Курс: Отечественная элита: история и современность - Элитное образование и теория «человеческого капитала»

Элитное образование и теория «человеческого капитала»

В мировой социологии образования (прежде всего западноевропейской и американской), а также в экономической теории стала популярна концепция «человеческого капитала», согласно которой образование, как и в целом усвоение культуры, есть процесс накопления «человеческого капитала». Этим термином обозначают улучшение производительной способности человека, благодаря, прежде всего, произведенным им расходам на образование, что ведет к повышению его общественного положения (статуса, престижа, заработной платы). Расходы на образование рассматриваются как «жертва», принесенная индивидом (а равно и обществом в целом) во имя будущих выгод. Обучение, с этой точки зрения, есть процесс превращения экономического капитала в личностный, процесс реконверсии экономического капитала в культурный. Причем именно инвестиции в «человеческий капитал» являются наиболее перспективными. Социологи активно исследуют связь между уровнем образования и заработной платы, рассматривая образование как важную арену наращивания человеческого капитала.

Человеческий капитал рассматривается как наиболее важный ресурс в современной экономике знаний. Интересный синтез конфликтной концепции и теории «человеческого капитала» в социологии образования представляют работы видного французского социолога
П. Бурдье. В книге «Государственный нобилитет. Элитные школы в поле власти» Бурдье показывает тесную связь и обмен в области власти и в области образования, который имеет особое значение для истеблишмента. Поддержка стабильности элиты во многом обеспечивается системой контролируемых ею учебных заведений. Этот синтез создает «элиту элиты». Знатный титул сам по себе не обеспечивает еще подлинную элитность. Не обеспечивает ее и богатство само по себе... Элита не любит парвеню, с их быстрым успехом и дурными манерами. Элитное образование, академические звания сами по себе также совершенно недостаточны. Принадлежность к истеблишменту – символический капитал, имеющий свои собственные законы накопления, отличные от экономического капитала. «Элита элиты» соединяет в себе целый комплекс черт, которые дополняют друг друга. Это такие черты, как аристократизм рождения, личное богатство, меритократизм, воплощенный в академических успехах. Эти черты комбинируются, «воспитывая в новых лидерах абсолютную уверенность в своей легитимности».

В другой книге, написанной П. Бурдье в соавторстве с Ж.-К. Пассероном, «Репродукция в образовании. Общество и культура» показывается, что школьная система вносит свой вклад в воспроизводство структуры распределения культурного капитала и через него – социальной структуры, системы позиционных дифференциаций и дистанций. «Прогресс ведет нас от коллективного и наследственного статуса нобилитета прошлого к сегодняшнему образовательному нобилитету», хотя все же элитные позиции продолжают находиться в очень тесной связи с социальным происхождением, то есть с приписанным статусом. Согласно Бурдье, несомненна связь между элитными школами и тем, что мы определяем расхожим термином «правящий класс». Интересно, что сравнивая образовательную систему США с французской и английской, Бурдье признает, что в Соединенных Штатах она более меритократична и там талантливый выходец из социальных низов имеет больше шансов пробиться наверх.

Бурдье пишет, что современная система образования демонстрирует преимущество доминантных социальных групп и поощрение конформизма учащихся и студентов из низких социальных страт (те из них, кто стремится получить высокие баллы, вынуждены дистанцироваться от того, что они действительно думают, и подлаживаться под принятый в том или ином учебном заведении культурный стиль). Образовательная система, несмотря на свои претензии на «неангажированность», «деидеологизированность», на то, что она выше экономических и политических расчетов, функционирует точно таким же образом, как экономический капитал, создающий преимущества для доминирующих социальных групп. Таким образом экономические преимущества могут транслироваться в социальные преимущества (подобно семейному габитусу, который передается из поколения в поколение). Все это объясняет функционирование культурного капитала.

Свой подход Бурдье противопоставляет натуралистическому подходу, который редуцирует социальные различия к различиям в IQ, которые якобы предопределяют успех или неуспех человека в жизни и, в частности, в получении образования. Бурдье подчеркивает определяющую роль социальной структуры, играющей решающую роль в распределении шансов между классами. Конечно, можно критиковать Бурдье за то, что его теория слишком обобщена, недооценивает фактор случайности, спонтанности, ведь выходец из рабочей семьи все же попадает в Оксфорд. Впрочем, известно, что исключения подтверждают правила. Выходец из рабочей среды, оказавшийся в элитном учебном заведении, конструируя позитивный или негативный образ себя и своей группы (как это подчеркивает символический интеракционизм), обычно овнутряет господствующие в элитном университете ценности и смотрит на себя как на неудачника, формирует негативное представление о себе самом, а свое образование рассматривает как путь вертикальной социальной мобильности, выхода из своего класса и вступления в более высокий класс.

