Курс: Отечественная элита: история и современность - Культурная элита

Культурная элита

В структуре российских элит культурную элиту мы поставили на последнее место по причине малого влияния ее на управленческие решения в стране, по ее малому престижу в современной России. А в нормативном плане именно культурная элита должна занимать первое место среди социально-доминантных групп общества, среди других функциональных элит. Ибо подлинная элита человечества – это прежде всего духовная элита, основная функция которой – нормотворческая; она призвана генерировать новые идеи, ставить и решать смыслобытийные вопросы, освещать своему народу и всему человечеству путь в будущее. Под элитой интеллигенции мы имеем в виду не просто людей, профессии которых связаны преимущественно с умственным трудом (это – интеллектуалы), а людей с обостренным чувством справедливости, людей, ориентированных на гуманистические ценности.

Именно культурная элита более всего соответствует самой этимологии термина «элита» (или, по крайней мере, наиболее близка к нему), это именно лучшие, наиболее способные, творческие, могущие найти нетривиальные решения проблем, стоящих перед страной, человечеством, расширить его интеллектуальные горизонты, обнаруживающие узость рамок прежних подходов и выводов. Интеллигенция как элита – нравственный фермент общества, это те, которые принимают на себя ответственность за все, происходящее в мире – и за свою социальную группу, и за свой народ, и за весь мир (так понимал элиту, в частности, X. Ортега-и-Гассет). Если принять расчленение В. Парето власти на ту, которая основана на силе и ту, которая основана на убеждении, то политическая элита является носителем первой, а культурная элита – второй. Именно элита интеллигенции – зачинатель и катализатор прогрессивных процессов, в том числе модернизации общества, движения его к индустриальному и далее – к постиндустриальному обществу.

В отличие от коррумпированных интеллектуалов и увенчанных лаврами лизоблюдов власти интеллигенция не имеет привилегий, ее труд не оценивается высоко в материальном отношении, хорошо еще, что она перестала подвергаться репрессиям.

Принимая за элиту политическую элиту – социальную группу, выполняющую властные функции в обществе, мы неминуемо сталкиваемся с противоречием функционального и ценностного подходов к элите. Ибо элита, с одной стороны, – это функция (политическая элита выполняет функцию управления государством), с другой стороны, – это качество (и, как видим, именно элитными качествами наша – да и не только наша – политическая элита не обладает, это – обычно далеко не лучшие, часто наиболее хитрые, ловкие, жестокие); именно нормативный, ценностный подход обнаруживает подлинную элиту человечества в культурной элите, творящей новые высокие культурные образцы.

Интересны механизмы отбора в культурную элиту: тут возникает социальный фильтр, который либо способствует пропуску и отбору лучших, наиболее талантливых, либо препятствует подлинной, естественной иерархизации. Так, при советской власти обрушивались репрессии на «идеологически чуждых» писателей, художников, таких как М. Зощенко, А. Ахматова, Э. Неизвестный и, напротив, поддерживались дутые фигуры. Иначе говоря, официальная формальная иерархизация людей культуры бросала вызов подлинной дифференциации по критериям таланта, оригинальности творческих вкладов в развитие культуры. В перестроечный и постперестроечный периоды многие дутые и «от начальства поставленные», пользуясь словами М.Е. Салтыкова-Щедрина, авторитеты были сброшены с пьедесталов. Увы, это не сделало постсоветскую культуру и ее элиту процветающей; культура деградирует уже по иной причине: она брошена в пучину рыночных отношений, где процветает массовая культура, обладающая массовым спросом, и опять-таки на поверхности – отнюдь не самые талантливые. Сохранение и развитие культурной элиты, во многом определяющей интеллектуальный потенциал страны, является важнейшей общенациональной задачей.

Недальновидность политики нынешней властвующей элиты по отношению к культурной элите заключается и в том, что первая не учитывает, что если государство не может занять интеллигенцию, создать условия для достойной жизни, для творчества – возникает угроза того, что эта культурная элита превратиться в контрэлиту. Культурная элита является важнейшим субъектом социального действия, носителем социальных перемен. Только активное меньшинство может дать первоначальный импульс обществу, являясь ферментом социальных перемен. Сознание элиты – специфический и целостный социальный феномен, оказывающий самое серьезное влияние на развитие общества. Поэтому так важно исследовать менталитет российской элиты, ее понимание будущего России. Важнейшая функция элиты – выдвинуть новые идеи, которые могли бы сплотить российский народ, не допустить распада России, деградации ее культуры, не просто сформулировать высокие идеалы, а доказать их действенность на своем собственном примере.

Культурную и, прежде всего, научную элиту можно дифференцировать на технократическую и гуманитарную. Не случайно, что в политической и научной элите 30-х – первой половины
80-х годов преобладали люди с техническим образованием (что, разумеется, не означает, что они принимали технократическое мировоззрение). Горбачевская программа «ускорения» также ложится в русло технократического мышления (недаром в ней говорилось о «человеческом факторе», человеке как «факторе» производства). Напротив, в оппозиции конца 80-х – начала
90-х годов (в контрэлите) преобладала гуманитарно-ориентированная интеллигенция. Первая ориентация характерна для апологетов индустриального общества, вторая – гуманистически трактует постиндустриальное общество. Важная функция интеллигенции – защита общества от манипулирования народом политической элиты. Если же она питает власть, поставляя интеллектуалов, становящихся функционерами власти, она рискует потерять качество интеллигенции.

