленная за­дача; опыт и квалификация аудитора.

Прошлый опыт наблюдателя, как правило, включает как его профессиональные знания и установки, так и привычные для него стереотипы (образцы) суждений, эмоциональные от­ношения, ценностные ориентации и т.д. В процессе наблю­дения события зачастую объясняются, интерпре­тируются со­гласно ожиданиям наблюдателя, и в результате информация, полученная в ходе такого наблюдения («вижу то, что ожидаю увидеть»), не носит достоверного характера. Обеспечить объек­тивность наблюдения можно путем: а) отказа от преждевре­менных обобщений и выводов; б) исполь­зования многократ­ного наблюдения; в) осуществления контроля с помощью дру­гих методов иссле­дования.

Объективность наблюдения требует отказа наблюдателя от преждевременных обобщений и выводов, т. е. от собственной ин­терпретации событий. Для того, чтобы исключить интерпрета­цию, наблюдатель должен, во-первых, знать, какие способы по­лучения информации присущи именно ему, во-вторых, с помощью специальной методики проанализировать описания событий, сде­ланные в процессе наблюдения, с целью придать описаниям бо­лее объективную, свободную от предубеж­дений и обобщений форму.

Способы получения информации или, как их еще называ­ют, фильтры формируются: а) на основе личного опыта (тех понятий, которые усваиваются в детстве и представляют собой ценности, верования, предубеждения); б) под влиянием куль­туры, субкультуры и профессионально-нравственной культуры аудитора.

Отбор (фильтрование) информации происходит незаметно, автоматически, до тех пор пока люди не начинают прилагать усилий к осознанию этих процессов. В процессе фильтрова­ния информации может произойти ее искажение, исключение какой-либо информации из поля зрения или интер­претация событий, процессов и явлений не в соответствии с их реаль­ным смыслом, природой и предназначением.

Практические психологи выделяют следующие основные филь­тры информации:

• жизненный опыт – то, через какие события жизни про­шли люди. Яркий пример – смена профессии: то, что в од­ной профессии важно, в другой не имеет никакого значения; люди, меня­ющие профессию, должны научиться обращать внимание на то, что раньше не имело для них смысла;

• культура – нормы, которые регулировали жизнь людей. Например, если культура учит, что надо открыто говорить о своих потребностях, интересах, личных желаниях, т.е. демон­стрировать ценность своего «Я», то люди привыкают это де­лать и, попав в другую культуру, где принципы индивидуализма и эгоизма не являются ценностью, могут отреагировать на тре­бования быть кол­лективистом крайне эмоционально;

• уважение – кого обычно люди учат уважать и как прояв­ляется уважение;

• самовосприятие – отношение к истине, симпатии, антипатии, гендерные и сексуальные роли, религиозные убеждения, предубеждения, предрассудки, моральные установки.

Для улучшения качества наблюдения психологи рекомендуют использовать следующие методы работы с собственными филь­трами:

1) их определение (выявление) – путем сравнения собствен­ных наблюдений с наблюдениями других людей;

2) их расширение – развитие способности замечать то, что не замечали ранее;

3) исключение из собственных наблюдений предубеждений и интерпретаций, т.е. тех выражений, с помощью которых мы приписываем вещам и событиям какие-либо свойства, качества либо делаем выводы. Для этого из описания какого-либо события не­обходимо исключить высказывания, имеющие форму суждения: «X лучше У»; «X плохой»; «Все X (например, люди) обладают качеством У (например говорить правду)»; «X имеет свойство 2»;

4) формулирование описания события в объективной форме.

Опрос. Одним из методов, с помощью которого аудитору можно про­фессионально провести опрос (например в фирме клиента), является активное слушание. Ак­тивное слушание – это набор специальных приемов общения, в основе которых лежат определенные психологические зако­но­мерности человеческого поведения и использование кото­рых развивает умение точно понимать информацию и помо­гать собеседнику высказаться.

Для представителей всех аудиторских специальностей край­не важным является умение задавать вопросы, которое облег­чит процесс установления доверительных отношений, получе­ние необходимой информации, убеждения партнера по ком­муникации, т.е. уменьшит психологические и, следова­тельно, моральные издержки общения.

Другим важным навыком эффективного общения является умение уточнять вопросы.

Профессиональное общение аудитора ориентировано на достижение какой-либо цели, оно является целенаправленным. В рамках беседы эффективным является использование так называе­мо­го пони­мающего общения.

Приемы понимающего общения помогают установить кон­такт и положительные взаимоотно­шения между его участни­ками. Оно необходимо в следующих ситуациях: а) когда не со­всем понятно, почему собеседник думает и чувствует именно таким образом; б) когда у партнера есть ощущение, что за тем, что сказал его собеседник, стоит нечто большее, чем то, о чем он говорит открыто; в) когда собеседник находится в сильном волнении, сбивчив и партнеру трудно понять его проблему и позиции.

В основе понимающего общения лежит несколько устано­вок – правил. Соблюдая эти правила, можно добиться пони­мания собеседника.

Правило первое. Нужно стараться понять человека исходя из его внутренней системы отсчета, а не из собственных представ­лений, взглядов, убеждений. Если аудитор в общении исходит из собственных представлений о ком-то, то он бессознатель­но «подгоняет», «подталкивает» этого человека к своим пред­ставлениям, искажая тем самым ситуацию.

Правило второе. Для понимания внутренней системы отсче­та собеседника необходимо на время отойти от собственной си­стемы оценок и попытаться понять переживания, эмоциональное состояние человека, вчувствоваться в его внутренний мир. Это не означает отказ от своей позиции и переход на позиции собеседника. Это всего лишь временный отход от собственных оценок. В социальной и практической психологии существует понятие эмпатии («эмпатическое общение», «эмпатическое слу­шание»). Эмпатия – это безоценочная реакция на собеседни­ка, «вчувствование» в его позиции, взгляды, переживания, по­ступки при отказе от их оценки. Эмпатическое общение исполь­зуется, когда необходимо установить доверительные отношения с собеседником. Если собе­седник убедится, что его мысли и пе­реживания поняты и приняты без оценивания и пра­вильно, то он, испытывая доверие к своему партнеру по общению, будет готов и дальше продолжать диалог. В свою очередь, оценочная реакция на высказывания собеседника может привести к тому, что он замкнется в общении и займет защитно-агрессивную по­зицию.

Примеры оценочных реакций: «Я вас понял, а теперь по­звольте мне сказать, что я думаю по этому поводу»; «На ва­шем месте я бы...».

Правило третье. Для того чтобы уйти от собственной систе­мы оценок, понять внутреннюю систему отсчета собеседника, нужно быть готовым принять его право быть таким, каков он есть, независимо от того, согласны мы с ним или нет, и от того, насколько его слова, мысли, убеждения связаны с реальными фактами. Это принятие партнера таким, каков он есть, означа­ет проявление к нему как к личности (со всеми ее положитель­ными и отрицательными сторонами) доброжелатель­ности.

Этапы ведения беседы:

1) определение проблемы; первоначальный обмен инфор­мацией (идеями и чувствами);

2) достижение понимания: углубление обмена информаци­ей, поиск приемлемых решений;

3) определение наилучшего решения, достижение соглашения;

4) разработка конкретных действий по реализации приня­того решения.

Аудиторы зачастую вынуждены работать в «поле конфликтов», выдерживать подчас необос­нованную критику, отражать агрессивные выпады, выслушивать оскорбления, разоблачать пред­намеренный обман и введение в заблуждение. Общение в про­цессе беседы может принять конфликт­ный характер. В ситуа­циях конфликтного общения, как правило, эмоции берут верх над разумом, и от аудитора требуется умение отстраиваться от собственных негативных чувств, в том числе агрес­сивных, не позволять им влиять на принятие решений. Аудитор, владею­щий приемами пра­вильного реагирования на критику в соб­ственный адрес, умеющий защитить себя в ситуации про­явле­ния агрессии, сам не станет источником конфликта и не допустит его эскалации. Эскалация – посте­пенное увеличение, усиление, расширение чего-либо (например эскалация конфликта).

В практической психологии разработаны приемы эффектив­ного общения в ситуациях критики и проявления агрессии.

Приемы правильного реагирования на критику в свой адрес

1. Уход от обсуждения разногласий используется в том слу­чае, если очевидно, что обсуждение невозможно направить в конструктивное русло. Этот прием предполагает стремление участников не вступать в дискуссию или спор в начале обще­ния, поиск и демонстрацию совпадающих моментов в пози­циях участников общения.

2. Уточнение содержания критических высказываний. Люди довольно часто делают критические замечания в общей, не­конкретной форме, например: «Вы поступаете непрофессио­нально»; «Вы ведете себя непорядочно»; «Вы преследуете только свою выгоду». Прежде чем отвечать на подобную кри­тику, полезно уточнить, в чем, собственно, состоит обвинение. В частности, можно задать встреч­ный вопрос: «Что вас не ус­траивает?»; «В чем, по-вашему, состоит моя выгода?»; «В чем конкретно вы видите проявления моего непрофессионализма (непорядочности)?»

Важно задавать встречные, конкретизирующие критику воп­росы в нейтральной, не содержащей оценки форме.

Пример нейтральной формы вопроса: «Что вас не устраива­ет?» Цель вопроса – получить инфор­мацию.

Пример оценочной формы вопроса: «Вы всегда чем-то не­довольны. Что вас на этот раз не устраивает?» Цель вопроса – дать негативную оценку собеседнику. Вопрос, заданный в оце­ночной форме, вызывает ответную негативную реакцию собе­седника.

Помимо формы вопроса, важна внутренняя установка на ис­креннюю заинтересованность в получении информации. Ины­ми словами, важно убедить себя в том, что для продолжения общения вам действительно необходимы дополнительные сведения. Именно эта установка может «обезо­ружить» человека, высказы­вающего критику.

3. Перефразирование критических высказываний в вопро­сы. Этот прием имеет несколько разно­видностей в зависимо­сти от намерений критикующего.

Вариант 1. Поиск и формулирование позитивных намере­ний критикующего.

Пример 1. Критика: «Из этой затеи ничего не выйдет. Это потребует слишком много времени». Цель перефразирования – найти и сформулировать позитивные намерения критика – в данном случае человека, высказывающего критическое замеча­ние, действительно беспокоит проблема нехватки времени: «Как это можно сделать легко и быстро?»

Пример 2. Критика: «Бухгалтерский отчет выполнен непрофессионально!» В данном примере позитивным намерением может быть действительная забота аудитора, высказывающего критическое за­мечание о том, чтобы у клиента все было сделано на высоком уровне, со знанием дела, поэтому встречный вопрос можно сформулиро­вать следующим образом: «Как это можно выполнить в соответствии со стандартами?»

Вариант 2. Помещение критических высказываний в дру­гую ситуацию (другой контекст).

Пример. Критика: «Это плохая идея!». Перефразирование: по­мещаем критическое высказывание в другой контекст: в данном случае – в другой отрезок времени (существуют и другие кон­тексты): «Эта идея плоха вообще или применительно только к данной ситуации?»'.

4. Согласие с критикой. Как правило, люди, настроенные конструктивно, соглашаясь с критикой в свой адрес, умеют в ситуации критики сохранить собственную позицию. Они обязательно найдут в обращенном к ним критическом высказывании долю истины – нечто такое, с чем они могли бы искренне согласиться. Они могут, в частности, согласиться с фактами, выявленными в ходе добро­совестной и компетентной аудиторской проверки.

Приемы правильного реагирования на агрессивное поведение (вербальная агрессия)

Агрессивная реакция (поведение), как правило, направлена на то, чтобы напугать, унизить, оскорбить собеседника, ли­шить его возможности выразить собственное мнение, несо­гласие, защитить свою позицию.

Примеры агрессивных высказываний: «Я настаиваю на том, чтобы ты делал то, что я сказал! Я не хочу слышать никаких оправданий»; «Я старше, поэтому лучше знаю, что надо делать»; «Почему ты действовал вопреки инструкциям? Это произвол!»; «Ты опять сделал ошибку. Я хочу знать, в чем дело».

Во многих случаях агрессивные реакции могут быть вполне обоснованными: люди, подверг­шиеся агрессивным нападкам, действительно могли делать не то, что от них требовалось, не сле­довать инструкциям, не знать необходимых вещей, совер­шать ошибки. Но эти обстоятельства не меняют того факта, что они столкнулись с агрессией собеседников и на нее необ­ходимо реагировать. При выборе ответных реакций на агрес­сию следует помнить, что принизительно-уступчивая форма общения так же деструктивна, как и агрессивная. Между этими формами реакций существует тесная связь – в их основе ле­жат низкие самооценки человека.

Приведенные ниже приемы являются эффективным средством правильного реагирования на агрессию с целью: а) предотвраще­ния дальнейшего разрастания конфликта; б) недопущения даль­нейшего «принижения» собственного достоинства.

1. Приглашение к обсуждению спорного вопроса, к дискуссии.

Пример. X: «Мне не нравится, как вы составили аудиторское заключение. Вы вообще в последнее время очень часто допускаете много придирок».

У: «Я считаю, что составил должны образом заключение. Вижу, что вы думаете иначе и мне хотелось бы узнать о причинах вашего негативного отношения к моей работе».

Ответ на агрессивное высказывание состоит из двух частей:

1) прямое, откровенное выражение точки зрения на проб­лему и защита собственной позиции;

2) «понимающее высказывание» типа: «Скажите, что вас так беспокоит?» или «Что заставило вас так рассердиться?»

Этот тип реакции на агрессию эффективен, так как позво­ляет человеку, отвечающему на критику, не подавлять собствен­ные чувства и в то же время учитывать интересы критика («понимать» их). Дискуссия – обсуждение какого-либо спорного вопроса на собрании, в беседе, в печати.

2. Открытое выражение собственного эмоционального со­стояния. Этот прием используется в ситуациях, когда стиль общения партнера слишком груб, вульгарен, прямолинеен; аг­рессия направ­лена на то, чтобы унизить, оскорбить собесед­ника.

Пример. «Вы тут все берете взятки (вы все рвачи, и т.д.). Вас давно надо как следует проучить».

В ответ на данную или подобную ей агрессивную реакцию уместным является прямое и открытое выражение своего не­гативного эмоционального состояния:

«Вы говорите явно оскорбительные вещи. Меня как пред­ставителя своей профессии своей аудиторской фирмы это сильно задева­ет. Я уверен, что вы не правы».

Прием ориентирован на достижение взаимоприемлемого ре­зультата: в нем защита собственного достоинства сочетается с попытками понять причины агрессии собеседника.

3. Обострение отношений. Данный прием применяется на достижение результата, приемлемого для обеих сто­рон. Он предусматривает жесткое реагирование, включающее информирование агрес­сивного клиента о негативных послед­ствиях его действий, принуждение. Твердое и настойчивое про­тиводействие агрессии, хотя оно и направлено на принужде­ние, не является агрессивным поведением.

