Курс: Искусство Древней Руси XIV - первой половины XVI вв - Зодчество Пскова XIV?XV вв.

 

Зодчество Пскова XIV?XV вв.

После Новгорода Псков был самым крупным русским вольным городом. Ему, как и Новгороду, удалось избежать татарского ига и тяжелой дани, что способствовало сохранению накопленной им культуры и расцвету его в XIII?XV вв. До 1348 г. Псков входил в число новгородских пригородов. Расположенный на западном рубеже Русской земли, Псков был одним из форпостов русской культуры, которому суждено было принимать на себя главные удары вторгавшихся в русскую землю иноземных войск. Социальный строй Пскова очень напоминал новгородский, но роль князя была здесь еще более скромной, нежели в Новгороде. Боярство тоже не могло сравниться по влиятельности с новгородским, так как вследствие малой территории Псковской области здесь не получило развития крупное землевладение. Земля находилась преимущественно в руках мелких собственников, составлявших большинство на псковском вече. Немалым весом обладали и псковские ремесленники, объединенные в крепкие корпоративные организации (так называемые «сотни»). Эти «черные люди», как называют ремесленников летописи, упорно отстаивали свои права, балансируя между тягой к великокняжеской Москве и союзом с Литвой. Когда они сообща строили небольшие храмы, то посвящали их обычно покровителям практикуемого ими ремесла. Из их среды Москва черпала замечательных зодчих, живописцев и мастеровых. Герберштейн в своих записках о Московии, отзываясь с похвалой об «общительных и даже утонченных» нравах псковичей, одновременно замечает, что псковские купцы в торговых сделках отличаются исключительной честностью и прямотой, не тратя слов на обман покупателя, а коротко и ясно объясняя дело.

Среди памятников древнерусской архитектуры псковские храмы являются самыми лаконичными по своему художественному языку. Коренастые, приземистые, с мощными стенами, с многочисленными приделами, галереями и притворами, они отличаются ясной конструктивной логикой, рассчитаны на охват единым взглядом.

Во второй половине XIII ? первой половине XIV вв. каменное церковное строительство в Пскове почти не ведется. Архитектурные силы Пскова поглощены крепостным строительством.
В XIII в. был построен псковский каменный детинец на высоком мысу, в устье Псковы, князь Довмонт прирезал к территории детинца новый участок разросшегося города и окружил его стеной. В 1309 г. посадник Борис опоясал ширящийся Псков новой стеной; в 1330 г. были выстроены могучие стены и башни Изборской крепости.

За это время летописи упоминают о постройке всего трех храмов, из которых сохранился собор Снетогорского монастыря (1311). В 1354 г. псковскими купцами была выстроена новая деревянная церковь Софии. В 1365?1367 гг. новый каменный Троицкий собор сменил рухнувший храм 1193 г. Зодчим Троицкого собора был псковский мастер Кирилл, поставивший в 1374 г., после ряда других работ, церковь Кирилла у Смердья моста «в свое имя». Возможно также, что он был одновременно и «горододельцем», и строил в 1375?1377 гг. «четвертую» стену Пскова. В дальнейшем псковская жизнь не выдвигала больше перед зодчими задач такого масштаба и такой идейной значимости, как городской собор.

В XV в. продолжались оборонительные военно-инженерные работы, строились небольшие каменные храмы частного или корпоративного характера. Однако и это строительство было достаточно обширно. За XV в. летопись упоминает только в Пскове о постройке 22 каменных храмов и 18 раз говорит о крупных работах в псковской крепости. Нигде в других областях Древней Руси этого времени строительное дело не было так развито, как в Пскове. Артели плотников и каменщиков, работающие по найму, постоянно упоминаются псковским летописцем; они возводят городские стены, крепостные башни и храмы, мостят бревенчатые мостовые улиц и площадей, строят жилища. Работая с хорошо знакомым местным материалом ? грубоватой и широко доступной известковой плитой, ? псковские мастера сообщают зодчеству дух простоты и демократичности. Летопись иногда выделяет и определенные творческие индивидуальности. Так, в 1415 г. она называет имя зодчего Еремея, который по заказу псковских купцов заменяет деревянный Софийский храм каменным, а в 1420 г. упоминает «мастера святой Троицы» Федора, стоявшего во главе строительного братства ? «дружины».

