Курс: Русское искусство второй половины XVI - XVII вв - ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО СЕРЕДИНЫ XVI - НАЧАЛА XVII вв.

ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО СЕРЕДИНЫ XVI - НАЧАЛА XVII вв.

Построенный Иваном III в Кремле между Архангельским и Благовещенским соборами Казенный двор был первым русским собранием памятников прикладного искусства. По мере надобности оттуда переносили во дворец разнообразную золотую и серебряную посуду. Там же хранились и одежды, шитые жемчугом, украшенные драгоценными камнями. Золотые и серебряные ковши-«лебеди» десятками изготовлялись московскими мастерами для царского стола. Но из громадного числа ковшей московской работы конца XVI в. сохранились лишь один ковш Ивана IV и также единственный, особо изящный по формам, ковш Бориса Годунова (оба находятся в Оружейной палате).

Орнамент на изделиях из драгоценных металлов XVI в. обладает выраженным элементом графичности. Четкость и ритмичность присущи орнаменту на золотых и серебряных изделиях, независимо от техники его выполнения. Часто встречающийся в различных вариантах вьющийся стебель с крупными цветами, образующий круги, выполнялся русскими мастерами и на металле, и на дереве, и в книжном орнаменте. Для второй половины XVI в. характерен  встречающийся в деревянной резьбе XV в. орнамент из переплетающихся спирально-загнутых стеблей с трилистниками и длинными изогнутыми в форме рога листами, концы которых закручены в противоположную их изгибу сторону.

На широко распространенных в XVI в. басменных окладах икон встречаются также крещатый и чешуйчатый орнаменты с гладкими чешуйками или со вписанными в чешуйки розетками; орнамент, состоящий из ваз с отходящими от них в стороны длинными стеблями с листьями и цветами; или из стеблей, пропущенных через кольца или розетки. Иногда же для тиснения узоров серебряники использовали вместо матриц сканный орнамент.

Драгоценные камни на изделиях из золота и серебра применяются в XVI веке в скромном, по сравнению со следующим веком, количестве. Неправильной формы выпуклые камни, поднятые в высоких гнездах, дают мало блеска и воспринимаются лишь как цветовые пятна. К концу столетия оклады икон или церковных книг иногда богато украшаются самоцветами, но камни эти сохраняют значение отдельных красочных пятен и не входят в общий орнамент. В большом количестве применяются золотые и серебряные запоны с камнями разных размеров и форм. Сапфир - любимый камень времени правления Грозного и Годунова, большей частью в сочетании с изумрудами и «красными яхонтами» (рубинами). Узкие переплетающиеся ленты, напаянные плоско на гладкий фон, с мелкой зернью, вкрапленной в эмаль, украшают два замечательных золотых предмета:
оклад «мерной» иконы (1554) из Архангельского собора и оклад иконы Одигитрии (ок. 1560 г., оба хранятся в Оружейной палате). В нежное сочетание голубых эмалей различных оттенков введены сильные тона густой красной и зеленой эмали, которым созвучны мягкие красочные пятна крупных неграненых камней (сапфиры, изумруды и рубины).

В последней трети XVI в. орнамент роскошных золотых изделий со сканью и эмалью перестает быть плоским, делается еще более нарядным и сложным. В узоры вводятся рельефные грозди из мельчайшей зерни и миниатюрные чеканные цветы и листья, припаянные в различных наклонах. Таковы непревзойденный по пышности и гармонии расцветки золотой оклад рукописного
Евангелия из Благовещенского собора (1571, Оружейная палата) и исключительные по мастерству исполнения золотые цаты (подвески к иконе) с покрытыми эмалью миниатюрными чеканными листиками и цветками, выгнутыми в разнообразных положениях и наклонах (Сергиев-Посадский художественный музей). На окладе 1571 г. голубая эмаль введена во всем богатстве оттенков - от васильковых до водянисто-голубых. Листики и цветы на цатах покрыты эмалью - белой, голубой, синей, темно-красной и зеленой.

