Курс: Отечественная элита: история и современность - Региональная элита

Региональная элита

Теперь нам пора ввести еще одно измерение структурных элементов элит, где ось вертикальных властных отношений преобладает (или должна преобладать) над горизонтальными, тогда как отношения между различными функциональными общероссийскими элитами должны строиться, по нашему мнению, преимущественно по горизонтали. Иначе говоря, мы переходим к анализу соотношения общероссийских и региональных элит.

История региональных постсоветских элит пережила три основных периода. Первый – самый короткий с августа 1991 г. – до конца 1992 г. – период наиболее хаотичный, когда продолжав-шаяся кое-где советская власть соседствовала с властью, которая объявила себя демократической, где назначенные центром главы некоторых регионов соседствовали с первыми руководителями исполнительной власти, избранными населением региона. В конце 1991 г. V Съезд народных депутатов постановил, что до декабря 1992 г. главы исполнительной власти региона будут назначаться Президентом по согласованию с соответствующим Советом народных депутатов. Номенклатурные руководители регионов должны были смениться постсоветскими, хотя на деле подавляющее большинство членов региональной элиты (свыше 82%, по подсчетам
О.В. Крыштановской) были выходцами из старой номенклатуры.

Второй период (1993-1999 гг.) был периодом регионализации, усиления субъектов Российской Федерации. Но не только усиления. Хорошо известно, что чем слабее власть центра, тем сильнее власть региональных элит. Именно этот процесс мы и наблюдали в России того периода, когда власть явно смещалась от центра к периферии. Известно также, что преобладание центробежных сил, ослабление центральной власти опасно для целостности страны. Собственно, в опасности этого процесса мы убедились на примере распада Советского Союза. А не является ли этот распад моделью, показывающей возможную судьбу и Российской Федерации? Чтобы ответить на этот вопрос, еще раз посмотрим на процесс распада СССР с точки зрения отношений между центральными, республиканскими и региональными элитами и их роли в этом процессе.

Не случайно, что распад СССР произошел после подавления августовского путча 1991 года. Основной причиной развала СССР была эгоистическая политика республиканских элит, которые, презрев результаты референдума, на котором около 80% населения Советского Союза высказывались за его сохранение, объявили о независимости своих республик. Удивительна лишь быстрота трансформации, например Верховного Совета Украины, который до путча был настроен резко антисепаратистски, а после него проголосовал за независимость республики. Итак, эгоизм национальных элит стал одной из основных причин трагедии народов.

Республиканские и региональные элиты в угоду своим интересам не остановились перед расчленением страны. Республиканским элитам оказалось выгодным направить социальное недовольство своих граждан в русло национализма и враждебности к России как якобы носителя имперских традиций и виновника ухудшения социально-экономического положения населения своих республик. Конфликты между бывшими республиками СССР они склонны представить не как конфликты элит, не сумевших или не захотевших решить сложные проблемы перехода к новым реальностям, а как конфликты национальные.

Дезинтеграционные процессы 90-х годов породили феномен регионализации как реакции региональных элит на слабость центральных властей, их неспособность создать адекватную интересам народа концепцию государственного и социально-экономического строительства. Российский центр, ослабленный внутренними противоречиями, терял способность эффективно управлять государством. Политика фаворитизма и клановой балансировки элит породила альтернативные центры власти, практика эксклюзивных льгот искорежила экономическое пространство России. В этих условиях региональные лидеры и региональные элиты, пользуясь конъюнктурой, набирая власть и богатство, добивались удовлетворения своих растущих претензий.

Ослабление центральной власти привело к укреплению власти местных элит, к их стремлению воспользоваться слабостью общероссийских элит для укрепления собственных позиций, роста своей автономии от центра. Соотношение сил между центром и регионами по сравнению с советским периодом радикально изменилось – уже не только регионы искали в Москве высоких покровителей, а московские кланы и элитные группировки искали поддержки регионов в своей борьбе за власть. Сложилась ситуация, типичная для олигархических коррумпированных государств. Центр делал вид, что правит, регионы играли роль управляемых; в действительности роль центра неуклонно падала.

Отказ от вековых (со времени феодальной раздробленности Руси) традиций централизма и авторитаризма не снял многочисленные препятствия на пути складывания новой российской государственности. Амбиции национальных и региональных элит – один из источников напряженности в обществе. Именно они являлись инициаторами движения за суверенизацию, в котором эти элиты стремились упрочить свое положение, уменьшив зависимость от центра и даже обособившись от него. И тут опять-таки следует помнить опыт, связанный с распадом СССР, когда разрыв традиционных экономических связей привел к росту разочарования, увеличил бедствия народа. Одной из составляющих процесса разрушения и расшатывания российской государственности является эгоизм и властолюбие политических элит некоторых титульных этногрупп, проводящих политику дискриминации лиц нетитульной национальности, прежде всего при рекрутировании элит национальных республик.