Оправдать собственное агрессивное поведение можно толь­ко в ситуациях, сопряженных с угрозой физической безопас­ности или необходимостью осуществить так называемое вер­бальное «шоковое» воздействие, например, для того, чтобы заставить человека более реально осмыслить возникшую про­блему или угрозу. В «уличных ситуациях» недвусмысленное, четко сформулированное агрес­сивное утверждение может ока­заться совершенно необходимым, чтобы ясно дать понять аг­рес­сивному партнеру, что вы твердо намерены защитить себя (или окружающих).

Подводя черту, необходимо отметить, что к задачам этики деловых отношений аудитора относятся следующие:

1. Изучение исторического опыта в области деловой этики.

2. Рассмотрение современной деловой этики.

3. Интеграция с международной деловой культурой, с ее морально-психологическими стандартами.

4. Изучение форм и правил ведения деловых отношений.

5. Моральное воспитание современных аудиторов.

6. Этикет и культура деловых отношений аудитора.



Понятие этикета. Этикет и нравственная культура

Как уже говорилось, этикет представляет собой определенную совокупность правил и навыков поведения, которые касаются внешнего проявления отношения к людям. Нормы и правила этикета – это наставления по кон­кретным формам поведения в обществе. Соблюдение их делает общение людей гораздо более приятным, чем при нарушении этих норм или вообще пренебрежении ими. Следовательно, одной из важнейших функций этикета является превратить «высшую роскошь чело­веческой жизни» (так определял Сент-Экзюпери общение людей) в подлинную радость, которая бы обогащала их эстетически и нравственно, способствовала их духовному и интеллектуальному росту, отвечала потребности уважения достоинства личности в сфере ее профессиональной дея­тельности.

Сословный характер этикета был четко обозначен при его возникновении. Поскольку знанием этикета характери­зовались лишь придворные и лица, приближенные ко двору, то уже одно это обстоятельство было своеобразной «этикеткой», обозначающей принадлежность данной персоны к высшей касте. Цель и смысл соблюдения этикетных правил заключались в воз­величивании цар­ствующей особы путем воздаяния ей особых знаков почтения и преклонения. Этикет также был необходим для закрепления сословного деления общества, поскольку с его помощью закреплялась иерархическая зависимость «низших» от «высших», причем предписания этикета для «низших» зача­стую носили унизительный и оскорбительный характер, подчер­кивали социальное неравен­ство, зависимость человека от произ­вола и прихотей вышестоящих. Так, к трону правителя в ряде восточных стран полагалось подползать лишь на коленях, ла­кею в ресторане подгулявшие купчики могли вымазать лицо горчицей, высший чиновник в ответ на подобострастный поклон подчинен­ного в знак особого к нему расположения подавал ему... палец. Литература прошлого сохранила немало примеров подобных «правил хорошего тона». Не ходя далеко за примера­ми, вспомним, что «низший (!) чин» обязан был называть офи­цера «Ваше благородие», а тот ему в ответ снисхо­дительно ро­нял «братец», а то и попросту «верблюд», «сундук» или же, если «благородие» было не в духе: «ска–атина!».

В классово-расслоенном обществе (особенно в помещичье-феодальном) этикет служит свое­образной знаковой системой, выделяющей определенные сословия из общей массы «простого народа». Этикет настолько прочно входил в жизненный обиход высших классов, что становился своеобразной визитной карточ­кой. Его несоблюдение, пусть даже по причине незнания, могло стоить человеку карьеры, а иногда и жизни. Л.Н. Толстой в своей автобиографической трилогии дает яркую харак­теристику всех тех предрассудков, которые были присущи представите­лям аристократии первой половины XIX в. по отношению к людям, чьи манеры не соответствовали этикету.

Следует подчеркнуть, что в этикете получает свое выражение:

– уровень духовной культуры личности, тонкости ее душев­ной организации, ее интеллигент­ности, ее доброго отношения к людям и, соответственно, ее право на самоуважение (ибо, как справедливо заметил Сервантес, «ничто не обходится нам так дешево и не ценится так дорого, как вежливость»);

– уровень духовной культуры общества (ибо в нем сохра­няются традиционные формы общения и обращения людей друг к другу, включающие в себя культуру общественных отноше­ний);

– уровень материальной культуры общества (что особенно находит свое проявление в сфере быта и досуга, поскольку здесь в достаточно экономически и индустриально развитом обществе появляется большое разнообразие предметов и средств для удовлетворения потребностей в еде, одежде, отдыхе и т.д., владение которыми вызывает появление новых и более совер­шенных эти­кетных норм).

Этикет как проявление нравственной культуры.

В литературе встречаются три точки зрения по по­воду соотношения морали и этикета.

1. Этикет не имеет никакого отношения к морали и являет­ся лишь кодексом правил поведения в обществе. Как уже ука­зывалось, такое понимание этикета имело место при его воз­никновении. С этих позиций этикет рассматривался как опреде­ленный канон поведения, имел строго норма­тивный характер, однако был исключительно формальной стороной отношений между людьми. Несоблюдение этикета служит здесь признаком невоспитанности, но не безнравственности.

2. Этикет отождествляется с моралью и полностью сливает­ся с ней. Соблюдение или несо­блюдение этикета при этом рас­сматривается как нравственное или безнравственное поведение. Этикет становится синонимом чести. Его несоблюдение стано­вится равноценно оскорблению, неуважению достоинства лич­ности. Этот взгляд на этикет был особенно распространен в дворян­ских кругах. Нарушение этикета служило одной из наи­более частых причин дуэлей и приводило даже к конфликтам между государствами. Полезно вспомнить, как английский писатель-сатирик Джонатан Свифт высмеял это отношение к этикету в своей знаменитой книге «Путешествие Гул­ливера», где королевство Лилипутия объявило войну королевству Блефуску только за то, что там разбивали яйца с другого конца.

3. Поскольку и этикет и мораль имеют своим предметом ре­гуляцию человеческих отношений, то они обладают определен­ной общностью, но вместе с тем каждое из этих явлений обла­дает своей собственной спецификой. Этикетные правила возни­кают на основе нравственных и эстети­ческих норм и принципов, определяющих содержание и формы человеческого общения. При этом мораль относится преимущественно к содержанию, а этикет – к форме этого общения. И поэтому особую ценность представляет личность, не только обладающая хорошими манерами, тактом и умением вести себя в обществе, но и гармониче­ски их сочетающая с духовной красотой и высокой нравствен­ностью. Этой точки зрения придерживается большинство отечественных авторов.

В отличие от морали, где мотив и выбор действия пред­ставляют подчас значительную труд­ность, требуют глубоких размышлений и анализа обстоятельств, правила этикета одно­значны, традиционны и, в принципе, могут выполняться автома­тически. Вместе с тем и они подвержены изменениям, могут устаревать и, что еще более важно, варьироваться у различных классов и соци­альных групп. Иными словами, при изучении эти­кета, как и любого общественного явления, следует не забывать требований принципа историзма, а также диалектику общего и частного, стабильного и из­менчивого.

Так, например, у нас в стране приветствуют, придерживаясь следующих правил этикета:

- мужчина первым приветствует женщину;

- младший по возрасту – старшего;

- младший по должности работник – старшего;

- член делегации – руководителя (своей или иностранной);

- в момент приветствия во рту не должно быть сигареты и нельзя держать руку в кармане;

- нарушением этикета являются шумные, несдержанные приветствия; простой жест, легкая улыбка выражают почтительность и уважение.



Деловой этикет как проявление профессионально-нравственной культуры аудитора

Характеристика этикета как установленного порядка поведения где-либо дает наиболее общее представление о нем. Деловой этикет богаче по своему содержанию, поскольку относится к данной категории как особенно к общему. Деловой этикет – результат длительного отбора правил и форм наиболее целесообразного поведения, которое способствует успеху в деловых отношениях. У оте­чественных начинающих бизнесменов срывается множество выгодных сделок, особенно с инофир­мами, из-за того, что они не знают правил делового этикета. А еще чаще их «подставляют» различ­ные консультанты и секретарши. У многих «новых русских» дурной вкус заметен в одежде, манерах поведения.

В результате «новые русские», их консультанты и секретар­ши становятся предметом молча­ливой и нелицеприятной кри­тики со стороны партнеров. Уважающие себя и честь своей фирмы предприниматели после первой же встречи прекращают все переговоры. А причиной тому – пове­дение «новых рус­ских», оценить которое можно словами из знаменитой сказки про старуху, которая «ни ступить, ни молвить не умеет».

Чтобы не попасть в нелепую ситуацию, надо знать правила хорошего тона. В старые времена им крепко учил Петр Вели­кий. В 1709 г. он издал указ, согласно которому подлежал нака­занию каждый, кто вел себя «в нарушение этикету». Возможно, и отечественным бизнесменам надо ввести наказание для тех, кто выставляет на посмешище не только себя, но и бросает тень на российское предпринимательство. Может быть, следует ввести даже экзамен на знание делового этикета.

Итак, знание делового этикета – основа предприниматель­ского успеха.

Правила этикета, облаченные в конкретные формы по­ведения, указывают на единство двух его сторон: морально-этической и эстетической. Первая сторона – это выражение нравственной нормы: предупредительной заботы, уважения, защиты и т.д. Вторая сторона – эстетическая – сви­де­тельству­ет о красоте, изяществе форм поведения.

Для приветствия пользуйтесь не только вербальным (ре­чевым) средством «Здравствуйте!», «Добрый день», но и невер­бальными жестами: поклоном, кивком, взмахом руки и т.п. Можно равно­душно сказать: «Здравствуйте», кивнуть головой и пройти мимо. Но лучше поступить иначе – сказать, например: «Здравствуйте, Иван Александрович!», тепло улыбнуться ему и остановиться на несколько секунд. Такое приветствие подчер­кивает ваши добрые чувства к этому человеку, он поймет, что вы цените его, да и звучание собственного имени – приятная мелодия для любого человека.

Обращение без имени – обращение формальное: будь то подчиненный или начальник, сосед по лестничной площадке или попутчик в общественном транспорте. Обращение по име­ни, а еще лучше – по имени и отчеству – это обращение к личности. Произнося имя, отчество, мы подчеркиваем уваже­ние человеческого достоинства, демонстрируем душевное рас­положение. Такое приветствие говорит о культуре человека и создает ему репутацию деликатного, воспитанного, тактичного чело­века. Конечно, с подобными качествами люди не рождают­ся. Эти качества воспитываются, а потом входят в привычку. Чем раньше начнется такое воспитание, тем лучше – скорее войдет в привычку. Особенно тяжело дается формирование хо­роших привычек интеллигента бизнесменам первого поколе­ния, так как приходится большей частью идти путем проб и оши­бок. Недаром англичане говорят, чтобы стать джентльменом, надо иметь в семье три университетских диплома: деда, отца и сына.

Этикет – явление историческое. Правила по­ведения людей изменялись с изменениями условий жизни об­щества, конкретной социальной среды. Этикет возник в период зарождения абсолютных монархий. Придерживаться определенных правил поведения, церемониала было необходимо для возвеличивания царственных особ: императоров, королей, ца­рей, князей, принцев, герцогов и т.п., для закрепления иерар­хии внутри самого классового общества. От знания этикета, выполнения его правил часто зависела не только карьера, но и жизнь человека. Так было в Древнем Египте, Китае, Риме, Зо­лотой Орде. Нарушение этикета приводило к вражде между племенами, народами и даже к войнам.

Этикет всегда выполнял и выполняет определенные функ­ции. Например, разделение по чинам, сословиям, знатности рода, званиям, имущественному положению. Особенно строго соблюдались и соблюдаются правила этикета в странах Дальне­го и Ближнего Востока.

В России в начале XVIII в. стал усиленно внедряться запад­ный этикет. На русскую почву переносились одежда, манера и внешние формы поведения. За соблюдением этих правил боя­рами и дворянским сословием (особенно в столичных городах) постоянно и настойчиво, порой жестоко, следил сам царь Петр I. За их нарушения строго наказывали. В дальнейшем, в царство­вание Елизаветы и Екатерины II, отбирались те правила этике­та, которые отвечали требованиям и особенностям националь­ной культуры России. Россия как евразийская страна во мно­гом соединяла противоположности Европы и Азии. А этих про­тивоположностей было много не только в XVIII в., но их много и сейчас. Р.Киплинг говорил, что Запад есть Запад, Восток есть Восток, и не встре­титься им никогда. Так, в Европе траурный цвет – черный, а в Китае – белый. Даже в границах Российс­кой империи правила поведения различных народов значитель­но отличались.

Конечно, общественный прогресс способствовал взаимо­проникновению правил поведения, обогащению культур. Мир становился теснее. Процесс взаимного обогащения правилами поведения позволил выработать взаимоприемлемый, признава­емый в главных чертах этикет, закрепляемый в обычаях и тра­дициях. Этикет стал предписывать нормы поведения на работе, на улице, в гостях, на деловых и дипломатических приемах, в театре, в общественном транспорте и т.д.

Но кроме правил этикета для всех существует также профессиональный этикет. В жизни всегда были и останутся отно­шения, которые обеспечивают наивысшую эффективность в выполнении профессиональных функций. Участники какого-либо взаимодействия всегда стараются сохранить наиболее оп­тимальные формы этого взаимодействия и правила поведения. От новичка они станут требовать неукоснительного соблюдения отработанных и проверенных правил делового общения, так как они облегчают выполнение профессиональных функций, способствуют достижению поставленных целей. В том или ином аудиторском коллективе, группе работников, сотрудников, деловых людей складываются определенные традиции, которые с течением времени приобретают силу моральных принципов и со­ставляют этикет данной группы, общности.

В практике деловых отношений всегда есть какие-то стан­дартные ситуации, которых невоз­можно избежать. Для этих ситуаций и вырабатывают формы и правила поведения. Этот набор правил составляет этикет делового общения. Вот одно из определений этикета деловых отношений – это свод правил поведения в бизнесе, который представляет внешнюю сторону делового общения.

Деловой этикет возникает в ходе длительного отбора правил и форм целесообразного пове­дения. Эти формы и правила способствовали успеху в деловых отношениях. Не всегда легко дава­лось освоение этих правил, поэтому предприниматели «от сохи» нередко отзывались о них не очень лестно: «Зачем мне все это?» Можно следовать и данному принципу. Однако если вы хотите уста­новить прочные деловые отношения с зарубежными партнерами, то знание делового этикета просто обязательно.

Можно напомнить, как устанавливались торговые связи со средневековой Японией, которая до известной эпохи Мейдзи была почти наглухо закрытой для остального мира. Коммер­сант, купец, прибывший в страну восходящего солнца для ус­тановления деловых связей, представлялся императору. Проце­дура представления была столь унизительной, что не каждому зарубежному гостю она была под силу. Иноземец должен был от двери приемной залы ползти на коленях к отведенному ему месту, а после приема таким же образом, пятясь как рак, поки­нуть свое место и скрыться за дверью.

Но как и в те давние времена, так и сейчас правила дело­вого этикета помогают сближению экономических и финансо­вых интересов торговых людей, бизнесменов. Прибыль была и остается выше всех различий национального характера, веро­исповедания, социального положения, психо­логических осо­бенностей. Эти различия подчинялись этикету интересующей бизнесмена страны. Подчинение правилам игры определяющей стороны создавало основу для успеха сделки.

