Курс: Нравственные аспекты деятельности коллектива аудиторской фирмы - Особенности конфликтных ситуаций в работе аудиторов с клиентом

Особенности конфликтных ситуаций в работе аудиторов с клиентом

Необходимо заметить, что выполнение прямых задач коллективами аудиторских фирм связано с взаимодействием с представителями обслуживаемой организации, с ее персоналом и руководством. Следовательно, профессионально-нравственные характеристики аудиторского коллектива в значи­тельной мере должны быть ориентированы на соответствующие формы делового общения, этику и культуру деловых отношений. Поэтому каждый аудитор, будучи членом коллектива аудиторской фирмы, а также членом коллектива аудиторской проверки, должен иметь четкое представление о характере и особенностях конфликтных ситуаций, возникающих при работе с клиентом.

Выявленные в ходе аудиторской проверки нарушения могут существенно или несуще­ственно влиять на величину показателей бухгалтерской отчет­ности, могут нанести ущерб экономическому субъекту, его уча­стникам, государству и третьим лицам. Для оценки величины существенности и действий аудитора при обнаружении нару­шений следует пользоваться правилами (стандартами) ауди­торской деятельности «Существенность и аудиторский риск» и «Действия аудитора при выяв­лении искажений бухгалтерской отчетности».

При выявлении существенных искажений аудитор отражает это в рабочих документах, учиты­вает влияние нарушений на надежность доказательств и уточняет их, корректируя план ауди­торской проверки, отражает нарушения в письменной инфор­мации, сообщает пользователям отчетности (посредством ауди­торского заключения, путем выступления на собрании акцио­неров и т.п.) и представляет условно положительное или отри­цательное аудиторское заключение. Если руково­дство проверяемой организации или ее персо­нал препятствуют аудитору в получении достаточной информа­ции о том, что невыполнение нормативных актов существенно исказило бухгалтерскую отчетность, то аудитор составляет от­рицательное аудиторское заключение или отказывается от вы­ражения своего мнения в аудиторском заключении.

Время от времени аудиторы сталкиваются с ситуациями, в которых возникают конфликты интересов. Причины могут быть разными, начиная от простых случаев различия во мнениях и заканчивая таким крайним случаем, как мошенничество, т.е. прямое нарушение за­конодательства. Невозможно даже пытаться составить всеобъемлющий перечень ситуаций, при которых могут возникать конфликты интересов. Аудитор должен постоянно помнить о факторах, обусловливающих кон­фликты интересов, и быть начеку. Следует отметить, что открытое расхождение во мнениях аудитора и другого лица само по себе не составля­ет этической проблемы. Но факты и обстоятельства в каждом случав должны анализировать заинтересованные стороны.

В Кодексе этики признано, однако, что определенные факторы иногда возникают в тех случаях, когда обязанности аудитора вступают в проти­воречие с внутренними или внешними требования­ми того или иного рода. К аудитору могут обратиться с просьбой совершить какие-то дей­ствия, не соответствующие техническим и (или) профессиональным стандартам, может возникнуть проблема, связанная с лояльностью аудитора по отношению к его вышестоящему руководителю, с одной сто­роны, и с необходимостью соблюдать стандарты профессионального по­ведения – с другой, конфликт может возникнуть в случае обнародова­ния вводящей в заблуждение информации, что может быть выгодным работодателю аудитора или его клиенту и одновременно выгодным или невыгодным для аудитора.

Применяя этические стандарты, аудиторы иногда сталкиваются с проблемой определения того, что является неэтичным поведением, или с проблемой разрешения этического конфликта. При наличии серь­езных этических проблем и попытке разрешить таковые аудиторы долж­ны следовать политике, принятой в нанявшей их организации. Если на основе такой политики решить проблему не удается, нужно рассмотреть следующие варианты.

Можно обсудить проблему конфликта с непосредственным началь­ником. Если участие непо­средственного начальника не приводит к реше­нию проблемы, и аудитор намерен обратиться к управляющим более вы­сокого звена, то непосредственный начальник, в соответствии с нормами этики, должен быть уведомлен о таком решении. Если аудитор считает, что непосредственный началь­ник вовлечен в конфликт, он должен обратиться с этой проблемой к сле­дующему уровню руководства. Если непосредственным начальником аудитора является генеральный директор (или лицо, занимающее рав­нозначную должность), то следующим уровнем для обсуждения пробле­мы может быть совет директоров либо управляющий комитет партнеров или акционеров.

