Курс: Отечественная элита: история и современность - Опыт элитного образования в России

Опыт элитного образования в России

Создание элитных образовательных институтов в России началось в XVII-XVIII веках. Первым высшим образовательным учебным заведением в России была Славяно-греко-латинская академия, основанная в 1687 г. по инициативе известного просветителя Симеона Полоцкого. Веком российского Просвещения был XVIII век. Петр I провел реформы, направленные на ускоренное промышленно-техническое, экономическое, военное и культурное развитие страны.
В России стали открываться школы – инженерные, навигацкие, медицинские, землеустроительные. Петр I настойчиво прививал российскому дворянству мысли о необхо-димости образования, порой превращая это в обязанность как одну из служебных повинностей дворянства. И идея необходимости образования для дворян получает признание, возникают образовательные институты, системе воспитания молодого дворянства уделяется пристальное внимание, а работа на ниве просвещения начинает считаться престижной. В XVIII веке возникает ряд закрытых учебных заведений – дворянских корпусов, где молодежь не только готовилась к государственной службе, но и получала более широкое образование в области истории, искусства, математики, естественных наук. В 1701 г. по указу Петра I была основана Школа математических и навигацких наук – одно из первых светских учебных заведений России. Одним из лучших дворянских учебных заведений считался Сухопутный шляхетский корпус, весьма престижными учебными заведениями были Пажеский корпус, Инженерный корпус.

Выдающуюся роль в развитии российской науки, а также элитного образования сыграла основанная Петром I в 1724 году Академия наук, ставшая питомником научных школ по основным направлениям естественных, технических и общественных наук, выпестовавшая крупнейших ученых мирового значения. Важнейшими центрами элитного образования стали основанный в 1726 году Петербургский университет и в 1755 году – Московский университет. Значительную роль в развитии элитного образования в стране сыграли классические гимназии (первая мужская гимназия открылась в 1804 году, первая женская – в 1870 году).

Видное место в развитии элитного образования в России и ее культуры в целом занимал Царскосельский лицей, где на одном курсе учились А.С. Пушкин и будущий канцлер России
A.M. Горчаков, а также И.И. Пущин, А.А. Дельвиг. Лицей воспитал целую когорту видных государственных и культурных деятелей страны.

XIX век был веком расцвета российской культуры, ее золотым веком. Возникает одна из величайших в мире литератур, когда творили А.С. Пушкин и М.Ю. Лермонтов, Н.В. Гоголь и
И.С. Тургенев, Л.Н. Толстой и Ф.М. Достоевский. Это была, главным образом, дворянская культура, а также культура разночинцев. Творят великие музыканты – М.И. Глинка,
П.И. Чайковский, М.П. Мусоргский. «Могучая кучка» объединяет выдающихся музыкантов, разворачивает просветительную деятельность. Создаются Московская и Петербургская консерватории, Академия художеств.

Замечательными достижениями в духовной культуре отмечен Серебряный век российской культуры – литература (И.А. Бунин, А.А. Блок), живопись («Мир искусства», русский авангард), музыка (С.В. Рахманинов, А.Н. Скрябин), знаменитая философская школа – В.С. Соловьев,
К.Н. Леонтьев, Н.А. Бердяев, великий социолог П.А. Сорокин. Эти деятели культуры были тесно связаны с элитными учебными заведениями России, начиная с гимназий и кончая Московским и Петербургским университетами, Московской и Петербургской консерваториями, Академией художеств.

Важнейшей особенностью культурной жизни России явилось формирование в XIX веке нового для всего мира явления – интеллигенции, которая оказала большое благотворное влияние не только на духовную, но и, более широко, на социальную жизнь страны. Значительная и, как правило, лучшая часть интеллигенции была так или иначе связана с элитными учебными заведениями страны (это были либо их выпускники, либо сотрудники).

Опыт элитного образования в России нас будет интересовать не только в плане сохранения традиций институтов элитного образования и их лучших образцов в России, но еще в том отношении, что в советский период истории России был взрыв элитофобии, который в полной мере коснулся элитного образования. Это касается прежде всего системы среднего образования, когда ее развитая система классических гимназий и реальных училищ была разрушена и заменена системой «единой трудовой школы». Были также подорваны структуры высшего образования и его элитной основы, подверглись гонениям и были частично уничтожены многие научные школы, ранее занимавшие ведущее место в мировой науке. Подлинная элита российской интеллигенции была в значительной мере отлучена от высших учебных заведений (как чуждые в классовом отношении элементы). А оставшиеся были поставлены в убийственные для творческого духа цензурные рамки. Это относится, главным образом, к гуманитарным наукам. Что касается естественных и особенно технических наук, их большевики частично оставили в покое, а порой даже поощряли, если представлялась возможность использовать их потенциал для повышения военной мощи страны. Страшный удар был нанесен по российской гуманитарной науке, когда были высланы многие выдающиеся деятели российской и мировой культуры, а на оставшихся были обрушены чудовищные репрессии.

Октябрьская революция стала трагедией не только для российской политико-административной и экономической элиты, но и ее интеллектуальной элиты. Она, по существу, загубила многие элитные учебные заведения, нанесла удар по интеллигенции в целом.

