Курс: Искусство Древней Руси XIV - первой половины XVI вв - Зодчество первой половины XVI в.

Зодчество первой половины XVI в.

Русское зодчество XVI столетия с его разнообразными, высокохудожественными произведениями занимает в истории русского искусства особое место. В эту эпоху были созданы совершенно новые по своему архитектурному облику здания. На всем лежит печать мощного творческого подъема, который так характерен для Московского государства XVI в.

Зодчий этого времени ? не только опытный мастер-подрядчик, но и активный участник политической и культурной жизни страны, обладающий обширными знаниями. Творчество зодчего приобрело значительную самостоятельность. Достаточно остановиться на истории строительства собора Василия Блаженного, когда Посником и Бармой было осуществлено девятичастное построение сложного плана вместо восьмипрестольного храма. Имена зодчих начинают упоминать не только летописи, но и вкладные доски, появляющиеся на стенах построенных им зданий. Мастер получает громкое имя «государева мастера». Ростовец Григорий Борисов, тверич Ермола, Андрей Малый, Барма и Посник, Федор Конь ? наиболее выдающиеся «каменных дел мастера»
XVI в. Документы говорят о появлении чертежа в архитектурной практике. Циркуль становится символом строительства. С этим инструментом в руках в куполе церкви села Вяземы изображен Христос Пантократор.

Первые десятилетия XVI в. характеризуются упорными исканиями зодчих в области новых архитектурных композиций. Важное место занимают здания, в которых наиболее сильно сказались идеи, связанные с идеологией великокняжеского двора. Их характер определяют величие форм, грандиозность масштабов, декоративный размах. Другую группу составляют сооружения, связанные с возросшей строительной деятельностью церкви. Для этого направления типичны большие монастырские соборы и трапезные. Третья группа памятников отражает художественные воззрения посадского населения.

Начало XVI в. отмечено в Московском государстве строительством многочисленных приходских каменных церквей. Первые каменные посадские церкви появились в Москве еще в конце
XV в. К ним относится церковь Зачатия Анны, что в углу, в Зарядье (1478?1493). Это белокаменный, кубической формы, небольшой храм с трехчастным членением фасадов. Во время пожара 1547 г. он пострадал. Белокаменные своды его рухнули, после чего верх был восстановлен уже из кирпича. Существовавшие внутренние столбы не были восстановлены. Простого профиля кирпичный пояс охватывает стены храма, напоминая пояса-ленты раннемосковских храмов, еще в середине столетия свидетельствуя о «живучести» древних московских традиций. Храм невелик, прост по архитектуре и убранству.

Теми же чертами отличаются посадские церкви, возведенные Алевизом из кирпича. Нижняя часть храма Владимира в старых садах у Ивановского монастыря и церковь Успения в Старом Симонове во многом еще зависели от образцов, созданных в предшествующем столетии.

На рубеже XV?XVI вв. в селе Каменском на берегу Протвы, недалеко от Боровска, был построен белокаменный храм, в котором нашли осуществление новые архитектурные приемы. Небольшая сельская церковь, выложенная из массивных квадров местного известняка, снаружи сурова и лаконична. Монолитная тяжелая глава и трехчастное позакомарное покрытие еще говорят о древних строительных традициях. Зато внутри взору неожиданно предстает совершенно новая пространственно-архитектурная композиция. Столбов нет, вместо них над головой возносится оригинальной формы сводчатое перекрытие. Между двумя широкими арками, опирающимися на внутренние выступы стен, помещены поперечные арочки, поднимающиеся ступенями к световой главе. Подобная система сводчатого перекрытия ? без внутренних столбов-опор была, затем разработана в целостное конструктивное решение, известное под названием крещатого свода. В законченном виде этот свод (опирающийся на стены, которые образуют в плане квадрат) состоит из двух перекрещивающихся под прямым углом «шахт» с расположенными в них небольшими поперечными ступенчатыми арочками. Такой свод впервые дал возможность оформлять внутреннее пространство храма в виде единого объема, что нашло свое отражение и в его внешней архитектуре.

Новая архитектурная композиция полностью осуществлена в церкви села Юркина под Москвой, выстроенной крупным вотчинником Я.С. Голохвастовым не позднее 1504 г. Голохвастов выстроил юркинский храм как усадебный на своем дворе. Несмотря на скромность, храм села Юркина представляет собой одно из замечательных произведений русского искусства. Все четыре фасада храма первоначально завершались трехлопастной аркой изящного и мягкого очертания. Трехлопастные арки опирались на пилястры, повторявшие традиционное членение каждого фасада на три части. Храм опоясан посередине высоты стен настоящим ордерным антаблементом, выполненным из превосходных по рисунку терракотовых плиток профилированных деталей. Между пилястрами и антаблементом расположены широкие плоские углубления, заканчивающиеся вверху полукружием. Своей формой они напоминают очертание обычного позакомарного завершения. Благодаря им верхняя часть здания выглядит как бы вторым ярусом храма, что усиливает впечатление устремленности всего объема вверх.

