Курс: Отечественная элита: история и современность - Политико-административная элита

Политико-административная элита

Разрушение партноменклатурной системы началось еще в конце 80-х годов – с ослаблением партийного контроля над экономикой, с ликвидацией отраслевых отделов ЦК КПСС; выборы в народные депутаты СССР на альтернативной основе открыли новый канал рекрутирования политической элиты. Ослабление общесоюзной элиты и усиление республиканских и региональных элит привели к неспособности первой отстоять единство Советского Союза.

Разгром путча 1991 года, крах КПСС, лишение властных функций партноменклатуры привели к вакууму власти, к дефициту управленческих кадров, к усилению рекрутирования демократически ориентированной элиты, резкому обновлению состава политической элиты. Вместе с тем, распад КПСС не привел к тотальному изменению персонального состава политической элиты, как это было в 1917-1920 годах (это особенно справедливо для региональных элит). Быстрая, калейдоскопическая смена персонажей, занимавших элитные посты, характерная для 1990-1993 гг., с 1994-1996 гг. сменяется прогрессивным уменьшением мобильности в полити-ческую элиту, эта тенденция продолжается и поныне. Интересен вопрос о численности российской политико-административной элиты. Западные политологи, оценивая количественные параметры политической элиты, говорят о нескольких тысячах людей в крупных странах
(в США – 3-5 тыс.) или нескольких сотнях (в меньших странах западной демократии). Нам представляется, что Россия укладывается в эти количественные параметры. Если говорить не только о политической элите в собственном смысле, а о более широкой категории политико-административной элиты России, многие социологи называют цифры от полутора до двенадцати тысяч. Косвенным указанием на численность политико-административной общероссийской элиты является количество государственных деятелей и высших чиновников, которых обслуживает Управление делами Президента РФ. Его бывший руководитель П. Бородин заявил, что Управ-ление обслуживает Администрацию Президента, обе палаты парламента, высшие судебные инстанции, некоторые министерства и ведомства, – в общей сложности 12 тысяч человек («Известия», 13.03.1997).

Структура правящей элиты в постсоветской России отражает структуру власти в стране; она включает следующие компоненты:

? Президент РФ – и по Конституции РФ и де-факто играет ведущую роль в определении внутренней и внешней политики;

? Администрация Президента – глава администрации и его заместители, руководители ее основных подразделений;

? полномочные представители Президента в федеральных округах;

? парламентский корпус – члены Федерального собрания – Государственной думы (некото-рые члены ее жалуются – и не без оснований – на то, что обладают довольно ограниченными ресурсами власти, что законодательная власть явно уступает исполнительной) и Совета Федерации, представляющего, прежде всего, региональные интересы и региональные элиты;

? правительственная элита – премьер и его заместители, министры и их заместители; руководители федеральных служб и агентств;

? высшие представители судебной власти – Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Верховного Арбитражного суда. Судебная власть в нашей стране много десятилетий была лишь послушным инструментом политической элиты, и ныне, декларируя свою политическую неангажированность, она так и не смогла выступить реальным противовесом в системе разделения властей, как это обычно имеет место в современных демократических системах;

? руководители силовых структур РФ;

? лидеры основных политических партий России, прежде всего, представленных в Госу-дарственной думе;

? включим в политическую элиту руководителей российской дипломатии (министр иностранных дел и его заместители, члены Коллегии МИД, послы в крупнейшие страны мира и страны СНГ).

Это, так сказать, формальная структура политической элиты. Но огромную роль в политическом процессе играет неформальная структура элит, прежде всего, группировки и кланы внутри элиты, ведущие открытую или, чаще, подковерную борьбу за власть и влияние, в том числе за влияние на Президента (что играло важнейшую роль в период президентства Ельцина). Каждая элитная группировка (клиентелла) возглавляется лидером. Между ним и членами группировки возникают клиентарные отношения. В современных условиях, считает исследователь клиентарных отношений в российской государственности М. Афанасьев, «реальными структурными единицами властвующего слоя – факторами, чья деятельность структурирует сферу власти, – выступают клиентарные группировки», и он дает идеально-типическое определение властвующего слоя сегодняшнего российского социума как постноменклатурного патроната. Наличие элементов кланового типа рекрутирования элит является препятствием развитию российской государственности, препятствием развитию демократии, влечет за собой авторитарные тенденции.

Процесс трансформации политической элиты России связан с ее поколенческим обновлением, с ее омоложением по сравнению с советским периодом (особенно периодом застоя). В социальных трансформациях России периода перестройки наиболее значительную роль сыграло поколение шестидесятников. Отметим, что в «команде Ельцина» в момент ее прихода к власти до половины ее состава составляли политики 1935-1944 года рождения. С 1992 года наблюдается дальнейшее омоложение политической элиты, где тон стали задавать политики 1945-1954 года рождения (средний год рожд. 1945-1947), в 2000 году средний год рождения членов политической элиты был 1955). С 2004 г. большинство членов элиты – люди, родившиеся в 60-х годах. Но это – один из немногих позитивных моментов в характеристике постсоветской элиты.

