Курс: Искусство Древней Руси XIV - первой половины XVI вв - Новгородское зодчество XIV-XV вв.

Новгородское зодчество XIV-XV вв.

После затишья, вызванного монгольским нашествием, новгородская архитектура вступает в полосу яркого расцвета. Период с 1290-х гг. до середины XIV в. характеризуется напряженным поиском новых конструктивных и декоративных решений. Церковь Николы на Липне, выстроенная архиепископом Климентом в 1292 г., свидетельствует о том, что в традиционном типе новгородского храма произошли важные изменения. Исходя из старой композиции кубической, четырехстолпной, одноглавой постройки с квадратным планом, новгородские зодчие в конце XIII в. окончательно отказываются от старой системы посводного (по закомарам) покрытия. Верх церкви Николы имел трехлопастное покрытие. Фасады, не имевшие трехчастного деления лопатками, стягивались вверху трехлопастной декоративной аркой, по краю которой тянулся поясок свисающих полуциркульных арок. Отказ от трехчастного членения на фасадах придавал массе здания большую монолитность. Зодчий церкви Николы отказался от боковых апсид, одновременно опустив центральную до половины высоты храма. Характерной чертой церкви Николы является вытянутость пропорций. Таким образом, зодчий церкви Николы на Липне, исходя из старой, традиционной композиции храма, стремился переосмыслить ее как в отношении конструкции, вводя новые приемы, так и в общем, художественном замысле. Особенностью церкви Николы является новая техника кладки. Она в основном выстроена из волховской грубо отесанной плиты на растворе извести с песком. Кирпич удлиненной формы встречается в кладке, но старой системы чередования рядов кирпича и камня здесь нет. В кладке столбов и сводов применен кирпич, имеющий форму продолговатых брусков очень крупного размера.

Кладка из плиты становится характерной чертой новгородского зодчества XIV-XV вв. В этой технике выстроены не только все церкви Новгорода и его пригородов этого времени, но и крепостные сооружения. Кладка из блоков грубо отесанного известняка различного размера, с использованием, кроме того, булыги (валунов ледникового происхождения) и частично кирпича, давала чрезвычайно неровную поверхность стены и обязательно требовала обмазки известью. Система кладки наложила своеобразный отпечаток и на характер построек, в которых отсутствует геометрическая четкость линий и форм, что придает новгородскому зодчеству особую скульптурную пластичность.

Основную композицию церкви Николы на Липне в целом повторяла церковь Благовещения на Городище (1342?1343), построенная архиепископом Василием на месте разобранной церкви
1103 г. Выстроенная новгородским боярином Онцифором Жабиным в 1345 г., церковь Спаса Преображения на Ковалеве отражает искания переходного периода. Покрытие церкви было позакомарным. На фасадах отсутствуют средние лопатки. Храм имеет одну апсиду, но три притвора, различные по форме и величине, из которых один служил усыпальницей бояр-строителей.

Построенная рядом церковь Успения на Волотовом поле (1352) по общей композиции близка к церкви Николы на Липне. Это кубического типа одноглавый храм с одной пониженной апсидой. Однако мастер Волотовской церкви проявил самостоятельность в поисках новых пространствен-ных решений. Подкупольные столбы были значительно придвинуты к стенам; это создавало впечатление большей пространственной обобщенности, чему способствовало также округление нижней части столбов. Этот прием, впервые примененный в русском зодчестве в Волотовской церкви, впоследствии стал характерной чертой новгородской и псковской архитектуры XIV и XV вв. В церкви Успения применена система покрытия по трехлопастной арке, фасады лишены трехчастного членения лопатками, при отсутствии декоративных украшений. С западной и северной сторон к основному кубу храма примыкали небольшие притворы, перекрытые коробовыми сводами. Храм отличался чрезвычайной вытянутостью пропорций. Он был выстроен в основном из волховской плиты, очень грубо отесанной, но в кладке обильно применялся и булыжный камень. Три года спустя, в 1355 г., тип церкви Успения был почти полностью повторен при постройке церкви Михаила на Сковородке. Как и церковь Успения на Волотовом поле, она имела трехлопастное завершение и не расчлененные лопатками фасады. С трех сторон к церкви примыкали небольшие притворы, крытые коробовыми сводами.

