Курс: Отечественная элита: история и современность - Смена поколений советской элиты

Смена поколений советской элиты

До сих пор мы говорили о советской элите в целом. Но эта элита претерпела сложную эволюцию: каждое новое поколение этой элиты и похоже на предыдущее, и, вместе с тем, значительно отличается от него. Поэтому эволюцию советской элиты можно представить как смену поколений элиты, каждое из которых обладает специфическими характеристиками. Можно вычленить четыре поколения этой элиты: первое – «ленинская гвардия», осуществившая революцию, мечтавшая о мировой революции, рассматривавшая российскую революцию как базу революции всемирной; в ее костер они готовы были бросить страны и народы, включая свой собственный. Внутри этой элиты разворачивается ожесточенная междоусобная борьба за власть после смерти Ленина.

Второе поколение этой элиты – сталинисты, жестокие дисциплинированные исполнители воли Сталина, фанатично преданные харизматическому вождю. Происходит смена ориентации этой элиты – курс на построение социализма в «отдельно взятой стране», на модернизацию милитаристско-мобилизационного типа, «подстегиваемую» широкомасштабными репрессиями, которые ряд политологов квалифицирует как геноцид по отношению к собственному народу. Кстати, привилегии этой элиты были (особенно в сравнении с постсоветской элитой) более чем скромные, да и тех она могла легко лишиться, как только тот или иной ее представитель лишится своего поста (часто вместе с жизнью).

Третье поколение советской элиты – элита бюрократии и партийных функционеров, лидерами которой были Хрущев и особенно Брежнев, максимально расширивший ее права и «вольности». Это был период институтизации и рутинизации номенклатурной элиты, время относительно стабильных элитных карьер. В конце этого периода – в 70-х – первой половине 80-х годов у власти находится элита застоя, геронтократическая (геронтократия (от греч. geron, род. п. gerontos – старик и kratos – сила, власть) предполагаемая ранняя форма общественного устройства, при которой власть будто бы принадлежала старейшим. В переносном смысле – какая-либо власть стариков) элита.

Наконец, четвертое (и последнее) поколение советской элиты – «перестроечное». По своему составу оно было неоднородным, хотя политически в нем преобладали реформаторы во главе с Горбачевым, стремившиеся модернизировать застойную социально-политическую систему, построить социализм с «человеческим лицом», проводившие курс на гласность и демократизацию режима. Трагедия этой элиты заключалась в том, что у нее были определенные пределы ее реформаторства, связанные с советским партократическим режимом. Социально-политическая система, которой они управляли, была принципиально не реформируема, она нуждалась не в модернизации, а в трансформации в иную социально-политическую систему. Но эта функция не могла быть выполнена этой элитой (тогда она и не была бы советской элитой), она была выполнена уже постсоветской элитой. Правление этой элиты многие политологи рассматривают (и не без основания) как размен власти на собственность.

Менялась и внешнеполитическая стратегия разных поколений этой элиты. Романтические грезы о мировой революции сменились – для второго и третьего ее поколения – имперской идеей, усилением и расширением государства, превращением его в супердержаву. Четвертое поколение осознает поражение СССР в «холодной войне», сдает свои внешнеполитические позиции, приведя к развалу «социалистический лагерь».

Несомненно, что советская элита несет огромную долю ответственности за гигантские жертвы, которые понесли русский и другие народы Советского Союза – десятки миллионов жертв гражданской войны, коллективизации, репрессий КГБ, за вовлечение страны в изнурительную гонку вооружений, за политику, приведшую страну к общенародной катастрофе, к глубочайшему экономическому кризису.