Социально-политическая и географическая специфика Пскова обусловила общий характер его архитектуры, крепостное строительство воспитывало вкус зодчих к суровым и лаконичным формам, к пластичности архитектурного тела и его поверхности, демократическая среда заказчиков определяла простоту, ясность и практическую целесообразность композиционного замысла здания, скромность его наружной обработки. Небольшие по масштабам храмы XV в., иногда приподнятые на хозяйственном этаже ? подклете, с живописно расположенными пристройками, органически сливались с деревянной жилой застройкой города. Внутренне пространство храмов благодаря остроумной конструкции перекрещивающихся сводов постепенно освобождалось от столбов.

В 1413 г. была построена церковь Василия Великого на Горке ? древнейший сохранившийся памятник псковской архитектуры. Это обычный четырехстолпный храм с одной главой и тремя алтарными апсидами, украшенными по карнизу характерным псковским орнаментом. Плоские лопатки, переходящие вверху в дуги закомар, членят фасады. Придел, примыкающий к храму с севера, усиливает живописность композиции, лишая кубическое тело храма его замкнутости. Внутри храма нет хор, а в перекрытии применена система ступенчатых подпружных арок.

Церковь Успения Богородицы в Мелетове (1462?1463) напоминает о композиции верха Троицкого собора: угловые деления храма понижены и перекрыты наклонными прямолинейными трехскатными кровельками, а своды приподнятого архитектурного креста ? двускатными; выступ ступенчатых арок в подножии барабана был выражен снаружи в виде восьмигранника, завершенного по граням, по-видимому, щипцовыми кровельками. Арки, стягивающие плоские лопатки, приобрели характер многолопастных чисто декоративных украшений фасада, обработанных по старинной традиции зубчиками. К старым приемам восходит и прямоугольная форма боковых апсид (Смоленск, Новгород). Внутри, заботясь о поместительности храма, зодчие скруглили его столбы.

В том же 1462 г. в Пскове строится церковь Козьмы и Демьяна с Примостья, напоминающая церковь в Мелетове как по своеобразному плану, так и по сложной композиции, и многоскатному перекрытию верха. Однако этот памятник еще более архаичен; зодчие применили здесь единственный раз в XV в. старую систему пониженных подпружных арок; в связи с этим отсутствует и постамент под барабаном, который выступает непосредственно над двускатными кровлями повышенного креста центральных нефов. Эти два памятника, построенные один за другим и занимающие несколько обособленное место в развитии псковского зодчества XV в., своими особенностями обязаны заказу строителей. Церковь в Мелетове, на стыке дорог из Пскова в Новгород и Москву, построена крупным боярином, псковским посадником Яковом Кротовым, церковь Козьмы и Демьяна - другим степенным посадником Зиновием Михайловичем. Но основная линия развития псковского зодчества, обусловленная вкусами и бытовыми навыками горожан, строящих свои небольшие церкви либо единолично, либо силами соседского уличанского общества, идет в направлении все большего упрощения форм и обработки здания, все большей демократизации художественного языка. Для небольших храмов псковские зодчие разрабатывают особую систему перекрытия при помощи ступенчато повышающихся перекрещивающихся арок, позволяющую совсем освободить интерьер от столбов. Заботясь о «звонкости» камерного пространства своих маленьких храмов, зодчие закладывают в их стенах резонирующие глиняные горшки, обращенные отверстием внутрь храма, - так называемые «голосники». При бесстолпной конструкции церковь все же сохраняет тройное членение фасадов и ползучую многолопастную арку, как бы вторящую пощипцовому покрытию. Этот тип маленького храма был, по-видимому, первоначально разработан в приделах (ц. Василия на Горке), а затем распространен в строительстве отдельных церквей. Лучшими примерами их служат крошечная церковь Никиты Мученика (1472) и церковь Николы Каменноградского. Обе являлись храмами небольших монастырей, повторяя тип маленького посадского храма. Эти же типы культового здания переходят и в XVI столетие. Таковы церкви Успения с Пароменья на берегу реки Великой, с монументальной звонницей (1521), Николы со Усохи (1536), Анастасии Римлянки (1488?1539), Козьмы и Демьяна у Гремячей башни (1540), Жен мироносиц на кладбище (1547), Сергия с Залужья, с замечательной главой из зеленой муравленой черепицы и др.