Перечисленные выше памятники конца XIV века являются промежуточным звеном в процес-се формирования нового стиля в новгородском зодчестве. Отказ от членения стены лопатками не прижился впоследствии. Трехчастное членение фасадов лопатками как выражение четырех-столпной конструкции здания станет характерной чертой новгородской архитектуры конца XIV и XV вв. Новые элементы конструкций привели к разработке системы завершения храма, делавшей внешний облик здания резко отличным от старого. Уничтожение боковых апсид придало восточному фасаду церкви необычный характер. Наряду со старыми формами оконных проемов впервые появляются окна со стрельчатым завершением. Переход к кладке из местной плиты не требовал больших затрат на разработку и доставку строительного материала. Этим обстоятель-ством было вызвано сравнительно позднее освоение чисто кирпичной техники в новгородском строительстве. Характер строительного материала накладывал на новгородские памятники отпечаток некоторой грубоватости, типичный для техники новгородского зодчества.

Новый стиль новгородского зодчества, окончательно сложившийся к началу 1360-х гг. представлен серией прекрасно сохранившихся памятников 1360-1380-х гг., которые можно назвать классическими образцами новгородской архитектуры.

В 1360 г. новгородский посадник Семен Андреевич заложил на берегу ручья, позже получившего название Федоровского, церковь Федора Стратилата. В следующем году церковь была закончена. Церковь Федора Стратилата представляет собой четырехстолпную одноглавую постройку кубического типа. В пространственной композиции храма, наряду с расширением центрального подкупольного квадрата путем приближения столбов к стенам, характерно наличие больших полатей (хор) на каменных сводах. На полатях были устроены и приделы, и помещения, служившие в качестве хранилищ. Деревянный переход вел с полатей вдоль южной стены в придел Симеона Дивногорца (патрон заказчика), помещавшийся над дьяконником. Каменная лестница, ведущая на хоры, была сделана не в толще стены, как раньше, а внутри храма, в северо-западной части. Внизу, в толще западной стены и под лестницей, в южной стене, находится несколько потайных ящиков и камер для хранения ценностей. Семен Андреевич рассматривал свою церковь не только как храм, но и как надежный каменный сейф.

Наиболее существенным новшеством был внешний облик церкви Федора Стратилата. Храм имеет трехлопастное завершение. В обработке фасадов зодчий возвратился к трехчастному члене-нию лопатками, в соответствии с внутренними структурными членениями здания. На фасадах немало декоративных элементов. Барабан декорирован поясками треугольных впадинок, арок, различных ниш; апсида украшена вертикальными тягами - валиками, стянутыми полуциркуль-ными арками. Оконные проемы и северный портал имеют стрельчатые завершения, над окнами ? разнообразные по рисунку бровки. Некоторые ниши на фасадах были украшены фресковыми изображениями. В целом храм обнаруживает новую для новгородской архитектуры тенденцию к декоративности в трактовке стены; при этом конструктивная логичность фасада отнюдь не нарушается. Церковь Федора Стратилата ? выдающийся памятник, ставший надолго классическим образцом для последующего строительства.

В значительно усиленном виде эти черты выступили в церкви Спаса на Ильине улице (1374). Постройка церкви также была вызвана инициативой уличан Ильиной улицы, т.е., другими словами, в церкви Спаса можно видеть тип уличанского храма. Храм имел трехлопастное перекрытие. Фасады храма имеют трехчастные членения лопатками. Зодчий вновь вернулся к старой трактовке полатей в виде двух замкнутых камер по углам, с деревянным переходом между ними. Ход на хоры тоже сделан по-старому, в толще западной стены. Стены, барабан, апсида церкви Спаса буквально испещрены декоративными мотивами. Наряду с нишами самых разнообразных форм, бровками над окнами, розетками, поясками, фасады храма изобилуют вставными каменными скульптурными крестами причудливых форм.