Небезинтересно отметить особенности каждого поколения советской элиты, начиная с первого. Расправившись с царской политической элитой, с лидерами буржуазной бюрократии, большевики, захватив власть, расставив своих людей на важнейшие политические посты, спешно формируют политико-административную элиту. Из контрэлиты профессиональных револю-ционеров большевистская верхушка превратилась в правящую элиту, сосредоточив в своих руках все рычаги власти, практически ни с кем не блокируясь (короткий период блокирования с левыми эсерами скоро прервался) и утверждая, что они действуют от имени рабочего класса и всех трудящихся. Бывшие профессиональные революционеры, занявшие ведущие политические посты, не имели навыков государственного управления. В большинстве своем искренне верившие в коммунистические идеалы, революционные романтики, они далеко не всегда могли квалифицированно выступать в новой для себя роли. Сразу же после революции потребовалось создание разветвленного аппарата управления и, следовательно, широкое рекрутирование политико-административной элиты. Многие из рекрутантов были прагматиками, честолюбцами, карьеристами, вступление в партию служило для них пропуском на командные должности.
В новой элите нашлись и крупные организационные таланты, которые смогли себя проявить именно при новом режиме и не могли реализовать себя в старой сословно-монархической политсистеме. Нельзя недооценивать организационные и публицистические таланты Ленина, Троцкого, Зиновьева, Сталина, Бухарина, Каменева, Рыкова и других партийных руководителей.

Ленинское поколение элиты было значительно моложе дореволюционной элиты, его образовательный уровень даже превышал уровень предыдущей элиты, но эти позитивные моменты перечеркивал ее аморализм, установка на то, что для великой цели – социалистических преобразований – все средства хороши (Ленин сформулировал это в виде тезиса о том, что нравственно все, что укрепляет диктатуру пролетариата, способствует построению коммунистического общества), пренебрежение к народным традициям, укоренившейся в народе культуре, его менталитету, убежденность в том, что человеческая природа подвижна, что людьми можно манипулировать, подвергнув коммунистической индоктринации (индоктринация (от лат. in – внутрь и doktrina – учение, теория, доктрина) – введение, приобщение, ознакомление с какой-либо теорией, доктриной, либо целенаправленное распространение какой-либо политической идеи, доктрины, учения в обществе или общественном слое для формирования определенного общественного сознания). Кстати, подобное же пренебрежение традициями и менталитетом российского народа продемонстрировала и постсоветская элита, которая пыталась насаждать реформы сверху необольшевистскими методами (хотя ее ценности и были по своему содержанию противоположными ценностями предшествующей элиты).

В структуре советской элиты интеллигенты (в том числе интеллигенты-эмигранты) составляли меньшинство, большинство же было за рабочими, люмпен-интеллигенцией (люмпен-пролетариат (от нем. Lumpen – лохмотья), термин введен К. Марксом для обозначения низших слоев пролетариата. Позднее «люмпенами» стали называться все деклассированные слои населения. «Люмпенизация общества» означает увеличение доли этих слоев в населении и распространение психологии люмпенов в условиях социального кризиса), маргиналами, ненавидевшими старую элиту за свои прошлые неудачи, мстительными, лишенными культурных корней и традиций и готовыми к крайне жестоким методам управления. Ленин писал в «Очередных задачах советской власти»: «Мы Россию отвоевали ... Мы должны теперь Россией управлять». Новая элита стала управлять авторитарными, диктаторскими методами; чрезвычайные обстоятельства – революция, гражданская война, необходимость преодоления разрухи – служили основаниями того, что политические назначения производились подчас непосредственно высшими партийными лидерами, которые не обращались к демократическим процедурам (и даже к предварительному обсуждению кандидатур на эти должности в ЦК РКП(б). Узкий круг партийных лидеров занимал важнейшие политические, советские, военные посты, сразу же началась практика совмещения партийных и советских постов.

В ходе революции и гражданской войны руководители компартии сплотились в единую властвующую группу, объединенную общей идеологией, общим интересом, наконец, близкими отношениями (в том числе неформальными). Ленин признавал, что реальная власть в стране осуществлялась «тончайшим слоем» наиболее авторитетных партийных руководителей, т.е. партийной элитой.