Культурная элита видит свое призвание в том, чтобы поднять духовность россиян, сформулировать общенациональную идею, цели и пути развития страны. Эти цели, во-первых, экономические – подъем производства, достижение высокого уровня жизни. Но для российского менталитета, российской культуры приоритетными являются цели надэкономические, как более возвышенные, прежде всего, нравственные, и подлинная элита России – не элита потребления, а элита духовности.

Опасен разрыв между элитой (в том числе культурной) и массой. «Западнические» и «почвенические» модели обустройства России, которые предлагает значительная часть российской культурной элиты, разительно отличаются от массовых ожиданий. Замкнутость элиты на себе самой делает ее планы заведомо утопичными, заведомо провальными, как попытка перенести западные экономические модели на Россию, игнорируя ее культурные традиции, в условиях вакуума власти и отторжения конкурентной этики. Если элита будет отождествлять свои ценности с западными, в то время как большинство народа находится в другом цивилизованном поле, это будет трагедией элиты и трагедией народа. Однако помимо западнического эпигонства и недоверия к российским культурным традициям нашу элиту и наш народ ждет еще большая трагедия, если победит та часть культурной элиты, которая ориентирована на «почвеничество», на мессианство, на изоляниционизм и ксенофобию. Да, мы решительно против массовокультурной экспансии против России, угрожающей ее культуре, но мы за самые широкие международные контакты на уровне высокой культуры. От нашей культурной элиты народ ждет принципиально новых, нетривиальных решений и подходов к судьбам нашей страны. Он заинтересован в такой модернизации общества, которая не будет означать отказа от его лучших культурных традиций, и вместе с тем не будет отказом от достижений современной цивилизации. Нам нужно движение к постиндустриальному обществу с сохранением своей идентичности, своих особенностей, иначе говоря, к культурному синтезу.

О современном положении культурной элиты страны красноречиво свидетельствуют проводимые в последнее время социологические исследования. Остановимся на двух исследованиях, проводившихся практически в одно и то же время – в 1999 г. и 2000 г., одно – в Москве, другое – в Ростовской области и Краснодарском крае. Оба исследования показывают падение престижа культурной элиты (даже в ее собственных глазах). Исследование московской культурной элиты показало, что больше половины респондентов не относят себя к культурной элите, ссылаясь на свое унизительно низкое материальное положение и, главное, на то, что власти не считаются с их мнением (налицо явление, которое называется кризисом самоидентификации). Исследование культурной элиты Ростовской области и Краснодарского края также показало, что она утрачивает свой авторитет, что роль ее в развитии страны (региона) незначительна, что сама культурная элита деградирует, занятая самовыживанием. Культурная элита, как показали исследования, выступает за усиление государственной культурной политики, за систему поддержки наиболее талантливых деятелей культуры, науки, особенно молодежи.

В заключение хотелось бы сказать о религиозной трактовке понятия «элита», в частности, трактовке его православной церковью. Кирилл, митрополит Смоленский и Калининградский:
«В церковном словаре нет слова «элита», это светское понятие, тогда как для традиционного сознания ближе понятие аристократии. По сути, эти два слова – синонимы. Обычно под аристократией понимается принадлежность к привилегированному слою по праву рождения, однако, есть и особая разновидность аристократии, не имеющая отношения к генеалогии, – это аристократия духа... Нынешний расхожий взгляд на элиту мало соответствует принципам традиционной нравственности. Ведь у нас принято считать, что элита – это те, кто успешны, узнаваемы, живут в роскоши и имеют возможность безнаказанно совершать бесчестные и аморальные поступки. Словом, элита – это люди, которым позволено все то, что не дозволено простому смертному... В результате люди подчас стремятся войти в элиту – политическую, экономическую, творческую – в немалой степени ради того, чтобы, приобретя деньги, власть и славу, присоединиться к «кругу избранных», привилегированному классу, которому общество готово прощать многое и чей потенциал вседозволенности значительно выше, чем у простых людей... Служение – вот ключевое слово в церковном понимании того, кого следует именовать истинной аристократией духа».



Индекс материала
Курс: Отечественная элита: история и современность
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Закономерности трансформации и смены элит
Протоэлиты периода становления государственности на Руси: Киевская Русь и Русские земли VIII–XIII вв.
Господствующий класс Русского (Московского) государства и Российской империи
Советская элита
Теория «нового класса»
Смена поколений советской элиты
Постсоветская элита
Дискуссия о смене элит в нашей стране в начале 90-х годов XX века
От «монолитности» к плюрализму элит: тенденции и контр-тенденции
Политико-административная элита
Экономическая элита
Региональная элита
Культурная элита
Взаимоотношение элит: конфликт или консенсус
Рекрутирование политических элит
Типы и каналы рекрутирования элиты
Рекрутирование элит в России
Элитное образование
Понятие элитного образования
История элитного образования
Опыт элитного образования в России
Элитное образование и социальная справедливость
Социология элитного образования
Функциональная концепция
Концепция статусного конфликта
Неомарксистская теория элитного образования
Элитное образование и теория «человеческого капитала»
Государство и элитное образование
Элитное образование в США
Конкуренция элитных вузов
Все страницы