Курс: Отечественная элита: история и современность - Господствующий класс Русского (Московского) государства и Российской империи

Господствующий класс Русского (Московского) государства и Российской империи

С созданием централизованного русского государства меняется роль монарха; он уже не первый среди других князей, он – самодержец, «помазанник божий», осуществляющий авторитарное правление, ломая сопротивление своевольных князей и бояр. Меняется и роль, да и самосознание политико-административной элиты, которая все активнее стремится править Русской землей не по частям и не в одиночку, как поступали их предки, а совокупно, через центральную власть. Итак, первым типом властной элиты на Руси было боярство (первоначально рекрутировавшееся как служилое сословие, затем уступившее эту роль дворянству).

Страна с огромной территорией, вынужденная постоянно обороняться от набегов кочевых племен на Востоке (и осуществляющая приращение своей территории также преимущественно на Востоке) и от экспансии Запада, страна, развитие которой было заторможено татаро-монгольским игом, страна, хронически отстававшая от западных стран, была вынуждена постоянно догонять Запад, чтобы выжить, вынуждена была прибегать к мобилизационному, форсированному типу развития, к модели модернизации, требовавшей огромного напряжения всех сил народа, причем в условиях постоянного отсутствия в казне денег. Этот тип развития предполагал командную, авторитарную, милитаризованную политическую систему, которая делала ставку на принудительные методы решения проблем, структуру с вертикальной иерархической (Иерархия (от греч. hieros – священный и arche – власть) – расположение частей или элементов целого в порядке от высшего к низшему. Термин употребляется для характеристики организации христианской церкви; в социологии – для обозначения социальной структуры общества, бюрократии; в общей теории систем – для описания любых системных объектов; в теории организации – принцип управления) системой управления. Эта авторитарная власть предполагала и авторитарную элиту, являющуюся проводником этой власти.

Причем создание такой элиты требует жестоких репрессий не только против нещадно эксплуатируемой массы населения, но и против самой элиты, чтобы добиться ее полной лояльности. Отсюда – периодические чистки элиты, наиболее известные из которых – жестокие репрессии Ивана IV против боярства.

Особенность «Смутного времени» заключалась в том, что истощилась питательная среда боярства как базы рекрутирования элиты – как в силу упадка экономической основы боярства – вотчинного хозяйствования, так и в силу массовой чистки боярства, произведенной Иваном Грозным. Потребовалось расширение этой базы за счет дворянства. Дворянство постепенно становится основой политической элиты России.

Династия Романовых продолжает курс на укрепление самодержавного правления. При Михаиле (Михаил Федорович (1596-1645), русский царь (с 1613), первый царь из династии Романовых) и особенно при Алексее (Алексей Михайлович (1629-1676), русский царь с 1645. Сын царя Михаила Федоровича) создается аппарат служилой бюрократии, неуклонно теснившей элиту боярской аристократии. Соборное уложение 1649 г. упорядочивает систему централизованного управления государством через систему приказов, управляющих делами государства.

Радикальные изменения в системе государственного управления и, соответственно, в системе политико-административной элиты произошли при Петре I. Петр осознавал тупиковость системы традиционной закрытой элиты, которая не давала ему возможности осуществить свои смелые модернизаторские замыслы. Ему нужны были способные и энергичные модернизаторы, нужна была управленческая элита, способная преодолеть инерцию традиционализма. И он умел находить организаторские таланты, поднимая в элиту наиболее способных, проявивших себя представителей более низких страт общества. Процесс модернизации общества с необходимостью оказывается и процессом модернизации элиты.

Необходимость модернизации отнюдь не сразу осознается и принимается всем обществом. Вначале ее носителем становится активное меньшинство, которое в борьбе за нее преодолевает инертность массы и сопротивление консервативной части общества. Если традиционная элита, как правило, видит в модернизации угрозу своему привилегированному положению, беря на себя роль центра и штаба сопротивления ей, то функцию инициатора, пропагандиста и руководителя модернизации берет на себя контрэлита, которая в случае успеха и становится элитой модернизации. В условиях кризиса общественно-экономической системы возможен и иной вариант: часть традиционной элиты переходит на позиции защиты модернизации, порой ей удается возглавить этот процесс, став ядром будущей элиты модернизации. Понимание ключевой роли элиты в ходе модернизации давно стало достоянием политической науки. Хотелось бы отметить в этой связи, что ошибочно отождествлять понятия «элита модернизации» и «субъект модернизации». Первое – уже, второе – шире. Первое понятие – сердцевина второго. Субъект модернизации – сложное гетерогенное явление, включающее в себя, помимо элиты, и другие общественные группы (именно в это время проявляется модернизационная роль купечества, представители которого, такие как Строгановы (Строгановы – русские солепромышленники, начинали (Аника Федорович, внук Луки Спиридоновича) с соленых варниц на реке Вычегда в 1515 году, семья скопила огромное состояние, осуществляла собственную политику по освоению Урала и Сибири), внесли серьезный вклад в этот процесс.

