Курс: Антикоррупционная политика - Причины коррупции

Причины коррупции

Общие проблемы. Коррупция, ее масштабы, специфика и динамика – следствие общих политических, социальных и экономических проблем страны. Как уже отмечалось, коррупция всегда увеличивается, когда страна находится в стадии модернизации. Россия переживает сейчас не просто модернизацию, а коренную ломку общественных, государственных, экономических, социальных и психологических устоев. Поэтому неудивительно, что она следует общим закономерностям развития, в том числе – негативным.

Связь между коррупцией и порождающими ее проблемами двусторонняя. С одной стороны, эти проблемы усугубляют коррупцию, а их решение может способствовать уменьшению коррумпированности. С другой стороны, масштабная коррупция консервирует и обостряет проблемы переходного периода, мешает их решению. Отсюда следует, что, во-первых, уменьшить и ограничить коррупцию можно, только одновременно решая проблемы, ее порождающие; и,
во-вторых, решению этих проблем будет способствовать противодействие коррупции со всей решительностью и по всем направлениям.

К общим проблемам, порождающим коррупцию, относятся те, которые свойственны не только России, но и большинству стран, находящихся в стадии модернизации, в первую очередь – переживающих переходный период от централизованной экономики к рыночной. Вот некоторые из этих проблем.

1. Трудности преодоления наследства тоталитарного периода. К ним относится, прежде всего, медленный отход от закрытости и неподконтрольности власти, которые, безусловно, способствовали процветанию коррупции.

Другое обстоятельство – преодоление слияния власти и экономики, свойственного тоталитарным режимам с централизованной системой управления экономикой. Естественное разделение труда между властными институтами, призванными создавать условия для нормального функционирования экономики, и свободными агентами рынка до сих пор не сформировалось. Административные органы в России, особенно на региональном уровне, продолжают играть на экономическом поле по тем правилам, которые устанавливают сами для себя. Такая ситуация неизбежно порождает коррупцию.

2. Экономический упадок и политическая нестабильность. Обнищание населения, неспо-собность власти обеспечить государственным служащим достойное содержание подталкивают и тех, и других к нарушениям, приводящим к массовой низовой коррупции. Это подкрепляется старыми советскими традициями блата.

Одновременно постоянно осознаваемый политический риск долговременных вложений, тяжелые экономические обстоятельства (инфляция, неуклюжее и неуместное присутствие государства в экономике, дефицит четких регулятивных механизмов) формируют определенный тип экономического поведения, рассчитанного на кратчайшую перспективу, большую, хотя и рискованную прибыль. Такому типу поведения очень близок поиск выгоды с помощью коррупции.

Политическая нестабильность формирует чувство неуверенности и среди чиновников самого разного уровня. Не имея в этих условиях никаких гарантий самосохранения, они также легче поддаются соблазну коррупции.

В условиях экономического кризиса государство часто пытается, как это делалось в России, усилить налоговый пресс. Это расширяет зону теневой экономики, а стало быть, сферу коррупции.

3. Неразвитость и несовершенство законодательства. В процессе преобразований обновле-ние фундаментальных основ экономики и экономической практики существенно обгоняет их законодательное обеспечение. Достаточно напомнить, что в России приватизация (ее партийно-номенклатурный этап) проходила вне четкого законодательного регулирования и жесткого контроля.

Если раньше, при советском режиме, коррупцию часто порождал контроль над распределением основного ресурса - фондов, то на начальных этапах реформы чиновники резко разнообразили сферы контроля: льготы, кредиты, лицензии, приватизационные конкурсы, право быть уполномоченным банком, право реализовывать крупные социальные проекты и т.п. Экономическая либерализация сочеталась, во-первых, со старыми принципами чиновничьего контроля над ресурсами, а во-вторых, с отсутствием законодательного регулирования новых сфер деятельности. Именно это является одним из признаков переходного периода и служит одновременно благодатнейшей почвой для коррупции.