Какие же правила поведения надо знать людям, занимающимся предпринимательской дея­тельностью, к числу которых относятся аудиторы? Прежде всего, следует помнить, что деловой этикет включает точное соблюдение правил культуры поведения, которая пред­полагает в первую очередь глубокое уважение человеческой ин­дивидуальности. Социальная роль, которую играет тот или иной человек, не должна быть самодовлеющей, не должна оказывать гипнотического влияния на делового партнера. Куль­турный предприниматель будет в равной степени уважительно от­носиться и к президенту компании, фирмы и уборщице офиса, т.е. всем показывать искреннее уважение. Это искреннее уважение должно стать составной частью натуры, но только в том случае, если научиться верить в порядочность людей. Нельзя при первой встрече обнаружить даже признак того, что вы представляете его как «темную лошадку», стремящуюся вас обязательно обойти на прямой или вираже, а говоря проще – обмануть. В основе пове­дения должна лежать нравственная оценка: деловой партнер хороший человек! Если, конечно, он не доказал своими по­ступками обратного.

Культура поведения в деловом общении немыслима без соблюдения правил вербального (словесного, речевого) этикета. Речевой этикет – формы и манеры речи, словарный запас, т.е. весь стиль речи, принятый в общении деловых людей определенного круга. Существуют истори­чески нара­ботанные стереотипы речевого общения. Ими пользовались ранее русские купцы, пред­приниматели, а сейчас их использу­ют культурные российские и зарубежные деловые люди. Это слова: «дамы», «господа», «судари» и «сударыни». Среди других социальных групп подобные обращения пока широко не при­виваются, и мы часто наблюдаем, как люди испытывают чув­ство внутреннего дискомфорта на встречах, собраниях, по­скольку не знают, как обратиться друг к другу: слово «товарищ» как бы принижает их достоинство из-за определенного отно­шения к этому слову, сложившегося под влиянием средств мас­совой информации. А с другой стороны, многие до «господ» явно не доросли из-за своего нищенского существования. По­этому очень часто в транспорте, в магазине, на улице мы слы­шим унизительные фразы: «Эй, мужчина, под­виньтесь», «Женщина, пробейте билет» и т.д.

Среди деловых людей обращение «господин» имеет право на жизнь. Это слово подчеркивает, что данные граждане, социальная группа свободны и независимы в своих действиях более, чем какая-либо другая социальная группа в современной России. Кроме того, эта форма обращения не заимствована слепо где-либо на Западе или Востоке. Бездумные заимствова­ния, запускаемые в оборот чаще всего нашими не очень куль­турными теле- и радиожурналистами, репортерами, как прави­ло, режут слух и подчеркивают убогость и претенциозность подобных заимствований, например «состоялась презентация», «формируется новый менталитет русских» или «спонсоры вернисажа» и т.п. «Господин» – исконно русское слово. Оно име­ет самое распространенное значение как форма вежливого об­ращения к группе лиц и отдельному лицу, употреблявшаяся в привилеги­рованных слоях общества. Кроме того, в другом его значении – «хозяин имущества» есть и уважи­тельное отноше­ние к человеку.

В деловом разговоре надо уметь дать ответ на любой вопрос. Даже на простейшие, задаваемые ежедневно по несколько раз: «Как дела?», всегда необходимо помнить о чув­стве меры. Не ответить ничего невежливо; буркнуть «Нор­мально» и пройти мимо тоже невежливо, если не грубо; пуститься в долгие рассуждения о своих делах – прослыть зану­дой. В таких случаях деловой этикет предпи­сывает отвечать примерно следующее: «Спасибо, нормально», «Спасибо, пока жаловаться грех» и т.п., интересуясь, в свою очередь: «Наде­юсь, что и у Вас все обстоит нормально?». Такие ответы нейт­ральны, они успокаивают всех, следуют сложившимся в России нормам: «Не сглазь, когда дела идут хорошо».

Однако у чехов, словаков, поляков и югославов на вопрос «Как дела?» правилами делового этикета не возбраняются крат­ко рассказать о трудностях, пожаловаться, например на дорого­визну. Но говорят об этом, бодро подчеркивая, что деловой человек преодолевает трудности – их немало в его деле, но он знает, как с ними справиться, и гордится этим. А без трудно­стей и забот живет только бездельник.

В вербальном (словесном, речевом) общении деловой этикет предполагает применение раз­личных психологических приемов. Один из них – «формула поглаживания». Это словесные обороты типа: «Удачи Вам!», «Желаю успеха», известные фразы: «Большому кораблю – большое плавание», «Ни пуха, ни пера!» и т.п., произносимые с различными оттен­ками. Широко применяются такие речевые знаки расположе­ния, как «Салют», «Нет проблем», «О, кей» и т.п. Но следует избегать таких явно язвительных пожеланий, как «Вашему теленку злого волка съесть».

В речевом этикете деловых людей большое значение имеют комплименты. Комплимент – суждение, выражающее одобрение, положительную оценку деятельности, подчеркивающее вкус в одежде, внешности, сбалансированность поступков, оценка ума делового партнера. Не напрасно героиня популярного когда-то фильма «Старшая сестра» говорила, что ласковое слово и кошке приятно. С этой точки зрения комплимент – не механизм лести. Лесть, осо­бенно грубая, – это маска, за которой чаще всего скрывается меркантильный интерес. Комплимент, тем более, если вы име­ете дело с партнером-женщиной, – необходимая часть речево­го этикета. Во время делового общения всегда есть реальная возможность для комплиментов. Они воодушевляют вашего делового партнера, придают ему уверенность, одобряют. Осо­бенно важно помнить о комплименте, если вы имеете дело с новичком, да, к примеру, потерпевшим на первых порах неуда­чу. Не случайно в японских фирмах запрещена открытая кри­тика своих работников: фирме это невыгодно, так как трудовая активность и инициатива снижаются.

Международные аудиторские стандарты, разработанные в 1994 г., включают 45 стандартов. Они подразделяются на десять групп: вводные замечания, ответственность, планирование, внут­ренний контроль, аудиторские доказательства, использование третьих лиц; выводы и отчеты, специализированные области, задания, международная практика аудита. Использование междуна­родных аудиторских стандартов в различных странах оказывает благотворное влияние на развитие и совершенствование аудиторской деятельности, на качество аудиторских проверок, способствует интеграции лучших достижений по аудиту в национальные аудиторские системы. Немаловажную роль при этом играет деловой этикет.

Деловой этикет предписывает неукоснительное соблю­дение при деловых взаимоотношениях поведения страны-партнера. Правила общения людей свя­заны с образом и стилем жизни, нацио­нальными обычаями и традициями. Все это результат многовекового жизненного опы­та, быта предшествующих поколений того или иного народа. Какие бы ни были традиции, правила поведения, – их прихо­дится выполнять, если, конечно, вы хотите добиться успеха. Справедлива пословица «В чужой монастырь со своим уставом не ходят». Нередко надо соблюдать все правила даже в том случае, если они вам не по душе. Интересы дела выше ваших вкусов и пристрастий.

Можно привести еще немало примеров особенностей пра­вил поведения бизнесменов различных стран. Если, например, американцы, подчеркивая свое расположение, дружески хло­пают вас по плечу и охотно принимают такой жест от вас, то, похлопав по плечу японца или попытавшись дружески обнять китайца или вьетнамца, вы можете сорвать свою сделку.

Во время деловой беседы с итальянцами постарайтесь не демонстрировать своего неприятия их громкой, чрезмерно оживленной речи, горячности обсуждения даже несуществен­ного вопроса, а при общении с японцами не удивляйтесь упот­реблению ими сверхвежливых оборотов речи. Сверхвежливость по отношению к партнеру и «приниженность» собственного «Я» (например, «Я, недостойный, и моя ничтожная жена приглаша­ем Вас, Высокочтимого и благородного, к нам в гости») не ме­шают, а помогают японцам прекрасно вести свои дела. Трудно найти другого делового партнера, который бы заранее с такой скрупулезностью просчитал самые невероятные варианты пред­стоящей сделки и расставил столько различных (финансовых, юридических и других) ловушек своему партнеру по перегово­рам, как японец. Японская сверхвежливость – своего рода наркотик, усыпляющий бдительность партнера по переговорам. В любой финансовой, технической и другой деловой сделке японцы, как правило, обводят вокруг пальца наших излишне поддающихся на банальные комплименты и лесть отечествен­ных бизнесменов.

Деловой этикет требует особого поведения в общении с клиентами. В каждом виде услуг, ока­зываемых клиен­там, есть свои профессиональные тонкости в поведении. Но всегда надо помнить, что определяет отношения с клиентами самый главный принцип: клиент – самый дорогой и желанный человек и его желаниями следует руководствоваться. В любом случае в работе с клиен­тами надо быть хорошим психологом.

Так, действующий аудитор, не обладающий определенными навыками, может противиться тому, чтобы передать клиента другому аудитору, имеющему эти навыки, из опасения потерять часть своего бизнеса. В результате клиенты могут быть лишены преимущества получения кон­сультаций, на которые они имеют право. Пожелания клиентов должны быть определяющими при выборе профессиональных консультантов вне за­висимости от того, существует ли потребность в специальных навыках. Поэтому аудитор не должен пытаться каким бы то ни было образом огра­ничить клиента в выборе при получении специальных консультаций, а в соответствующих случаях должен поощрять клиента к этому.

Принимающий аудитор, т.е. предполагающий начать работу с тем клиентом, с которым в настоящее время работает действующий ауди­тор, должен ограничивать предоставляемые услуги конкретным задани­ем, полученным при посредничестве действующего аудитора или от кли­ента, если от клиента не поступит иного запроса. Принимающий аудитор также обязан использовать разумные меры для поддержания существу­ющих отношений действующего аудитора с клиентом и не должен выска­зывать какую-либо критику по поводу профессиональных услуг действу­ющего аудитора, не дав последнему возможности предоставить всю со­ответствующую информацию.

Принимающий аудитор, получивший от клиента просьбу выпол­нить задание, которое по характеру явно отличается от задания, выпол­няемого действующим аудитором, либо от задания, первоначально полу­ченного при посредничестве действующего аудитора или от клиента, должен рассматривать ее как отдельную просьбу о предоставлении ус­луг или консультаций. Прежде чем согласиться с любым подобным на­значением, принимающий аудитор должен сообщить клиенту о своей профессиональной обязанности уведомить об этом действующего ауди­тора и должен неза­медлительно сделать такое сообщение, предпочти­тельно в письменной форме, сообщив об обра­щении к нему клиента, об­щем характере просьбы, а также запросив всю информацию (если тако­вая имеется), необходимую для выполнения задания.

При необходимости действующий аудитор должен не только выда­вать инструкции в отношении передаваемого элемента бизнеса, но и контактировать с принимающими аудиторами и оказывать им содей­ствие при получении любых разумных запросов о помощи.

Собственники организации имеют неоспоримое право выбирать профессиональных консуль­тантов и заменять их другими по своему же­ланию. Несмотря на важность защиты законных инте­ресов собственни­ков важно также, чтобы аудитор, которого просят заменить другого аудитора, имел возможность удостовериться в том, что не существует никаких профессиональных причин, по которым такое назначение не должно быть принято. Этого нельзя добиться в полной мере без установ­ления непосредственного контакта с действующим аудитором. В отсут­ствие конкретного запроса действующий аудитор не должен доброволь­но предоставлять информацию о делах клиента.

Установление контакта дает возможность аудитору проверить, яв­ляются ли обстоятельства, обусловливающие предполагаемую замену назначенного лица, такими, при которых это назначение может быть над­лежащим образом принято, а также определить, есть ли желание при­нять назначение. Кроме того, такой контакт помогает сохранить гармо­ничные отношения, которые должны сущест­вовать между всеми аудито­рами, чьи клиенты обращаются к ним за профессиональными консуль­та­циями и помощью.

Предлагаемый аудитор должен строго соблюдать конфиденциаль­ность и придавать должное значение любой информации, предоставля­емой действующим аудитором. Такая информация может указывать, на­пример, на то, что видимые причины, приведенные клиентом в качестве основания для замены, не соответствуют фактам. Из информации может следовать, что предложение о замене аудиторов выдвинуто потому, что действующие аудиторы отстаивали свои позиции и надлежащим обра­зом исполняли обязанности несмотря на сопротивление или уловки, в связи с чем между ними и клиентом возникли серьезные разногласия в отношении принципов или практики.



Соблюдение аудитором правил служебного этикета

Служебный этикет – правила наиболее целесообразного поведения на работе, которые опре­делены не только моральными и эстетическими нормами, но и профессиональными стандартами и требованиями.

Согласно этим требованиям:

1) необходимо оберегать престиж аудиторской фирмы, где ра­ботаешь, отзываться о ней хорошо, соблюдать требования кор­поративных документов и этические организационные стан­дарты: порядочность, ответственность, честность, лояльность, заботу, компетентность, субординацию;

2) нужно поддерживать доброжелательную рабочую обстановку в коллективе, проявлять по отношению к колле­гам, клиентам аудиторской фирмы, руководителям вежливость, такт, внима­ние, уважение, в случае необходимости оказывать коллегам по­мощь;

3) надо стараться избегать конфликтов, а в случае возник­новения конфликтной ситуации конст­руктивно разрешать кон­фликт и уметь идти на компромисс;

4) необходимо соблюдать дистанцию в общении с клиента­ми аудиторской фирмы, коллегами и администрацией и не смешивать личную и деловую жизнь;

5) недопустимо срывать свое плохое настроение на дру­гих людях, жаловаться на других людей, на свои проблемы. Если все же «срыв» произошел, необходимо сразу же изви­ниться. Нельзя обсуждать чью-либо внешность, одежду, фи­гуру, делиться подробностями личной жизни с колле­гами и руководителями;

6) все посторонние дела в рабочее время должны быть пол­ностью исключены;

7) надо всегда здороваться с коллегами и отвечать на их при­ветствия (делать это достаточно один раз в день);

8) ко всем коллегам, независимо от того, руководитель это или подчиненный, надо относиться с уважением и тактом;

9) надо вставать, если в комнату входит руководитель. Не надо вставать, если входят коллеги;

10) в любом случае нельзя отвечать грубостью на грубость, агрессию, несправедливую или справедливую критику. Если грубость допускает начальник по отношению к подчиненному, то последнему, если он уверен в своей правоте, желательно по­просить руководство о личной встрече;

11) нельзя никому делать замечания в присутствии третье­го лица – это необходимо делать конфиденциально. В случае критики (обоснованной или необоснованной) желательно не оправды­ваться, не винить других, не защищаться, а задать нуж­ные вопросы критикующему. Если ошибка действительно была допущена и критика справедлива, хорошим тоном является че­стное признание данной ошибки;

12) нельзя употреблять жаргонные и сленговые слова и выражения, оскорбительные слова, злоупотреблять специальной терминологией. Надо говорить, соблюдая правила грамматики;

13) недопустимо прислушиваться к чужим телефонным раз­говорам и рассматривать бумаги на чужом столе.

