Курс: Отечественная элита: история и современность - Элитное образование и социальная справедливость

Элитное образование и социальная справедливость

Вопрос о дифференциации образования, о справедливости или несправедливости существования элитных школ довольно продолжительное время обсуждается в мировой литературе по социологии образования. В ней выявились два альтернативных подхода. Эгалитаристские критики элитного образования используют следующие аргументы: наличие элитных школ – это вызов демократии, это пережиток аристократических времен, это социальный атавизм; элитные школы вредны, потому что они ставят детей в неравные условия, потому что они воспроизводят, поддерживают и закрепляют систему социально-классового неравенства. Собственно, аргументы критиков элитарного образования нам хорошо известны, поскольку это прежде всего марксистские критики. Их аргументы не лишены оснований. Но известно также, что эгалитаристские теории в советской педагогике нанесли значительный ущерб качеству образования в нашей стране; они делали среднее образование действительно «средним» в смысле его посредственности, единообразия, униформизма, игнорирования вундеркиндов, которые «ломают строй», и требований к педагогам обращать свое основное внимание на «подтягивание» отстающих, которые во что бы то ни стало должны получить среднее образование (так, собственно, и было в советское время, когда педагоги обязаны были обеспечить получение всеми их учениками среднего образования, что было важнейшим критерием оценки их работы вышестоящими чиновниками).

Ряд современных исследователей пишет о пагубном влиянии на мораль (прежде всего молодого поколения) самого факта наличия привилегированных элитных учебных заведений.

Сторонников элитного образования, среди которых преобладают специалисты по социологии образования, придерживающиеся консервативной ориентации. Их аргументы также звучат весьма весомо. Единая (и единообразная) система обучения не учитывает разнообразия личностных ориентации, глушит индивидуальность, нивелирует личности обучающихся, не стимулирует развитие их талантов, уникальных способностей. В демократическом обществе наряду с государственной должна существовать и независимая от государства система образования, в том числе альтернативного образования, и пусть родители и дети выбирают ту систему, которая им больше подходит. А если одаренные дети из малообеспеченных семей не могут позволить себе оплачивать дорогостоящие частные школы, то они имеют право на дотацию со стороны государства, благотворительных фондов, на стипендии, которые имеются во многих элитных школах для талантливых детей из бедных слоев общества (увы, это не относится к российским элитным школам). Эгалитаристским критикам элитаристы отвечают, что элитные школы – это маяки образования, своего рода поле для экспериментов; эти же школы часто являются спонсорами одаренных детей безотносительно к их статусу – эти элитные школы готовы обучать самородков бесплатно и даже платить им стипендии, потому что наличие одаренных детей в привилегированных частных школах способствует подъему уровня обучения в самих этих школах, а воспитание ярких талантов выгодно для всего общества и прежде всего и непосредственно – для спонсоров этих школ, особенно если ими являются крупные корпорации или государство, потому что выпускники этих школ являются базой для пополнения сотрудников этих корпораций, научных и просветительных учреждений, наконец, служат улучшению имиджа соответствующей корпорации и т.д.

Многие американские и английские специалисты по социологии образования подчеркивают, что Итон, Харроу (элитные школы), Оксфорд, Кембридж (элитные университеты) в Англии, Гротон и Сент-Поль (элитные средние учебные заведения), университеты «Лиги Плюща», такие как Гарвард, Йель, Принстон, Колумбия в США, должны не замыкаться в себе, но, напротив, выступать моделью, к которой должна приближаться вся система, соответственно, Великобритании и Соединенных Штатов.

Можно заметить, что картина, рисуемая сторонниками элитного образования, пожалуй, слишком розовая, это скорее норматив, идеальная модель, расходящаяся с действительностью (особенно российской), но зато служащая определенным ориентиром для образовательной системы. Можно и нужно выявлять недостатки системы элитного образования в разных странах
(в том числе в дореволюционной и в современной России). Вопрос заключается лишь в следующем: эти недостатки следует выявлять для того, чтобы постараться их устранять, чтобы скорректировать эту систему образования с современными потребностями общества, или же для того, чтобы его отвергнуть в целом в пользу эгалитарного, усредненного образования, которое, как мы видели, было столь характерно для СССР.