До сих пор сохраняется значительная законодательная неопределенность в вопросах собственности. В первую очередь это касается собственности на землю, нелегальная распродажа которой порождает обильный поток коррупции. К этому следует добавить множество плохо определенных переходных форм смешанной собственности, распыляющих ответственность и позволяющих коммерсантам чувствовать себя чиновниками, а чиновникам – коммерсантами.

Дефекты законодательства проявляются и просто в плохом качестве законов, в несовершенстве всей правовой системы, в нечеткости законотворческих процедур, в наличии норм, создающих дополнительные возможности для коррупции.

4. Неэффективность институтов власти. Тоталитарные режимы строят громоздкий государственный аппарат. Бюрократические структуры стойки и хорошо приспосабливаются к выживанию при самых тяжелых потрясениях. При этом, чем энергичнее преобразования, тем больше энергии и изобретательности тратит аппарат на собственное сохранение. В итоге окружающая жизнь стремительно меняется, а бюрократические институты и, следовательно, система управления отстают от этих изменений. В позднем Союзе и "ранней" России было особо отчетливо видно, как реагировала система управления на усложняющиеся и множащиеся проблемы: плодила свои системные пороки, увеличивая аппарат, вводя дополнительные иерархические уровни управления, создавая огромное число безответственных координационных структур.

Итог прост: чем сложнее и неповоротливее система управления, чем больше несоответствие между ней и проблемами, которые она должна решать, тем легче в ней угнездиться коррупции. Многочисленные примеры этой стратегии бюрократия продемонстрировала с 2000 года, когда задача укрепления государства стала решаться путем нового выстраивания традиционных бюрократических схем.

На первых стадиях преобразований государству особенно трудно научиться всей мощью государственной машины, всей силой закона защищать права собственности, обеспечивать неукоснительное соблюдение прав рыночной игры. Не чувствуя такой защиты от государства, предприниматель ищет ее у конкретных чиновников. Так устанавливаются связи, легко превращающиеся в коррупционные.

Неэффективность государства подтверждается и тем, что после разрушения номенклатурной системы не появилось современной системы отбора и продвижения государственных служащих.
В результате новая волна чиновников содержит немало проходимцев, идущих на государственную службу для использования своего служебного положения в целях, весьма далеких от благородных. Нередко встречается прямое делегирование "агентов влияния" из коммерческих структур в административные. Последние годы это стало нормой.

5. Слабость гражданского общества, отрыв общества от власти. Демократическое государство в состоянии решать проблемы только в кооперации с институтами гражданского общества. Ухудшение социально-экономического положения граждан, всегда сопровождающее начальные стадии модернизации, вызываемое этим разочарование, приходящее на смену прежним надеждам, – все это способствует отчуждению общества от власти, изоляции последней. Между тем ни низовая, ни верхушечная коррупция не могут быть подавлены без усилий общественных организаций.

6. Неукорененность демократических политических традиций. Проникновению коррупции в политику способствуют:

–      несформированность политической культуры, что отражается, в частности, на процессе выборов, когда избиратели отдают свои голоса за дешевые подачки или поддавшись заведомой демагогии;

–      неразвитость партийной системы, когда партии не в состоянии брать на себя ответственность за подготовку и продвижение своих кадров и программ;

–      несовершенство законодательства, которое чрезмерно защищает депутатский статус, не обеспечивает реальной зависимости выборных лиц от избирателей, провоцирует нарушения при финансировании избирательных кампаний. Тем самым последующая коррумпированность представительных органов власти закладывается еще на этапе выборов.

Реальная политическая конкуренция служит противовесом и ограничителем для коррупции в политической сфере, с одной стороны, и для политического экстремизма – с другой. Политическая конкуренция – это один из механизмов контроля над действиями политиков, обеспечивающий выполнение взятых политиком обязательств.

В результате снижаются шансы политической нестабильности.