Для налаживания и поддержания конструктивного делово­го общения необходимо следовать определенным принципам, а именно:

• принципу истинности, который состоит в том, чтобы пред­намеренно не искажать действи­тельность;

• принципу искренности, который состоит в том, чтобы вы­ражать в процессе коммуникации свое истинное отношение к действительности;

• принципу взаимодействия, который состоит в том, чтобы:

а) предоставлять клиенту, коллеге или партнеру ровно столько информации, сколь­ко необходимо;

б) не предоставлять заведомо ложной или недостаточно обо­снованной информации;

в) не отклоняться от темы и оперировать только уместной (относящейся к делу) информацией;

г) избегать непонятных выражений, ненужного многосло­вия, неоднозначных выражений;

• принципу вежливости, который предполагает, что партне­ры будут соблюдать:

а) «правило такта», согласно которому нельзя нарушать границы личной сферы партнера: например иногда нельзя спрашивать о цели коммуникации, если она не задана; нельзя затраги­вать темы частной жизни, вкусов, личных предпочтений (они считаются опасными, так как могут вызвать напряжение и кон­фликт);

б) «правило одобрения», согласно которому нельзя осуж­дать других;

в) «правило скромности», которое требует, чтобы партне­ры не принимали в свой адрес чрез­мерных похвал, отклоняя их как не отвечающие действительности;

г) «правило согласия», которое предполагает отказ от выяс­нения истины в том случае, если это выяснение может приве­сти к конфликту партнеров, то есть отказ от истины во имя сохранения согласия и самого взаимодействия;

д) «правило благожелательности», требующее от партнеров выражения лояльности по отно­шению друг к другу в ситуации с намечающимся конфликтом.

В процессе служебного общения аудитора важную роль играют представления о том, как партнер реагирует на нас и сообщаемую нами информацию. От реакции зависит весь дальнейший ход общения, принимаемые меры и последствия. Действительно, одобрение позволяет нам перейти к стадии принятия решения, неодобрение – искать новую, более сильную аргументацию, средства усиления воздействия либо прекращать общение. Человечество давно убедилось, что истинное отношение к происходящему, свое состояние люди точнее выражают не речевыми, а так называе­мыми невербальными (неречевыми) средствами. Если подразумевать под коммуникацией передачу настроения, внутреннего состояния, отношения к партнеру и обсуждаемой проблеме, тогда спра­ведливы выводы А. Миробяна, что 55% коммуникаций занимают невербальные средства, 3% – звуки и интонации и только 7% – слова. Пантомимика – это язык жестов, поз, положений частей тела относительно друг друга. Знание этого средства общения необходимо в деловом общении аудиторов, и его навыки должны войти в структуру служебного этикета.

Факторы, которые влияют на пантомимику:

1. Национальная принадлежность. Один и тот же жест может означать разное у разных народов.

2. Состояние здоровья. У человека в болезненном состоял жесты обычно более вялы, но есть и заболевания, сопровождающиеся повышенной возбудимостью, экспансивностью.

3. Профессия человека. Рукопожатие музыканта может показаться слабым, но это не всегда признак слабости характера: может он просто бережет пальцы.

4. Уровень культуры, который влияет на состав жестов, на представления об этикете, приви­ваемом воспитанием.

5. Статус человека: чем выше он по иерархии, тем больше старается быть скупым на жесты, больше оперировать словами.

6. Принадлежность к группе: групповые традиции, нормы, правила могут существенно моди­фицировать пантомимику члена группы. То же относится и к принадлежности к той или иной аудиторской фирме или компании, в которой служит аудитор.

7. Актерские способности человека: многие умеют играть только словами, но и контролировать свои жесты.

8. Возраст: некоторые жесты изменяются с возрастом, в разном возрасте одно и то же состояние может выражаться разными жестами. Кроме того, возрастной фактор часто играет ту же роль, что и статус.

9. Сочетание компонентов пантомимики: обычно состояние передается не одним, а несколькими элементами пантомимик мимики, и эти элементы должны быть в согласии, говорить об одном, в противном случае нарушается впечатление искренности. То же относится и согласованию слов и жестов, причем жесты более точно отражают отношение человека, чем слова.

10. Возможность предъявить и воспринять невербальные средства общения: физическая преграда между партнерами затрудняет полноценное восприятие, поэтому солгать легче всего телефону, не видя партнера и не опасаясь, что мимика и пантомимика вас выдаст.

При всей сложности имитации жестов, подделки их, особенно в длительном общении, зани­маться невербалистикой необходимо, чтобы уметь распознавать обман, ловушки, неискренность партнера, а с другой стороны, уметь правильным выбором средств общения создавать нужное настроение, обстановку доброжелательности, сотрудничества. В этом помогают тренировки; например, А. Пиз рекомендует смотреть отечественное кино с выключенным звуком, пытаясь понять смысл происходящего и взаимоотношения персонажей по их мимике и жестам.

Важное значение для служебного этикета аудиторов имеет значение и применение на практике положений проксематики. Проксематика – дисциплина, исследующая взаиморасположение поз собеседников. Установлено, что человек чувствует себя и находится от партнера по общению на таком расстоянии, которое по меркам данного общества принимается за соответствующее данному виду общения, данному типу взаимоотношений.

Факторы взаиморасположения поз собеседников при общении.

1. Интимное расстояние (как бы собственность человека), куда допускаются наиболее близкие люди, а вторжение постороннего воспринимается как нечто неприятное, – до 45 см. Вероятно, эта дистанция как-то связана с биополем человека.

2. Персональная дистанция – для общения со знакомыми людьми; на этой дистанции проис­ходит большинство разговоров, собеседники прекрасно видят и слышат друг друга – 45-120 см.

3. Социальная дистанция – для формальных встреч в кабинетах, в общественных местах, для улаживания безличных дел – 120-400 см. На расстоянии свыше 2,5 метра каждый может зани­маться своим делом, не мешая другим.

4. Публичная дистанция – обычно для общения с группой людей, детали лица не видны, голос громкий, слова тщательно под­бираются и выговариваются – 400-750 см.

На размеры дистанций влияет ряд факторов, таких, как мес­то жительства (город, деревня, плотность населения), принад­лежность к той или иной национальности, пол, культура, дели­кат­ность человека, индивидуальные особенности – темперамент, характер, чувство собственного достоинства, застенчивость, конфликтность, подозрительность и т.п.

Дистанции при общении и особенности сотрудников необ­ходимо принимать во внимание при организации рабочих мест и рабочих зон аудиторов.

При общении за столом стол воспринимается как барьер, который можно использовать или устранить в зависимости от позиций сторон и их взаимоотношений. Правильное размещение за столом участников переговоров является предметом рассмот­рения делового этикета и способствует установлению атмосферы сотрудничества.

Если собеседников за столом двое, то они могут занимать угловую позицию, что говорит о расположенности, открытости. В то же время, угол стола может быть использован при необхо­ди­мости как барьер. Позиция полного сотрудничества – это когда партнеры располагаются по одну сторону стола и сидят по отно­шению друг к другу под углом в 90°. Соревновательно-оборони­тельная позиция – когда собеседники располагаются по разные стороны стола напротив друг друга. Стол в этом случае скрывает значительную часть компонентов невербальных средств общения, мысленно делится как бы пополам, и собеседники вос­принимают ближнюю половину как свою территорию. Обсуж­даемый документ обычно кладется точно на мысленную «пограничную линию», перемещение его на свою территорию для рассмотрения – знак стремления к сотрудничеству, возврат на тер­риторию лица, принесшего документ – знак отвержения докумен­та и нежелания продолжать беседу.

Независимая позиция – когда люди располагаются за проти­воположными углами стола. Такое расположение говорит о не­желании общаться. В принципе, в такой позиции каждый может зани­маться своим делом.

Круглые столы предусматривают равноправие участников переговоров, свободную и открытую дискуссию, несколько неформальную атмосферу.

Есть ряд приемов демонстрации своей значимости при од­новременном унижении партнера, однако эти методы не способ­ствуют сотрудничеству и длительным контактам с клиентами.

Приведем некоторые неписанные правила этичного поведе­ния в условиях, когда вы вынуждены вторгаться в интимное про­странство других (в лифте, в транспорте и т.п.):

- не рекомендуется ни с кем разговаривать, даже со знако­мыми людьми, т.к. другим это вряд ли будет интересно;

- следует избегать взглядов в глаза другим;

- выражение лица должно быть бесстрастным, без признака эмоций;

- если позволяет обстановка, читайте имеющуюся у вас кни­гу, газету, полностью погрузившись в процесс чтения;

- чем теснее, тем меньше вы должны производить телодвиже­ний;

- в лифте, снабженном указателем этажей над головой стоя­щих, над дверью, вы должны смотреть на этот указатель как на самое нейтральное место.

Умение слушать и воспринимать.

При передаче информации для общающихся важна настрой­ка на эмпатическое, рецептивное, рефлексивное слушание. По своим задачам эти формы слушания достаточно близки. Все они исходят из цели лучше понять собеседника, включиться в процесс приема-передачи информации полностью, понять собеседника, пытаясь как бы встать на его место, «влезть в его шкуру». Извест­ная поговорка называет лучшим собеседником того, кто умеет лучше слушать. Но уметь слушать – это значит сопереживать го­ворящему, понимать и разделять его эмоциональное состояние, не отделываться пустыми междометиями, а выражать свою заин­тересованность в предмете разговора уточняющими вопросами, формулировками своего понимания происходящего и отношения к нему. Существенным этикетным моментом такого рефлексивно­го, с активным восприятием и отражением в собственном созна­нии слушания является стремление и в ответных словах, и даже в мыслях не допустить перехода на личность партнера по обще­нию, остаться в рамках предмета беседы.

Искусство передачи информации состоит и в умении зада­вать вопросы, и подход здесь должен быть тот же – не поставить партнера в неловкое положение, не дать ему почувствовать себя «загнан­ным в угол», униженным, оскорбленным, но в то же вре­мя не дать партнеру отклониться в сторону от предмета, не по­зволить манипулировать собой. Так, закрытые вопросы, предпо­лагающие одно­значный ответ, создают атмосферу допроса, ско­ванности, открытые – способны увести дискуссию в сторону, ри­торические указывают на новые аспекты проблемы, переломные могут изменить направление или вернуть дискуссию на нужные рельсы.

Считается полезным применение метода «да-да», особенно любимого в Японии, когда обсуж­дение проблемы строится таким образом, чтобы партнер соглашался с бесспорными или малозна­чительными элементами проблемы, а когда возникает принципи­альный вопрос, ему уже не так просто ответить «нет» после мно­гочисленных «да». Но в этом случае партнер может придти к выводу, что вы им манипулируете, его настроенность на конструк­тивное общение пропадет, и вы его потеряете для дальнейших контактов. Аудитору следует, по-возможности, избегать использования таких слов, которые вызывают отрицательную реакцию, или, как пишет П. Мицич, «психический ураган»: инфляция, банкротство, падение прибыли, рост цен, без­работица. Эта слова снижают настроение, вызывают желание протестовать, спорить.

Вплоть до математической формулы доводит П. Мицич до­казательство того, что при передаче информации от того, что за­думал передать собеседник, в памяти его партнера остается всего в среднем 24%. Это объясняется особенностями человеческого мышления, запоминания и речи: человек мыслит образами, речь является средством кодирования образного представления в форму, удобную для передачи и понятную другим. Существенно и то, что уникальность каждого человека выражается и в разном стиле мышления, разном словарном запасе, и все это сказывается при передаче информации и проявляется как барьеры, которые пре­одолевает мысль на пути к сознанию и памяти другого человека. И отсюда также вытекает необходимость понимания особен­но­стей своего партнера по общению, активной подготовки к обще­нию и применения специальных приемов для повышения эффек­тивности взаимодействия.

Деловое общение по телефону.

И теперь несколько рекомендаций, какими правилами этикета целе­сообразно руководство­ваться при проведении деловой беседы посредством телефонной связи. Как пишут Е.В. Ксенчук и М.К. Киянова в книге «Технология успеха», плохая подготовка к разговору, неумение выделить в нем главное, лаконично и гра­мотно излагать свои мысли приводит к значительным (до 20-30%) потерям рабочего времени. Немаловажным экономи­ческим доводом в пользу рационализации процесса общения по телефону служит введение повременной оплаты за пользование телефонной связью.

Итак, подход аудитора к деловой беседе но телефону должен включать рассмотрение всех факторов успеха делового общения, включая подготовку, определение целей, задач, разработку сценариев возможного развития взаимодействия, оценку интересов и про­гноз поведения партнера по общению и т.д. Разговор по телефону исключает предъявление и анализ невербальных средств обще­ния, что сужает информационное поле для понимания состояния партнера и его отношения к вам и теме разговора.

Продолжительность разговора не должна превышать, как правило, 5-6 минут. В Японии служащих компаний учат уклады­ваться в 2 минуты. После краткого представления собеседников друг другу и приветствия следует ввести партнера по общению в курс дела, обсудить обстоятельства (на этом этапе лаконичность обеспечивает использование «закрытых» вопросов, требующих однозначного ответа), подвести итог и попрощаться. В процессе разговора односложные фразы, междометия слушающего служат для подтверждения того, что говорящего слушают, связь не прер­валась. Если связь нарушилась, обычно перезванивает инициатор разговора. Как видно, некоторые правила ведения беседы по те­лефону отличаются от правил проведения очной беседы, но это вызвано спецификой используемых средств общения, их ограни­ченностью.

Если телефонный звонок «вклинился» в вашу очную беседу, обычно рекомендуется попросить звонящего либо подождать, ес­ли ваша очная беседа близка к завершению (но следует при этом подумать о реакции вашего партнера по очному общению), либо перезвонить через несколько минут, если это удобно тому, кто звонит, либо записать его номер телефона и перезвонить в удобное для вас обоих время.

Правила служебных отношений между начальником и подчиненным и в аудиторском коллективе. Если начальник обращается к одним подчиненным на «ты», а к другим – на «вы», то возникает впечатление, что у него есть приближенные. Бывает и другой вариант: начальник пре­небрежи­тельно обращается к одним на «ты», а к другим – ува­жительно на «вы». В обоих случаях послед­ствия отрицательны. Они противоречат правилам служебного этикета. Не годится и одинаковое обращение ко всем на «ты», которое ве­дет к снижению требовательности, панибратству. Место­имение «вы» является не только выражением культуры общения, но и способом поддержания служебной дистанции.

Правило первое: обращение к подчиненным на «вы» – необходимый инстру­мент поддержания нормальных служебных отношений и трудо­вой дисциплины.

Правило второе: приказ и просьба.

На практике руководители дают указания своим подчиненным, в основном, в двух формах: приказ и просьба. Однако эти фор­мы используются не всегда в соответствии с ситуацией. Там, где приказ необходим, иногда звучит просительный тон. А где можно обойтись вежливой просьбой, раздается приказ, да еще с угрозой наказания.

Приказная форма необходима в экстремальных условиях: угроза срыва выполнения графика аудиторской проверки, серьезные нарушения служебной дисциплины и т.д.