И не случайно, что многие современные западные социологи, в том числе специалисты по социологии образования, пишут о важности понятия «социальный класс». Иерархия продолжает существовать, социальные акторы из высших классов занимают властные позиции в обществе, «теории класса все еще объясняют существующее неравенство в распределении богатства и власти». Статистика Великобритании отмечает, что всего в стране насчитывается 42% лиц физического труда, а в высшем образовании они представлены 24,5%, причем лиц низшей квалификации в этом слое – 5,6%, в высшем образовании выходцев из этого слоя – 1,9%. И это несмотря на то, что предпринимаются попытки увеличить пропорцию студентов из «низших социальных классов», используя для этого «летние школы», системы грантов и т.д.

В настоящее время наиболее демократической системой высшего образования в западных странах (в качестве основания демократичности в данном случае берется бесплатность образования или его низкая стоимость, поскольку большую часть расходов берет на себя государство) является система высшего образования в ФРГ, где преобладает бесплатное образование, во Франции, в странах Северной Европы. И это вполне логично, ведь главным бенефициаром от расширения высшего образования является государство, ибо большую часть налогооблагаемого внутреннего валового продукта обеспечивает высокотехнологичная продукция, требующая работников высшей квалификации.

Противоположную модель финансирования высшего образования мы наблюдаем в США, где образовательная система является наиболее дорогостоящей. И несмотря на это обнаружилось, что европейская образовательная система все больше проигрывает соревнование с американской системой, причем именно в элитном образовании, потребители которого заинтересованы прежде всего в качестве, а за ценой не постоят. Немецкие исследователи элитного образования в последние годы стали часто отмечать, что даже самые элитные университеты ФРГ, в том числе Берлинский, проигрывают в конкуренции с Гарвардом и другими элитными вузами США. Они ищут и пока не нашли ответы на вызовы со стороны элитных университетов США. Точнее, находят адекватный ответ в высокооплачиваемом образовании. С 2004 г. эта проблема обсуждается правительством ФРГ и бундестагом. Влиятельные силы в ФРГ готовы пожертвовать огромным достижением страны в виде бесплатного высшего образования, чтобы повысить конкурентоспособность своего высшего образования.

Экономисты анализируют индекс человеческого развития (ИЧР), который рассчитывается с учетом ВВП на душу населения, уровня грамотности и средней ожидаемой продолжительности жизни. По расчетам ряда экономистов, ИЧР увеличился за последние два десятилетия в подавляющем большинстве развитых стран мира. Но в России в 2001 г. он был даже ниже, чем в 1980 г. (0,76 против 0,779), и только незначительно увеличился в последние два года.
И важнейшей задачей развития образовательной системы и развития России в целом должно быть поднятие ее ИЧР.



Индекс материала
Курс: Отечественная элита: история и современность
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Закономерности трансформации и смены элит
Протоэлиты периода становления государственности на Руси: Киевская Русь и Русские земли VIII–XIII вв.
Господствующий класс Русского (Московского) государства и Российской империи
Советская элита
Теория «нового класса»
Смена поколений советской элиты
Постсоветская элита
Дискуссия о смене элит в нашей стране в начале 90-х годов XX века
От «монолитности» к плюрализму элит: тенденции и контр-тенденции
Политико-административная элита
Экономическая элита
Региональная элита
Культурная элита
Взаимоотношение элит: конфликт или консенсус
Рекрутирование политических элит
Типы и каналы рекрутирования элиты
Рекрутирование элит в России
Элитное образование
Понятие элитного образования
История элитного образования
Опыт элитного образования в России
Элитное образование и социальная справедливость
Социология элитного образования
Функциональная концепция
Концепция статусного конфликта
Неомарксистская теория элитного образования
Элитное образование и теория «человеческого капитала»
Государство и элитное образование
Элитное образование в США
Конкуренция элитных вузов
Все страницы