Б.Н. Ельцин оставил в наследство В.В. Путину ослабленную, коррумпированную полити-ческую систему, деформированную вертикаль власти, кризис легитимности. Путину пришлось прежде всего восстанавливать управляемость властной системы, заняться стабилизацией социально-экономической системы России. Стабилизация политической системы коснулась в первую очередь самой политико-административной элиты. Лихорадочные кадровые перемещения сменились относительной стабилизацией.

На решение важнейших политических вопросов большое влияние оказывает экономическая элита (прежде всего бизнес-элита), региональная элита. К политической элите непосредственно примыкает элита силовых структур. В ее состав входит прежде всего военная элита, которая переживала в 90-е годы не лучшее для себя время в связи с общей деградацией армии, утратившей прежний уровень материально-технического обеспечения, финансовых ресурсов; с 90-х годов армия в определенной мере коммерциолизируется, растет коррупция в среде армии и ее элиты
(от незаконных сделок по продаже списываемой военной техники до пресловутых генеральских дач); растет недовольство значительной части военной элиты государственной политикой по отношению к армии. В условиях внутриполитической нестабильности значительное влияние в государственной структуре не может не иметь элита МВД, однако престиж ее был подорван коррупцией, криминализацией ее структур, неуважением к правам личности, неспособностью справиться с растущей преступностью. Элита ФСБ, которую некоторые элитологи считают наименее коррумпированной из силовых элит, в 90-е годы утратила былую роль и статус, остро нуждалась, как и армия, в техническом перевооружении, чтобы выполнять свою роль, в особенности в информационном обеспечении (со стороны службы внешней разведки, структуры, ФАПСИ). С 2000 г. и особенно в 2003-2004 гг. резко увеличился военный бюджет РФ, бюджеты других силовых структур, особенно связанных с борьбой с международным терроризмом, значительно возрастает доля военных в структуре политико-административных элит (ныне она превышает 25%).

Несомненно, что наиболее близко к политической элите стоит административно-чиновничья элита, важнейшая функция которой – обслуживание политической элиты, практическая реализация ее решений. Деятельность этих элит и их функции постоянно переплетаются, поэтому многие социологи используют понятие «политико-административная элита» (включая в нее наряду с государственными руководителями высших администраторов и чиновников) как синтез политической и административной элиты. В этом смысле употребляется и термин «управленческая элита».

Это – социальный слой, который, пожалуй, более других (наряду с бизнес-элитой) выиграл от происшедших в стране социально-политических изменений последних лет. Ликвидация монополии компартии на власть имела следствием не столько укрепление демократических начал в государственном управлении, сколько фактическую бесконтрольность чиновничьей элиты. Именно в этом плане мы и приводили выше фразу о том, что в схватке демократов с коммунистами победили чиновники.

Чиновничья элита России обнаружила огромную живучесть и способность к расширенному воспроизводству – в полном соответствии с законом Паркинсона о самовозрастании бюрократии. Чиновничья элита исключительно дорого обходится обществу. Несмотря на призывы уменьшить число чиновников, раздававшиеся последние два десятилетия, их количество неизменно растет, управленческие расходы увеличиваются. В СССР на 100 тысяч работающих граждан приходилась тысяча управленцев; в России в 1994 г. – полторы тысячи, а в 1996 г. – 1,7-1,8 тысячи. А ведь правительство постоянно, в частности, и в 1996 г., и в 1997 г. обещало сократить управленческие расходы. В 1996 г. только в центральном аппарате числилось 33,88 тыс. человек. За первое полугодие их должны были в соответствии с решением Президента Ельцина и правительства сократить на 15%, а на деле через полгода число их выросло до 40 тысяч. Сократили число министерств и ведомств, но на деле их просто слили, а общее число чиновников, особенно высших, продолжало расти. Страна страдала и продолжает страдать от проблем, связанных с раздутостью, низкой эффективностью государственного аппарата.

Для контрэлиты, рвавшейся в конце 80 – начале 90-х годов к власти, было характерно обличение старой элиты в обюрокрачивании, обещание покончить с властью бюрократии.
Но добившись власти, новая элита сама стала испытывать потребность в разветвленном бюрократическом аппарате, и бюрократизация общества возрастает.

Постсоветская чиновничья элита управляет страной явно неквалифицированно, о чем свидетельствует упадок российской промышленности (феномен деиндустриализациии, когда рухнул научно-технический комплекс, когда военные заводы, выпускавшие высоко-технологическую продукцию, перепрофилировались на штамповку кастрюль и другой примитивной продукции), сельского хозяйства, культуры и науки на протяжении 90-х годов, невыплата зарплаты и пенсий и т.д. Вот некоторые факты, опубликованные в прессе в 2004 г., когда в штате Массачусетс (США) состоялся судебный процесс над сотрудниками Гарвардского университета А. Шлейфером и Дж. Хэем – советниками «комиссара по приватизации» Чубайса. 136 миллионов долларов – ущерб, нанесенный американскому бюджету. Ущерб, который понесла Россия, учету не поддается. Целый ряд крупнейших предприятий ВПК был скуплен иностранцами за бесценок с помощью тех же Шлейфера и Хэя, в том числе предприятие, разрабатывавшее графитовые покрытия для самолетов-невидимок типа «Стеле», после чего они заблокировали заказ военно-космических сил на производство высоких технологий (АиФ, № 43, 2004. С. 13).