Фиктивная политическая жизнь, отсутствие возможности для политической оппозиции ответственно влиять на ситуацию подталкивают оппозиционных политиков разменивать политический капитал на экономический. При этом, с учетом прочих условий, осуществляется плавный переход от полулегитимного лоббизма к откровенной коррупции.

Специфические российские проблемы. Описанные ниже проблемы являются продолжением тех, которые по проявлению или происхождению уходят корнями в советский период. Некоторые из них усугублены условиями переходного периода.

1. Слабость судебной системы – одна из основных проблем переходного периода. Вот некоторые ее проявления:

–      бюджет и исполнительная власть плохо обеспечивают содержание судей и деятельность судов;

–      слабо исполняются судебные решения;

–      низка пропускная способность арбитражных судов, а значит, резко увеличиваются сроки рассмотрения дел в них, что нередко парализует коммерческую деятельность;

–      не хватает квалифицированных кадров, соответствующих требованиям новых экономических условий.

2. Неразвитость правового сознания населения порождена той же причиной – укоренившейся при советском режиме системой партийного квазиправа. Помимо слабого исполнения законов и иных норм, помимо отсутствия культуры и традиции использования правовых рычагов гражданами, проявляются и другие эффекты: в частности, пониженный правовой иммунитет приводит к тому, что практически отсутствует массовое сопротивление "низовой" коррупции.

3. Привычная ориентированность правоохранительных органов и их представителей на защиту исключительно "интересов государства "и "общенародной собственности " типично российская проблема. Защита прав и интересов граждан, в том числе частных собственников, еще не стала центральной задачей. В итоге предприниматели, не находя защиты в сфере права, ищут ее в сфере свободной купли-продажи незаконных услуг чиновников.

4. Традиция подчинения чиновников не закону, а инструкции и начальнику имеет в России корни более древние, чем 70 лет коммунистического режима. Это приводит к тому, что попытки правового регулирования вязнут в старой бюрократической системе, продолжающей работать по своим собственным законам, установленным несколько столетий тому назад. Следовательно, любая антикоррупционная программа в России должна быть сопряжена с коренным реформированием системы государственной службы.

Экономические условия коррупции. Государственная коррупция существует постольку, поскольку государство вмешивается в частную, общественную, экономическую жизнь. Проблема в том, что государство, реализуя свое предназначение, обязано осуществлять это вмешательство, и в том, насколько эффективно оно осуществляется.

В экономической сфере последние годы происходили бурные изменения, появлялись новые непривычные сферы и формы активности, к чему труднее всего приспосабливались властные институты. Именно здесь более всего ощущался рост коррупции. Ниже приводится далеко не полный перечень основных сфер государственного присутствия в экономике, изобилующих коррупцией.

1. Приватизация государственной собственности везде служит серьезным источником коррупции. В России это обстоятельство усугублялось масштабностью приватизации и слабостью контроля за ее ходом. Еще на начальных стадиях около 30% всех подзаконных актов по приватизации, по данным правоохранительных органов, содержали нарушения норм действующего законодательства. Практиковалось включение чиновников в число акционеров.

По данным МВД, каждое десятое должностное преступление совершались в сфере приватизации. Наиболее распространенные нарушения – присвоение денежных средств и взятки. Почти в половине регионов России к уголовной ответственности были привлечены занятые приватизацией чиновники из руководства администраций, территориальных комитетов по управлению имуществом, фондов имущества.

К этому придется добавить многочисленные случаи, не подпадающие под прямую уголовную ответственность: оценивание приватизируемых объектов по заниженным суммам, манипуляции условиями конкурсов, скупка предприятий чиновниками через доверенных лиц. Не случайно именно приватизация стала последнее время полем для политических схваток, в которых главное оружие – компрометирующие материалы и обвинения в коррупции.

2. Исполнение бюджета и распределение бюджетных средств еще одна благодатная сфера для коррупционеров. В числе основных причин – слабая дисциплина исполнения бюджета при почти полном отсутствии реакции на результаты контрольных проверок Счетной палаты РФ.