С победой Октябрьской революции руководство большевиков превратилось из контрэлиты в правящую элиту, которая, заняв позицию на вершине социальной пирамиды, приобрела относительную самостоятельность по отношению к рабочему классу, от имени которого она осуществляла власть. Во время гражданской войны новая элита проводила репрессивную, террористическую политику по отношению к не-советским элементам общества. В практику новой власти вошли расстрелы, создание концлагерей, заложничество. Партия превратилась из революционной в управленческую организацию, наделенную административными функциями. Реальное управление страной осуществляла элита, началось отчуждение рядовых коммунистов от политического процесса.

В начале 30-х годов Сталин реорганизовал партийный аппарат, подчинив его задачам формирования авторитарно-бюрократического режима. Отрыв партийной элиты от партийных масс и тем более от широких слоев институтизируется, закрепляется системой номенклатурных привилегий для партийных функционеров, которая формируется, начиная с 1921 г. Следует заметить, что этот элитаризм в руководстве партией вызывал активное противодействие, он подвергался критике группами «демократического централизма» и особенно «рабочей оппозицией». Отметим, что брошюра Троцкого «Новый курс» была отчасти посвящена проблемам взаимоотношения партийной элиты и партийной молодежи, где ставились вопросы обновления и омоложения партийной элиты как средства борьбы против обюрокрачивания партаппарата, оторвавшегося от масс. Брошюра эта подлила масла в огонь внутрипартийной дискуссии и настроила против Троцкого большую часть партийной элиты.

С болезнью и смертью Ленина начался раскол в партийно-государственной элите, острейшая междоусобная борьба; сначала борьба большинства членов Политбюро – Зиновьева, Каменева, Сталина, Бухарина, Рыкова – против Троцкого и его сторонников, затем пришла очередь быть жертвой Зиновьеву, Каменеву и их группировке; наконец, большинство нового состава Политбюро во главе со Сталиным разгромило Бухарина, Рыкова, Томского и их сторонников. Как известно, итогом этой борьбы было установление единоличной диктатуры Сталина.

Многие полагают, что причина прихода Сталина к власти – его хитрость, коварство, жестокость. Это – версия ряда историков, публицистов, психологов. Не отрицая их суждений, попытаемся выяснить, нельзя ли социологически и политологически расшифровать причины победы Сталина – далеко не самой яркой фигуры в Политбюро – во внутриэлитной борьбе партийной верхушки. Именно Сталин понял, что самый перспективный путь прихода к власти в партии – сделать ставку на становящейся наиболее влиятельной частью партии слой – на верхушку партийной бюрократии, ее политико-административную элиту. Через орготдел ЦК, который он курировал (им руководили его ставленники В. Молотов и Л. Каганович), он особое внимание уделял подбору и выдвижению руководящих кадров – особенно секретарей обкомов, крайкомов, ЦК союзных республик, которые ex officio становились кандидатами в члены и членами ЦК партии. Это и принесло ему успех – постепенно он стал контролировать большинство членов и кандидатов в члены ЦК, что и позволило ему убрать со сцены всех своих соперников.

По отношению к элите Сталин действовал методом не только кнута, но и пряника. Он явился подлинным создателем развитой системы номенклатурных привилегий, которая лишь конкретизировалась, несколько видоизменялась следующими поколениями советской элиты. Эта система включала элитное жилье, спецмагазины и спецстоловые, спецбольницы (вторая «секретная» зарплата в конвертах, не облагаемая налогами) и т.д. М. Восленский считал, что именно Сталин создал номенклатуру, при помощи которой он и управлял страной. Джилас считал, что именно он является создателем и главой «нового класса». Поняв, что старую партийную элиту невозможно трансформировать в послушный инструмент своей воли, он ее уничтожил. Пиком террора была ежовщина. В результате того, что в ходе репрессий «ленинская гвардия», элита первого поколения была большей частью ликвидирована, преемственность между первым и вторым поколениями советской элиты была в значительной мере прервана. Уничтожены были не только антисталинисты и инакомыслящие, но по существу в целом генерация ленинской элиты. Сталину нужна была элита не просто лояльная, но готовая идти за вождем в огонь и воду, горячо одобрять все его начинания (в том числе и новые репрессии по отношению к самой элите). Сформированная из низов новая элита обеими руками держалась за обретенную власть, защищала свой новый статус.