Подчиненные со временем перестают реагировать на угро­жающий тон, и эффективность ука­заний снижается.

Какие же формы уместны в повседневных рабочих условиях?

Приказ необходим при даче поручений, входящих в круг пря­мых обязанностей подчиненного. Но тон всегда и непременно должен быть вежливым.

Поручения, не входящие в круг обязанностей данного подчи­ненного, следует давать в форме просьбы. Помните, что подчи­ненные лучше воспринимают поручения в форме просьбы, чем приказа, особенно женщины.

Как быть убедительным?

В процессуальном отношении убеждение есть воздействие на сознание индивида с целью принятия им определенных оценок, суждений и установок. В методическом отношении убеждение – это метод воздей­ствия на сознание индивида с целью принятия им определенных установок, оценок, суждений.

Важно помнить, что в процессе убеждения эти оценки, суж­дения и установки изменяются при сознательном контроле того, на кого направлено убеждающее воздействие. По сути дела – это сознательный выбор, осуществляемый в условиях существования различных вариантов. В общении сущность убеждающего воздей­ствия объясняется следующим образом: необходимо так преподнести подчиненному сообщаемую информацию (аргументированно, с необходимым доказательным анализом вариантов), чтобы это повлияло в нужном направлении на систему его оценок, устано­вок и отно­шений, которые в свою очередь изменят его поведение или деятельность. Проще говоря, убедить – значит добиться со­гласия с определенной точкой зрения, значит сделать партнера по общению своим союзником, единомышленником. Убеждение – это воздействие с целью изменить отношение сотрудника или группы к чему-либо, когда он или группа придерживаются иного мнения.

Таким образом, убеждая подчиненного, необходимо добиться того, чтобы он не только делал как вы ему рекомендуете, но чтобы он захотел так сделать. Следовательно, цель убеждающего воздей­ствия – это превратить свое желание – «Я считаю, что вам необ­ходимо... и готов представить необходимые аргументы...» – в его желание – «Я тоже теперь так считаю, что мне необходимо...».

Правило третье: благодарите, но и взыщите.

Надо чаще и умело пользоваться мерами поощрения. Будьте внимательны к своим подчиненным, замечайте каждый их успех в работе и по­ощряйте за это. Простое «спасибо», высказанное вовремя, мо­жет оказаться не менее эффективным, чем денежная премия. При этом помните правило психо­логии: «Поругал–проиграл».

То есть, если возникла необходимость наказать кого-то за слу­жебные упущения, будьте спра­ведливы и тактичны. При выборе форм выражения и меры наказания учитывайте возраст, пол и темперамент работника.

Старайтесь не применять меры дисциплинарного воздействия (поощрения, наказания), которые могут вызвать неприятие коллектива. Дисциплинарное воздействие обязательно должно быть свое­временным. Избегайте иронической оценки действия и поступков подчиненного, особенно в при­сутствии других членов коллектива, обо она, как правило, вызывает обиду.

Критикуя подчиненного, критикуйте его за конкретные поступки, но не саму личность.

Правило четвертое: свою точку зрения вы можете отстаивать до принятия решения.

Делайте все от вас зависящее, чтобы убе­дить и других в своей правоте. Следует быть принци­пиальным не только со своими подчиненными, но и в обращении со своими вышестоящими руко­водителями, правильно информировать их о положении дел на своем участке, отстаивать интересы дела. Но если решение принято более высоким руководством, рассматривайте его как свое собст­венное. Ни в коем случае не дайте своим подчиненным понять, что оно (а вы именно так и думаете) абсурдно, ошибочно, что лично вы решительно против. Это не этично: отношение «мы» и «они» наносит ущерб аудиторскому коллективу тем, что провоцирует рост недовольства и нестабильности. Так ка­кой же смысл выигрывать битву, если в итоге проигрываешь войну?

Правило пятое: создавайте настрой на успех.

Заражая своей верой в успех своих подчиненных, вы создаете спокойную уверенность в успехе вашей аудиторской фирмы у клиентов, которых вы обслуживаете. Заражайте людей своей энергией вместо того, чтобы заражать их своей нервозностью. Старайтесь создавать вокруг себя оживленную, полную оптимизма атмосферу. Вместе с тем, следует помнить, что оптимизм должен базироваться на чем-то реальном. Именно сочетание реализма и оптимизма является ключом к достижению рекордных объемов деятельнос­ти.

Правило шестое: делайте все вовремя, будьте пунктуальны, назначенные встречи вносите в свой рабочий календарь.

Опоздания не только мешают работе, но и являются пер­вым признаком того, что на человека нельзя положиться. Важно знать, что рекомендуется приходить на работу чуть раньше своих под­чиненных и уходить позже них.

Принцип «вовремя» распространяется также на отчеты, аудиторские заключения и любые другие поручаемые вами задания. Специалисты, изучаю­щие организацию и распределение рабочего времени, советуют накидывать лишних 25% на тот срок, который, на ваш взгляд, требуется для выполнения полученной работы, тогда сотрудники наверняка уложатся в отведенное время.

Правило седьмое: будьте невосприимчивы к лести.

Подхалимство и неумеренные восхваления часто кружат голову незрелым руководителям, мешают их правильно оценивать обстановку, результаты своей деятельности и окружающих их людей.

Правило восьмое: не пытайтесь создавать вокруг себя группу «особо приближенных», чтобы обеспечить поддержку в коллективе. Результат бывает, как правило, противоположным.

Правило девятое: не допускайте мелочной опеки подчиненных, старайтесь развивать их ини­циативу.

Правило десятое: повышение уровня профессионально-нравственной культуры самого руко­водителя.

Профессионально-нравственная культура руководителя – это способность поправлять поступки подчиненных во всех сферах их деятельности. Целесообразно постоянно изучать интересы сотруд­ников аудиторского коллектива и на этой основе строить воспитательную работу, внедрять в практику такие формы культурно-нравственного воспитания, которые сплачивали бы сотрудников, повышали культуру их взаимоотношений, стабилизируя морально-психологический климат в коллективе.

Руководитель, обладающий развитой профессионально-нравственной культурой, способен про­гнозировать морально-психологический климат в коллективе, тенденции его развития и оказывать через них свое формирующее воздействие на коллектив.



Факторы – показатели профессионально-нравственной деформации и ее основные причины

Необходимо подчеркнуть, что между безнравственным поступком и правонарушением граница весьма зыбка и неопределенна. Между ними пролегает довольно широкая «пограничная полоса», которую непременно проходит личность, прежде чем из правопослушного гражданина она пре­вратится в правонарушителя. То же самое от­носится и к аудиторскому коллективу, когда в нем начинают пре­обладать негативные нравственные ценности, так называемые «нравственные анти­ценности». Во всяком случае любому пре­ступлению предшествует нравственная деформация лич­ности, образование у нее на мировоззренческом уровне аморальных нравственных установок. В конечном счете это приводит к нрав­ственной деградации личности (и коллектива, когда в нем подоб­ные установки начинают рассматриваться как «нормальные»).

Если в аудиторском коллективе начинается снижение уровня профессионально-нравственной культуры, то в нем создаются благоприятные условия для его последующей профессионально-нравственной деформа­ции, которые характеризуются следующими негативными факто­рами-пока­зателями морально-психологического климата в служебном коллективе:

1) скрытая критика условий труда;

2) скрытая критика указаний руководства;

3) неточное выполнение указаний;

4) групповые сборища во время работы;

5)пустая трата рабочего времени;

6) опоздания и длительное отсутствие во время работы;

7) уход с работы ранее положенного времени;

8) категорический отказ от работы в сверхурочное время;

9) распространение слухов;

10) небрежное обращение с оборудованием и техникой;

11) рваческие настроения установки.

Появление факторов-показателей негативного морально-пси­хологического климата должно вызывать серьезную тревогу преж­де всего, конечно, у руководителя аудиторского коллектива и у наиболее нравственно зрелых его членов. Они служат как бы красными лампочками, предупреж­дающими о надвигающейся аварии. В том случае, когда на них не обращают должного внима­ния и не принимают соответствующих мер к их ликвидации, на­чинается профессионально-нравственная деформация сначала от­дельных членов аудиторского коллектива, а затем и всего коллектива в целом. Эта деформация характеризуется следую­щими показателями:

1) формально-бюрократические методы руководства (высоко­мерие, грубость, чванство, бездушное отношение к подчи­ненным);

2) злоупотребление властью;

3) терпимость к нарушениям служебной дисциплины и фактам невыполнения служебного долга;

4) халатное отношение к функциональным обязанностям;

5) формализм и упрощенчество при оформлении документации;

6) нарушения стандартов аудиторской деятельности;

7) культивирование руководством наушничества и доносительства, разделение членов коллектива на «любимчиков» и «неугодных», фаворитизм;

8) психологически конфликтная атмосфера в коллективе (ситуации конфликта как постоянная норма служебных отношений);

9) приоритетная ориентация в коллективе на моральные антиценности;

10) формирование двойной морали («официальной» и «повседневной – расхожей»);

11) неразборчивость в средствах («для достижения цели все средства хороши»);

12) формирование атмосферы круговой поруки;

13) «усталость» от выполнения служебных обязанностей, порождающая равнодушие к интересам коллектива;

14) бытовое разложение, пьянство.

Появление факторов – показателей профессионально-нрав­ственной деформации, свидетельствует о том, что аудиторский коллектив (или отдельный сотрудник) серьезно «болен» и что это заболе­вание требует радикального «лечения». Это ведет к снижению показателей в работе, увеличению количества жалоб клиентов к качеству аудиторского обслуживания. В более худшем случае это ведет к появлению ЧП, поскольку все эти факторы являются питательной средой и предпосылкой для правонарушений и преступных деяний. Правонарушение (в широком смысле слова) – анти­общественное деяние, причиняемое вред обществу и караемое по закону. Преступное деяние – акт антисоциального, отклоняющегося от нормы человеческого поведения, посягающего на общест­венные отношения, охраняемые уголовным законом.

Необходимо заметить, что система базовых показателей и порядок нахождения уровня суще­ственности в аудиторских проверках оформляется документально и применяется на постоянной основе. Для аудиторских фирм такой документ дол­жен быть утвержден решением исполнительного органа ауди­торской фирмы. Изменение этого порядка в соответствии со стандартом «Су­ществен­ность и аудиторский риск» возможно только в опреде­ленных случаях:

а) при изменении законодательства в области бухгалтерского учета и налогообложения, затра­гивающем порядок определе­ния статей баланса или базовых показателей бухгалтерской от­четности;

б) при изменении законодательства в области аудита, уста­навливающего требования к методам определения уровня суще­ственности;

в) при изменении аудиторской специализации аудиторской организации;

г) при работе с экономическими субъектами других отрас­лей производства или другого рода деятельности, с которыми ранее данная аудиторская организация не имела дела;

д) при смене руководства аудиторской организации.

Все другие изменения установленного порядка следует относить к нарушениям, характер которых может быть оценен на основе изучения конкретных обстоятельств и мотивов их совершения.

Документ, описывающий систему базовых показателей и по­рядок нахождения уровня суще­ственности, должен иметь от­крытый характер. Аудиторская организация может знакомить заинте­ресованных лиц по их требованию с принятым аудитор­ской организацией порядком нахождения уровня существен­ности.

Можно рассчитать как единый показатель уровня существенно­сти для данной конкретной проверки, так и набор разных значе­ний уровня существенности, каждый из которых должен быть предназначен для оценки какой-то определенной группы счетов бухгалтерского учета, статей баланса, показателей отчетности.

Уровень существенности должен быть выражен в той валю­те, в которой ведется бухгалтерский учет и готовится бухгалтер­ская отчетность. Значение уровня существенности для данной аудиторской проверки должно быть определено по завершении этапа плани­рования аудиторской проверки. Полученное значение уровня су­щественности должно быть в обязательном порядке зафиксиро­вано в общем плане аудита.

В результате определенных обстоятельств аудиторы не могут выразить и не выражают мнение о достоверности про­веренной отчетности во всех существенных аспектах ни в одной из преду­смотренных Порядком форм. Отказ от выражения мнения возникает в особых, строго рег­ламенти­руемых случаях. Как правило, это неординарные, из ряда вон выходящие случаи, с весьма трудным прогнозированием по­следствий. Среди этих случаев могут быть следующие обстоятельства: потеря независимости аудитором, существенные события после даты баланса или неопределенность ситуации, ограничение сферы аудита экономическим субъектом или обстоятельствами иного эти­ческого характера.

В соответствии с Кодексом этики, принятие товаров и услуг от клиента может составлять угрозу независимости. Кроме того, угрозу не­зависимости аудитора может представлять и, как сказано там же, «при­нятие ненадлежащих знаков гостеприимства». Другими словами, ауди­торы (и их близкие родственники) не должны принимать товары и услуги, кроме как на коммерческих условиях, не более благоприятных, чем усло­вия, предлагаемые другим лицам. Аудиторам часто приходится выпол­нять работу в командировках, в условиях, когда клиент обеспечивает размещение, питание специалистов и их отдых во внерабочее время. Знаки гостеприимства и подарки, несораз­мерные нормам учтивого по­ведения в общественной жизни, аудитор принимать не должен. Россий­ское законодательство не содержит каких-либо предписаний по данному вопросу, поскольку, например, определить, является ли гостеприимство надлежащим, аудитор обязан самостоятельно. Тем не менее можно по­рекомендовать профессионалам ориентироваться на требования Кодекса этики МФБ или аналогичные кодексы российских профессиональных аудиторских объединений.

Для обеспечения независимости аудита важно требование о праве собственности в отношении капитала аудиторской фирмы. В идеале ка­питал аудиторской фирмы должен принадлежать исклю­чительно аттес­тованным аудиторам. Однако допускается, чтобы право собственности на капитал принадлежало другим лицам при условии, что аттестован­ным аудиторам принадлежит преобла­дающая часть капитала и прав в отношении голосования на собрании учредителей (участников, акцио­неров). Если весь капитал или его часть принадлежит другим лицам, они могут оказывать влияние на аудиторов при предоставлении ими профес­сиональных услуг.

Российское законодательство не содержит требований о том, что­бы контрольный пакет акций аудиторских организаций принадлежал ат­тестованным специалистам. Такая норма содержалась в одном из пер­воначальных вариантов законопроекта, но законодатель счел возмож­ным исключить ее в ходе подготовки документа к принятию в качестве закона. В Кодексе этики МФБ на этот случай есть специальная оговорка: профессиональные объединения аудиторов (в соответствующих странах) должны рассмотреть вопрос о целесообразности обращения в правительственные или законода­тельные органы с заявлением о том, что в ин­тересах общества и бухгалтерской профессии необходимо в существую­щих или предлагаемых законодательных актах предусмотреть условие, согласно которому преобладающая часть капитала аудиторской фирмы и прав голосования должна принадлежать аттестованным аудиторам.