В заложенных в 1379 г. храмах Богородицы на Михалице и Флора и Лавра на Легощей улице заметен отказ от декоративного излишества. Оба храма, очень близкие друг к другу, имеют почти гладкие фасады; только апсиды декорированы вертикальными валиками, стянутыми арками. Еще дальше по пути возврата к старым, более строгим формам стоит церковь Рождества Христова на кладбище (1381?1382), лишенная вообще какой-либо декоративной обработки фасадов. Пропорции храма приземисты, стены крайне толсты, план неправилен, углы скошены, линии кривые. Западные столбы в интерьере округлены. На западном фасаде отлично сохранился портал со стрельчатым завершением.

Прекрасным образцом новгородского зодчества конца XIV в. является церковь Иоанна Богослова в Радоковицах (1384). Это исключительно стройная, вытянутая по пропорциям постройка, с узкими лопатками на фасадах, еще более подчеркивающими удлиненные пропорции здания. На южном фасаде сохранился заложенный портал с подвышением.

Новый художественный облик новгородского храма отражается в храмах Троицы (1365), Петра и Павла на Славне (1367), Андрея на Ситке (1371), Дмитрия Солунского на Московской улице (1383), Рождества Богородицы в Десятинном монастыре (1397), Покрова в Зверине монастыре (1399) и др. Только незначительные отличия в пропорциях и в распределении тех или иных декоративных мотивов отличают иногда один памятник от другого. Так, например, фасады церкви Дмитрия Солунского на Московской улице покрыты богатейшим кирпичным орнаментом, повторяющим мотивы, обычно применявшиеся новгородскими зодчими для украшения барабанов.
С последней четверти XIV в. зодчество Новгорода становится все более консервативным. Типичной делается чрезвычайная привязанность к излюбленным, найденным ранее композицион-ным решениям. Способствует этому и то, что в Новгороде, как и в некоторых других древнерусских центрах, строительное ремесло к концу данного периода принимает отчетливые формы корпораций-артелей, что обусловливает подчас известную «стандартизацию» приемов.

При отсутствии детально разработанного проекта и строительных чертежей в современном смысле этого слова архитектурное задание определялось ссылкой в качестве «образца» на какую-либо старую постройку. Так, например, мастера, рядившиеся в 1419 г. строить церковь в Клопском монастыре под Новгородом, брались повторить формы церкви на Лятке (1365). В храмах начала
XV в. ? Петра и Павла в Кожевниках (1406) и Лазаря (разобрана в конце XIX в.) продолжается та же линия. На фасадах обеих церквей вновь появляются орнаментальные мотивы ? пояски из треугольных впадинок, ниши, каменные скульптурные кресты. На западном фасаде церкви Петра и Павла сохранился прекрасный портал с подвышением. Внутри церкви Петра и Павла, как и в церкви Федора Стратилата, сделана каменная лестница на полати в юго-западном углу.

В середине XV в. становится излюбленным тип миниатюрной церковки, сохраняющей старые основы композиции. Таковы церкви Двенадцати апостолов на Пропастех (1455), Симеона
в Зверине монастыре (1468), Николы в Гостинопольи. Несмотря на чрезвычайное сокращение размеров храмов, новгородское зодчество не применяло систему бесстолпных конструкций, широко распространенную в это же время в Пскове. Тогда же появляются впервые двухэтажные храмы, точнее, храмы на подклетах, которые использовались в качестве хозяйственных складов-подвалов (церкви Симеона в Зверине монастыре, Николы в Гостинопольи). На фасадах подклет ничем не выражен. Нередко в эту же пору подклеты устраивали и в более древних храмах, настилая деревянный накат.