В ряде случаев целесообразно обратиться за конфиденциальными консультациями и рекомен­дациями к независимому специалисту или к соответствующей профессиональной организации аудиторов, чтобы получить представление о возможных вариантах действий.

Если этический конфликт продолжается после того, как все воз­можности его решения на всех внутренних уровнях исчерпаны, в серьез­ных случаях (например, в случаях мошенничества) ауди­тору может не остаться ничего иного, как отказаться от работы и направить информа­ционное письмо представителю такой организации.

Международная федерация бухгалтеров требует, чтобы профес­сиональные объединения, декла­рирующие следование основным прин­ципам ее Кодекса этики, обеспечили бы для своих участников, сталкива­ющихся с этическими конфликтами, возможность обращаться в соответ­ствующие органы и структуры таких профессиональных объединений за конфиденциальными консультациями и реко­мендациями.

Проблема конфиденциальности информации приобретает в со­временных российских условиях особую остроту. Это связано со следу­ющими обстоятельствами. С одной стороны, профессия аудитора явля­ется у нас молодой, и завоевание ее авторитета требует особенно дове­рительных отношений между аудитором и его клиентом. С другой сторо­ны, число нарушений в сфере налогообложения и других областях хозяйственного законодательства у нас достаточно велико, что наносит несо­мненный ущерб обществу и национальной экономике, а налоговые и иные контрольные органы не оставляют попыток использовать матери­алы аудиторских проверок в своих целях.

Конфиденциальность не сводится только к раскрытию информа­ции. Подразумевается также, что аудитор, получающий информацию в ходе предоставления профессиональных услуг, никогда не будет ис­пользовать такую информацию или создавать видимость ее использова­ния для личной выгоды или к выгоде третьего лица.

Если раскрытие информации разрешено, например, в том случае, если клиент дает аудитору разрешение на раскрытие информации, сле­дует рассмотреть интересы всех сторон, в том числе третьих лиц, на ин­тересы которых раскрытие информации может оказать воздействие.

В Кодексе этики МФБ приводятся примеры случаев, когда раскры­тие информации предписано законом. Такое, например, может потребо­ваться для предъявления документов или дачи показаний в ходе судеб­ного разбирательства, а также для сообщения уполномоченным государ­ственным органам о выявленных нарушениях законодательства.

Наконец, возможны ситуации, когда информация раскрывается постольку, поскольку это про­диктовано профессиональным долгом или правом:

– для соблюдения технических стандартов и этических требований;

– защиты профессиональных интересов аудитора в ходе судебно­го разбирательства;

– выполнения требований проверки качества со стороны имеюще­го на это право профессио­нального объединения;

– в качестве ответа на запрос или ответа в ходе расследования со стороны профессионального объединения или органа регулирования.

В Кодексе этики особо рассматриваются проблемы (они могут привести к конфликтам), воз­никающие в том случае, когда аудитор оказывает клиенту услуги по расчетам налогов, налоговому планированию, налоговой оптимизации, налоговому аудиту и т.п., поскольку при оказании услуг такого рода аудитору нередко приходится отстаивать позицию клиента, стремящегося минимизи­ровать налоговые выплаты, перед налоговыми или иными конт­ролирующими органами.

Считается, что аудитор, оказывающий профессиональные налого­вые услуги, имеет право доби­ваться наилучшей позиции к выгоде клиен­та при условии, что услуги предоставляются профес­сионально, не нано­сят какого бы то ни было ущерба порядочности и объективности и, по мнению аудитора, соответствуют законодательству. Сомнения могут толковаться в пользу клиента при условии разумного обоснования соот­ветствующей позиции.

Аудитор не должен обещать клиенту, что подготовленная налого­вая отчетность или предос­тавленные налоговые рекомендации не могут быть оспорены. Напротив, профессиональный аудитор должен осведо­мить клиента об ограничениях, присущих налоговым рекомендациям и услугам, чтобы он не воспринимал ошибочно выражение мнения аудитора как утверждение непреложного факта.

Аудитор, который подготавливает или помогает подготовить нало­говые расчеты и отчетность, должен сообщить клиенту, что ответствен­ность за содержание отчетности несет в первую очередь именно клиент. Со своей стороны, аудитор должен принять необходимые меры в целях обеспечения надлежащей подготовки налоговой отчетности на основе полученной информации. Что касается фразы «должны быть свободными и выглядеть сво­бодными от какой-либо заинтересованности», то она означает, что ауди­торы должны быть независимыми не только по форме, но и по существу.

