Курс: Русское искусство второй половины XVI - XVII вв - РУССКИЙ ГОРОД И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО XVI ВЕКА

 

РУССКИЙ ГОРОД И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО XVI ВЕКА

В архитектурном облике русского города башни и крепостные стены играли важнейшую роль. В XVI в. необходимость установки крепостной артиллерии в башнях и у основания стен вызвала к жизни специальные помещения, так называемые каморы, или печуры. Такие печуры назывались «подошвенным боем». Они представляли собой глубокие ниши, перекрытые мощными и широкими арками. Нередко одноарочное завершение печур заменялось многоарочным. Парапет «верхнего боя», т.е. перехода-галереи, расположенного за зубцами, иногда украшался со стороны, обращенной к городу, поребриком, тягами и квадратными ширинками, как на стенах Московского Кремля. Такие же тяги проходили и с внешней стороны крепостных стен. Непрерывный ряд камор-печур образовывал с внутренней стороны своеобразную аркаду. Этот прием, вызванный к жизни военно-оборонительной техникой, придавал городу единство цельного сложного организма, обладавшего видимой объемно-пространственной границей. Письменные источники XVI в. отразили это «чувство города»: Воскресенская летопись под 7042 (1534) годом говорит о строительстве оборонительных укреплений «на пространстве града Москвы».

Архитектурное решение крепостных башен XVI в. зависит от их назначения. Воротные башни, служившие парадным въездом в город или монастырь, выделялись своей богатой декоративной разработкой и композиционной сложностью (например, Спасская башня Московского Кремля, Пятницкая башня Коломны и др.) и обычно завершались высоким и крутым шатром с дозорной вышкой или надвратной церковкой. Их начали ставить в наиболее выгодных в архитектурном отношении местах, а стремление к относительной симметрии сооружения определило их расположение по центру прясел крепостных стен. Угловые башни, обычно круглые или многогранные, отмечали крайние, узловые точки города и обычно завершались высокими шатрами с дозорными вышками вверху. Между воротными и угловыми башнями ставились прямоугольные башни, не имевшие проезда. Они были меньше и скромнее, однако их расстановка создавала тот ритм, от которого во многом зависел архитектурный облик города.

Московский Кремль - первенец строительной деятельности московских зодчих - на многие десятилетия определил архитектурно-художественный характер русских оборонительных сооружений. В Коломне в 1525-1531 гг. были возведены превосходные крепостные стены и башни, не уступавшие московским ни в военно-оборонительном, ни в архитектурном отношении. Оборонительные сооружения Нижнего Новгорода были построены еще в 1508-1511 гг. русскими мастерами при участии Петра Фрязина. К этому же типу города принадлежит Свияжск, выстроенный в 1550-1551 гг. Иваном Грозным, Серпухов, получивший свои каменные стены в 1556 г.

План кремля Тулы (закончен в 1521 г.) образует слегка вытянутый, почти правильный прямоугольник, обращенный своей длинной стороной к реке Упе. На его углах стоят круглые массивные башни, а вдоль стен - прямоугольные. Они расставлены по следующей системе: крепостная стена, обращенная к Упе, имеет две симметрично расположенные проездные башни, остальные прясла крепостных стен имеют по одной проездной воротной башне. Все они находятся посередине сторон прямоугольника тульского кремля. Проездные башни приобрели характер монументальных ворот. Они вытягиваются вдоль стен с относительно небольшим выносом за их пределы.

В 1531 г. начинается постройка Зарайска на тех же началах относительной регулярности.
Зарайский кремль представляет собой в плане почти правильный квадрат, углы которого отмечены восьмигранными башнями, выложенными из квадров белого камня. Проездные башни, расположенные посреди каждого из прясел городских стен, превратились здесь в сравнительно невысокие арки-ворота. Центральная группа зданий - собор, колокольня и еще одна церковь - сдвинута к одному из углов крепости.

В Пскове в XVI в. крепостными стенами было окружено Завеличье и Запсковье. Псков превратился в город со своим оригинальным лицом, со сложными, тщательно продуманными военно-оборонительными сооружениями в черте самого города, отмечавшими постепенный его рост и развитие.