Материал, из которого строили псковичи, ? неровная, довольно рыхлая плита, - придает линиям и поверхностям своеобразную мягкость и пластичность, лишая здание графической четкости и не допуская мелочной декоративной отделки. Эта плита умело использована в поясах из квадратных и прямоугольных впадин на карнизах апсид и глав, в бровках над окнами, в обработке апсид арочными тягами. Но и эти детали мягки и кажутся как бы вылепленными от руки. В церкви Иоакима и Анны поясок впадин, благодаря особой фактуре, приобретает характер резного по дереву узора. Четырехвековой опыт работы с одним и тем же, казалось бы грубым и неблагодарным материалом сделал из псковских зодчих подлинных виртуозов в умение извлечь из него предельный художественный эффект.

Особую прелесть псковских храмов составляет их живописное сочетание с приделами, папертью и различными хозяйственно-бытовыми пристройками, окружающими храм с той непринужденностью, с какой разрастается, путем «прирубов» новых клетей, комплекс деревянного жилья. При небольшой площади храма паперть служила существенным его расширением; она или примыкала к нему с запада, или окружала храм с двух или трех сторон. Часто паперть открывалась наружу монументальным крыльцом с двумя массивными круглыми столбами по бокам; как внутри храма, так и здесь эти приземистые столбы, кажущиеся вытесанными из глыбы камня, производят необычайно мощное впечатление.

Своеобразие силуэта такого псковского храма особенно усиливают сквозные, различные по постановке, формам и величине звонницы. Они появились не позднее XIV в. и ведут свое происхождение от простых деревянных звонниц в виде столбов с перекладинами для небольших колоколов. Иногда колокола вешали и на стене крепости между ее зубцами, как, по-видимому, это было в конце XIV в. у псковского Троицкого собора. Древнейший пример подобной каменной звонницы известен в Новгороде, где такая звонница возвышалась над западной стенкой притвора церкви Спаса на Ильине (1374). В простейшей своей форме звонница состоит из двух каменных столбов, соединенных арочной перемычкой; ее дальнейшим развитием являются двух-, трех- и многопролетные звонницы Пскова. Их столбы обычно повторяют излюбленную псковскими зодчими форму массивной круглой тумбы; над каждым пролетом была щипцовая кровелька, образовывавшая зубчатый силуэт звонницы. Звонница никогда не строилась практичными псковичами как специальная постройка; обычно она органически вырастает над стеной храма, над крыльцом паперти, над гладким и простым фасадом какой-либо хозяйственной пристройки или церкви. Обычно это сделано с поразительным художественным тактом и непосредственностью. Так, в церкви Сергия с Залужья изящная двухпролетная звонница поставлена над средним делением северного фасада, как бы продолжая ритм ползущей к центру многолопастной арки; в древнем храме Иоанновского монастыря ее поставили на юго-западном углу храма, рядом с западными главами. Пятипролетная звонница церкви Успения у Пароменья поставлена на кладовых и погребах, одновременно с которыми она и строилась, и образует у незначительной хозяйственной постройки могучий гладкий фасад, обращенный к реке. Звонницы церкви Богоявления в Запсковье и Старого Вознесения столь лаконичны, что кажутся отрезками крепостных стен.

В течение XV?XVI вв. завершается и строительство крепостных стен Пскова, общим протяжением до 9 километров, с множеством монументальных, суживающихся кверху башен. Крепостные стены стягивали городской ансамбль Пскова в несколько поясов. Город спускался, расширяясь, с возвышенной стрелки детинца в низменную местность между Псковой и Великой. Здесь возвышенные места и пригорки чередовались с болотистыми низинами и лужайками, через которые были настланы гати и лавы; это отразилось в характерных названиях храмов и урочищ: Василий на Горке, Сергий с Залужья, Никола со Усохи, Жабья лавица, Острая лавица и т.д.