В период «большого террора» были уничтожены миллионы людей. Только к 1937 г. из
2,8 млн членов партии было арестовано свыше миллиона, и две трети из них расстреляны. Террор продолжался вплоть до смерти Сталина. Это был, как писал Р. Медведев, геноцид большевистской элиты.

В результате сталинских преобразований политической системы страны и особенно ее элиты были ликвидированы следы всякой оппозиции, установлен тоталитарный режим, элита сталинистов сформировалась по принципам личной преданности вождю и страха перед ним. Народные массы, в том числе рядовые коммунисты, были полностью отстранены от решения кадровых проблем, которые были прерогативой парткомов и их лидеров. Партия из революционной трансформируется в управленческую, превращается в важнейший элемент политического управления, это было огосударствление партии де-факто. Руководство партии превратилось в полузакрытую элиту, стоящую над обществом, ее управление носило директивный, командный характер.

Сталинская элита была жестока, беспощадна по отношению к своему народу, да и к самой себе... Тем не менее она смогла мобилизовать массы на модернизацию страны и добиться несомненных успехов (второе место в мире по объему производства, победа в Великой Отечественной войне), пусть ценой колоссальных жертв. Советская элита доказала, что авторитарные и тоталитарные методы могут дать результаты на определенном этапе, в условиях мобилизационного типа развития. Именно в условиях сталинской тоталитарной диктатуры сложились механизмы власти советской элиты, которые в дальнейшем пытались модернизировать, либерализировать, но их основы остались неизменными; их пролонгация привела к загниванию всей политической системы, к застою, а попытки отойти от них привели в конечном счете к краху системы.

Переход от второго к третьему поколению советской элиты был менее крутым, не означал разрыва между поколениями элит, но был по своему драматичен. Достаточно сослаться на
XX съезд КПСС, доклад на нем Хрущева с разоблачением культа Сталина и последующий период «оттепели». Некоторая либерализация режима показалась опасной элите сталинистов, и они сделали в 1957 г. попытку дворцового контрпереворота. Его провал связан с тем, что Хрущев, контролируя Секретариат ЦК и Орготдел ЦК, привлек на свою сторону большинство членов и кандидатов в члены ЦК и рядом маневров добился того, что вопрос решался не на Политбюро, контролируемом сталинистами, а на пленуме ЦК КПСС, закончившемся разгромом группы Молотова, Маленкова, Кагановича и других сталинистов, составлявших большинство Политбюро.

Десятилетие руководства Хрущева интересно для элитологов и в разрезе взаимоотношения авторитарного лидера и элиты. В течение этого десятилетия он изгонял с командных постов явных сталинистов, выдвигал на их места своих людей. Каково же было удивление и горькое разочарование Хрущева, когда его в 1964 г. предали его же выдвиженцы. А удивляться было нечему: социология элиты убедительно разъясняет это положение, показывая, что групповые интересы элиты приоритетны в системе ценностных ориентаций ее членов. Партократическая элита была недовольна постоянными экспериментами Хрущева по переструктурализации партийного и государственного аппарата (разделение обкомов и райкомов, образование совнархозов и т.д.), которые сильно нервировали элиту, порождали неуверенность в ее будущем. Иначе говоря, групповые интересы возобладали над личной преданностью лидеру.

Элитный «дворцовый переворот», вознесший на вершину власти Брежнева, был переворотом элиты и для элиты. Для этого периода особенно характерна тенденция прихода к власти целых кланов, полумафиозных группировок типа «днепропетровской мафии» Брежнева; группировки держались на взаимной поддержке и взаимном покрывательстве, своего рода круговой поруке. В особо открытых и беззастенчивых формах власть клановой элиты реализовывалась в союзных республиках Средней Азии, Закавказья, в ряде регионов страны.

Загнивание, застой общества начался именно с загнивания, деградации элиты. Именно к этому периоду относятся многочисленные скандалы, связанные с семьями Брежнева, Щелокова, других представителей партократической элиты.