Местоположение главнейших городских зданий определяло систему улиц города, имевшую обычно радиальный или веерообразный характер. Поперечные улицы, соединявшие магистральные, отличались и меньшей протяженностью, и меньшей шириной. Обычно они носили название переулков. Город редко оставался в границах своих оборонительных укреплений. Новгород, Псков, Тула, Нижний Новгород, Москва быстро разрастались, расположенный за стенами города торг (у одной из выездных башен, отстоявшей недалеко от реки или озера - водного пути) вызывал необходимость постройки всевозможных лавок, рядов, амбаров, сараев, кузниц. Вокруг этих хозяйственных зданий возникали жилые постройки. Рельеф местности определял направление дорог и характер застройки. Появлялись слободы, тянувшиеся вдоль дорог. Разрастаясь и сливались вместе, они образовывали посад. С XVI в. посад стали обносить валом с тыном («острог»), здесь строились каменные приходские храмы (постройка храмов Алевизом Новым «на большом посаде» Москвы) и монастыри (Рождественский монастырь в Москве, ряд городских монастырей в Новгороде, Пскове и др.). Более широкая и свободная застройка дворов посада придала ему большое архитектурное значение. Многоярусные повалуши, терема и сени, покрытые островерхими шатрами или бочками, поднимались над высокими домами с крутыми крышами. Обилие этих крыш, завершавших каждую клеть главы приходских и монастырских храмов, придавало городскому посаду необычайно живописный сказочный вид.

Роль посада в архитектурном облике города увеличивалась с каждым годом. К расположенным по посаду каменным храмам тяготели прилегающие улицы и переулки. Храмы и монастыри замыкали перспективу изогнутых, свободных от геометрической регламентации улиц. Кремль города получал значение своего рода акрополя. Здесь были сосредоточены главные городские здания, помещались административный и церковный центры.

В 1534-1538 гг. зодчий Петрок Малый обстроил Китай-город каменными стенами и башнями. Присоединенная к Кремлю территория увеличивала треугольник самого Кремля. Дальнейший рост Москвы вызвал ряд градостроительных мероприятий, среди которых большое значение имело возведение в 1555-1560 гг. собора Василия Блаженного. По древней традиции, он был поставлен на площади (Красной), куда переместилась общественная жизнь столицы (Соборная площадь Кремля превратилась во внутригородскую административного значения). По местоположению, оригинальности архитектуры, живописному силуэту этот собор, возведенный русскими зодчими Бармой и Посником, успешно конкурировал с группами кремлевских соборов, став одним из наиболее заметных зданий Москвы. Однако последующий рост города и присоединение к нему значительной территории посада вернули Кремлю его архитектурное главенство и предопределили его объемно-пространственное развитие. В 1586 г. началась постройка стен Белого, или Царева города, длившаяся вплоть до 1593 г. под руководством и по проекту городовых дел мастера Федора Коня. Это новое оборонительное кольцо изменило облик города. Треугольник Кремля и Китай-города оказался вписанным в более или менее правильную окружность общего плана. Белый город прорезали радиальные улицы, шедшие к центру.

Рост города вызвал необходимость надстройки в 1600 г. ярусов колокольни Ивана Великого, являвшейся самой мощной вертикалью в общей панораме и служившей центральным сооружением, с которым соотносились остальные здания. Не успела завершиться постройка Белого города, как в 1591 г. «повеле царь Федор кругом Москвы около всех посадов поставить град древяной». Москва опоясалась новым кольцом, вновь увеличив свою территорию. Новые оборонительные укрепления были названы «Скородомом». Вместе с полукольцом монастырей-крепостей, охватывавших Москву с юга, они значительно укрепили оборону города.

Монастырские крепостные сооружения располагались полукольцом с южной стороны города, откуда ожидались набеги татар, вторжения Литвы и Польши. В XVI в. их капитально перестроили и дополнили двумя новыми - Новодевичьим (1524) и Донским (1593). Симонов и Новодевичий монастыри, наиболее важные в системе обороны Москвы, получили в XVI в. каменные стены и башни, отличавшиеся первоклассными техническими и архитектурно-художественными качествами.

