Курс: Искусство Древней Руси XIV - первой половины XVI вв - Прикладное искусство великокняжеской Москвы

Прикладное искусство великокняжеской Москвы

Накануне монголо-татарского нашествия в Древней Руси процветало высокое и тонкое декоративное мастерство. Перегородчатая эмаль с ее нежными оттенками, хрупкие завитки скани, серебряная микроскопическая зернь и десятки других «узорочий» любовно изготовлялись в различных городах. С приходом Орды города были разрушены, мастерские сожжены, а сами мастера вывезены в Монголию.

Лишь с середины XIV в. с общим подъемом культуры воскресает и художественное ремесло. Широко практиковалось литье металла. Новшеством было появление отдельно отлитых фигурок, механически прикрепленных к гладкому металлическому фону. С конца XIV в. на изделиях появляется эмалевый фон.

Очень широкое применение находит в этот период басменное тиснение серебряных или медных листов на узорчатых матрицах. Басма имитировала сканный орнамент, ее узорами обычно покрывали иконы, книги и т. д.

Большую роль в орнаментальном деле играло искусство скани, узоров из крученых золотых и серебряных проволочек. Скань встречается только на придворных вещах и в крупных монастырях. В сканных орнаментах XIV?XV вв. явственно выступают восточные черты. Сканный узор на шапке Мономаха (Оружейная палата), относящийся к XIV в., сделан, вероятно, среднеазиатскими мастерами при хане Узбеке. Шестигранные звезды, «арабский цветок», спиральные завитки воспроизводят орнаменты восточного искусства; на ранних русских золотых изделиях московской работы мы находим много отражений этих орнаментальных мотивов. В дальнейшем в сканные узоры проникают элементы орнамента, свойственного искусству эпохи Возрождения. Скань находит применение в украшении переплетов книг, на окладах икон, на оправе крестиков, потиров и панагий.

В XIV?XV вв., наряду с чисто сканными, встречаются изделия, расцвеченные мастикой с лаком, окрашенной в разные цвета. Мастика заполняет включенные в сканный орнамент цветы, круги, кресты, лепестки, выложенные из сплющенной в виде ленточки проволоки. Позднее мастика сменяется цветной эмалью в сканных обрамлениях.

На протяжении XIV?XV вв. мастера применяли гравированный рисунок по металлу. Иногда гравированный узор покрывали чернью, но вообще искусство черни, как и искусство эмали, находилось в состоянии упадка. Чернь и эмаль имели вспомогательное значение, и к ним прибегали почти исключительно для расцветки фона, а не для создания контурного или цветного рисунка, как это было в Киевской Руси.

Изучаемый период богаче домонгольского количеством дошедших до нас шитых тканей и различных изделий из резного дерева. Лучшие художники этого времени рисовали черновые оригиналы для вышивания, и в светлицах княгинь и боярынь, в женских монастырях умелыми руками вышивальщиц создавались произведения высокого мастерства. Резьба по дереву носила орнаментальный, а не изобразительный характер. Русские резчики покрывали мелким сплошным узором целые двери. Травчатая резьба переходила с одной доски на другую, но резьба была неглубока и по своему характеру близка резьбе народных изделий. Часто встречаются геометрические узоры, обычные в народной резьбе.

Больше всего сохранилось деревянных Царских врат. Точеные столбики, киотцы, теремки и миниатюрные изображения церковных построек входили в их состав, а резьба покрывала все эти детали, связывая их в одно целое. Резное дерево нередко раскрашивалось.

Из монастырских и соборных ризниц до нас дошли многие произведения, связанные с церковным обиходом: медные паникадила, облачения митрополитов, оклады икон, богато украшенные всеми средства: ювелирной техники, оклады Евангелий, потиры, панагиары, дарохранительницы, реликварии ? «ковчежцы», мощехранительницы. Немало сохранилось и личных предметов: кресты-складни, нательные крестики и образки.

Духовные грамоты московских князей сохранили имена известных в то время мастеров-ювелиров и списки их изделий, но как они выглядели и чем они нравились современникам, нам неизвестно. Обзор художественных изделий XIV в., уцелевших в княжеских распрях и после ордынских набегов, следует начать с оклада Евангелия, изготовленного в 1343 г. для московского великого князя Симеона Ивановича. Деревянная крышка переплета обита тонкими серебряными листами с басменным узором. Его характер весьма близок узорам каменной резьбы Георгиевского собора в Юрьеве Польском. Поверх басмы набиты пластины с черневым орнаментом, надписью и гравированными изображениями.