Рассмотрим ряд ситуаций, которые в силу действительного или ка­жущегося отсутствия неза­висимости дадут разумному наблюдателю ос­нования сомневаться в независимости публично практикующего про­фессионального бухгалтера. В первую очередь на независимость аудитора влияет его финансо­вая взаимосвязь с клиентом, в результате чего разумный наблюдатель может сделать вывод о том, что такой независимости нанесен ущерб.

Независимости наносится ущерб, если аудитор имеет прямой или опосредованный сущест­венный финансовый интерес в компании, кото­рой аудитор предоставляет профессиональные услуги, требующие неза­висимости. Прямой финансовый интерес включает интерес супруги (су­пруга) или находящегося на иждивении ребенка публично практикующе­го профессионального бухгалтера, а в некоторых странах это понятие распространяется и на иных близких родственников.

В соответствии с Кодексом этики аудитор будет считаться за­интересованным лицом, что может помешать ему быть независимым при представлении отчета по такой компании в случаях, если он является или являлся в течение текущего периода или непосредственно перед принятием задания членом совета директоров, должностным лицом, или служащим компании, или партнером, или наемным работником члена совета директоров, должностного лица или служащего компании. В соответствии с общепринятой практикой в таких ситуациях за­прещается назначать подобных заинтересованных лиц аудиторами соот­ветствующих компаний. Кроме того, желательно, чтобы они не принима­ли от таких компаний иных заданий, предусматривающих выражение ими мнения. В описанной выше ситуации период, непосредственно предшествующий заданию, должен составлять не менее двух лет или срока, предусмотренного законодательством.

Личные и семейные отношения могут влиять на независимость. В частности, необходимо обеспечить, чтобы любые личные или семей­ные отношения не ставили под угрозу независимость подхода к выпол­нению любого задания.

Кодекс этики содержит следующее требование: в случаях, когда аудитор в дополнение к аудиторской проверке или выполнению иных функций по составлению отчетности предоставляет клиенту иные услуги, необходимо обеспечить, чтобы такой бухгалтер не выполнял управленческих функций и не принимал управленческих решений, от­ветственность за которые несут совет дирек­торов и руководство.

С точки зрения опыта и объема работы аудиторам выгодно предла­гать своим клиентам иные финансовые услуги и услуги по управленче­скому консультированию, поскольку такие аудиторы уже имеют всесто­роннее представление о деятельности клиентов. На многих компаниях (в особен­ности, некрупных) отрицательно сказалось бы запрещение по­лучать от своих аудиторов и другие услуги. В ходе выполнения обычных обязанностей аудиторы предлагают консультационные услуги. Напри­мер, проверка счетов бухгалтерского учета и рекомендации по начисле­нию налогов нередко неразрывно связаны, так что разделить эти функ­ции невозможно (что особенно верно по отношению к небольшим компа­ниям). Кроме того, ключевые моменты аудита требуют проверки систе­мы внут­реннего контроля, что с неизбежностью влечет за собой предложения по ее совершенствованию. По этим причинам нельзя уста­новить ограничения в отношении рекомендаций, которые будут предо­ставлять публично практикующие профессиональные бухгалтеры.

К аудиторам или коллективу аудиторов пользователями их услуг могут быть предъявлены претензии о несостоятельности аудита. Претензии о несостоятельности аудита, приводящие к конфликтным ситуациям, в условиях предпринимательской несостоятельности имеют определенные причины. Наиболее важные из них заключаются в следующем:

1) пользователи плохо понимают обязанности аудитора. В этой связи в аудиторских органи­зациях, а также в их профессиональ­ных объединениях типа региональных и общероссийской Ауди­торской палаты лежит обязанность разъяснять пользователям роль аудиторов и различия между предпринимательским риском, несостоятельностью аудита и аудиторским риском;

2) юридические и физические лица, понесшие предприниматель­ские убытки, часто надеются компенсировать этот ущерб из лю­бого источника. Попытки инкриминировать аудиторской орга­ни­зации несостоятельность аудита могут иметь место вне зависимо­сти от того, кто на самом деле виноват, просто в надежде на покрытие безвозвратных потерь клиентов и третьих лиц;

3) некоторые западные адвокаты и их клиенты провоцируют друг друга порочной практикой оплаты по результату. Судебные издержки в таких случаях не очень высоки, зато в случае выигрыша (в случае признания судом несостоятельности аудита) обе сто­роны получают значительные денежные средства.