Широкое строительство в Московском государстве вызвало учреждение в 1580-х гг. Приказа каменных дел, ведавшего заготовкой материалов, организацией рабочей силы, ее распределением и постройкой как военно-оборонительных сооружений, так и отдельных зданий общественного и государственного назначения.

Градостроительство XVI в. завершилось постройкой в 1596-1600 гг. Смоленской крепости. На это время все каменные постройки в стране были запрещены. Значение Смоленска в градостроительстве Московского государства XVI в. лучше всего передается в словах Бориса Годунова, назвавшего этот город «ожерельем Московской Руси». Техническое и архитектурное совершенство смоленских стен и башен (бойницы с наличниками, декоративные пояски, особая тонкость пропорций, искусная окраска деталей и т.д.) говорит не только о мастерстве их зодчего - Федора Коня, но и о высоком уровне каменного строительства в конце XVI в. «Смоленское дело» вошло в сознание русского народа как событие огромной важности. Все челобитные записных каменщиков XVII в. упоминают о том, что они или их отцы «делали город Смоленск».

В течение XVI в. было укреплено и построено большое количество монастырей. В суздальском Спас-Евфимиевом монастыре были возведены собор (1507-1511) и трапезная (1525), к которой вскоре пристроили трехшатровый храм, и звонницу. Взаимное расположение этих зданий повторяет в меньшем масштабе план построек Московского Кремля. Монастырский собор является главным зданием. С юго-запада, аналогично московской Грановитой палате, расположена трапезная. Звонница повторяет местоположение Ивана Великого. Два последних здания образуют небольшую площадь у южного входа в собор.

Подобным же образом оформлен и центр Троице-Макарьевского монастыря в Калязине. Собор (1521-1523), трапезная (1525-1530) и звонница, замененная в 1636 г. высокой шатровой колокольней, образовали типичную для того времени группу монастырских зданий.

Троице-Сергиев монастырь в 1540-1550-х гг. получил каменные крепостные стены, увеличившие территорию монастыря и определившие дальнейший характер застройки, в первую очередь, сооружение Успенского собора (1585). План монастыря представляет собою фигуру, близкую к прямоугольнику. Отклонения и изменения направления стен объясняются особенностями местоположения монастыря и наличием древних зданий начала и второй половины XV в. Внутримонастырская площадь расположена с северной стороны Троицкого собора и к западу от Успенского. Духовская церковь (1476) играла в течение долгого времени и роль звонницы-колокольни. Нетрадиционное расположение центральных зданий, композиционно тесно связанных, выделялось своей живописностью, без тени однообразия и сухого геометризма.

Башни монастырей конца XVI в. получили новые детали, значительно обогатившие их убранство. В Симоновом монастыре постройка каменных башен относится к 1580-1590-м гг. Высокие архитектурные качества башни «Дуло» сделали ее образцом для подражания. В 1590-х гг. были возведены стены и башни Пафнутьева-Боровского монастыря. Его угловые башни не круглые или многогранные, а квадратные. Они поставлены по диагонали (за угол) в отношении стен - единственный случай в древнерусском крепостном строительстве. Оригинальностью отличается и ромбовидный план монастыря, тесно связанный с очертаниями берега протекающей под его стенами реки Истермы.

В 1584-1594-х гг. были выстроены стены и башни Соловецкого монастыря. Они окружали группу центральных зданий, поставленных рядом и вытянутых по одной оси. Общий план монастыря имел форму вытянутого пятиугольника. К 1580-м гг. относится так называемый «старый город» Кирилло-Белозерского монастыря, выстроенный также в виде пятиугольника. Главные монастырские сооружения на берегу Сиверского озера, расположенные по уже известной схеме, представляют собой вместе с башнями крепостных стен одно из замечательных произведений древнерусской архитектуры. В других монастырях XVI в. (например, в Новодевичьем, Симоновом, Псково-Печерском) можно проследить использование тех же архитектурных приемов, что убедительно свидетельствует о преемственности и единстве градостроительной мысли XVI в.