Застою этого слоя способствовало резкое уменьшение мобильности элиты – как горизонтальной, так и в особенности вертикальной, – типичные черты стагнации, которые привели к власти элиту геронтократии, неспособную принимать неординарные решения и всеми силами стремящуюся лишь к пролонгации своего господства. Люди, занимающие высшие посты в партии и государстве, стали фактически несменяемыми, они умирали, занимая высокие посты. Менее чем за три года страна торжественно похоронила трех генсеков. Застой – это упадок страны, но вместе с тем это – праздник, это лучшие годы партократической элиты. Пышным цветом расцвели семейственность, низкопоклонство, лесть по отношению к начальству.

Кто был оптимальным политическим лидером правящей элиты в СССР? Думается, не Сталин, хотя он внес наибольший вклад в ее создание и наводил на нее панический страх своим чудовищным террором; не Хрущев, который пугал ее своими экономическими и политическими импровизациями; тем более, разумеется, не Горбачев (он рассматривался большинством партократической элиты как предатель корпоративных интересов); скорее всего, им был Брежнев и его бледная тень – Черненко (Черненко Константин Устинович (1911-1985), советский государственный политический деятель, Герой Социалистического Труда (1976, 1981, 1984).
В 1956-60 гг. в аппарате Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза.
С 1984 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС и председатель Президиума Верховного Совета СССР. Член Политбюро ЦК КПСС с 1978 г. Ленинская премия (1982)), который максимально расширил вольности этого слоя.

Хотя постсталинская элита продолжала ностальгически вспоминать «отца народов», в душе она вздохнула с облегчением, потому что избавилась от кошмара возможного ареста, пыток, расстрелов. Постсталинская элита отказалась от перманентных репрессий, угрожавших ей самоистреблением. Как мы видели, смены элит в середине 50-х годов – сталинской на реформаторскую – не произошло, это во многом связано с тем, что народ продолжал оставаться пассивным, сломанным сталинскими репрессиями и идеологической машиной, да и сама постсталинская элита была плотью от плоти сталинизма и боялась радикальных сдвигов. Попытки Хрущева и Косыгина реформировать управление страной и особенно ее экономикой встретили упорное сопротивление элиты, которое они не смогли преодолеть. Изменилась структура отношений между политическим лидером и элитой. Сталин стоял вне и над элитой. Брежнев был первым среди элиты, он был «свой». Коллективное руководство, сформировавшееся при Хрущеве и получившее наибольшее развитие при Брежневе, означало максимум власти верхушки правящей элиты (при минимуме ответственности).

Перестройка была необходима для элиты, для ее самосохранения; Горбачев в действительности был не предатель советской элиты, как полагали многие ее члены, он попытался использовать последний шанс для того, чтобы ее спасти. Перестройка была неизбежна потому, что, если воспользоваться формулой Ленина, верхи не хотели, а низы не могли жить по-старому. Перестройка объективно, независимо от намерений ее инициаторов, с самого начала ориентировалась не на ликвидацию власти правящей элиты, но на ее трансформацию, даже «облагораживание». Но перестройка при всей ее непоследовательности посягала на привилегии этого слоя. Его положение было глубоко противоречивым. С одной стороны, курс на демократизацию и гласность подрывал ее устои, с другой – это слой, существовавший для того, чтобы проводить «установки сверху» (во всяком случае, таким его и создал Сталин), не смел открыто выступить против перестройки, ибо само его существование зависело от лояльности курсу, провозглашенному генсеком. Шесть с лишним лет перестройки были периодом резких персональных изменений в правящей элите общества, но она сохранялась как та же социальная группа. Партократическая элита по-прежнему сохраняла свою власть. И получалось, что перестройку воплощали в жизнь люди, для большинства которых она была как кость в горле.
И уже только по этой причине перестройка была обречена.

Проводя свои политические преобразования, Горбачев опирался на уже существовавшие политические структуры и властные механизмы, внося в них персональные изменения. Он повторил ошибку Хрущева, о которой мы говорили выше (похоже, собственная история ничему не учит наших лидеров, в том числе и нынешних: достаточно сопоставить афганскую и чеченскую войны). И с ним произошло в августе 1991 года то же, что с Хрущевым в октябре 1964 г. Горбачева предало его же ближайшее окружение. Опять-таки корпоративные интересы элиты оказались определяющими.