Наиболее часто нарушения, наносящие ущерб Федеральному бюджету и нередко сопряженные с коррупцией, возникают при следующих обстоятельствах:

–      поступление налогов и платежей в Федеральный бюджет;

–      получение связанных иностранных кредитов;

–      привлечение кредитов коммерческих банков под гарантии и поручительства Минфина России от имени Правительства; вексельные и другие кредиты;

–      переоформление задолженности предприятий и организаций субъектов Федерации на государственный внутренний долг РФ и выделение финансовой помощи субъектам РФ;

–      необоснованно высокая просроченная дебиторская задолженность;

–      нецелевое и неэффективное использование средств Федерального бюджета.

По свидетельству экспертов, взяткой сопровождается почти половина актов по выдаче государственных кредитов или по распределению бюджетных средств. Этому благоприятствует неуклюжая налоговая система, согласно которой деньги, собираемые в регионах, должны попасть в Федеральный бюджет, а потом снова вернуться в регион в виде трансфертов.

Взятка – деньги, ценные бумаги, товары и другие материальные ценности и услуги имущественного характера, безвозмездно передаваемые должностному лицу за совершение им заведомо незаконного действия.

Распределение бюджетных средств происходит также через государственные заказы и закупки. До последнего времени и здесь царили закрытость и бесконтрольность, порождавшие безудержную коррупцию. Особенно разлагающе закрытость и неподконтрольность при распределении и использовании государственных средств действовали в Вооруженных Силах.

3. Банковская сфера в России начала преобразовываться одной из первых – на рубеже 80-90-х годов фактически происходила ненормативная приватизация существенной части государст-венного банковского сектора. Создание системы уполномоченных банков, которым передавались в управление бюджетные средства, в условиях высокой инфляции было для последних источником получения колоссальных прибылей. Естественно, что и здесь коррупция пустила глубокие корни. Коммерческий банк – юридическое лицо, которому на основании лицензии и действующего законодательства предоставлено право осуществлять на коммерческой основе банковские операции.

Сотрудничество чиновников с коммерческими банками позволило "цивилизовать" формы получения взяток и от традиционных конвертов (а затем – чемоданчиков) с наличностью перейти к льготным кредитам, завышенным в десятки раз процентам по вкладам и к другим, более утонченным, формам благодарности.

4. Противозаконный лоббизм в законодательных органах труднее всего поддается контролю и уголовному преследованию, прежде всего, из-за гипертрофированной депутатской неприкосновенности.

Именно поэтому из общего числа должностных лиц, привлеченных к ответственности за деяния, которые можно квалифицировать как коррупцию законодатели составляют не более 3%. Неясно, должно ли служить утешением ходящее по рукам и страницам газет "меню" коррупционных услуг в Государственной Думе с расценками, на порядок меньшими тех, из-за которых совершают грехопадение законодатели во многих странах с более развитой демократией.

5. Правоохранительные органы и экономическая преступность, сращиваясь, создают среду, которая является существенным препятствием для борьбы с коррупцией. Создаются "комплексные бригады", зарабатывающие деньги на развале уголовных дел; за взятки организуется давление правоохранительных органов на конкурентов в коммерческой сфере, эти же средства используются для вымогательства; немало фактов поступления работников правоохранительных органов на службу ("по совместительству") в коммерческие структуры и создания таковых под патронажем стражей порядка. Родственники чиновников высокого ранга из правоохранительных, таможенных или налоговых органов вдруг, независимо от квалификации, оказываются на весьма денежных должностях в коммерческих структурах. (Не менее удачливы и родственники некоторых высокопоставленных служащих из других органов власти.)

Условия для низовой коррупции. Социологические исследования, показывающие, что
98% автомобилистов хоть раз в жизни давали взятку инспектору ГАИ-ГИБДД, говорят не только о высокой степени коррумпированности этой службы. Данные свидетельствуют о широчайшей коррумпированности общественного сознания, о том, что низовая коррупция внедрена в общественную практику.