Петру I, как и Ивану IV, пусть в меньших масштабах, приходилось прибегать к репрессиям по отношению к части элиты, активно сопротивлявшейся его политике, ставшей угрозой централизованного правления. Применительно к России XIV–XVIII веков справедливо суждение о том, что именно в период, когда элита являлась проводником, исполнительной машиной централизованной власти монарха, государство было сильным. И, напротив, когда элита выходит из повиновения монарху, защищая свои групповые интересы, наступают «смутные времена», ослабление государства (как это было в конце XV – начале XVI веков, во второй четверти
XVIII века), хотя эти периоды можно объяснить и как реакцию на реформы и репрессии Ивана IV – в первом случае и Петра I – во втором, как реакцию усталости от их преобразований и их бесконечных войн. Не только народные массы, но и элиты оказываются не готовыми к процессу ускоренной модернизации.

Курс Петра I на модернизацию страны требовал замены традиционной элиты элитой модернизации. И Петр I создавал разветвленную бюрократическую систему управления страной, во многом опираясь на модели управления западноевропейских стран. Эта бюрократия призвана была быть проводником абсолютистской внутренней и внешней политики. Политика модернизации требовала отказа от принципов местничества при формировании элиты, создания единой иерархизированной структуры чиновничества. Документом, определявшим правовое закрепление этой иерархии, была «Табель о рангах всех чинов воинских, статских и придворных» 1722 года (в то время это слово относили к женскому роду). Она устанавливала, что основным принципом формирования административной и военной элиты должна быть не знатность происхождения, а квалификация, служебная пригодность, личные заслуги.

Строя элиту по принципу вертикальной иерархизации, государство получает важнейший механизм осуществления его централизованной абсолютистской власти. Реформы Петра I, проводимые сверху (как, впрочем, и все реформы в России), насильственно, требовали элит авторитарного типа, элит, всецело зависящих от власти монарха, осуществлявших централизованную, жесткую власть, получавших награды и привилегии за службу. Этой наградой гораздо чаще, чем деньги, были имения, которые жаловались государем. Кстати, тут с неизбежностью возникает противоречие, которое со всей силой обнаружилось чуть позже. Наследование пожалованных за службу усадеб освобождало значительную часть дворянства от необходимости поступать на государственную службу и ускоряло процесс создания бюрократической прослойки, той самой, которую в XIX веке стали называть «разночинцами».

Жалованная грамота дворянству Екатерины II закрепляла привилегии дворянского сословия, которое освобождалось от обязательной государственной службы, его членам гарантировалась личная и имущественная неприкосновенность, в губерниях и уездах образовывались органы дворянского самоуправления. Это была плата молодой императрицы за ее нелегитимное восшествие на престол. Это была победа дворянской элиты, которая явилась главной причиной ее будущего поражения, т.к. обрекла большую часть ее на паразитическое существование.

В XIX в. политико-административная элита претерпевает дальнейшую эволюцию. В начале царствования Александра I на него оказывал влияние либеральный кружок М.М. Сперанского (Сперанский Михаил Михайлович (1772-1839), российский государственный деятель, граф (1839). С 1808 г. ближайший советник императора Александра I, автор плана либеральных преобразований, инициатор создания Государственного совета (1810). В 1812-1816 гг. в результате интриг его противников сослан, в 1819-1821 гг. – генерал-губернатор Сибири, составил план административной реформы Сибири. С 1826 г. фактический глава 2-го отделения, руководил кодификацией Основных государственных законов Российской империи (1832), В.П. Кочубея (Кочубей Виктор Павлович (1768-1834), российский государственный деятель и дипломат, князь (1831), почетный член Петербургской АН (1818). Член Негласного комитета. В 1802-1807 гг. и 1819-1823 гг. – министр внутренних дел. С 1827 председатель Государственного совета и Кабинета министров. Сторонник умеренных реформ), А.А. Чарторыжского, вынашивавших планы эволюции самодержавной монархии в сторону монархии конституционной и превращения дворянского сословия не в элиту привилегий, а в элиту ответственности, меритократию. Эти планы встретили резкое сопротивление со стороны российской административно-бюрократической элиты и были отвергнуты императором.

После подавления восстания декабристов, которых можно считать контрэлитой, попытавшейся свергнуть социально-политическую систему самодержавия и крепостничества, утверждается военно-бюрократический абсолютизм Николая I. Поражение России в Крымской войне продемонстрировало отсталость – социальную и техническую, гнилость военно-бюрократической системы. На наш взгляд, вызывают уважение попытки Александра II либе-рализировать систему управления Россией, модернизировать ее элиту. Крупнейшая из реформ – отмена крепостного права, значительны и такие реформы, как реформа местного самоуправления (земства), судебная реформа, означавшая начальный шаг в направлении к правовому государству. Начавшиеся реформы были прерваны убийством царя и превалированием консервативной элиты, препятствовавшей процессу либерализации государственного управления.