Храмы подобного типа сооружались в течение всего XVI в. Лучшие среди них: несохранившийся храм Троицы «в полях» в Китай-городе в Москве (1566), церковь Исидора Блаженного в Ростове Великом (1566), выстроенная царским мастером Андреем Малым, южный придел (первоначально самостоятельное здание) Никитского монастыря в Переславле-Залесском, южный придел собора Саввина-Сторожевского монастыря в Звенигороде, перестроенная на месте более древнего храма церковь села Городни под Коломной, несохранившаяся церковь Николы «в Мясниках» в Москве и др.

Большой архитектурный интерес представляет церковь в селе Ильинском на р. Протве, выстроенная князьями Репниными в начале XVI в. Здесь внутренних столбов уже нет, введен крещатый свод и достигнута строгая симметрия в построении фасадов с их притворами, т. е. композиция крещатого в плане здания приобрела полную законченность. Этими же свойствами отличаются и элементы убранства. Узкие, длинные, «диагонально» расположенные в углах здания окна обрамлены односторонними наличниками, стены обработаны почти одинаковыми плоскими углублениями, завершающимися полукружиями, порталы состоят из пилястр по бокам дверного проема с опирающимся на них архивольтом (принцип ордерной композиции) и т.д.

Не менее ярко применение новых архитектурных приемов сказалось в соборе Рождественского монастыря (1501?1505), несмотря на известную зависимость этого памятника от старого одноглавого типа монастырского собора. Собор умело расположен зодчим на склоне одного из московских холмов. Хотя фасады и расчленены по-старому на вертикальные деления, но каждому из них придано более самостоятельное значение, поскольку они имеют различную высоту. Закомары, объединенные гигантским полукруглым фронтоном, отделены от поля стены, расположенного ниже, сложным по профилю карнизом. Высокий барабан главы поставлен на высокий постамент, обработанный с наружной стороны кокошниками «вперебежку». Благодаря этому приему очертания собора приобрели пирамидально-башенный характер.

Черты московского зодчества проникают в Новгород и Псков, проявляясь в архитектуре церкви Прокопия на Ярославовом дворище (1529), церквей Антониева (1537) и Хутынского монастырей (1552). Многочисленные церкви Пскова того же XVI в., как, например, Успенская Пароменская (1521), Никольская «со Усохи» (1536) и др., в различных вариантах повторяют созданное в предшествующие века. В 1515 г. в Хутынском монастыре под Новгородом и в Тихвине строились огромные соборы, демонстрирующие силу и величие Московского государства. Архитектура обоих храмов находится в прямой зависимости от московского Успенского собора. К этому же времени следует отнести перестройку собора Ростова Великого, близкого собору Хутынского монастыря. Декоративное убранство ростовского собора гораздо богаче, чем в Хутыни или Тихвине. Между настенными тягами-карнизами появился колончатый килевидный аркатурный пояс; богаче обработаны вертикальными тягами и килевидными киотцами апсиды; сложнее профиль верхней части цоколя, убранства глав.

Старые московские традиции сказалось в упразднении четвертого деления на южном и северном фасадах, характерного для шестистолпного храма. Благодаря этому новые пятиглавые храмы получили более законченный и компактный вид. Боковые главы этого типа собора зодчий ставит в непосредственной близости к центральной главе, выделяя ее по отношению к боковым как по высоте, так и по объему, что, в свою очередь, ведет к усилению вертикальной направленности и архитектурной напряженности завершения здания. Этот характер соборного пятиглавия отвечает тенденции к нарастающему вертикализму, которая ярко проявилась в важнейших произведениях русского зодчества середины XVI в. К подобным храмам относились собор Троице-Макарьевского монастыря в Калязине (1521?1523), выстроенный мастером Григорием Борисовым, обогащенный пятиглавием собор кремлевского Чудова монастыря, собор Симонова монастыря в Москве, капитально перестроенный в 1549 г. В соборе Новодевичьего монастыря (1524) подчеркнуто устремленная вертикальная направленность наружных архитектурных масс не ослабевает и внутри.
В соборе Прилуцкого монастыря под Вологдой (1537?1542) массивность, монолитность и статичность форм усилились благодаря широким делениям трехчастных фасадов и отсутствию аркатурно-колончатого пояса.