В стране, строящей рыночную экономику, люди все более четко начинают сознавать, что социальная справедливость – это не равенство всех в нищете, а равенство возможностей, которое неминуемо сопровождается неравенством в результатах деятельности отдельных личностей. Следует развести понятия: «справедливость» и «равенство», так как равенство может быть глубоко несправедливым. Это в полной мере относится к системе образования. Ведь если, к примеру, в начальной школе для всех – и для тех, в ком дремлет гений Моцарта, и для тех, кому «медведь на ухо наступил», существует единая норма – 45 минут в неделю урока музыки, то это, разумеется, равенство, но равенство вульгарное. Это отнюдь не справедливость – ни по отношению к личности (не дает ей возможности развивать свои способности), ни по отношению к обществу (лишает его талантов и успехов, которые могли бы быть достигнуты этими талантами). Это псевдоравенство. Реформируя нашу систему образования (если говорить о подлинных реформах, а не тех псевдореформах, которые разрушают сложившуюся систему, но не создают лучшую), безусловно, следует изучить и использовать богатый опыт элитного образования США, Англии, Германии, Франции и, конечно же, опыт дореволюционной России. Но, повторяем, слепо копировать этот опыт нам не следует.

Но пока мы еще не ответили на поставленный нами вопрос: справедливо ли элитное образование? Чтобы получить на него ответ, прежде всего и предлагается различение элитного (открытого) и элитарного (закрытого) образования. Элитарное образование – образование детей узкого круга, в который входят люди по критериям знатности, богатства, связям. Социологи обычно различают «элиту крови» (критерий знатности, господствующий в традиционном обществе), элиту богатства (критерий, основной для индустриального общества) и элиту знаний (критерий, становящийся приоритетным в информационном обществе). Поскольку элитарное образование – образование для выходцев из узкого круга, оно, на наш взгляд, несправедливо, оно расточительно для общества: ведь в этом случае теряются таланты детей, семьи которых не входят в элиту общества или не могут себе позволить дать детям дорогостоящее частное образование.

Напротив, элитное образование, помимо того, что это образование самого высокого уровня, характеризуется тем, что главным его критерием являются способности, таланты детей; оно не должно зависеть от происхождения и богатства родителей. Для усвоения знаний и ценностей, предлагаемых этой системой образования, необходим высокий уровень интеллектуальных способностей.

Различие между элитарными и элитными школами видно хотя бы из того, что отпрыски богатых семей, поступив в элитную школу, просто не смогут в ней учиться, если не обладают достаточными интеллектуальными способностями. Из такой школы они просто вынуждены будут уйти, поскольку в ней они «не потянут», даже если их родители и заплатили немалые деньги за их обучение. Можно видеть, что элитарное образование во многом сопряжено с системой закрытого рекрутирования элит, в то время как элитное образование – с системой открытого их рекрутирования.

Дискуссионным является и другой вопрос: правильно ли считать, что дифференциация образования и создание элитных школ служит укреплению и закреплению существующей социальной стратификации общества и уже поэтому не отвечает принципам и нормам социальной справедливости. Или же, напротив, более корректным является утверждение, что хорошее образование – один из важнейших каналов усиления социальной мобильности в обществе, служит как своеобразный социальный лифт, поднимающий людей снизу в более высокие страты общества (большая часть современных социологов придерживается последней точки зрения).

Не предвосхищая ответ на этот вопрос, обратимся к выяснению соотношения двух рассматриваемых нами видов образования – элитного и элитарного. Можно показать, что они соотносятся как два пересекающих круга, у которых часть площади – общая. Элитарное образование может быть одновременно и элитным, и наоборот. Собственно, элитарное образование в определенной мере почти всегда является элитным (хотя бы с точки зрения его качества). Более того, можно утверждать (и мы это уже видели выше), что элитное образование исторически возникло и развивалось в рамках элитарного (иначе и быть не может в условиях социально дифференцированного общества). И если попытаться выявить историческую тенденцию, можно отметить, что постепенно круг детей, получающих элитное образование, расширялся и изменялся структурно: все большую роль при этом играли способности, и все меньшую – знатность, богатство, связи родителей, Можно сказать, что дифференциация обучения вообще и элитное образование как ее момент соответствуют важнейшей тенденции современной цивилизации – процессу индивидуализации.