Стремительное повышение роли и статуса региональных (республиканских) элит, которые в советское время были всего лишь послушными проводниками политики верхов, оказалось не подкрепленным организационно; российская провинция испытывала дефицит квалифи-цированных лидеров и элит, носителей свежих идей. В провинциях сформировались кланы (впрочем, многие из них сохранились со времен партноменклатуры). Региональная элита в ее современном виде сформировалась из выходцев из бывшей партноменклатуры, которую кое-где потеснили активисты демократических партий, а также из хозяйственных руководителей. Выше уже отмечалось, что в большинстве регионов России радикальной смены элит не произошло. Правда, есть и иные примеры. Политологи много писали о «муниципальной революции» начала 90-х годов в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и некоторых других городах. Но это скорее – исключения, подтверждающие правило. У региональной элиты – свои «правила игры», обычно не через демократические институты, а через традиционные отношения номенклатурного и постноменклатурного патроната. Население всецело зависит от «начальства». В этих отношениях взятка играет еще большую роль, чем в центре (и она менее маскируется), эта элита более самоуверенна, ибо знает, что простой человек с ней не может побороться. Старые фигуры (старая элита) в новых интерьерах – повсеместная картина в регионах. В телефонном справочнике административных и хозяйственных руководителей Воронежской области 1994 г. почти сплошь те же имена, что и в подобном справочнике 1990 г. В 39 районах области из 39 руководителей лишь
5 – новые. Порой региональные руководители сидят в тех же кабинетах, в которых они сидели в советские времена, изменились лишь названия их должностей. Новая старая номенклатура осуществляла власть в Татарстане во второй половине 90-х годов: в корпусе глав городских и районных администраций из 57 человек 37 – бывшие партноменклатурщики; высшие должност-ные лица республики – все из бывшей партноменклатуры. Быстрые переодевания в новые одежды не затронули номенклатурной системы, только ее носители сменили идеологические ориентиры.

Во многих регионах в избирательных кампаниях конкурировали не коммунисты и демократы, как это часто изображается в средствах массовой информации, а весьма трудно различимые между собой и по программам, и по своему номенклатурному прошлому кандидаты. Обычно соперничали выходцы из партноменклатуры, оказавшиеся в разных лагерях. А массы – как были вне власти, так вне ее и остаются. Губернатор Тульской области Стародубцев пришел к победе на выборах 1997 г. под лозунгами замены продажного руководства честными, трудолюбивыми профессионалами, истинными патриотами России. После выборов на руководящие посты в области были назначены представители вчерашней партноменклатуры (многие из которых – пенсионного возраста), а коррупция чиновничества продолжалась. В провинции, увы, особенно справедлива фраза о том, что чем больше перемен, тем больше все остается по-старому.

Сдвиг к исправлению диспропорций в отношении федеральных и региональных элит начался с 2000 г. (третий этап в развитии постсоветской региональной элиты). Он связан с политикой
В.В. Путина по укреплению вертикали власти в стране, с формированием концептуально-продуманной региональной политики. Политико-правовые реформы 2001-2003 гг. привели к существенному росту авторитета и влияния федерального центра в регионах, а регионы получили гарантированную финансовую помощь из центра. Позитивную роль в этом процессе сыграли полпреды Президента в федеральных округах, одним из главных направлений в деятельности которых было приведение к общему знаменателю федерального и регионального законодательства, выправление диспропорций, которые сложились в период региональной «вольницы» 90-х годов.

Нужно сказать, что существовавшие в 90-х годах отношения «центр – регионы» тяготили и саму элиту регионов, подавляющее большинство которых являются дотационными. Впрочем, конфликты с центром ослабляли также и позиции регионов-доноров. Если в 90-х годах федеральная элита, как мы видели, искала поддержки элит региональных, то, начиная с 2000 г., сами региональные элиты усиленно ищут поддержки центра. А точнее говоря, стремление гармонизировать отношения «центр – регионы» становится обоюдным.

Заметим также, что в структуре постсоветских региональных элит доминирующую роль играла и продолжает играть политико-административная элита, точнее происходит конвергенция политико-административной и бизнес-элиты. Часто региональный лидер сосредотачивает в своих руках и административную власть, и финансовую. Иначе говоря, структура региональных элит гораздо менее плюралистична, чем структура федеральных элит (впрочем, эта тенденция – доминирующая роль политико-административной элиты в системе элит – проявляется в последние годы и на уровне федеральных элит).

В заключение отметим, что региональные элиты не обошла раковая опухоль всей современной российской элиты – ее мафизация. Некоторые губернаторы, по свидетельству печати, находятся в услужении у криминального бизнеса. Без санкции криминалитета не обходятся назначения на руководящие должности в некоторых регионах. Сращивание региональных элит с мафией видно на примере Приморского края. С помощью криминальных элементов губернатор Наздратенко и его окружение, в том числе коррумпированные милицейские чины, убирали «ненужных» людей, вроде мэра Владивостока Черепкова. «Воры в законе» имеют своих покровителей и в местных элитах, и в московских. И частные фирмы, и крупные государственные предприятия часто вынуждены «уходить под крышу» криминальных групп. По мнению некоторых наблюдателей, «фракция» уголовных авторитетов в 1995 г. могла бы составить 10-15% общего числа народных избранников.



Индекс материала
Курс: Отечественная элита: история и современность
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Закономерности трансформации и смены элит
Протоэлиты периода становления государственности на Руси: Киевская Русь и Русские земли VIII–XIII вв.
Господствующий класс Русского (Московского) государства и Российской империи
Советская элита
Теория «нового класса»
Смена поколений советской элиты
Постсоветская элита
Дискуссия о смене элит в нашей стране в начале 90-х годов XX века
От «монолитности» к плюрализму элит: тенденции и контр-тенденции
Политико-административная элита
Экономическая элита
Региональная элита
Культурная элита
Взаимоотношение элит: конфликт или консенсус
Рекрутирование политических элит
Типы и каналы рекрутирования элиты
Рекрутирование элит в России
Элитное образование
Понятие элитного образования
История элитного образования
Опыт элитного образования в России
Элитное образование и социальная справедливость
Социология элитного образования
Функциональная концепция
Концепция статусного конфликта
Неомарксистская теория элитного образования
Элитное образование и теория «человеческого капитала»
Государство и элитное образование
Элитное образование в США
Конкуренция элитных вузов
Все страницы