К зданиям начала столетия относятся соборы в Дмитрове (до 1523), Лужецкого монастыря под Можайском, Владычного монастыря под Серпуховым. Все храмы имеют пять глав и трехчастное членение фасадов. Воздействие архитектуры Архангельского собора сказалось в тонкой профилировке многочисленных карнизов, в архивольтах закомар, в круглых окнах, в тимпанах закомар, в филенках, в убранстве глав и т. д. Все эти детали, как правило, выполнены в белом камне, реже ? в лекальном или тесаном кирпиче. Ордерный карниз подвергся здесь, значительной переработке. Он применен зодчим как накладная декоративная деталь, украшающая наружность стены. Мастера поняли, что проще и легче вытесать из камня сложный профиль, чем создать переплетающийся узор белокаменных поясов-лент или вылепить сочный рельеф терракотовых украшений.

Почти во всех храмах этого времени налицо преобладание архитектурно-пластического начала над пространственным. Новые декоративные элементы архитектуры нередко служат лишь средством показа массивности и силы несущей стены. Не меньшую роль играют узкие вытянутые окна, наружные откосы которых дают почувствовать толщину стены. Те же черты свойственны и круглым окнам, расположенным в закомарах.

Наряду с пятиглавыми храмами возводились и церкви других типов. Собор суздальского с трех сторон охватывают широкие открытые галереи на подклетах. Благодаря им основной объем собора величественно возвышается среди прочих сооружений монастыря. Его венчает монументальное трехглавие с большой центральной главой; стены украшены несколько измельченным аркатурным колончатым поясом.

Собор Ризположенского монастыря в Суздале (1530?1560-е гг.), построенный боярином Шигоней, является провинциальной переработкой великокняжеской постройки. Здесь видны элементы посадского зодчества (например, пояс килевидных киотцев, заменивший колончатый фриз). Особенностью монастырских соборов Суздаля является сильное смещение трехглавия на восток. Боковые главы нависают над закомарами восточного фасада, придавая большую напряженность внешнему архитектурному облику здания. Такой же трехглавый храм был выстроен в Возьмищенском монастыре в Волоколамске (1535).

В течение всего столетия возводились и одноглавые соборы. Их важнейшей особенностью является покрытие в виде пирамиды ярусов кокошников, которая увенчана мощной главой. Этот прием был применен в соборе Княгинина монастыря во Владимире, заново отстроенном в начале XVI в. (до 1515). Декоративное своеобразие и живописность силуэта подобного покрытия настолько привлекательны, что пирамида кокошников оказалась использованной и в шатровых храмах, по существу также одноглавых. Наибольший интерес представляет собор Успенского монастыря в Старице (ок. 1530). В этом соборе пятиглавие и аркатурно-колончатый пояс восходят к храмам Московского Кремля, а оригинальная композиция пятиглавия и пониженные угловые деления и ярусы кокошников заставляют вспомнить сооружения посадского и монастырского зодчества. Собор подготовил почву для таких выдающихся произведений XVI в., как храм в Дьякове, собор Василия Блаженного и др., где принцип подобной композиции получил блестящее художественное воплощение.

Возводились и простые одноглавые храмы, которые не имели богатого декоративного убранства. Таковы собор Данилова монастыря в Переславле-Залесском, храм в Медведковой пустыни около Талдома (1537) и др. Одноглавые храмы небольших монастырей переняли формы рядовых приходских посадских и сельских церквей. Однако завершение рядами кокошников было сохранено и в этих незначительных по размерам зданиях. К ним в первую очередь относится небольшой храм Параскевы Пятницы (1551) монастыря «что на Подоле» у стен Троице-Сергиевой Лавры.

В разнообразии типов монастырских и городских соборов складывались новые композиционные и архитектурно-конструктивные приемы, плоды уже в шатровом зодчестве. Одновременно в них вырабатывались те элементы архитектурного убранства, которые получили полное развитие лишь в XVII веке.



Индекс материала
Курс: Искусство Древней Руси XIV - первой половины XVI вв
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Новгородское зодчество XIV-XV вв.
Монументальная живопись, иконопись, книжная миниатюра и прикладное искусство Новгорода XIV в.
Новгородская иконопись XV в.
Зодчество Пскова XIV?XV вв.
Псковская монументальная живопись, иконопись и книжная миниатюра XIV?XV вв.
Искусство Твери XIV-XV вв.
Каменное зодчество московского княжества XIV - начала XV вв.
Искусство великокняжеской Москвы XIV в.
Андрей Рублев и его школа
Московская живопись, шитье и скульптура первой половины XV в.
Прикладное искусство великокняжеской Москвы
Каменное зодчество второй половины XV в.
Дионисий и его школа
Зодчество первой половины XVI в.
Крепостное зодчество конца XV ? начала XVI вв.
Живопись, графика и скульптура начала XVI в.
Книжная миниатюра XVI в.
Скульптура и резьба XVI в.
Шитье ХVI в.
Прикладное искусство второй половины ХV - ХVI вв.
Все страницы