Курс: Отечественная элита: история и современность - Экономическая элита

Экономическая элита

До конца 80-х годов доминирование политической элиты было столь бесспорным, что многие политологи писали о ней как о единственной российской элите. За последние годы ситуация радикально изменилась. Впервые возникла бизнес-элита, которая стала не только определяющей силой в экономике, но и стала играть существенную роль в принятии политических решений. Бизнес-элита – важнейший структурный элемент экономической элиты России, которая включает в себя также директорский корпус государственных предприятий, важнейшие функциональные экономические группы – ВПК, ТЭК, АПК, группы, объединяющие предприятия металлургической и обрабатывающей промышленности. Нужно сказать, что значительная часть нынешней экономической элиты России – выходцы из номенклатуры. Но необходимо отметить при этом, что бизнес-элита – единственная элитная группа (кроме культурной элиты), где бывшие номенклатурщики не преобладают. Бизнес-элита формировалась на наших глазах, за последние полтора десятилетия. Впрочем, ее нельзя назвать и не номенклатурной: если к выходцам из партноменклатуры в ее среде добавить ставленников последней, ее уполномоченных, то ослиные уши номенклатуры проглядывают достаточно явно. Номенклатурные партчиновники, госчиновники и их родственники и доверенные лица в начале 90-х годов становятся бизнесменами, пускают в дело накопленный (на взятках?) капитал, действуя часто совместно с бизнесменами.

К 1988 г. относится начало так называемой «номенклатурной приватизации» (некоторые социологи и экономисты называют ее «приватизацией государства государством»), точнее, приватизации государственной собственности верхушкой номенклатурной бюрократии, технократии. Упраздняются ряд министерств и главков, то есть на деле они не ликвидировались, а переименовались в концерны, акционерные объединения (в частности, министерство нефтяной и газовой промышленности превратилось в концерн «Газпром» и другие объединения). Но это было не только переименование, а превращение государственной собственности в акционерную или чаще государственно-акционерную собственность.

Распад СССР и гайдаровские реформы ускорили этот процесс. «Ваучерная приватизация», заявленная как «народная приватизация», оказалась для народа обманной: акции предприятий, подавляющее большинство которых были убыточными или бесприбыльными, в которые непосредственно или через чековые инвестиционные фонды вкладывались ваучеры, как и следовало ожидать, оказались с мизерным или нулевым доходом. Курс правительства на ускоренную приватизацию государственного имущества по заниженной стоимости означал сказочное обогащение бизнес-групп, близких к правительственным структурам, образовавших унию бизнеса и высшего чиновничества.

Первые «комсомольские» фирмы, находясь под контролем и покровительством партийных органов, заработали первые миллионы, используя монопольное право на покупку импортных товаров по официальному курсу (1доллар = 63 копейкам). При их продаже они получали прибыль в тысячу процентов, подкармливая заодно «присматривающее» за ними партийное начальство, контролируя часть международного туризма, видеобизнес, первые коммерческие банки (как, например, «Менатеп»).

Многие директора предприятий настояли именно на тех способах разгосударствления, которые, если и не дали им контрольные пакеты акций, то их значительную часть. Собственно, директора и другие руководители предприятий имели право на определенный процент акций (что само по себе составляет круглые суммы, если иметь в виду огромные предприятия, особенно новейшие); не удовлетворившись этим, они скупают (обычно через подставные фирмы) акции у собственных рабочих и служащих, часто не получающих во время зарплату. В результате государственного протежирования (со стороны коррумпированной элиты) небольшие группы людей получили доступ к огромным богатствам.

Директора получили значительную независимость от государственного контроля. Вступая в сделки с чиновниками, финансовыми структурами, они приватизируют предприятия, основные фонды которых продаются по «остаточной стоимости», во много раз меньшей, чем их реальная стоимость. Среди директоров явно различаются две группы – традиционные (продолжающие оставаться в государственном секторе экономики) и новые – негосударственные. Директора быстро превратились в собственников.

Особую роль в экономической элите играет элита финансовая. В августе 1988 г. был зарегистрирован первый коммерческий банк. Большинство первых коммерческих банков было прямо или косвенно связано с партийными деньгами, а также комсомольско-молодежными. Часть первых банков разорилась или слилась с другими, некоторые превратились в финансовых гигантов (по российским масштабам). 12-м из зарегистрированных был «Инкомбанк», 25-м – «Менатеп». Приватизировались и государственные банки, такие как Промстройбанк (ставший акционерным коммерческим банком), Жилсоцбанк (ставший Мосбизнесбанком). Президенты и директора банков превратились в крупных собственников (их обогащение легко было предвидеть – ведь от них зависело дать или не дать какой-то фирме кредит и на каких условиях).

