Курс: Отечественная элита: история и современность - Дискуссия о смене элит в нашей стране в начале 90-х годов XX века

Дискуссия о смене элит в нашей стране в начале 90-х годов XX века

Попытаемся ответить на один из центральных вопросов элитологии периода демократического транзита: состоялась ли смена элит в нашей стране или же дело ограничилось трансформацией элиты? Здесь необходимо ввести различение этих понятий. Первое означает свержение прежней элиты и приход к власти контрэлиты, что, как правило, является следствием революционных преобразований, перехода власти из рук одного класса в руки другого
(или других). Второе – более широкое понятие, включающее в себя не обязательно смену элиты контрэлитой, но радикальные преобразования внутри самой правящей элиты, возвышение, приход на лидирующие позиции новой группировки внутри правящей элиты или даже иного социального слоя. Причем в отличие от персональных изменений, которые всегда происходят внутри любой элиты, трансформация элит связана с крутым изменением ее политического курса, изменением соотношения различных групп и социальных слоев внутри правящей элиты, изменением методов рекрутирования элиты, иногда – с допуском в элиту определенных представителей контрэлиты.

То, что в России начала 90-х годов произошла трансформация элиты, не подлежит сомнению. Но не всякая трансформация есть смена элит. В период перестройки сменилось свыше 80% членов и кандидатов в члены ЦК КПСС. Это была трансформация элиты, но не смена элит.

Иначе говоря, смена элит – это коренное, качественное изменение социально-экономического строя, важной стороной которого является изменение состава и социальной базы элиты, тогда как трансформация элит может происходить в рамках одного и того же социально-экономического строя (старого качества, в пределах узловых точек меры, пользуясь гегелевским языком). Итак, в первом случае мы говорим об изменении социально-классовой базы элиты, во втором случае дело может ограничиться изменением соотношения сил различных группировок внутри элиты или сменой контроля над элитой той или иной социальной группы.

Кризис советской социально-политической системы показал необходимость смены элит. Перестройка была попыткой радикального обновления элиты, хотя и непоследовательной. Она не привела к смене элит; это была имитация такой смены; это была лишь трансформация элит. Утверждение, что в начале 90-х годов произошла смена элит, представляется многим политологам спорным. Партократическая элита (во всяком случае, в ее советском варианте) сошла с исторической арены, но многие политологи убедительно показывают, что партноменклатура сменилась неономенклатурой. О радикальном изменении российских элит свидетельствуют хотя бы регулярно публикуемые в «Независимой газете» и других органах печати списки наиболее влиятельных членов политической элиты, из которых следует, что за 90-е годы сменилось до
90% людей, оказывающих влияние на политический процесс в России. Среди российских и зарубежных политологов идут острые дискуссии о том, каков характер этих изменений, сталкиваются различные, порой противоположные точки зрения.

Первая, наиболее часто высказываемая точка зрения заключается в том, что переход от тоталитаризма к демократии сопровождается обязательной сменой элит – тоталитаристской на демократическую. Партноменклатура КПСС, узурпировавшая власть в СССР, сметена с политической арены; против нее и был направлен основной удар демократических преобразований. Процесс этот сопровождался попытками реванша (путчи 1991 и 1993 годов), но в конечном счете демократическая линия победила. Какие возражения встречает это утверждение? Выше уже обсуждался вопрос о том, можно ли считать подлинными демократами тех, чья политика привела к падению жизненного уровня народа, к положению, когда миллионы людей месяцами не получают зарплаты, тогда как меньшинство – элита чиновников, «новые русские» – обогащаются. Главный интерес этой элиты, как говорил Ю.Н. Афанасьев (Афанасьев Юрий Николаевич (р. 1934), российский политический деятель; историк, доктор исторических наук, профессор. С декабря 1986 г. по июнь 2003 г. ректор Московского историко-архивного института
(с марта 1991 г. Российского государственного гуманитарного университета), с июля 2003 г. – его президент. С 1990-1992 гг. – сопредседатель движения «Демократическая Россия». Член совета института мира ООН) – используя власть, получить собственность уже не в управление, а во владение, причем не тайком, а на законном основании.