Но, работая хуже основной массы населения, административная элита живет несравненно лучше последней, что само по себе аморально. Чиновники «приватизируют» сферы своей компетенции, что приносит им сказочное обогащение. Российская бюрократия – сплоченная сила, способная подчинить государство, направить его по латиноамериканскому пути развития. И это чиновничье самоуправство и необузданная коррупция 90-х годов плавно перетекают в XXI век, сопротивляясь любым попыткам обуздать постсоветское чиновничество. Это признал Президент В.В. Путин: «Система защищает свои права на получение так называемой «статусной» ренты, говоря прямо – взяток и отступных. Такой способ существования власти представляет угрозу для общества и для государства».

В законе «Об основах государственной службы в России» от 1995 года говорится о «государственных деятелях», которые значатся в нем как категория А (это и есть политико-административная элита страны), и о чиновниках категории Б и В, задача которых – «обеспечение исполнения полномочий лиц категории А». Заметим только, что в условиях общего ослабления российской государственности ослабляется прежде всего авторитет высших чиновников, что автоматически усиливает позиции чиновников средних и младших. То есть с ослаблением российской государственности власть все более переходит с верхних этажей на средние и низшие. Чиновники среднего уровня, функции которых «обеспечение полномочий лиц категории А», в значительной мере выходят из-под контроля последних, становятся все более автономными и ощущают свою силу и бесконтрольность. Да, их могут снять с работы, но что такое их зарплата по сравнению с полученными ими взятками, которые на много порядков выше их зарплаты?
А система кланов и клиентарные отношения, о которых мы говорили по отношению к группировкам в политической элите, в среде чиновничества еще более распространены.

«Правовой беспредел» в стране, когда федеральные и региональные законы не исполняются, в частности, закон о государственном бюджете, что характерно для ситуации России 90-х годов, толкает чиновников на коррумпированность, это для них – лучшее время, они тут правят бал. Например, если военные заказы в соответствии с законом о государственном бюджете финансируются на 100%, это означает, что они финансируются автоматически, и чиновник лишь простой исполнитель, часть механизма. Но если заказ финансируется не полностью, то именно чиновник решает, кому дать и кому не давать ограниченные финансовые средства, тогда он – бог и царь и в потенции – богач, ибо ему будут предлагать огромные взятки – прямо или косвенно.

В Послании Президента РФ Федеральному собранию 2005 г. коррумпированное чиновни-чество было названо одним из главных препятствий демократического реформирования страны и создания в ней благоприятного инвестиционного климата.

В заключение отметим, что мы далеки от экстремистских лозунгов полного искоренения бюрократии, важно, чтобы чиновничество не перерастало в самодовлеющую силу, подминающую общество, не превращалось в господствующий класс, во властную элиту. Бюрократия как феномен имеет многовековую историю и предысторию. Элементы бюрократической системы существовали и в традиционном обществе, где абсолютно преобладали насильственные методы управления (например древнеримская бюрократия). Бюрократическая система развивалась вширь и вглубь и достигла своего расцвета в индустриальном обществе (в системе рационального управления конвейерным трудом). Эта система в соответствии с потребностями общественной жизни принимает новые формы, она с необходимостью модернизируется в постиндустриальном обществе, где система управления, основанная на стандартизации, сменяется системой управления (в данном случае мы говорим о нормативе), делающей упор на уникальность личности, на индивидуальное творчество, на индуцирование инициативы, идущей в направлении от вертикальной иерархизации к горизонтальной координации, к широкой самостоятельности субъектов управления и, в общем, к саморегулирующейся организации.



Индекс материала
Курс: Отечественная элита: история и современность
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Закономерности трансформации и смены элит
Протоэлиты периода становления государственности на Руси: Киевская Русь и Русские земли VIII–XIII вв.
Господствующий класс Русского (Московского) государства и Российской империи
Советская элита
Теория «нового класса»
Смена поколений советской элиты
Постсоветская элита
Дискуссия о смене элит в нашей стране в начале 90-х годов XX века
От «монолитности» к плюрализму элит: тенденции и контр-тенденции
Политико-административная элита
Экономическая элита
Региональная элита
Культурная элита
Взаимоотношение элит: конфликт или консенсус
Рекрутирование политических элит
Типы и каналы рекрутирования элиты
Рекрутирование элит в России
Элитное образование
Понятие элитного образования
История элитного образования
Опыт элитного образования в России
Элитное образование и социальная справедливость
Социология элитного образования
Функциональная концепция
Концепция статусного конфликта
Неомарксистская теория элитного образования
Элитное образование и теория «человеческого капитала»
Государство и элитное образование
Элитное образование в США
Конкуренция элитных вузов
Все страницы