Выявилась и еще одна существенная ошибка Горбачева – легковесность решения им проблемы сколачивания своей команды, своего ближайшего окружения. Особенно велики были перемещения внутри партийной и государственной элиты в 1989-1990-х годах. Целые группировки и кланы старой элиты лишались своих постов. Это было глубочайшее потрясение правящей элиты, но, тем не менее, все же не было ее заменой, в социальном плане это не было сменой элит. Однако, эти перемещения подорвали авторитет номенклатурной элиты, ее властные позиции (табл. 1).

Таблица 1

Сравнительная динамика кадровых перестановок в первые годы правления
Брежнева и Горбачева (чел.)

 

Лидер

Кадровая перестановка

Год правления

1-й

2-й

3-й

4-й

5-й

6-й

Брежнев

Выведены из состава Политбюро
и Секретариата

Введены в состав Политбюро
и Секретариата

2

 

1

2

 

4

3

 

7

-

 

-

-

 

-

-

 

-

Горбачев

Выведены из состава Политбюро
и Секретариата

Введены в состав Политбюро
и Секретариата

2

 

5

6

 

7

4

 

2

6

 

3

5

 

9

21

 

25

 

Сам Горбачев был выдвиженцем Андропова (Андропов Юрий Владимирович (1914-1984), советский государственный деятель, Генеральный секретарь ЦК КПСС (1982-84), председатель ВС СССР (с 1983). В 1953-1957 гг. посол СССР в Венгрии; способствовал вводу советских войск в Венгрию (1956). В 1962-67 гг. и с мая 1982 г. секретарь ЦК КПСС. Член Политбюро ЦК КПСС с 1973 (кандидат с 1967). В 1967-1982 г. председатель КГБ СССР. Как генеральный секретарь пытался административными методами остановить развитие кризиса в партии и государстве), он состоял в его команде и долгое время считал, что люди Андропова теперь, после его выдвижения на генсека, стали «его людьми», именно их он оставлял на руководящих постах (во всяком случае, до 1989 года), «вычищая» людей Брежнева и Черненко. Но политические курсы Андропова и Горбачева – это существенно разные курсы, и по радикальности, и по степени демократизации режима, которую они могли допустить. И люди из команды Андропова, доставшиеся по наследству Горбачеву, были не менее напуганы возможными последствиями перестройки для номенклатурной элиты, чем другие члены последней, «вычищенные» Горбачевым. Когда второго секретаря обкома Горбачев делал первым, когда секретаря обкома Горбачев делал секретарем ЦК КПСС, это еще не значило, что они будут ставить преданность патрону выше, чем интересы своей социальной группы – элиты партократии.

К концу срока своего руководства страной Горбачев начал осознавать этот факт и принял ряд решений о разработке механизмов передачи ряда властных полномочий от парткомов к Советам народных депутатов и трудовым коллективам. Начинается процесс ослабления роли Политбюро и Секретариата ЦК КПСС и, соответственно, нижестоящих парткомов. Горбачев вызывает дружную ненависть со стороны партократической элиты, которая сочла его предателем в собственном стане. Передача ряда властных полномочий от КПСС к Советам и другим общественным организациям была ударом по монополии партии на политическую власть. Это вылилось в переход центра власти от ЦК КПСС к Съезду народных депутатов, к отмене пресловутой
6-й статьи Конституции СССР о руководящей роли КПСС, демократизации избирательной системы (выборам на альтернативной основе). От такого удара партократическая элита уже не смогла оправиться.

Начиная реформы, Горбачев понимал, что они опасны для властной элиты, начиная перестройку вопреки желаниям партократической элиты, интересы которой он выражал (подобно тому, как Александр II – первый крепостник России – освобождал крестьян вопреки воле большей части помещиков), но это делалось для того, чтобы спасти больную систему и, вместе с тем, спасти и сохранить правящее сословие, или правящую элиту.