Преобразования в области образования прошли под флагом эгалитаризма и массовизации, имела место дискриминация при приеме в университеты и другие вузы страны, когда в них не принимали наиболее подготовленных абитуриентов из так называемых враждебных классов и интеллигенции, при этом создавались рабфаки для скороспелой подготовки в вузы представителей рабочей и крестьянской молодежи. Крупнейшие специалисты в области общественных наук заменялись менее квалифицированными, но зато присягнувшими на верность марксизму-ленинизму. Чтобы восполнить пробел в преподавательских кадрах, был создан Институт красной профессуры с филиалами в ряде городов страны. По окончанию учебы в этом институте (если студентам посчастливилось уберечься от репрессий в годы сталинщины) его выпускники становились «красными профессорами». Кстати, нечто подобное затем повторилось на Кубе, когда левые профессора эмигрировали от диктатуры Батисты, а потом правые профессора – от диктатуры Ф. Кастро. И когда выяснилось, что некому читать студентам лекции по общественным дисциплинам, студенты старших курсов Гаванского и других университетов страны стали преподавать студентам младших курсов.

Но прежде чем вести речь о ситуации в высшей школе, необходимо коротко остановиться на положении в среднем образовании. Нам важно не только обобщить опыт привилегированных учебных заведений царской России, выявить его позитивные, а также негативные моменты. Необходим также анализ позитивного и негативного опыта советской средней школы. Известно, что после Октябрьской революции в Советском Союзе безраздельно господствовала теория и практика единой школы. На определенном этапе она сыграла позитивную роль, во всяком случае, когда было необходимо экстенсивное развитие школьного образования, ликвидация обширных зон неграмотности. Позитивными моментами образовательного процесса в советский период истории было, во-первых, провозглашение права всего населения на всеобщее бесплатное образование и, во-вторых, определенные и крупные шаги в реализации этого права, прежде всего в среднем образовании (которое со временем стало обязательным), а также в огромном расширении масштабов высшего образования. К негативным моментам этого периода относится то, что единая школа, ставшая единообразной, порой просто серой, стандартизировала обучение, как правило, игнорировала индивидуальные особенности учащихся. При очень высокой наполняемости школьных классов учитель просто был вынужден «стричь всех под одну гребенку». К тому же советская школа в течение десятилетий еще и осуществляла идеологическое оболванивание учащихся, их индоктринизацию.

Но при всем этом было бы грубой ошибкой игнорировать крупные достижения советской средней школы, появление многих ярких педагогов-новаторов, внедрявших новые, прогрессивные методики в преподавание различных школьных дисциплин. Во всяком случае, по качеству образования в 50–80-е годы советское среднее образование стояло, по данным ЮНЕСКО, в первой десятке всех стран мира (занимало в отдельные годы второе – пятое места). Особенно отмечались успехи в преподавании математики и естественно-научных дисциплин. И не случайно, что на всемирных конкурсах, проводимых ЮНЕСКО и другими международными организациями среди детей и юношества, советские школьники часто оказывались победителями и, во всяком случае, были в числе призеров. Все это говорит не только об обилии талантов в нашей стране, но и о качестве педагогов.

Но перестройка и 90-е годы – долгие годы «реформ», которые заключались в экономии на образовании, бесконечной смене школьных программ, обрекли нашу систему образования на деградацию; началось наше постепенное отставание от флагманов мирового образования. Наша образовательная система дала трещину, и в настоящее время переживает кризис, во многом отражающий системный кризис нашего, уже постсоветского общества.

Советская концепция образования базировалась на положении о необходимости формирования ученика, его образа мыслей, ориентируясь на господствующую в обществе идеологию. Но это – типично тоталитарный подход, несовместимый с демократией. В обществе, переходящем от тоталитаризма к демократии, необходим переход к развивающему образованию, в котором ученик развивает свои взгляды, свой образ мыслей, развивается как личность, причем самостоятельная, автономная личность. Именно такой подход отвечает современным представлениям о демократии, о правах человека.

Но вернемся к проблеме единообразия, одинаковости средних школ советского периода. Уже тогда передовая педагогическая общественность страны ставила вопрос о том, как уйти от этого единообразия. Определенным ориентиром в этом отношении стало создание специальных математических школ, таких, например, как математическая школа при МГУ, в которую принимались талантливые дети со всей страны и где преподавали даже ведущие профессора МГУ, или балетные школы типа школы при Большом театре, художественные школы, куда также отбирались талантливые дети, проходившие жесткий конкурс, музыкальные школы, наконец спецшколы с углубленным изучением иностранных языков. Но все это было частичным решением указанной проблемы. Важным путем общего ее решения является дифференциация школьного обучения и, прежде всего, создание элитных школ. Но в полный рост эта проблема встала уже в постсоветский период. Однако тут возникает весьма болезненный для российского менталитета вопрос – совместимо ли создание элитных школ с социальной справедливостью?



Индекс материала
Курс: Отечественная элита: история и современность
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Закономерности трансформации и смены элит
Протоэлиты периода становления государственности на Руси: Киевская Русь и Русские земли VIII–XIII вв.
Господствующий класс Русского (Московского) государства и Российской империи
Советская элита
Теория «нового класса»
Смена поколений советской элиты
Постсоветская элита
Дискуссия о смене элит в нашей стране в начале 90-х годов XX века
От «монолитности» к плюрализму элит: тенденции и контр-тенденции
Политико-административная элита
Экономическая элита
Региональная элита
Культурная элита
Взаимоотношение элит: конфликт или консенсус
Рекрутирование политических элит
Типы и каналы рекрутирования элиты
Рекрутирование элит в России
Элитное образование
Понятие элитного образования
История элитного образования
Опыт элитного образования в России
Элитное образование и социальная справедливость
Социология элитного образования
Функциональная концепция
Концепция статусного конфликта
Неомарксистская теория элитного образования
Элитное образование и теория «человеческого капитала»
Государство и элитное образование
Элитное образование в США
Конкуренция элитных вузов
Все страницы