Услуги в области налогообложения и управленческого консульти­рования, предоставляемые аудиторами, по сути являются консультаци­онными услугами. Такие услуги не означают выполнения аудитором управленческих функций компаний-клиентов. Независимость аудитора не страдает из-за того, что он предлагает консультационные услуги, при условии, что он не участвует в принятии управленческих решений и не несет ответственности за таковые. Предоставление иных профессио­нальных услуг, в принципе, не является тем фактором, который необхо­димо принимать во внимание при определении независимости аудитора. Тем не менее аудитор должен проявлять осторожность и не выходить за пределы консультационных функций – в сферу функций по управ­лению.

Подготовка бухгалтерских записей – услуга, за которой нередко обращаются к публично практикующему профессиональному бухгалте­ру. Это особенно верно по отношению к менее крупным клиентам, чья деятельность недостаточна масштабна для того, чтобы нанимать специ­альных сотрудников для проведения внутреннего аудита. Маловероятно, что такая услуга понадо­бится более крупным клиентам, разве что в ис­ключительных обстоятельствах. Кодекс этики МФБ требует, чтобы во всех случаях, когда необходима независимость и аудитор участвует в подго­товке бухгалтерских записей для клиента, выполнялись следую­щие требования:

- аудитор не должен иметь каких-либо отношений с клиентом или конфликтов интересов, которые наносили бы ущерб его порядочности или независимости;

- клиент должен принять на себя ответственность за правильность составления отчетности;

- аудитор не должен выполнять роль служащего или руководите­ля, занимающегося ведением операций аудируемой организации;

- сотрудники аудиторской организации, которым поручено подго­товить бухгалтерские записи, в идеале не должны участвовать в провер­ке таких записей, а тот факт, что сотрудники данной ауди­торской органи­зации обрабатывали или вели определенные бухгалтерские записи, не исключает необходимости проводить достаточные аудиторские тесты.

Учет вышеприведенных факторов и показателей имеют исключительно важное значение прежде всего для руководителей аудиторского коллектива и работников кадрового аппарата. Для свое­временной нейтрализации и профилактики негативных факторов нравственной деформации или преступной деградации аудиторского коллектива необходимо также знать и учитывать основные причины появления факторов нарушений и злоупотреблений, которые, конечно, в конкретном проявлении зависят от действий отдельных членов коллектива, но в своей основе имеют объ­ек­тивно существующие причины, порождаемые как спецификой работы (внутренние причины), так и определенными условиями общественной жизни (внешние причины):

1. Внутренние причины нравственной деформации:

а) негативный пример руководства;

б) чрезмерная перегруженность работой;

в) наличие "потолка" по должности;

г) низкая нравственная воспитанность аудиторского коллектива;

д) низкая правовая культура коллектива, «правовой ниги­лизм»;

е) низкий уровень воспитательной работы;

ж) негативное «воспитательное» воздействие бизнес-среды;

з) негативное воздействие семьи (там, где это есть);

и) изолированность, ограниченность общения с социальной средой, чувство «кастовости» пред­ставителя бизнеса;

к) неудовлетворенность материальной оплатой и другими формами материального стимули­рования труда;

л) неудовлетворенность условиями труда;

м) несоответствие уровня квалификации занимаемой долж­ности.

2. Внешние причины нравственной деформации:

а) социальная нестабильность;

б) кризис социальных, идейных и нравственных идеалов;

в) коррумпированность чиновничества, сотрудников административно-управленческих аппаратов;

г) правовой беспредел в обществе, война законов, расхождения в толковании законов, неиспол­нение законов;

д) преобладающая установка в обществе на прагматические, меркантильные приоритеты;

е) низкая социально-правовая и экономическая защищенность аудиторов;

ж) негативное освещение деятельности предпринимателей и их фирм в средствах массовой информации и в произведениях литературы и искусства.

Подводя итог, целесообразно подчеркнуть следующее: отсутствие должного внимания к профес­сионально-нравственной культуре и морально-психологическому климату коллектива аудиторской фирмы ведет не только к снижению качества служебной деятельности, но и к деградации коллектива, к его полному развалу. Поэтому требование должного уровня профессионально-нравственной культуры кадров является одним из важных требований к служебной деятельности аудиторских организаций.



Основы, на которых строится профессионально-нравственное воспитание аудиторов

Многие специалисты по этике считают, что выход из состояния профессиональной деформации следует искать в воспитании персонала компаний. В частности, в аудиторских фирмах необходимо выработать собствен­ный кодекс поведения и этических стандартов, обсуждать эти­ческие проблемы с сотрудниками и т.д.

Как правило, в цивилизованных странах этика в бизнесе тол­куется как честность.

Честность проявляется также в приверженности к откры­тости, правдивости – ко всему тому, что порождает доверие. Открытая жизнь – это простая жизнь, в которой не надо запоминать изре­ченную ложь, прятаться за нее. И хотя быть откро­венным временами нелегко, в целом такой образ жизни наибо­лее безоблачен, ибо при нем человеческие связи развиваются в атмосфере тепла. Быть человечным – значит испытывать по­требность в привязанностях, близости, контактах.

Наконец, быть честным – значит ценить и беречь свободу. Цивилизация движется к индиви­дуализму, к подлинному раскре­пощению человеческой личности. Поэтому уважение к свободе следует рассматривать как высшую добродетель. Бизнес, как и остальные социальные институты, должен учитывать это поло­жение. Счастливые люди – это те, кто управляет своей жизнью по-своему. Они думают за себя и сами о себе заботятся.

Чувство сострадания, совести, недовольства собой после дур­ного поступка, способность мыс­ленно поставить себя на место другого человека, сдержанность в словах и поступках – все эти положительные качества личности воспитываемы, и именно этическое воспитание дает для этого много возможностей.

Цивилизованный современный аудитор должен сам пока­зывать образцы профессионально – нравственной культуры безукоризненного поведения и вос­питывать те же качества у своих парт­неров и у клиентов.

В сфере деловых отношений действуют три типа правил и норм:

1. Формальные законы, предписываемые обществом и охра­няемые с помощью соответствующих санкций.

2. Нормативные принципы, зафиксированные в общечело­веческих этических нормах («не укради», «не убей», «не лже­свидетельствуй» и т.п.) и, как правило, основанные на си­стеме религиозных убеждений, измена которым приводит к внутреннему психологическому дискомфорту (угрызениям совес­ти).

3. Нормы группового поведения (профессиональные, «цеховые»), в значительной мере обу­словленные культурой данной страны или региона. Нарушение последних карается исключени­ем из «цеха» (аудиторского сообщества), профессиональным остракизмом (в древней Греции означало изгнание граждан, опасных для государства), отказом в доверии и т.п. В идеале все три типа должны бы совпадать. Практически же между ними всегда существует расхождение, сокращаю­щее­ся по мере развития экономики, но идеала – совпадения – не достигающее. Поэтому почти во всех странах создана система охраны и поддержки такого делового поведения, которое можно опре­делить как предсказуемое, надежное, внушающее до­верие.

Общая тенденция в мире – конвергенция деловых культур на основе общечеловеческих нор­мативных принципов. Но Россия и в этом идет «своим путем». Он в существовании двух моралей – для себя и для партнера (клиента).

Так, по оценке специалистов, если более 80% отечественных бизнесменов считают, что закон, даже создающий трудности в работе и не обеспеченный системой контроля за его выполне­нием, лучше соблюдать или по крайней мере не нарушать, то на практике сталкиваются с необязатель­ностью партнеров более 90%. Любопытно при этом, что вину невыполнения обязательств чувствуют за собой только 60% бизнесменов-россиян. Вряд ли, однако, можно винить в этом только самих пред­принимателей. Чехарда с налоговым законодательством, поли­тическая нестабильность, непред­сказуемость экономической и социально-политической ситуации ставят Россию, по оценкам меж­дународных экспертов, на одно из непрестижных мест в мире по степени на­дежности инвестиций.

На каких же принципах, заповедях должно быть основано профессионально-нравственное воспитание аудиторов? Заповедь – моральная норма, представленная в моральном сознании в виде повеления, исходящего от какого-либо авторитетного лица (организации).

Заповедь первая. Уважай власть, ибо во всем дол­жен быть порядок. Власть – необходимое условие для эффек­тивного ведения дел аудиторской фирмы.

В структуре успешного бизнеса одним из важнейших элемен­тов является должное уважение к власти. Это значит – уважать законы страны, где вы имеете деловые контакты, и уважать своих коллег, своих деловых партнеров на всех уровнях общения. Недостаточно относиться с уважением к начальству или к рав­ным по положению людям, надо быть уважительным также и по отношению к подчиненным. Последнее является самой на­дежной гарантией самоуважения. Каждому работнику аудиторской фирмы, каждому служащему компа­нии следует руководствоваться в своих действиях ее моральным кодексом. Так, на некоторых российских филиалах зарубежных фирм существуют кодексы поведения, с которыми знакомят ка­ждого вновь принятого сотрудника.

Разные нации имеют различные нравы и обычаи в бизнесе. В одной стране взятка будет рас­сматриваться как подарок, в другой – считаться взяткой. Но в любой стране обман – это обман. Поэтому не следует допускать двусмысленных ситуаций, ведущих к осложнениям. Межличностные деловые отношения в компании строятся на признании для каждого служащего опре­деленной сферы его деятельности и предположительных резуль­татов, за которые он несет ответственность.

Заповедь вторая. Будь целеустремленным, ибо для достижения поставленной цели надо сосредоточить на этом все свои усилия.

Всегда имейте перед собой ясную цель. Предпринимателю такая цель нужна как воздух. Не отвлекайтесь на другие цели. Служение «двум господам» противоестественно. Вместе с тем, в стремлении достичь заветной цели не переходите грань дозволенного. Никакая цель не может затмить моральные ценности.

Чтобы быть целеустремленным, аудитор должен уметь ра­ционально использовать время, средства, талант. Честность аудитора – это целостность характера и чистота поставленной цели. Причем, моральные ценности аудитора и его личные де­ла не должны идти вразрез целям и ценно­стям его фирмы. В свою очередь, цели организации не должны противоречить целям и моральным ценностям ее работников.

Заповедь третья. Будь верен своему слову. Не раз­деляй слово и дело.

Аудитор должен быть верен своему слову. «Едино­жды солгавший, кто тебе поверит». Успех в деле во многом за­висит от того, в какой степени окружающие доверяют тебе. Верность – это при­верженность делу общества (общественному движению) или профессиональной группы, неукос­нительное соблюдение данных обязательств.

Представитель бизнеса должен уметь выполнять свои обещания и пору­чительства, держать слово. Верность слову включает в себя выполнение и элементарных устных обязательств (прийти куда-то вовремя), и сложных, зафиксированных в контрактах договорен­ностей. Здесь не может быть мелочей. Как пишет Фр. Дж. Ро­джерс: «Это принцип, которому надо следовать. Для меня нет большей похвалы, чем слова: «Я всегда могу положиться на Ба­ка Роджерса». Все дело в том, что я всегда держу свое слово. Мои слова приобрели силу долговой расписки. И поскольку ра­ботающие со мной люди полагаются на меня, я, в свою очередь, имею полное право рассчитывать на них».

Заповедь четвертая. Уделяй время отдыху и раз­мышлениям о своей жизни, ибо отдых – необходимое условие для творческой и эффективной работы.

Эффективность работы компании зависит от самочувствия и состояния здоровья ее служащих. Отдых восстанавливает си­лы, защищает мозг от эмоциональной и умственной перегру­зок.

Аудиторская фирма, или компания, регулярно должна рассматривать потребности своих служащих, объективно оценивая их рабочую нагрузку. Выходные дни, перерывы, отпуска – все это планируется с уче­том физических возможностей работника. Атмосфера бережного и предупредительного отно­шения друг к другу служит залогом продуктивности дела и его безопасности.

Заповедь пятая. Оказывай уважение старшим, ибо будущее и настоящее базируется на прошлом.

Опыт и мудрость родителей, учителей, наставников помо­гает нам избегать многих ошибок и лучше ориентироваться в жизни. Прислушиваться к советам опытных людей, уважать культуру и традиции народа, среди которого живешь, – это необходимо для установления преемственности во всех областях человеческой жизни, равно как и в той области, которая имену­ется бизнесом, пред­принимательством.

Заповедь шестая. Уважай человеческую жизнь, человеческое достоинство и права человека.

Осознание ценности человеческой жизни, человеческой лич­ности играет исключительно важную роль во всех сферах отно­шений между людьми.

Любовь и уважение к человеку труда со стороны бизнесме­на порождает ответную любовь и уважение. В таких условиях возникает гармония интересов, что создает атмосферу развития у людей самых разнообразных способностей, побуждает их про­являть себя во всем блеске.

Не место в бизнесе «медленным самоубийцам» (наркоманам, алкоголикам...), это не совместимо с эффективностью работы.

Золотое правило этики: веди себя по отношению к другим так, как ты хотел бы, чтобы они вели себя по отношению к те­бе, применительно к бизнесу означает – никогда не увеличивай свое богатство за счет уменьшения богатства другого. Права человека (в широком смысле слова) – это права индивида как члена общества, права личности. «Золотое правило» – в этике так принято называть библейскую заповедь: «Во всем, как хотите, чтобы другие поступали с вами, поступайте и вы с ними».

Заповедь седьмая. Будь постоянен в сексуальных отношениях и в браке, ибо семья является фундаментом любого общества и любой культуры.

Хорошая, крепкая семья – это залог процветания бизнесме­на, его компании. Личность должна быть ответственна за свой дом, за свою семью. История свидетельствует, что лучшее время в раз­витии общества связано с крепкой семьей.

Компания не имеет никакой власти над семьей, а крепкая се­мья и хорошие в ней отношения влияют на работоспособность ее членов, тем самым является залогом процветания фирмы. Не­по­стоянство же сексуальных связей свидетельствует о легкомы­слии человека, что несовместимо с серьезным подходом к рабо­те.

Заповедь восьмая. Правильно рассчитывайте свои средства, ибо двумя отличительными чертами процветаю­щего бизнесмена являются:

1. Оптимальное использование средств и ресурсов.

2. Мудрое руководство людьми.

Аудитору следует жить по средствам, не зарываться, вы­бирать дело по плечу. Всегда оцени­вайте свои возможности, дей­ствуйте сообразно своим средствам.

Собственность аудиторской фирмы, или компании, ее имущество и принадлежащая ей инфор­мация не могут быть использованы служащими для до­стижения личной выгоды. Организация заинтересована в развитии личности, деловых способностей и компетентности каждого слу­жащего.

Фаворитизма в компании быть не должно: все служащие должны оцениваться лишь по своим деловым качествам. Фаворитизм – порядки, при которых нравственные отношения обусловлива­ются влиянием любимцев, фаворитов.

Заповедь девятая. Будь честен и правдив, ибо хоро­шая репутация – это не только недопусти­мость нечестности и лжи, но и помощь другим людям в том, чтобы избежать обмана.

Честность и правдивость – это основные блоки в здании эф­фективного управления, высокой прибыли и гармоничных меж­личностных отношений в аудиторском коллективе.

Без колебаний отклоняйте бесчестные предложения. Дорожи­те добрым именем фирмы и своим собственным.

Заповедь десятая. Уважай право частной соб­ственности, ибо свободное предпринимательство – основа благополучия государства.