Сформировался новый истеблишмент (истеблишмент – англ. establishment – установление; учреждение) общественно-политические круги, оказывающие влияние на политическую, экономическую и общественную жизнь. Также во многом формирует общественное мнение по самому широкому спектру международной и внутриполитической жизни), ориентированный на обслуживание интересов крупного российского капитала, складывающегося или уже сложившегося, в частности финансово-банковского и торгового капитала, а также энергетического, военно-промышленного, алюминиевого и других финансово-промышленных комплексов.

Обратим внимание на вторую версию рассматриваемого явления, по которой смены элит вообще не произошло: прежняя, номенклатурная, в основном сохранилась де-факто, лишь перекрасив свой фасад – с партократического на псевдодемократический, возникла неономенклатура. «Демократы», взяв на себя ответственность за проведение радикальных реформ, добиваясь перераспределения собственности и власти, стали лишь дымовой завесой, воспользовавшись которой, старая партийно-хозяйственная номенклатура недавнего прошлого – советская элита – вновь заняла – вполне легально – лидирующие позиции.

Третья точка зрения близка ко второй, но она по-другому обосновывается. Смена элит – видимость. И раньше коммунистическая элита страной не управляла: призывы к светлому коммунистическому будущему были лишь идеологическим камуфляжем, прикрывающим вполне реальное господство бюрократической чиновничьей элиты. Та же бюрократия правит и теперь, прикрываясь, как фиговым листком, демократической фразеологией. Переход к новой политсистеме не означал отход ее от власти, а скорее уход ее первых лиц, наиболее скомпрометировавших себя; для среднего и низшего звена этой номенклатуры нашлось место в неономенклатуре (особенно это относится к региональной элите). КПСС была по сути партией номенклатуры. Но в той же «партии власти» состоит и современная политико-административная элита, и вдохновляют ее не идеалы – коммунистические, антикоммунистические или какие либо еще, а интересы ее как правящей группы, которые она всеми силами защищает.

Наконец, появился и четвертый вариант интерпретации проблемы смены элит.
И коммунистическая, и демократическая элиты скомпрометировали себя в глазах народа (первая – страшными репрессиями по отношению к собственному народу, вторая – жестокостью в проведении «шоковой терапии» и заискиванием перед Западом), поэтому нужна еще более новая, «незапятнанная» элита. Один из тезисов первой избирательной кампании В. Жириновского звучал примерно так: я и мои соратники никогда не состояли в компартии и не замарали себя действиями «демократической» элиты по ограблению собственного народа, нам можно верить, дайте нам «порулить», дайте шанс «новым людям».

И большевистскую, и новую российскую элиты роднит утопическая уверенность в осуществимости глобальных, коренных социальных преобразований, игнорирующих социокультурные традиции, менталитет народа. В. Черномырдин во время своего визита в Бонн в 1997 г. говорил, что марксизм родился в Германии. Но только в России нашлись умники, готовые воплотить его теории в действительность. А ведь почти то же самое он мог сказать о тех «российских умниках», которые попытались переносить на российскую действительность модели монетаристской экономики, разработанные Чикагской и Гарвардской школами... И в том, и в другом случае мы сталкиваемся с непониманием элитами того, что человеческий менталитет, социально-культурные традиции – это мощные инерционные системы.

Новая элита сохранила худшие черты предшествующей элиты: коррупцию (которая сильно возросла), злоупотребление властью, некомпетентность. Новая элита, которая, идя к власти, ратовала за ликвидацию привилегий партократов, сегодня сама заполучила роскошные квартиры, дачи, машины, живет явно не по средствам. Номенклатурное прошлое и сегодня во многом определяет облик, черты поведения элиты, ее оторванность от масс. У элиты, стремящейся обратить государство в средство решения ее собственных проблем как привилегированной группы, публичность власти вызывает аллергию. Ей ближе теневые, закулисные способы решения стоящих перед ней вопросов.