Привлекательность низовой коррупции в том, что при минимальном риске для обеих сторон она обладает специфической ценностью не только для получателя (или вымогателя) взятки, но и для взяткодателя. Взятка помогает решать постоянно возникающие бытовые проблемы; она же служит небольшой платой за постоянную возможность мелких нарушений законов и инструкций. Купюра, которую держит в документах владелец автомобиля, лежит там и на те случаи, когда понадобится превысить скорость, проехать в автомобиле в состоянии опьянения.

Масштабная низовая коррупция предельно опасна, поскольку, во-первых, создает благоприятный психологический фон для существования остальных форм коррупции и, во-вторых, взращивает вертикальную коррупцию. Последняя же является исходным материалом для формирования организованных коррупционных структур и сообществ.

Низовая коррупция в России возникает почти везде, где рядовой гражданин сталкивается с необходимостью обращаться к государству, или, наоборот, – государство считает уместным тревожить гражданина. Ниже перечисляются только основные сферы.

1. Жилищно-коммунальная сфера, как показывают социологические опросы российского населения, воспринимается людьми как одна из самых коррумпированных. Казалось бы, появление рынка жилья должно было привести к уменьшению коррупции в этой сфере. Однако укорененность ее здесь чрезвычайно прочна. Недостаточно ввести рынок жилья. Нужен также и рынок услуг в этой сфере, который должен появиться в результате реформы ЖКХ.

2. Правоохранительные органы, и прежде всего милиция, находятся на втором месте.
В последнее время среди привлеченных к ответственности за коррупцию одну четверть составляют работники правоохранительных органов. Как уже упоминалось, наиболее весомый вклад в этот высокий результат вносит ГАИ. Правоохранительные органы
– государственные органы, основной функцией которых является охрана законности и правопорядка, защита прав и свобод человека, борьба с преступностью.

Помимо дорожного движения граждане часто вступают в коррупционные отношения с правоохранительными органами при техосмотре, выдаче водительских прав, разрешений на хранение огнестрельного оружия и в иных подобных случаях.

3. Налоги и таможенные сборы – прекрасная "питательная среда" для низовой коррупции. Опросы многострадальных российских "челноков" показали, что среди них практически нет тех, кто хоть раз не дал взятку таможеннику.

4. Призыв на военную службу в последние годы проходит с постоянными трудностями.
В связи с этим будет небезынтересно узнать, что, по предварительным оценкам, более половины молодых людей, освобожденных от призыва в армию, добились этого с помощью взяток.

В добавление к перечисленному упомянем еще ряд сфер и ситуаций, попадание в которые сопряжено с высокой вероятностью соприкосновения с коррупцией:

–      здравоохранение;

–      образование;

–      сбор штрафов и иных платежей с населения разными ведомствами;

–      выдача разрешений на занятие различными видами деятельности;

–      разрешение на строительство и наделение земельными участками;

–      контроль со стороны государственных служб (пожарные, санэпидемстанции и т.п.), от которого особенно страдает малый бизнес в России.

Прямой контакт власти с гражданином возникает в двух случаях. Первый – когда власть должна предоставить ему некоторые услуги (дать разрешение, предоставить справку). В подобных ситуациях коррупции способствует:

–      сохранение широкой сферы государственных услуг, охваченных разрешительным принципом;

–      незнание гражданами своих прав на получение услуг и обязанностей чиновников на их предоставление;

–      сокрытие чиновниками информации о своих обязанностях и правах граждан;

–      усложненность бюрократических процедур;

–      монополия ведомств на предоставление услуг;

–      структурные особенности органов власти, при которых одно ведомство обладает полномочиями как принимать властные решения, так и оказывать услуги.