В искусстве черни московские мастера достигли большого мастерства. Чернь их работы имеет глубокий черный тон, с особым бархатистым оттенком на золоте. Черневой орнамент середины и второй половины XVI в. нанесен очень тонкими линиями по гладкому фону. Резной орнамент на черневом фоне украшает тулью золотого царского венца середины XVI в., известного под названием «Казанская шапка» (Оружейная палата); кроме древней шапки Мономаха, это - единственный сохранившийся царский венец из семи имевшихся в XVI в. в сокровищнице Московского Кремля. Густота черневого орнамента, техника прорези на зубцах и выбор сочетания голубых и красных камней (бирюза и рубины) указывают на вероятное участие в работе над этим венцом восточных мастеров, быть может, приехавших из Казани татар. Венец напоминает своей формой силуэты древнерусских храмов, с торжественно подымающимися несколькими ярусами рядами кокошников, зубцами в виде цветков и арочек, а подложенные под камнями розетки близки по рисунку к зубцам и розеткам на окладах икон.

Сходство с орнаментацией «Казанской шапки» имеют золотые узоры по черневому фону на небольших золотых дробничках, в виде трилистников, полумесяцев и кружков, нашитых на кайме роскошной подвесной пелены 1599 г. (Сергиев-Посадский художественный музей).

Один из прекраснейших памятников искусства московских мастеров-ювелиров - украшенное чернью золотое блюдо второй жены Ивана Грозного Марии. По борту блюда выполнены с большим мастерством: бархатисто-черная чернь, легкий тонкий орнамент и надпись в шести клеймах в виде свободно брошенных свитков. Популярный у мастеров мотив изогнутых «ложек», украшающих дно блюда, трактован своеобразно - «ложки» не выпуклы и не блестящи, а плоски, графичны, обрисованы лишь слегка приподнятым контуром, благодаря чему форма предмета остается ненарушенной. Московские серебряники на протяжении всего XVII столетия повторяли мотив изогнутых плоских ложек на круглых блюдах с черневым орнаментом и надписью по борту.

Теневые пятна появляются в черневых изображениях второй половины XVI в., когда усиливается стремление передать пространственную объемность. Они наносятся легкой тонкой сеткой в складках одежд, на фонах и поземе. Прекрасные образцы такого рода графики демонстрируют
золотой ковчежец с изображением мученицы Ирины в рост (1589, Оружейная палата) и дробницы с изображениями святых на пелене, вложенной Борисом Годуновым в Троице-Сергиев монастырь (1599).

Чеканный орнамент XVI в. отличается графичностью, он отчетливо выделяется на матовом канфаренном фоне, строго уравновешен, ритмичен, всегда имеет четкий рисунок. Характерные особенности чеканных изделий, сближающие их с резьбой по дереву, это - мягкость, сглаженность рельефа и обобщенность форм, многоплановость изображений, различные детали которых воспроизводятся рельефом разной высоты, что порождает впечатление глубины и пространственности. В чеканке и даже в басме московские мастера XVI столетия изображают не только отдельные фигуры, но и сложные многофигурные композиции.

В чеканке и басме XVI в. часто дает о себе знать близость к рельефной деревянной резьбе. Близки ей шестнадцать клейм со сценами жития на серебряном басменном окладе иконы Дмитрия Солунского (1586, ГИМ). Исключительная мягкость, сглаженность невысокого прочеканенного басменного рельефа указывает на то, что матрица для басмы была, вероятно, сделана из дерева. Мастер создает впечатление глубины пространства, применяя как различной высоты рельеф, так и своеобразные смелые приемы: в сцене прихода к Дмитрию в темницу его ученика Нестора он
выносит за рамку клейма ногу коленопреклоненного юноши, благодаря чему вся его фигура
сильнее выдвигается на первый план, в то время как здание темницы, данное более низким
рельефом, отодвигается в глубину. Сцены борьбы Нестора с гладиатором царя Максимилиана
переданы с большим настроением: внимательно следит царь за борьбой, много скорби в его позе, когда он отвернулся от  повергнутого наземь любимого борца. Примечательно, что в этом клейме мастер заменил корону, украшавшую голову царя, шапочкой, а у победителя Нестора впервые появляется над головою нимб. Интересно переданы бытовые подробности: накидные одежды, высокие, островерхие гладкие шлемы воинов, характерной русской формы. Мастер неожиданно превращает в крыло развевающийся плащ Дмитрия в той сцене, где он представлен летящим по воздуху с освобожденными им из сарацинского плена девушками.