Для повышения взаимной ответственности аудиторов и их клиентов при осуществлении кон­сультационной деятельности очень важно, чтобы письменно фиксировались вопросы клиентов и ответы на них. Практика показывает, что устные вопросы не­редко формулируются расплывчато и не позволяют дать какой-либо однозначный ответ. Чтобы не было претензий со стороны клиентов к аудиторам, необходимо вначале добиваться четко сформулированного зафиксированного вопроса, с тем чтобы так же четко и однозначно ответить на него. Кроме того, переписка аудиторов с клиентами позволяет судить об объеме и содержании консультационной работы и контролировать ее процесс. Одно­временно облегчается решение спорных вопросов, возникающих между аудиторами и клиентами. При этом является важным, чтобы дело не ограничивалось чисто формальным, поверх­ностным отношением к этим вопросам.

Многие ситуации чреваты этически­ми, а нередко и криминогенными коллизиями. Рассмотрим конкретные примеры (в некоторых вариантах).

1. Общее собрание акционеров утвердило легитимного ауди­тора, но администрация акционер­ного общества без объяснения причин пригласила другого (тоже сначала независимого, но нелегитимного, а потому заинтересованного получить нового клиента, т.е. потенциально «управляемого») аудитора и получила от него положительное аудиторское заключение. Легитимация – признание или под­тверждение законности какого-либо полномочия.

2. Администрация акционерного общества, явно замешанная в определенных злоупотреблениях, пригласила аудитора (не име­ющего независимости от нее, но этот факт был скрыт) вопреки решению общего собрания акционеров, утвердившего другого аудитора, которого можно считать легитимным. В результате имела место скрытая несостоятельность аудита, но админист­рацией также было получено положительное аудиторское заключение.

3. Общее собрание акционеров утвердило аудитора, админис­трация акционерного общества выполнила решение собрания, пригласив этого легитимного аудитора для осуществления про­верки. Но поскольку по результатам работы была выявлена воз­можность представления только условно положительного (или даже отрицательного) аудиторского заключения, то администра­ция не оплатила эту работу и пригласила еще одного аудитора, который проявил вопиющую небреж­ность в работе, а в результа­те представил заведомо ложное положительное аудиторское заключение (такие случаи и результаты проверки именуются в международной практике «вторым заключением»).

4. Администрация акционерного общества, допустившая определенные злоупотребления, пригла­сила такого аудитора, ко­торый не был утвержден на общем собрании акционеров, но к которому она смогла применить методы шантажа, и смогла полу­чить заведомо ложное положительное аудиторское заключение.

Шантаж – запугивание, угроза разглашения компрометирующих сведений (действительных или ложных) с какой-то определенной целью.

Подобные варианты не столь уж редки в практике работы ад­министраций некоторых (вполне определенных) акционерных обществ в настоящее время. Обратите внимание, что три после­дние ситуации закончились представлением заведомо ложного зак­лючения, да и по первой ситуации, не столь уже редкой, есть весомые основания у пользователей отчетности усомниться в состоятель­ности аудита. Все эти ситуации либо не предусматривают никакой ответ­ственности администрации, либо дают возможность ад­министрации легко избежать ответственности за свои действия.

В настоящее время существуют как темы для дискуссий, так и серьезные опасения по поводу перспективы отече­ственного цивилизованного рынка аудиторских услуг, которые можно рассмотреть в нескольких аспектах:

а) некоторые легитимные отечественные аудиторские органи­зации будут сдаваться под давле­нием администрации и в итоге будут вынуждены представлять аудиторское заключение, не со­от­ветст­вующее результатам проверки (например, безусловно по­ложительное вместо условно поло­жи­тельного или даже вместо отрицательного аудиторского заключения);

б) аудиторские организации, представляющие второе заклю­чение (и нарушающие тем самым кодекс профессиональной эти­ки), будут также вынуждены терять независимость и предостав­лять такое заключение, которое созвучно с неверным мнением ад­министрации, чтобы самим в перспективе превратиться в легитимных аудиторов;

в) практически исчезнут и без того редкие случаи представле­ния безусловно положительных аудиторских заключений с выра­жением сомнения по концепции действующего предприятия, что в условиях жестокого кризиса и повышенной криминализации экономики России недопустимо.