Еще одна база рекрутирования бизнес-элиты – легитимизация существовавшей и ранее «теневой» экономики, представители которой создали фирмы, заполненные выходцами из криминальной или полукриминальной среды; бывшие «фарцовщики» и спекулянты стали «отмывать» свои капиталы, легализоваться. Переплетение интересов чиновников и бизнес-элиты, связанных с системой льгот, привилегий, лицензий, беспроцентных или низкопроцентных кредитов – основа формирования класса криминально-бюрократической буржуазии.

Банки и финансово-промышленные группы, сложившиеся в России в 90-х годах, особенно активно и успешно лоббировали в правительстве нужные им решения, и если нельзя сказать, что они установили свой полный диктат над правительством, то в значительной мере потому, что им мешало отсутствие единства в собственных рядах, взаимная конкуренция, продолжающаяся борьба за раздел и передел сфер влияния, эпизодами которой стали конкурсы и аукционная продажа пакетов акций «Связьинвеста» и ННК в 1997 г.

В 1988-1990 годах в России появились долларовые миллионеры, очень скоро их становится несколько тысяч, затем появляются мультимиллионеры и, наконец, миллиардеры. Кто же эти богатейшие и влиятельнейшие в российском бизнесе люди? Их имена можно прочитать в ежегодных списках журнала «Форбс», издатель русской редакции которого поплатился жизнью за эти откровения.

Во второй половине 90-х годов (когда группа олигархов сыграла решающую роль в избрании в 1996 г. Ельцина Президентом России на второй срок) олигархи фактически поставили под свой контроль политический процесс в России, не говоря уже о контроле над основными финансовыми потоками в стране. При этом олигархи претендовали на то, что они выражают интересы класса предпринимателей, хотя в действительности они защищали свои узкогрупповые интересы, игнорируя интересы средних и мелких предпринимателей (это – одна из причин неразвитости в России среднего и мелкого бизнеса).

Всемирный банк, задавшись целью определить истинное место и значение олигархов в экономике России, в апреле 2004 г. представил результаты своего исследования: 23 бизнес-группы контролируют более трети промышленности страны и 17% банковских активов. ВБ призвал правительство РФ ограничить влияние олигархов, поскольку они ограничивают возможности экономического роста. Думается, что в этом вопросе Всемирному банку можно доверять.

Современную российскую бизнес-элиту и административную элиту вряд ли можно описать вне связи с криминальной элитой, с которыми та тесно переплетена. Именно эти связи бизнес-элиты с чиновничеством и криминальным миром – одна из причин, по которой так мал уровень иностранных инвестиций в российскую экономику.

Запутанность, нестабильность, а главное, противоречивость российских законодательных актов не оставляет предпринимателям никакого иного выхода, как преступать закон, поэтому в преступники можно записать при желании почти любого из них. Все это очень выгодно чиновникам, могущим брать взятки за свою снисходительность, юристам, обслуживающим фирмы, и особенно криминалитету. Судебный процесс по делу ЮКОСа снижает свой правовой эффект тем, что это явно выборочная атака на концерн, который заявил о своих претензиях на политическую власть.

Сама российская преступность строится на принципах элитаризма, ее возглавляет элита криминалитета – «воры в законе». В России отбывают наказание сотни тысяч людей. Но «воры в законе», как правило, за решетку не попадают... Политическая элита России часто говорит о борьбе с преступностью, с коррупцией, о «самых решительных мерах». Стоит ли удивляться нулевому результату этой борьбы, если она ведется (а порой и возглавляется) коррумпированными чиновниками. Для искоренения преступности нужно создание такого социально-доминантного слоя, который бы не только не допускал в свои ряды людей, нечистых на руку, но и подвергал бы их остракизму, слоя, который бы связал свою судьбу с карьерой на государственной службе, которая была бы высоко престижной и гарантировала ему обеспеченное будущее, так что опасность быть выброшенным из этой структуры была бы несоизмерима с возможностью нечестного обогащения.



Индекс материала
Курс: Отечественная элита: история и современность
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Закономерности трансформации и смены элит
Протоэлиты периода становления государственности на Руси: Киевская Русь и Русские земли VIII–XIII вв.
Господствующий класс Русского (Московского) государства и Российской империи
Советская элита
Теория «нового класса»
Смена поколений советской элиты
Постсоветская элита
Дискуссия о смене элит в нашей стране в начале 90-х годов XX века
От «монолитности» к плюрализму элит: тенденции и контр-тенденции
Политико-административная элита
Экономическая элита
Региональная элита
Культурная элита
Взаимоотношение элит: конфликт или консенсус
Рекрутирование политических элит
Типы и каналы рекрутирования элиты
Рекрутирование элит в России
Элитное образование
Понятие элитного образования
История элитного образования
Опыт элитного образования в России
Элитное образование и социальная справедливость
Социология элитного образования
Функциональная концепция
Концепция статусного конфликта
Неомарксистская теория элитного образования
Элитное образование и теория «человеческого капитала»
Государство и элитное образование
Элитное образование в США
Конкуренция элитных вузов
Все страницы