Крупным художественным центром продолжал оставаться Новгород. Новгородские серебряники были широко известны своим мастерством. В XVI в. в Новгороде насчитывалось их свыше двухсот. Для новгородской скани XVI в. характерен прием, известный исключительно в работах новгородских серебряников: местами скань кладется в три ряда - тонкая витая веревочка между двумя гладкими нитями. Таким образом, некоторые части орнамента выделяются широкими, как бы кистью проведенными полосами. Так выполнен орнамент вьющегося стебля, пропущенного сквозь кольца на кресте 1592 г. (ГИМ). Новгородский сканный орнамент иногда расцвечивается эмалью или мастикой с лаком - синей, белой, красной и зеленой. Так расцвечен сложный сканный орнамент оклада «Мстиславова Евангелия», обновленного в 1551 г. в Новгороде (ГИМ). Черная эмаль с синеватым оттенком и темно-синяя имеются и на чаше потира начала XVI в. (Оружейная палата), выполненной с присущим новгородцам лаконизмом художественного языка, точностью рисунка и ясностью композиции. Близостью к работам новгородских мастеров отличаются работы вологодских серебрянников. Серебряный оклад Евангелия, который сделал в Вологде в 1577 г. «Стратилатовский поп Феодорище своими трудами грешными», показывает, что мастерство резьбы и эмали было здесь на высоком уровне. Вырезанная на доске оклада необычная, очень сложная композиция расцвечена черной, желтой, зеленой, белой и темно-синей эмалью (ГИМ).



Индекс материала
Курс: Русское искусство второй половины XVI - XVII вв
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
РУССКИЙ ГОРОД И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО XVI ВЕКА
ШАТРОВОЕ ЗОДЧЕСТВО XVI ВЕКА
ЗОДЧЕСТВО КОНЦА XVI ВЕКА
МОСКОВСКАЯ ЖИВОПИСЬ СЕРЕДИНЫ XVI ВЕКА
ИКОНОПИСЬ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVI ВЕКА
МЕСТНЫЕ ШКОЛЫ ЖИВОПИСИ XVI ВЕКА
ГРАВЮРА XVI ВЕКА
МОНУМЕНТАЛЬНАЯ ЖИВОПИСЬ, ИКОНОПИСЬ И КНИЖНАЯ МИНИАТЮРА КОНЦА XVI - НАЧАЛА XVII вв.
ШИТЬЕ КОНЦА XVI - НАЧАЛА XVII вв.
ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО СЕРЕДИНЫ XVI - НАЧАЛА XVII вв.
РУССКИЙ ГОРОД XVII ВЕКА
КАМЕННОЕ ЗОДЧЕСТВО ВТОРОЙ И ТРЕТЬЕЙ ЧЕТВЕРТИ XVII ВЕКА
КАМЕННОЕ ЗОДЧЕСТВО КОНЦА XVII ВЕКА
РЕЗЬБА И СКУЛЬПТУРА XVII ВЕКА
МОНУМЕНТАЛЬНАЯ ЖИВОПИСЬ И ИКОНОПИСЬ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVII ВЕКА
МОНУМЕНТАЛЬНАЯ ЖИВОПИСЬ И ИКОНОПИСЬ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVII ВЕКА
КНИЖНАЯ МИНИАТЮРА XVII ВЕКА
ИСКУССТВО МОСКОВСКИХ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ МАСТЕРСКИХ XVII ВЕКА
ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО МЕСТНЫХ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ЦЕНТРОВ
ЛИЦЕВОЕ И ДЕКОРАТИВНОЕ ШИТЬЕ XVII ВЕКА
Все страницы