Семидесятилетняя история советских элит претерпела две главные трансформации – сталинскую мясорубку и перестройку. Причем обе эти трансформации были изменениями внутри одного качества. Крах перестройки означал крах советской элиты, после него на повестку дня был поставлен вопрос о смене элит.

Итак, мы рассмотрели коротко историю советской элиты; мы видели, что Октябрьская революция привела к коренной смене элит. Но обязательно ли новая элита оказывается лучше старой? Поскольку у новой советской элиты катастрофически не хватало квалифицированных кадров, а прежняя элита либо эмигрировала, либо была подвергнута репрессиям, была расширена социальная база рекрутирования элиты за счет рабочих, крестьян, маргинальных слоев, люмпен-интеллигенции, но качество этой элиты было весьма низким. Г. Федотов назвал власть этой элиты «диктатурой худших».

Лишь в начале своего правления советская элита была элитой революционеров и реформаторов, ориентированных на радикальные преобразования. В дальнейшем она становится все более консервативной, что особенно выявилось в период застоя, который был периодом деградации элиты, ее старения, характеризовался крайне низкими темпами ротации (ротация
(от лат. rotatio – круговращение) – последовательное, постепенное перемещение элементов какой-либо структуры), недопущением в нее ярких, неконформистских (конформизм (от позднелат. conformis – подобный, сообразный) – приспособленчество, пассивное принятие существующего порядка, господствующих мнений, отсутствие собственной позиции, беспринципное и некритическое следование любому образцу, обладающему наибольшей силой давления) лидеров. Когда явную роль в элите играла ее реформаторская часть, среди других задач перестройка выполнила и функцию омоложения одряхлевшей элиты застоя (большая часть которой была, наконец, отправлена на пенсию).

Эволюция и перерождение советской правящей элиты привело ее в конце 80-х – начале
90-х годов к обмену политической власти на собственность, на материальные блага, накопленные обществом. А. Зиновьев называет элиту этого периода «поколением предателей», разменявших высокие идеалы на материальные блага. Одним из результатов перестройки была конвертация власти правящей элиты в собственность. А далее на повестку дня поставлена конвертация собственности во власть.

Августовский путч выявил момент истины. Партийно-бюрократическая элита, позиции которой оказались подорванными, попыталась взять реванш. Верхушка бюрократии – как в центре, так и в республиках и регионах – была в своем большинстве на стороне путчистов, она и была главной движущей силой путча. Ясны и причины, по которым эти люди, поставив на карту свою карьеру, пошли на авантюру: они почувствовали, что почва уходит у них из-под ног. Ликвидация путча привела к снятию главнейшего тормоза социального развития общества, сковывающего энергию и активность народных масс. Псевдореволюционная «перестройка сверху» могла перейти в подлинно революционную «постперестройку снизу», создав активные предпосылки для демократических преобразований. Однако эти возможности не были реализованы.



Индекс материала
Курс: Отечественная элита: история и современность
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Закономерности трансформации и смены элит
Протоэлиты периода становления государственности на Руси: Киевская Русь и Русские земли VIII–XIII вв.
Господствующий класс Русского (Московского) государства и Российской империи
Советская элита
Теория «нового класса»
Смена поколений советской элиты
Постсоветская элита
Дискуссия о смене элит в нашей стране в начале 90-х годов XX века
От «монолитности» к плюрализму элит: тенденции и контр-тенденции
Политико-административная элита
Экономическая элита
Региональная элита
Культурная элита
Взаимоотношение элит: конфликт или консенсус
Рекрутирование политических элит
Типы и каналы рекрутирования элиты
Рекрутирование элит в России
Элитное образование
Понятие элитного образования
История элитного образования
Опыт элитного образования в России
Элитное образование и социальная справедливость
Социология элитного образования
Функциональная концепция
Концепция статусного конфликта
Неомарксистская теория элитного образования
Элитное образование и теория «человеческого капитала»
Государство и элитное образование
Элитное образование в США
Конкуренция элитных вузов
Все страницы