Однако наряду с общими элементами между элитарным и элитным образованием существуют различия, перерастающие в противоположность, и это позволяет нам классифицировать первое как несправедливое, а второе – как соответствующее современным представлениям о социальной справедливости.

Таким образом, мы выяснили, в чем главный недостаток и, более того, порок элитарного образования. И нам следует принять меры против существования этого явления, тем более, что оно дает о себе знать в нашей стране как в условиях былой советской системы, так и продолжает существовать в постсоветской системе. Мы имеем в виду престижные полузакрытые школы, в которые детей зачисляют «по блату» или за взятку, престижные вузы, куда несравненно большие шансы поступить имеют дети, родители которых могут нанимать дорогостоящих репетиторов (преимущественно из числа преподавателей именно этих вузов), одним словом, при приеме в которые имеет место скорее «конкурс родителей», чем детей. Ныне положение изменилось лишь в том смысле, что место старой партократической элиты заняла элита «демократических» чиновников и бизнес-элита. Итак, нам необходимо расширение элитного образования при отсечении элитарного – во имя развития творческих способностей личности, во имя принципов демократии и социальной справедливости, во имя процветания общества.

Отметим, что направленное на достижение большей социальной справедливости в получении образования введение для выпускников школ единого государственного экзамена, по результату которого они должны зачисляться в вузы, пока не достигло своей цели. Нам необходимо выравнивание возможностей получения всеми молодыми людьми качественного образования, а у нас – фактическое неравенство в этом отношении, связанное не только с различием материального положения абитуриентов, но и с реальной дискриминацией по географическому признаку. Так, школьники отдаленных регионов, отдаленных сел и деревень (особенно небольших) практически не могут поступить в вуз, тем более столичный, по своему выбору: ведь обучаясь в этих школах, в которых, к примеру, учитель биологии вынужден преподавать по совместительству иностранный язык (который он сам плохо знает), выпускники несмотря на свои, возможно, выдающиеся способности, не смогут поступить в гуманитарный вуз, особенно столичный, где язык – одна из профильных дисциплин. Поэтому нам необходима точечная государственная поддержка одаренных детей.

Совершенно очевидно, что ныне и в обозримом будущем общество не сможет функционировать без элиты. Значит, квалифицированную элиту, ориентированную на высокие гуманистические ценности, нужно готовить, причем готовить загодя, по возможности планомерно. Именно в этом плане важна проблема элитного образования, которое может оптимизировать процесс рекрутирования и смены элит в обществе.



Индекс материала
Курс: Отечественная элита: история и современность
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Закономерности трансформации и смены элит
Протоэлиты периода становления государственности на Руси: Киевская Русь и Русские земли VIII–XIII вв.
Господствующий класс Русского (Московского) государства и Российской империи
Советская элита
Теория «нового класса»
Смена поколений советской элиты
Постсоветская элита
Дискуссия о смене элит в нашей стране в начале 90-х годов XX века
От «монолитности» к плюрализму элит: тенденции и контр-тенденции
Политико-административная элита
Экономическая элита
Региональная элита
Культурная элита
Взаимоотношение элит: конфликт или консенсус
Рекрутирование политических элит
Типы и каналы рекрутирования элиты
Рекрутирование элит в России
Элитное образование
Понятие элитного образования
История элитного образования
Опыт элитного образования в России
Элитное образование и социальная справедливость
Социология элитного образования
Функциональная концепция
Концепция статусного конфликта
Неомарксистская теория элитного образования
Элитное образование и теория «человеческого капитала»
Государство и элитное образование
Элитное образование в США
Конкуренция элитных вузов
Все страницы