Следует признать, что главное средство успешного проведения реформ в современной
России – создание подлинного гражданского общества, которое базируется на дифференциации функций общества и государства, повышение роли населения как субъекта власти и собственности, в то время как в современной России власть, собственность и государство «отождествляется с государственной бюрократией, называемой по недоразумению элитой». Сравнение социальных, культурных, демографических характеристик постсоветской и советской элит по многим (даже большинству) параметров оказывается в пользу первой, правда, вызывает сожаление резкое снижение в элите доли женщин и выходцев из крестьянства. Иное дело – мораль этой новой элиты, ее социальный эгоизм, стремление к обогащению. Тут она элитных критериев явно не выдерживает, это не та элита, которая нужна трансформирующейся России. Об этом красноречиво свидетельствуют результаты ее деятельности.

Управление Россией постсоветской элитой (так называемыми «молодыми реформаторами») в 90-х годах привело к деградации, инволюции российской экономики, культуры. Распад старого порядка вылился в правовой вакуум, а последний – в развитие примитивных отношений, свойственных скорее традиционному, чем современному обществу (прежде всего, патрон-клиентских отношений).

Смена собственности, связанная с приватизацией 90-х годов, не привела к повышению экономической эффективности предприятий. Зато приватизация – ваучерная, денежная – вылились по существу в ограбление народа. Как пишет академик Д. Львов, в результате привати-зации две трети богатства страны стали достоянием 6% населения, которые взяли то, что им никогда не принадлежало. Пожалуй, самыми скандальными были так называемые «залоговые аукционы», когда государство продавало контрольные пакеты крупнейших, стратегических для страны предприятий по ценам в сто и более раз меньшим их действительной стоимости (ЮКОС, «Сибнефть», «Норникель»). Председатель Счетной палаты С. Степашин подчеркивает, что львиная доля ответственности за нарушения в процессе приватизации лежит на высших чиновниках. Таким образом, приватизация вылилась во взаимную коррупцию политико-административной элиты и бизнес-элиты.

Экономический ущерб, нанесенный России управлением подобной «элиты», как отмечает
С. Глазьев, превысил ущерб от гитлеровского нашествия в годы Отечественной войны. Огромный ущерб страна понесла от «утечки мозгов», которая оценивается в сумме, превышающей
600 млрд долларов, интенсивного перекачивания природных, материальных ресурсов за рубеж, бегства капиталов из страны, так нуждающейся в инвестициях в собственную экономику.
Н. Шмелев считает, что суммарный вывоз капиталов (легальный и нелегальный) равен полутора триллионам долларов. Правящая элита продемонстрировала отсутствие воли к восстановлению страны и стремление к продолжению расхищения общественного достояния.

Как мы видели, за годы «реформ» 90-х годов почти вдвое сократилась легальная экономика страны, выросла теневая, упал жизненный уровень народа, ослабли международные позиции страны. Но если элита не управляет страной в интересах народа, она является псевдо-элитой, выступает как коррупционная и коллаборационистская сила. Значит, на повестку дня рано или поздно встанет вопрос о смене элит.



Индекс материала
Курс: Отечественная элита: история и современность
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Закономерности трансформации и смены элит
Протоэлиты периода становления государственности на Руси: Киевская Русь и Русские земли VIII–XIII вв.
Господствующий класс Русского (Московского) государства и Российской империи
Советская элита
Теория «нового класса»
Смена поколений советской элиты
Постсоветская элита
Дискуссия о смене элит в нашей стране в начале 90-х годов XX века
От «монолитности» к плюрализму элит: тенденции и контр-тенденции
Политико-административная элита
Экономическая элита
Региональная элита
Культурная элита
Взаимоотношение элит: конфликт или консенсус
Рекрутирование политических элит
Типы и каналы рекрутирования элиты
Рекрутирование элит в России
Элитное образование
Понятие элитного образования
История элитного образования
Опыт элитного образования в России
Элитное образование и социальная справедливость
Социология элитного образования
Функциональная концепция
Концепция статусного конфликта
Неомарксистская теория элитного образования
Элитное образование и теория «человеческого капитала»
Государство и элитное образование
Элитное образование в США
Конкуренция элитных вузов
Все страницы