В архитектуре древнерусского города и монастыря огромную роль играл цвет. Основными цветами древнерусского зодчества были красный и белый. К этим цветам в XV-XVI вв. присоединяется золото глав соборов, церквей и звонниц. Красные с белыми деталями, белые или красно-розовые крепостные стены были далеко видны на фоне летней зелени полей и темнеющих лесов. За ними возвышались белые храмы и колокольни, звонницы, увенчанные золотыми, свинцово-серебряными, зелеными и синими главами. Белокаменные постройки приобретали теплый желтоватый оттенок слоновой кости. Просто побеленные здания давали новый оттенок того же белого цвета. Серый цвет обветрившегося дерева многочисленных деревянных строений служил фоном каменным зданиям с их нередко раскрашенными крышами или золотом глав.

В середине XVI в. в окраске зданий преобладал красный цвет. Позже многоцветные декоративные детали усилили живописную красочность архитектурных произведений, чему немало способствовали поливные цветные изразцы зеленого, желто-охряного и коричнево-красного цвета.

Окраска зданий была рассчитана на рассматривание как издали, так и вблизи. Крупные детали в верхних частях зданий окрашивались в яркие, контрастные тона. Чем выше было здание, чем сложнее и живописнее было его завершение, тем более красивым оно считалось. Поэтому купола покрывали золотом, красили в синий цвет или обивали городчатой цветной черепицей или лемехом, отбрасывавшим у свесов кровель узорчатую тень на стены. Своды храмов крыли оцинкованным железом, заменившим дорогостоящий древний свинец, шатры красили в зеленый и желтый цвет (подражание золоту), верхи зубцов крепостных стен и башен белили, а порталы и появившиеся наличники окон окрашивали в разные тона (Смоленский кремль). Фрески над порталами и иконы в киотцах играли не менее важную роль в цветовом убранстве зданий. Богатая полихромия деталей, сосредоточенная на небольшом участке стены, не нарушала архитектоники здания и имела значение лишь вблизи. На большом же расстоянии она сливалась в одно многокрасочное пятно, оттенявшее наиболее существенные части постройки.

Градостроительство времен Василия III, Ивана Грозного и Бориса Годунова приучило зодчих решать сложные архитектурно-композиционные задачи, содействовало появлению оригинальных архитектурных произведений, не имевших примера в предшествующем русском зодчестве.

 



Индекс материала
Курс: Русское искусство второй половины XVI - XVII вв
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
РУССКИЙ ГОРОД И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО XVI ВЕКА
ШАТРОВОЕ ЗОДЧЕСТВО XVI ВЕКА
ЗОДЧЕСТВО КОНЦА XVI ВЕКА
МОСКОВСКАЯ ЖИВОПИСЬ СЕРЕДИНЫ XVI ВЕКА
ИКОНОПИСЬ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVI ВЕКА
МЕСТНЫЕ ШКОЛЫ ЖИВОПИСИ XVI ВЕКА
ГРАВЮРА XVI ВЕКА
МОНУМЕНТАЛЬНАЯ ЖИВОПИСЬ, ИКОНОПИСЬ И КНИЖНАЯ МИНИАТЮРА КОНЦА XVI - НАЧАЛА XVII вв.
ШИТЬЕ КОНЦА XVI - НАЧАЛА XVII вв.
ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО СЕРЕДИНЫ XVI - НАЧАЛА XVII вв.
РУССКИЙ ГОРОД XVII ВЕКА
КАМЕННОЕ ЗОДЧЕСТВО ВТОРОЙ И ТРЕТЬЕЙ ЧЕТВЕРТИ XVII ВЕКА
КАМЕННОЕ ЗОДЧЕСТВО КОНЦА XVII ВЕКА
РЕЗЬБА И СКУЛЬПТУРА XVII ВЕКА
МОНУМЕНТАЛЬНАЯ ЖИВОПИСЬ И ИКОНОПИСЬ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVII ВЕКА
МОНУМЕНТАЛЬНАЯ ЖИВОПИСЬ И ИКОНОПИСЬ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVII ВЕКА
КНИЖНАЯ МИНИАТЮРА XVII ВЕКА
ИСКУССТВО МОСКОВСКИХ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ МАСТЕРСКИХ XVII ВЕКА
ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО МЕСТНЫХ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ЦЕНТРОВ
ЛИЦЕВОЕ И ДЕКОРАТИВНОЕ ШИТЬЕ XVII ВЕКА
Все страницы