В целом, привилегированные элитные сословия России претерпевали характерный цикл в своем развитии, превращаясь из элиты заслуг в элиту привилегий, статусную элиту, в значительной своей части в паразитическую социальную группу.

Разрыв между народом и элитой возрастал и достиг своего апогея в царствование Николая II, вылившись в революции XX века. В ходе революции 1905-1907 гг. Николай был вынужден пойти на существенные уступки в направлении конституционного ограничения самодержавия, на созыв Государственной думы. Тем не менее правящая элита сохранила свой сословный характер; дворянство, несмотря на свое несомненное ослабление и оскудение, сохранило в элите основные позиции. Эта элита не могла приспособиться к изменившейся ситуации, к требованиям индустриального общества и бесконечно конфликтовала с Думами. К этому добавились внутренние противоречия в элите при слабом, (скажем иначе, мягком) нерешительном царе, противостояние правящей элиты и той части политической элиты, которая рекрутировалась по новому для России каналу – через выборы в Государственную думу. Усилия думской оппозиции и нападки либеральной и социалистической прессы, стремившейся скомпрометировать власть
(во многом эта критика была справедливой), увенчались успехом. Властвующая элита полностью исчерпала доверие народа, утратила легитимность в его глазах, и в Февральской революции не нашлось никаких серьезных социальных сил, которые бы поддержали разваливающийся режим.

Попытаемся дать общую оценку дореволюционным элитам. Оценка эта будет явно невысокой, несмотря на некоторые, пусть нечастые, взлеты этой элиты – будь то «птенцы гнезда Петрова», военная и дипломатическая элиты Екатерины II, либеральная административная элита и дипломатическая элита во главе с будущим канцлером А.М. Горчаковым (Горчаков Александр Михайлович (1798-1883), светлейший князь (1871), российский дипломат, канцлер (1867), член Государственного совета (1862), почетный член Петербургской АН (1856). С 1817 г. на дипломатической службе, в 1856-1882 гг. – министр иностранных дел. В 1871 г. добился отмены ограничительных статей Парижского мирного договора 1856 г., участник создания «Союза трех императоров») Александра II. В целом же эта элита представляла собой замкнутую касту, пропуском в которую был прежде всего не ум, а знатность, где процветал непотизм, клановость, мздоимство, коррупция. Конечно, по сравнению с последующей элитой, например с палачами Сталина, эту элиту многие российские политологи ныне видят в розовом свете. Однако, если мы будем оценивать ее по мировым критериям, оценка, повторяем, будет невысокая. Именно в начале XX века обнаружился глубочайший кризис политической элиты царской России, которая потеряла всякий авторитет в глазах масс. Контрэлита, которая стремилась свергнуть самодержавный, монархический режим, оказалась более мобильной, более образованной, более ловкой. Именно она попыталась предложить определенные программы модернизации России. Трагедия России в том, что в условиях тяжелейшего кризиса, вызванного войной, разрухой, победителем среди гетерогенной контрэлиты оказались наиболее экстремистские силы.

Несомненно, что смена элит происходит, когда старые элиты оказываются неспособными ответить на вызов истории. И хотя в последние годы появилось много публикаций, направленных на возвеличивание дореволюционной элиты, на доказательства того, что предреволюционная Россия динамично развивалась и беда в том, что контрэлита злокозненных заговорщиков прервала этот естественный процесс, дело обстоит значительно сложнее. Предреволюционная Россия переживала жесточайший кризис – экономический, социальный, военный, и самая значительная доля ответственности за него падает именно на правившую элиту, которая оказалась неспособной решить насущные задачи модернизации страны. На их решение претендовала контрэлита, которая, придя к власти и превратившись в правящую элиту, попыталась решить эту проблему самыми жестокими, порой террористическими методами, выбрав мобилизационно-милитаристский путь развития страны.



Индекс материала
Курс: Отечественная элита: история и современность
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Закономерности трансформации и смены элит
Протоэлиты периода становления государственности на Руси: Киевская Русь и Русские земли VIII–XIII вв.
Господствующий класс Русского (Московского) государства и Российской империи
Советская элита
Теория «нового класса»
Смена поколений советской элиты
Постсоветская элита
Дискуссия о смене элит в нашей стране в начале 90-х годов XX века
От «монолитности» к плюрализму элит: тенденции и контр-тенденции
Политико-административная элита
Экономическая элита
Региональная элита
Культурная элита
Взаимоотношение элит: конфликт или консенсус
Рекрутирование политических элит
Типы и каналы рекрутирования элиты
Рекрутирование элит в России
Элитное образование
Понятие элитного образования
История элитного образования
Опыт элитного образования в России
Элитное образование и социальная справедливость
Социология элитного образования
Функциональная концепция
Концепция статусного конфликта
Неомарксистская теория элитного образования
Элитное образование и теория «человеческого капитала»
Государство и элитное образование
Элитное образование в США
Конкуренция элитных вузов
Все страницы