Система свободного предпринимательства приносит выгоду только тому, кто отдает ей свои силы. Только дисциплинирован­ный, трудолюбивый, творческий и предусмотрительный человек может получить от работы и удовлетворение, и материальную выгоду.

Уважение, престиж, благополучие – это результаты рабо­ты. Но это не цель. Цель – макси­мальное использование своих сил и способностей. Заработная плата и иные вознаграждения – это компенсация затраченных усилий, организации выгодно стиму­лировать новаторство и инициативу.

Заповеди эти – кодекс чести аудитора, они должны стать внутренним убеждением. Следуйте им – и вы добьетесь успеха. За каждым из этих правил определенное профессиональное качество: собранность, дисциплинированность, целеустремленность, организованность, умение держать слово, внимательность к людям, ответствен­ность за семью и за порученное дело, расчетливость и дело­витость, честность и правдивость, трудолюбие, примерность и предусмотри­тельность. Ини­циатива – участие человека в различных сферах общественной жизни, в котором он самостоя­тельно берет на себя решение какой-либо задачи и выступает как ее активный проводник в жизнь. Пример – в морали – это одна из форм инициативы, проявляющаяся в том, что действия одного человека (группы, коллектива) становятся образцом для поведения других.

Все эти качества не существуют сами по себе, они как бы выносятся на суд людей, более того – они все «не для меня лично, а для других». Обладая этими качествами, вы в любых экстремальных ситуациях, неожиданностях, передрягах сможете сохранить человеческое лицо. Апробация этих качеств (насколько это в вас есть) возможна только в общении с людьми, с близкими в семье, с сослуживцами в организации, с клиентами, с деловыми партнерами и пр.

Культура бизнеса, в т.ч. служебный этикет, помогает сохра­нить преданность клиентов. По подсчетам специалистов, удер­жать старых клиентов в 5 раз дешевле, чем завоевать благосклонность новых. Поэтому вся аудиторская фирма сверху до­низу должна быть ориентирована на клиента. В этих целях до инвестиций в основной капитал надо затратить немало денег, времени и сил на формирование культуры фирмы, подготовку ее работников. Бессмысленно вкладывать огромные деньги в службу сбыта или пышную рекламную кампанию, если их с легко­стью «пустят по ветру» бюрократы, грубая секретарша или вспыльчивый руководитель.

Вопросы нравственности поведения субъектов деловых от­ношений и их нравственного воспи­тания заботят и общественность, и бизнесменов, и каждого отдельного гражданина. И это не просто морализирование. Морализирование – оценка тех или иных общественных явлений, основанная не на анализе закономерностей действительности, а на абстрактных идеалах и пожеланиях. Эта проблема имеет достаточно опреде­ленное экономическое содержание: по данным зарубежных источников, приводимым в учебнике «Основы управления персона­лом», нижняя граница потерь от преступности, являющейся след­ствием и крайним проявлением безнравственного девиантного поведения, составляет в США ежегодно 425 млрд долл., а только из-за коррупции цены увеличи­ваются на 10-20%. В современной работе группы американских специалистов в области мошенни­чества У. Стива Альбрехта, Джеральда У. Вернца и Тимоти Л. Уильямса «Мошенничество. Луч света на темные стороны бизне­са» приводятся результаты многочисленных исследований, пока­зывающих огромный ущерб компаний, государства, общества от бесчестных поступков работников разных уровней. ФБР оцени­вает ежегодный ущерб от мошенничества (а это только один из видов преступлений) в размере 60-200 млрд долл. ежегодно. Наиболее типичные виды мошенничества со стороны наемных работников – различные виды воровства у фирм (от наличности в кассах до оплаты личных счетов чеками фирмы и использования средств пенсионных фондов не по назначению), фальсификация документов, сговор с клиентами и поставщиками, выдача «дутых» векселей, исполь­зование имущества фирмы в личных це­лях, компьютерные преступления и т.п. Чтобы уменьшить эти потери, многие корпорации предпринимают меры по устранению факторов, способствующих мошенничеству: организуют систему внутрифирменного аудита, выявляют и устраняют возможности к совершению мошенничества, определяют лиц, по воле обстоя­тельств и личным качествам способных совершить безнравствен­ный поступок по отношению к фирме.



Нравственное самовоспитание аудиторов как фактор развития личности аудитора

Формирование и развитие нравственной культуры личности происходит под действием различных факторов объективного и субъективного порядка. При этом роль субъективного фактора в пере­ходные периоды истории закономерно возрастает. Это озна­чает, в частности, что в процессе под­готовки специалистов-аудиторов в современных условиях повышается роль их личных усилий в современном нравственном развитии. Не умаляя значения воспитательной работы, надо все же со всей определенностью сказать, что в силу объективных обстоятельств, усиленных глубокими пре­образованиями общества, основой нрав­ственной закалки современного специалиста становится его самовоспитание. Высокоморальным специалист становится не по принуждению, а по внутреннему убеждению, которое не берется на прокат, а вы­рабатывается самостоятельно. Нравственное развитие только тогда может быть эффективным, когда господствует принцип: «Я дол­жен воспитать себя сам». И, напротив, нельзя ждать успехов там, где действуют только по принципу: «Меня должны воспитывать». Самовоспитание – способность человека целенаправленно формировать свое нравственное сознание, совершенствовать положительные качества и преодолевать отрицательные.

Самовоспитание способствует повышению эффективности деятельности и рациональному исполь­зованию свободного време­ни. С ним связана оптимизация процессов формирования высо­ких про­фессиональных, морально-психологических и волевых ка­честв, выработка устойчивости к анти­общественным и амораль­ным явлениям. Оно вызывает потребность к перманентному все­сто­роннему развитию личности специалиста, особенно молодого, придает целеустрем­ленность, активность, устойчивость всей его деятельности, позволяет наиболее рационально преодолевать трудности аудиторской работы и быта. В учебных заведениях уровень самовоспитания студентов незамедли­тельно сказывается на росте показателей их учебы. Опыт показывает, что нравственные и профес­сиональные ка­чества студента вырабатываются в процессе самовоспитания в два-три раза быстрее, чем в процессе обычной (не акцентирован­ной на самовоспитании) системы обучения и воспитания.

Недооценка роли самовоспитания ослабляет действенность воспитательной работы, приводит к разрыву между воздействием воспитателей и результатами этого воздействия. При отсутствии самовоспитания может сложиться лишь пассивная личность без устойчивых убеждений и твердых взглядов, не способная к преодолению трудностей, возникающих в процессе трудовой деятельности будущего аудитора.

Нравственное самовоспитание – это активный, сознательный, целеустремленный процесс формирования и развития своих положительных и искоренения отрицательных качеств в соответ­ствии с общественными потребностями, личными нрав­ственными идеалами и характером деятель­ности; это – постоян­ная, систематическая работа по выработке знаний, умений, навы­ков и привычек, соответствующих моральным требованиям к со­временному человеку, специалисту. Нравственное самовоспитание предполагает интеллектуальное, эмоциональное и волевое разви­тие личности, навыков самоконтроля, управления собственными мыслями, чувствами, действиями, умения предвидеть ближайшие и перспективные результаты своей деятельности.

Нравственное самовоспитание студентов средних профессиональных образовательных учре­ждений входит в общий процесс воспитания и самовоспитания всех чле­нов общества. Но вместе с тем оно обладает некоторыми особен­ностями. К числу таких особенностей можно отнести то, что наряду с развитием общих личностных качеств оно включает в себя формирование особого рода специфических профессиональных качеств. Оно призвано развивать качества не только профес­сионального специалиста – аудитора, но и активного гражданина.

В условиях профессиональной деятельности нравственное самовоспитание – дело не только отдельного сотрудника, но и всего коллектива аудиторской организации. Индивидуальное и кол­лективное самовоспитание в оптимальном варианте гармонируют между собой и способствуют выработке социально и профессионально-значимых качеств личности спе­циалиста, его активной жизненной позиции, развивают у сотруд­ников чувство взаимной моральной ответственности, взаимовы­ручки, стимулируют усилия по овладению смежными специально­стями и выработке навыков взаимозаменяемости. Задача руководителей аудиторских коллективов состоит в том, чтобы развивать все формы индивидуального и коллективного самовоспитания сотрудников, специалистов. Организация и осуществление нравственного самовоспитания включает: изучение каждым ауди­тором общезначимых социально-качественных параметров личности цивилизованного общества, а также специфических качеств личности специалиста по аудиту (профессиограммы); самопознание и критическую самооценку деятельности и поведения, потребностей и способностей, сил и воз­можностей; планирование работы над собой, постановку це­лей, выработку программы и правил нравственного самовоспита­ния; изучение средств, методов и приемов самовоспитания; из­учение практики самовоспитания выдающихся личностей – пред­ставителей избранной профессии, педа­гогов, мыслителей, деяте­лей науки, культуры и политики; повышение собственной актив­ности во всех сферах деятельности.

В процессе самовоспитания сотрудник усваивает основные положения и принципы общече­ловеческой морали и их проявление в сфере избранной профессии; превращает эти знания в соци­ально значимые потребности, придает им личностный смысл, обретает уверенность в их истин­ности и жизненной необходимос­ти; реализует моральные знания и убеждения в работе, общест­венной жизни и быту.

Между процессами нравственного самовоспитания и нрав­ственного воспитания существует глубокая диалектическая вза­имосвязь и взаимообусловленность. Они соотносятся между собой как внешнее и внутреннее. Воспитание – одно из важнейших условий, в которых происходит процесс формирования личности специалиста. Условия, как известно, играют большую роль в лю­бом процессе, но источником развития являются все же внутрен­ние противоречия. Внешнее (воспитание) орга­нически причастно к становлению нового качества (человека), но только через внут­реннее (само­воспитание). Человек есть объект-субъект, и это, не­обходимо учитывать в процессе формирования личности специа­листа – аудитора. Действительное воспитание никогда не может быть отделено от самовоспитания, а образование – от самообразования. Действительное человеческое воспитание должно рассматриваться прежде всего как управление самовоспитанием. В этом – один из важ­нейших принципов фор­мирования личности специалиста в условиях перехода к цивилизованным отношениям рыночной экономики.

В процессе самопознания и нравственного самовоспитания используются многочисленные методы и приемы. Ограничить их какими-либо жесткими рамками невозможно. Дело в том, что теоретически стройной системы таких методов и приемов не соз­дано, а практика самопознания и самовоспитания настолько ин­дивидуальна, что можно сказать: сколько людей, столько и си­стем; каждый осознает и воспитывает себя по-своему. Учитывая это и не претендуя на исчерпывающий обзор, рассмотрим сущ­ность, познавательные и воспитательные достоинства некоторых, наиболее важных методов и приемов самопознания и нравствен­ного самовоспитания.

К числу таких методов относится прежде всего самонаблюде­ние. Самонаблюдение носит преднамеренный, целенаправленный характер, включает в себя определенный замысел и систему при­емов, но все же это только восприятие личностью самой себя, только чувственная опора для абстрактно-логического мышления о себе. Данные самонаблюдения – это лишь эмпирический мате­риал, один из начальных моментов самопознания, форма прояв­ления сущности. Результаты самонаблюдения необходимы для практических действий по самовоспитанию, а не являются само­целью. Превращение самонаблюдения в самоцель выливается в бесплодное и вредное «само­копание».

Самонаблюдение как динамический процесс принимает форму самоконтроля. Самоконтроль – самостоятельное регулирование личностью своего поведения, мотивов и побуждений. Самоконтроль предполагает наличие установки и критическое отношение к отклонениям от нее. Это – одна из важнейших функций самопознания личности и в то же время метод самовоспитания. При этом эффективность самоконтроля возрастает вместе с ростом надежности самонаблюдения.

В своем развитии самонаблюдение достигает этапа осмысле­ния результатов, и тогда оно пере­растает во вторую – логическую ступень самопознания. Дальнейшее углубление знаний личности о себе, проникновение им в собственную духовную сущность связаны с применением всего арсенала познавательных методов.

В частности, в практике самопознания и самовоспитания специалистов аудита широко приме­няется самоанализ. Но применяется он не всегда верно. Научный подход к самоанализу требует, чтобы объектом его были, главным образом, конкретные поступки, действия, отношения, а не «чистые» пере­живания, ибо ориентиром истинности самоанализа являются результаты труда, профессио­нальной деятельности. Нельзя допускать также односторонней направ­ленности самоанализа, увле­каться, например, анализом только своих отрицательных или только положительных черт. Анализу должны подлежать все главные стороны профессиональной дея­тельности, а завершая определенный этап анализа, надо сделать из него правильные выводы, поставить задачи и энергично их реализовать. Излишне глубокий самоанализ мелочей не приносит пользы.

Результатом применения самоанализа и других методов само­познания (синтеза, аналогии, сравнения) специалиста-аудитора выступает его самооценка, являющаяся одной из основных функций самопо­знания и предпосылок нравственного самовоспитания. Самооценка – проявления морального самосознания и совести личности, оценка своих собственных поступков, нравственных качеств, убеждений, мотивов. Моральное самосознание – осознание человеком себя как личности и своего места в обществе (группе), а также в совместной общественной деятельности людей. Адекват­ность самооценки зависит от степени зрелости специалиста и развивается вместе с его развитием. Критериями оценки челове­ком самого себя выступают те требования, которые он предъявля­ет к другим. Основа самооценки – не чистая умозрительная ре­флексия, а прежде всего анализ деятель­ности (учебы, работы).

Социологический анализ, проведенный в среде молодых специалистов-аудиторов с исполь­зо­ванием «таблиц самооценок», показал, что 86,4% част­ных самооценок (всего обследовано 250 человек) совпадали с оценками, даваемыми им начальниками. 13,6% самооценок оказались завы­шенными или заниженными. Следует подчеркнуть, что отклонение от истины в самооценке незамедли­тельно сказывается на профессиональной деятельности и совершенство­вании человека. Если молодой специалист переоценивает себя, то он обычно перестает работать над собой. Недооценка же своих сил, возмож­ностей порождает неверие в успех и также может повлечь пре­кращение самовоспитания. Без верного отношения к собственной личности не может быть эффективного нравственного само­воспи­тания и успехов в работе.

Адекватность самооценки свидетельствует о высоком уровне и зрелости специалиста, определяет веру его в себя, достоинство, меру активности. На основе такой самооценки осуществляется опти­мальное саморегулирование поведения и деятельности в си­стеме межличностных отношений, в служебном коллективе, об­ществе в целом. Следует развивать и поощрять строгую само­оценку специалистов. Объективно оценивая подчиненных, на­чальник тем самым учит их строгой само­оценке.