Примечательное изделие XIV в. ? ковчежец 1383 года, сделанный для хранения различных святынь, привезенных из Царьграда суздальским архиепископом Дионисием. Ковчег представляет собой плоский ящик в форме четырехлистника, богато украшенный черневыми композициями очень высокого качества. Заказчиком этого ковчежца надпись называет суздальского князя Дмитрия Константиновича. Серебряное кадило из Троице-Сергиева монастыря (1405), сделанное в виде одноглавого храма с килевидными арками, украшено чеканными фигурами (Сергиев-Посадский художественный музей). Суздальским мастерам принадлежит панагия князя Даниила Борисовича (1410) и ковчег его сына князя Ивана Данииловича (1414). В 1414 г. «рукою раба божия Лукиана» был сделан серебряный складень-триптих. На центральной створке вычеканен Христос на престоле, подножие которого украшено личинами; вокруг престола, заполняя все пространство килевидного киотца, идут две окаймляющие полосы цветов, что необычно для искусства того времени. На обороте триптиха изображены апокрифические сюжеты: беседа ангела со странником и «покой труждающихся». Любопытны личины «Смерть» и «Живот». К этому же времени относится и ковчежец радонежских князей (1410?1429) с пятнадцатью накладными фигурами (ГТГ). Особенно интересен верхний пояс с деисусным чином. Мастер добился ритмичного чередования широких и вытянутых кверху изображений. Фигуры Богородицы и апостола Петра в среднем ряду, облаченные падающие ритмичными складками одежды, выполнены умелой рукой. Накладные фигуры принадлежат, очевидно, разным мастерам, так как сильно различаются по стилю и качеству.
1442 годом датируется оклад Евангелия Кирилло-Белозерского монастыря, воспроизводящий в упрощенной форме оклад Евангелия боярина Кошки.

Ко второй половине 1420-х гг. относится произведение светского художественного ремесла ? охотничья рогатина тверского великого князя Бориса Александровича (Оружейная палата). Стальная тулья рогатины обложена серебром, по которому гравировкой и позолотой наведен узор. Восемь сцен выгравированы уверенной, твердой рукой. Непосредственно под надписью изображен безбородый юноша, стреляющий из лука в пасть зверя; над зверем летит хищная птица. Юноша одет в простую короткую одежду. Ниже ? царевна в короне и длинной одежде с широкими рукавами беседует с юношей в богатой одежде. Еще ниже ? на резном стольце сидит полуобнаженная мужская фигура, к которому подходят пять таких же фигур с ведром. Возможно, эта сцена относится к бане. На другой стороне тульи, наверху, один мужчина подносит другому кубок на высоком стояке, а над ними изображена человеческая голова. Ниже мы снова видим охотника, вонзающего рогатину в пасть медведя. Еще ниже представлена мужская фигура, сидящая на стольце; другая, беднее одетая, подносит ему ведро. Сидящий одет в одежду с орнаментированным воротом, но на ногах у него ничего нет. На боковых сторонах рогатины две динамичные сцены: двое борются, схватив друг друга за волосы; полуголый человек привязан за руки к кольцу наверху, женщина держит его за правую ногу, а мужчина бьет его кнутом. Загадочные сцены на рогатине князя Бориса Александровича напоминают инициалы рукописей, но лишены присущей им условности. Возможно, что рисунки на рог Бориса Александровича навеяны каким-то литературным или былинным сюжетом. Рогатина сделана в самом начале его долголетнего княжения (1425?1462) и может быть связана с поездкой на коронацию Витовта в 1430 г., где предполагались парадные охоты.



Индекс материала
Курс: Искусство Древней Руси XIV - первой половины XVI вв
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Новгородское зодчество XIV-XV вв.
Монументальная живопись, иконопись, книжная миниатюра и прикладное искусство Новгорода XIV в.
Новгородская иконопись XV в.
Зодчество Пскова XIV?XV вв.
Псковская монументальная живопись, иконопись и книжная миниатюра XIV?XV вв.
Искусство Твери XIV-XV вв.
Каменное зодчество московского княжества XIV - начала XV вв.
Искусство великокняжеской Москвы XIV в.
Андрей Рублев и его школа
Московская живопись, шитье и скульптура первой половины XV в.
Прикладное искусство великокняжеской Москвы
Каменное зодчество второй половины XV в.
Дионисий и его школа
Зодчество первой половины XVI в.
Крепостное зодчество конца XV ? начала XVI вв.
Живопись, графика и скульптура начала XVI в.
Книжная миниатюра XVI в.
Скульптура и резьба XVI в.
Шитье ХVI в.
Прикладное искусство второй половины ХV - ХVI вв.
Все страницы