Каменные храмы особенно густо располагались на древнейшей, коренной территории города, над которой господствовал кремлевский ансамбль с высоким и сложным силуэтом Троицкого собора. В одном только Довмонтовом городе, на пространстве площадью около гектара, стояло до двадцати храмов. На новых участках посада, на Запсковье и вне города каменные храмы встречались реже, но и здесь они заметно оживляли однообразие деревянной застройки. Псковские мастера умели найти для храмов наиболее выгодные в художественном отношении точки городского рельефа и ландшафта. Особенно живописно располагались на возвышенном правом берегу реки Псковы небольшие храмы Иоанна Богослова на Мишариной горе (1547) и Константина и Елены.
В отличие от ансамбля великокняжеской Москвы, где каменное строительство сосредоточивалось в Кремле, подчеркивая его державный характер и центральное положение в городе, в Пскове каменные храмы были разбросаны по всей территории города, как бы выявляя его демократическую природу. Каменное строительство процветало не только в самом Пскове, но и на всей территории его земли. Псковские зодчие оставили памятники своего искусства и в селениях на берегу Чудского озера, и в ряде монастырей Псковского края. Таковы маленькая бесстолпная Успенская церковь в Гдове, храм Михаила Архангела на Кобыльем городище (1462), покрытый уже предельно просто на восемь скатов по четырем щипцам, памятники XVI в. ? Дмитриевский собор в Гдове (ок. 1540), церковь в Доможирке, эффектная по своей широкой композиции, с двумя симметричными бесстолпными придельными храмами, церковь Крыпецкого монастыря и др.

Богатый строительный опыт псковских зодчих, их недюжинный художественный и технический талант стяжали им общерусскую известность. В конце XV в. они были приглашены вместе с итальянскими архитекторами и лучшими русскими мастерами участвовать в строительстве Московского Кремля; здесь ими были созданы придворный Благовещенский собор и церковь Положения риз Богоматери. Псковские зодчие обладали настолько сильным и гибким искусством, что легко могли выполнить новое для них задание, не проявив при этом своих «областных» художественных симпатий - в обеих кремлевских постройках ни техника, ни богатый декоративный убор фасадов не говорят об участии псковских мастеров. Еще меньше можно заподозрить участие псковского зодчего в создании величайшего шедевра древнерусской архитектуры - Покровского собора на рву (1555?1560). Однако несомненна руководящая роль в этой постройке псковского мастера Посника Яковлева.

В то же время, когда псковские зодчие вели строительство в далеком Свияжске и в покоренной Иваном IV Казани, они создали чисто псковские постройки. Таков, например, собор свияжского Успенского монастыря ? типичный псковский храм с многолопастными арками фасадов, восьмискатной кровлей, характерными орнаментами карнизов и арочными тягами на алтарной апсиде. Такова и небольшая надвратная Спасская церковь Казанского кремля, построенная сотоварищем Посника Яковлева псковским каменщиком Ивашкой Ширяем и его артелью. Много псковских элементов содержит, наконец, и центральный храм Казани - Благовещенский собор.

Тот же дух простоты и правдивости отличает и гражданское зодчество Пскова, представленное рядом дошедших до наших дней памятников XVII в.



Индекс материала
Курс: Искусство Древней Руси XIV - первой половины XVI вв
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Новгородское зодчество XIV-XV вв.
Монументальная живопись, иконопись, книжная миниатюра и прикладное искусство Новгорода XIV в.
Новгородская иконопись XV в.
Зодчество Пскова XIV?XV вв.
Псковская монументальная живопись, иконопись и книжная миниатюра XIV?XV вв.
Искусство Твери XIV-XV вв.
Каменное зодчество московского княжества XIV - начала XV вв.
Искусство великокняжеской Москвы XIV в.
Андрей Рублев и его школа
Московская живопись, шитье и скульптура первой половины XV в.
Прикладное искусство великокняжеской Москвы
Каменное зодчество второй половины XV в.
Дионисий и его школа
Зодчество первой половины XVI в.
Крепостное зодчество конца XV ? начала XVI вв.
Живопись, графика и скульптура начала XVI в.
Книжная миниатюра XVI в.
Скульптура и резьба XVI в.
Шитье ХVI в.
Прикладное искусство второй половины ХV - ХVI вв.
Все страницы