Второй случай: когда государство, выполняя ограничивающую и регулирующую функции, обязывает гражданина поделиться своими ресурсами, – взыскание обязательных платежей или наложение штрафов за нарушение действующих норм. В этих ситуациях коррупции способствуют следующие условия:

• отсутствие удобных процедур реализации гражданином своих обязательств;

• неадекватность шкал штрафов, способствующая уклонению от их уплаты с помощью взяток;

• широкие возможности личного усмотрения чиновника при выборе санкций.

Социально-психологические условия конкуренции. Морально-психологическая атмосфера в обществе серьезно влияет на уровень коррупции. Большинство чиновников рано или поздно сталкиваются с обстоятельствами, в которых они впервые должны делать выбор: принимать или не принимать коррупционное решение. Появление этих обстоятельств зависит как от обсуждавшихся выше проблем и условий, порождающих коррупцию, так и от социально-психологических факторов. Поняв их природу, легче определить, что надо делать для борьбы с коррупцией.

Среди наиболее распространенных мотивов - компенсация за ощущаемый чиновником ущерб, связанный с прохождением службы. К потере нравственного иммунитета подталкивают:

• упоминавшееся выше ощущение нестабильности;

• низкая зарплата, не соответствующая квалификации и ответственности работы;

• несправедливость при продвижении по службе;

• хамство или некомпетентность начальника.

Бороться с этим можно, соответствующим образом меняя систему государственной службы.

Принятие первого коррупционного решения может облегчаться информационной средой, окружающей чиновника. Честный чиновник, каждый день слышащий и читающий одно и то же: "У нас берут все!", может начать воспринимать себя белой вороной, неудачником, которому даже взяток никто не предлагает. Такому остается только дождаться "удачного случая".

Важная особенность социально-психологического климата в обществе, способствующая процветанию коррупции, – двойной моральный стандарт. С одной стороны, коррупция, особенно верхушечная, считается общественно неприемлемой. Это всячески поддерживается и обыденной моралью, и прессой, и политической практикой, эксплуатирующей антикоррупционную тематику.

С другой стороны, коррупция, особенно низовая, является принимаемой "по умолчанию" частью быта. Продолжают существовать зоны, почти закрытые для действий правоохранительных органов. Обвинения в коррупции стали настолько обыденными, что грань между нормой и отклонением стирается.

Чиновник может стать коррупционером не только после принятия критического решения, но и в результате плавного перехода от действий "пограничного" характера к преступным. Это облегчается тогда, когда не налажены четкие технологии управления, принятия решений, когда размыты полномочия и сферы ведения. В переходные периоды плавное вползание в коррупцию облегчается также следованием устаревшим, но еще действующим традициям, культурным стереотипам.

Подобные эффекты вызываются также сосуществованием старых и новых стереотипов административного поведения. Советская система позволяла легально конвертировать власть в личный комфорт и нелегально – в личный капитал. Но она категорически запрещала обратный путь легальной конвертации. Исключения были, но считались неприемлемыми и время от времени карались. Можно было получить теневое влияние, но нельзя было легально за деньги получить легальную власть.

Демократия позволяет конвертировать экономический капитал во властный (например, через механизм выборов), но в своих развитых формах препятствует конвертации властного капитала в экономический.

Специфика переходного периода – смешение традиций и культурных стереотипов, свобода практически беспрепятственной конвертации одних форм капитала в другие. В результате должностные лица рассматривают свою службу как продолжение рынка, а демократию трактуют как свободу преобразования нормального рынка в рынок коррупционных услуг.

 



Индекс материала
Курс: Антикоррупционная политика
ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН
КОРРУПЦИЯ КАК СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ
Основные допущения теории коррупции
Определение коррупции в агентской модели
Причины коррупции
Последствия коррупции
Задачи эмпирического изучения коррупции
РЕАЛИЗАЦИЯ АНТИКОРРУПЦИОННЫХ ПРОГРАММ
Контекстуальные ограничения
Ограничения содержания программы
Ограничения реализации программы
Антикоррупционная политика как функция государства
Определение и содержание антикоррупционной политики
Основные направления антикоррупционной политики
Все страницы