В ходе работы над собой молодые специалисты-аудиторы прибегают к самоучету и самоотчету. Способность отда­вать себе отчет во всех своих действиях – важное качество аудитора. Развитию этой способности служит регулярное подве­дение итогов своей работы. Поло­жительную роль в развитии самосознания и нравственного само­воспитания молодого специалиста оказывают выска­зывания о нем началь­ников, товарищей. Способствуют этому и характеристики, отзы­вы, аттестации, в которых проявляется к аудитору максимум объективности и доброжелательности. Все это сти­мулирует само­учет и самоотчет молодых специалистов. Они начинают приме­нять ежедневный самоучет. Эффективность самоучета-самоотчета повышается, если распределить работу на день по часам. Такая система дает хороший материал для анализа, выводов и планиро­вания дальнейшей работы над собой, способствует повышению уровня эффективности принятия моральных решений. Моральное решение – рациональная процедура морального сознания, осуществляющего выбор поступка, отдавая предпочтение определенным моральным ценностям.

В процессе нравственного самовоспитания применяется метод самопринуждения. Самопри­нуждение – особая функция воли, направленная на при­нуждение себя совершать определенные действия. Его ценность и действенность повышается, когда оно вызывается внутренними по­буж­дениями, готовится заранее. Наибольшего усилия воли тре­бует ситуация, когда человек побуждает себя к действию, которое ему «не по душе». Одной из форм самопринуждения выступает осознанное подчинение себя другому лицу (начальнику, товарищу), или тем или иным обстоятельствам про­ведения аудита. Выполнение нормативных положений, стандартов аудиторской деятельности, соблюдение всех требований Кодекса этики аудиторов – это тоже нравственное самовоспитание, которое происходит иногда с трудом, противоречиво.

Средством борьбы с вредными привычками, нездоровыми на­строениями выступает самообла­дание. Самообладание – это спо­собность «не терять» себя в минуты опасности, подавлять в себе страх, искушение, другие сильные чувства и эмоции, сохранять ясность ума и силу воли. Самооб­ладание – это моральное качество, выражающееся в способности и привычке человека контроли­ровать чувственную сторону совей психики (чувства, эмоции, желания, привычки, склонности) и подчинять свою деятельность решению сознательно поставленных перед собой задач. Самообла­дание характеризуется: наличием мо­ральных чувств высшего порядка (любви к Родине, непоко­леби­мого оптимизма, веры в правоту своего дела и т.п.); умением ори­ентироваться в сложной обста­новке; наличием сильной воли. Проявления героизма и самопожертвования, самоотверженные действия связаны именно с самообла­данием. Самообладание обычно проявляется во внутреннем спо­койствии. Это спокойствие, хладнокровие легче достигается рас­судительным человеком, при­выкшим взвешивать и обдумывать, чем импульсивным, у которого побуждение к действию непо­сред­ственно переходит в исполнение. От сотрудников аудиторских фирм оперативная обстановка при проведении аудита часто требует большого самообладания, и развивать его следует смо­лоду.

Значение дисциплины в аудиторской деятельности обще­известно, но задача состоит в том, чтобы превратить дисциплину в самодисциплину. Самодисциплина – это высшая форма дисци­плины аудитора, основанная на осознанной необходи­мости действовать в строгом соответствии с тре­бованиями профессиональных и этических норм. Это – полная власть над самим собой в инте­ресах дела, которому служишь, в интересах повышения репутации и имиджа своей фирмы. Самодисци­плина охватывает не только вопросы, связанные с работой, но и все вопросы жизни аудитора как человека.



Методы самопознания и нравственного самовоспитания

Одним из важнейших методов самовоспитания является само­критика. Вскрывая недостатки личности, самокритика в конечном итоге служит ее совершенствованию и обеспечению успехов в деле. Не менее велика роль самокритики в сфере морали, нрав­ственных отношений, в жизнедея­тельности, особенно – на работе, «хочу» и «надо» гармонирует не всегда. Вскрытию и разрешению противо­речий между ними и служит самокритика, без нее немыслимо сознательное нравственное совершенствование. Важнейшее тре­бование действенности самокритики – учет собственного дос­то­инства, ибо подлинный смысл применения этого метода состоит в опоре на себя как на главную силу освобождения от недостатков и обеспечения дальнейшего развития. Цель самокритики – не самоуничтожение, а утверждение себя.

Профессия и обстоятельства жизни требуют и таких ме­тодов самовоспитания аудиторов, как самоограничение и самоотказ, самообя­зательство и др. Самообязательство, в частности, широко приме­няется в процессе учебы, в ходе подготовки к экзаменам и т.д. Обязательства и самообяза­тельства возникают у аудитора после подписания молодым специалистом контракта с фирмой. Этот торжественный акт оставляет в сознании молодого человека глубокий след и навсегда сохра­няется в памяти как одно из самых значительных событий в его жизни.

Некоторые люди для выработки власти над собой при­меняют метод переключения. Метод этот заключается в том, что человек переключает свое внимание от вредной, ненужной мысли и направляет его на полезную, нужную. Переключать можно не только мысли, но и действия, поступки. В основе переключения лежит волевой акт, а лучшим средством переключения является самоотверженный труд. Развитию этого качества способствуют занятия спортом, художественной самодеятельностью, увлечение литературой и т.п.

Положительное влияние на процесс нравственного самовос­питания оказывает самоободрение. Трудная ситуация может по­влечь за собой упадок настроения, понижение морального духа. Надо найти в себе силы продержаться, сохранить бодрость и твердость духа. Сделать это помогает самоободрение. Оно может быть как непосредственным («не унывай»), так и опосредован­ным (обращение к приятной мысли прошлого или будущего).

При выполнении сложных задач, требующих больших воле­вых усилий, может применяться самоприказ. Самоприказ отдается во внутренней или внешней речевой форме. Воздействие само­приказа основано на силе словесного раздражителя. Использова­ние этого метода предполагает основательную волевую подготовку и практику самовоспитания.

Часто для удержания себя от вредных поступков и действий, а также для развития положи­тельных качеств студенты и молодые специалисты составляют личные правила самовоспитания. Такие правила могут носить характер девиза. Например: «каждая секунда на учете, каждая минута – для пользы»; «преграды на то и существуют, чтобы их преодолевать»; «тяжело в учебе, легко в работе»; «дал слово – под­тверди делом» и др. Нередко личный план вырастает в программу само­воспитания, в которой ставятся конкретные задачи нрав­ственного самовоспитания на определенный период. Такую про­грамму имеют многие молодые люди. Характерно, что тот, кто активно работает над собой, испытывает потребность вовлекать в такую работу других. И тогда программа само­вос­питания прини­мает коллективный характер. Программа предусматривает озна­комление с теорией и методикой самовоспитания, а реализация ее осуществляется через деятельность. Она органически сочетает­ся с текущими и перспективными планами профессиональной деятельности и охватывает все стороны жизнедеятельности молодых специалистов. При этом главное внимание уделяется выработке умения всегда и везде следовать нормам сегодняшнего дня, научной организации труда, требова­ниям руководящих документов, стремлению учиться самому и учить других, помогать им словом и делом, контролировать их труд и учить самоконтролю. Желательно разработать тематику индивидуальных занятий по самообразованию, методику проведе­ния тренингов и упражнений. Одна из основных сторон этой работы по нравственному самовоспитанию - выработка стремления выполнять зада­ния только с высоким качеством, развитие навыков скрупулезно­го соблюдения после­довательности в действиях и взыскательности к себе.

В качестве приема самовоспитания используется и самонапоминание. Приступая к выполнению задания, аудитор напомина­ет себе, что выполнение этого задания должно служить развитию нужных ему качеств. Исходя из этого, он определяет подходы, правила и соответствующие действия при выполнении профессиональной задачи. Самонапоминание может при этом перерастать в самоин­структирование, в детальное «проигрывание» предстоящей опера­ции и способов ее осуществления.

Прежде чем принуждать себя к выполнению тех или иных действий, у человека может поя­виться сомнение в их целесооб­разности. Здесь возникает потребность в самоубеждении. В про­цессе самоубеждения приводятся различные аргументы, подкреп­ляющие целесообразность предвари­тельного решения, и только после этого начинается его выполнение. В итоге самоубеждения может появиться и решение об отказе от вредных привычек, по­ступков.

Большую роль в процессе нравственного самовоспитания призвано играть правильно постав­ленное самовнушение. Само­внушаемость – нормальное свойство человеческой психики. Основой ее является нейтрализация задерживающих механизмов и критической способности личности. Такая нейтрализация достигается благодаря командной роли второй сигнальной системы относи­тельно первой.

Сила внушения и самовнушения может быть чрезвычайно большой. Очень важно отбирать вну­шаемые идеи, остерегаться отрицательного самовнушения: «не могу», «невозможно» и т.д. Считать себя неспособным – это зна­чит начинать быть таковым. И, наоборот, уверенность в успехе – это уже начало успеха.

В целом, как видим, методы и приемы нравственного само­воспитания охватывают все духовные и физические проявления человека – его чувства, разум, волю и практическую деятельность. Сущ­ность действительного применения методов и приемов само­воспитания состоит в том, чтобы найти в духовном мире соб­ственной личности точки своего приложения в виде желаний, стремлений, интересов, задатков и т.д., и так организовать их борьбу, чтобы потерпело поражение все негативное, аморальное, низменное.

Для принятия морального решения важно не только наличие морального побуждения, стрем­ления к добру, но и правильное понимание того, что в настоящих условиях является действитель­но добром, каковы объективные обстоятельства и какими сред­ствами при данных обстоятельствах можно наилучшим образом достигнуть желаемого. При этом надо уметь предвидеть буду­щее, чтобы возможно более точно рассчитать (опять этот расчет!) возможные косвенные последствия поступка. Без понимания об­становки, без умения заглядывать в будущее самое лучшее побуждение может или не осуществиться, или даже привести к от­рицательному результату. Известно изречение: «Услужливый дурак опаснее врага». У медведя из известной басни было вполне доброе намерение – отогнать муху от спящего путника, но результатом его действия было не добро, а зло. Следова­тельно, содержание поступка и его результат зависят не только от намерения, но и от знания того, что, как и при по­мощи каких средств надо делать, чтобы достигнуть поставлен­ной цели, а также от умения совершить планируемое действие. Мы видим, что при наличии положительного мотива из-за не­знания или неумения результат поступка может оказаться отри­цательным.

Существенным фактором нравственного самовоспитания является также художественно-эсте­тическая культура личности. Поэтому ее формирование – одна из важных задач воспитательной деятель­ности.

Настоящее искусство кристаллизирует эмоционально-идей­ный и эстетический опыт челове­чества, утверждая идеал социаль­ности и гуманизма, идеал гармонии мира (общества) и человека. Оно воспитывает высокие чувства и убеждения, среди которых моральные чувства и убеждения занимают важнейшее место. Оно вос­питывает в человеке восприимчивость к красоте и отвращение к безобразному. Оно объединяет мысли, чувства и волю людей, направляет их на служение соци­альным целям и идеалам.

Искусство, выполняя морально-воспитательную функцию, в то же время играет роль одного из факторов, определяющих эти­ческое поведение. Поскольку оно включает в себя моральное содер­жание, оно может рассматриваться в качестве своеобразно­го элемента морального сознания. В этом аспекте по характеру своего воздействия на поведение оно отличается от моральных чувств, убе­ждений, идеалов лишь тем, что выражает их в худо­жественной форме. Искусство придает им «дополнительную» ре­гулятивную силу, обусловленную эмоционально-образной, ярко выраженной эстетической формой, присущей ему как специфиче­скому явлению духовной жизни. Особой морально побуждаю­щей силой обладает образ положительного героя, способный во­плотить в себе основные характеристики нравственного идеала личности. Запечатлеваясь в памяти, этот образ может стать ор­ганической частью внутреннего мира личности, не только помо­гая ей выбрать правильную линию поведения, особенно в труд­ных ситуациях, но и способствуя появлению энтузиазма – того эмоци­онального напряжения, подъема, без которого не могли бы совершаться поступки высокого мораль­ного значения. Искусство не творит из самого себя нрав­ственные силы человека, оно лишь воплощает в своих творениях высшие проявления его моральных возможностей и, действуя на эмоционально-образную сферу сознания, оказывает существенное влияние на волю человека, на его поведение.

Одним из внеэтических факторов нравственного поведения является эстети­ческое чувство, чувство красоты. Важную роль в его формирова­нии играет искусство, но оно воспитывается и в процессе об­щения человека с природой, со всем окружающим его предмет­ным миром. Сущест­венное значение в этом же отношении имеет эстетический вкус личности. Эстетический вкус – способность человека рационально и эмоционально оценивать социальные и эстетические ценности, поступки людей, прежде всего, отличать прекрасное от безобразного, возвышенное от низменного, моральное от аморального.

Чем руководствуется человек, ставя перед собой ту или иную конкретную цель? Он определяет ее под воздействием внешних и внутренних побуждений. К внешним относятся социальные, про­фессиональные, служебные, семейные и всякие иные обязанности, а к внутренним – потребности, интересы, желания, эмоции, страсти. И вот здесь перед личностью возникает ряд духовных барьеров. Первый – это эстетический барьер. Он – самый разно­сторонний, ибо опосредует чуть ли не каждый шаг человека. Даже в таких буднично-бытовых действиях, как общение, принятие пищи, одежда и т.п., человек постоянно руководствуется критери­ем «красиво – некрасиво». Определяет выбор его в этом случае такая категория, как эстетический вкус. Но, допустим, человек преодолел этот барьер: цель представляется ему настолько заманчивой, что ради ее достижения он решается поступить «некрасиво». Тогда перед ним возникает другой барьер – нравственный со своей системой крите­риев, суть которых сводится к понятиям «хорошо – плохо». Регулировать движение по этому пути помогает в данном случае такая категория, как совесть, благодаря которой человек способен испытать чувство стыда за свои действия, и это может стать решающим фактором для прекращения дальнейшей попытки совершения неблаговидных действий. И только после преодоления этого барьера перед человеком возникает третий и последний барьер – правовой.

Выбор теперь посредуется лишь страхом перед наказа­нием, которого человек надеется избежать. Очень хорошо сказал по этому поводу Сомерсет Моэм: «В борьбе с человеческой личностью общество пускает в ход три оружия: закон, общественное мнение и совесть; закон и обще­ственное мнение можно перехитрить, но совесть – предатель в собственном стане. Она сражается в челове­ческой душе на сторо­не общества и заставляет личность приносить себя в жертву на алтарь про­тивника».

Таким образом, расширение роли и значимости морального фактора в демократическом обществе распространяется не только на общесоциальные, но на все, в том числе и на сугубо профессиональные отношения, приобретая в каждой сфере деятельности свою специфику.

Индекс материала
Курс: Профессионально-нравственная культура аудитора
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Понятие нравственной культуры. Основные элементы профессионально-нравственной культуры аудитора
Профессиональная компетентность аудитора и проблемные ситуации выбора
Основные проблемы делового общения
Понимание как психологическая основа этики и культуры деловых отношений
Процедуры и методы профессионального общения аудитора
Понятие этикета. Этикет и нравственная культура
Деловой этикет как проявление профессионально-нравственной культуры аудитора
Соблюдение аудитором правил служебного этикета
Факторы – показатели профессионально-нравственной деформации и ее основные причины
Основы, на которых строится профессионально-нравственное воспитание аудиторов
Нравственное самовоспитание аудиторов как фактор развития личности аудитора
Методы самопознания и нравственного самовоспитания
Все страницы