Рассмотрим следующую ситуацию. Если аудитор, которого попросили выразить мнение отно­сительно бухгалтерской отчетности предприятия (либо по его конкретным обстоятельствам или хозяйственным операциям как совершенным, так и планируемым), не является легитимным, то он должен проявить повышенную бдительность, поскольку вы­ражаемое им мнение может быть исполь­зовано клиентом для дав­ления на суждения и объективность легитимного аудитора. Кро­ме того, с целью минимизации риска представления неверного, ошибочного заключения (либо неприемлемых по закону рекомен­даций) такой новый аудитор вместе с администрацией аудируемого лица должны гарантировать и легитимному аудитору сво­бодный доступ ко всей имеющей отношение к делу информации. Соответственно аудитор, к которому администрация экономиче­ского субъекта (ауди­руемого лица) обратилась за вторым заклю­чением, должен:

а) вступить в контакт с легитимным аудитором и проинфор­мировать его о своей готовности предоставить ему любую имею­щую отношение к делу информацию;

б) представить легитимному аудитору копию своего заключе­ния и быть готовым с разрешения клиента представить легитим­ному аудитору еще и копию конфиденциальной части этого заклю­чения;

в) отказаться от предложения, если администрация, обратив­шаяся за вторым заключением, протестует против контактов с ле­гитимным аудитором.

Важно знать также об ответственности, ко­торую клиент должен нести во взаимоотношениях с аудитором, и которая заключается в следующем:

– ответственность за уклонение от обязательной аудиторской проверки – это действующий аспект ответственности как в отно­шении руководителя, так и в отношении экономических субъек­тов в целом;

– ответственность администрации акционерных обществ за не­выполнение решений общего собрания акционеров, утвердившего для проверки конкретного легитимного аудитора;

– ответственность за создание необходимых для проведения про­верки условий (своевременное и полное предоставление докумен­тации, предоставление помещения, необходимой организацион­ной и вычислительной техники, возможность получения объясне­ний от работников проверяемой орга­низации и т.д.);

– ответственность за полноту и достоверность предоставлен­ий для проверки информации, в том числе по объемам реализо­ванной продукции (отсутствие «черного нала») и др.;

– ответственность за сокрытие, занижение, несвоевременное на­числение и перечисление налогов, сборов и других обязательств.

В случае давления администрации, либо при отсутствии необходимых условий для проведения проверки возникают основания для немедленного прекращения работ по проведению проверки с уведомлением об этом клиента. Здесь налицо признаки конфликтной ситуации.

Нужно особо отметить, что в Уголовном кодексе Российской федерации существенно расширился перечень экономических преступлений. Среди них: незаконное предпринимательство (ст. 171), лжепредпринимательство (ст. 173), легализация (отмы­вание) денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем (ст. 174), невозвращение из-за гра­ницы средств в иностранной валюте (ст. 193), уклонение от упла­ты таможенных платежей (ст. 194), неправомерные действия при банкротстве (ст. 195), уклонение от уплаты налогов с организа­ций (ст. 199). Эти, а также многие другие экономические преступ­ления нередко инкриминируются обвиняемым и подсудимым в сово­купности с иными: злоупотребление полномочиями (ст. 201), организация преступного сообщества (ст. 210), присвоение или растрата (ст. 160) и др.

Аудит – это не ревизия. Аудитор всего лишь выполняет функцию засвидетельствования, но в отличие от нотариуса он под­тверждает не одну-две хозяйственные операции, а общие резуль­таты финансово-хозяйственной деятельности клиента за значи­тельный период времени, как правило, за год. И хотя наша отечественная и международная практика показывает, что исполь­зование ауди­торов при дознании (а тем более – в ходе противо­борства с организованной преступностью) мало­эффек­тивно, поскольку аудит – средство профилактическое, а не хирургическое, аудиторы подчи­няются нормативным документам во всех аспектах, в том числе – в отношении обязательного аудита по поручению правоохранительных органов. Более того, в связи с внесением существенных поправок к Уголовно-процессуальному кодексу РФ, касающихся ужесточения действий по отно­шению к злостным нарушителям Налогового кодекса РФ, вероятнее всего, что определенная часть резко увеличившегося объема работ будет выполняться с помощью аудиторов.



Индекс материала
Курс: Нравственные аспекты деятельности коллектива аудиторской фирмы
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Этические аспекты стратегии деятельности аудиторской фирмы
Принципы организации труда и ответственности в коллективе аудиторской фирмы
Основные моральные приоритеты репутации коллектива аудиторской фирмы
Особенности и пути преодоления этических коллизий, связанных с оценкой аудиторского риска
Имидж аудиторской фирмы
Становление и основные этапы развития коллектива
Морально психологический климат коллектива и профессионально-этический потенциал кадров
Моральные конфликты и конфликтные ситуации
Особенности конфликтных ситуаций в работе аудиторов с клиентом
Руководитель как организатор нравственных отношений в аудиторском коллективе
Все страницы