В последние два десятилетия новгородской независимости распространенным явлением становится нарочитый архаизм, выражающийся в подражании постройкам XII в. Так, в 1454 г. по повелению архиепископа Евфимия была разобрана церковь Иоанна Предтечи на Опоках, выстроенная в 1127?1130 гг., и на старых фундаментах было возведено новое здание, которое не только по плану, но и по обработке фасадов, и по характеру покрытия было явным подражанием старой церкви. В 1455 г. была заново сооружена церковь Ильи на Славне (на старых фундаментах церкви 1198?1202 гг.); и она по своим формам явно копирует типичную новгородскую одноглавую церковь конца XII в. В 1422 г. с повторением форм XII в. была заново выстроена на старой основе 1198 г. церковь Спаса в Руссе. В 1465 г. вновь, в подражание старым формам, возведена церковь Воскресения на Мячине.

Наиболее интересным из новгородских гражданских построек XIV?XV вв. является так называемая «Грановитая палата» (название более позднее). Строитель этого большого парадного здания архиепископ Евфимий занимал новгородскую кафедру в 1429?1458 гг. Он предпринял парадную обстройку владычного двора в новгородском детинце и выстроил здесь ряд каменных зданий. В результате двор новгородского архиепископа стал сложным комплексом каменных зданий. Евфимиева палата предназначалась для торжественных приемов и заседаний; здесь
в последний период новгородской самостоятельности заседал боярский Совет господ, возглавлявшийся архиепископом. Дошедшее до нас здание состоит из нескольких помещений, из которых главное представляет собой большой зал, перекрытый сводами на нервюрах, опирающихся на столб в центре зала. Если Грановитая палата Московского Кремля, выстроенная несколько позднее итальянцем Марко Руффо, овеяна духом Возрождения, то немцы «из Заморья», строители новгородской палаты, были носителями традиций средневекового зодчества Северной Европы.

Другой постройкой Евфимия является хорошо сохранившийся так называемый Архиепископский дворец. Он представляет собой большое двухэтажное здание с шестью помещениями, перекрытыми коробовыми сводами. От строительства Евфимия сохранилась также дозорная башня («сторожня») владычного двора, позже получившая назначение Часозвони. Столп сторожни завершался шатровым верхом (ее современная верхняя часть надстроена в московское время). В летописи описано другое сооружение того же типа. Столпообразные сооружения не были исключением в новгородском зодчестве ? в 1445 г. Евфимий выстроил столпообразную церковь в Хутынском монастыре, известную по описанию в связи с более поздним сооружением, возведенным на ее месте. Эти постройки имеют прямое отношение к зарождению русской шатровой архитектуры XV?XVI вв.



Индекс материала
Курс: Искусство Древней Руси XIV - первой половины XVI вв
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
Новгородское зодчество XIV-XV вв.
Монументальная живопись, иконопись, книжная миниатюра и прикладное искусство Новгорода XIV в.
Новгородская иконопись XV в.
Зодчество Пскова XIV?XV вв.
Псковская монументальная живопись, иконопись и книжная миниатюра XIV?XV вв.
Искусство Твери XIV-XV вв.
Каменное зодчество московского княжества XIV - начала XV вв.
Искусство великокняжеской Москвы XIV в.
Андрей Рублев и его школа
Московская живопись, шитье и скульптура первой половины XV в.
Прикладное искусство великокняжеской Москвы
Каменное зодчество второй половины XV в.
Дионисий и его школа
Зодчество первой половины XVI в.
Крепостное зодчество конца XV ? начала XVI вв.
Живопись, графика и скульптура начала XVI в.
Книжная миниатюра XVI в.
Скульптура и резьба XVI в.
Шитье ХVI в.
Прикладное искусство второй половины ХV - ХVI вв.
Все страницы